Язвенная болезнь - история медицины (90400)

Посмотреть архив целиком

Язвенная болезнь - история медицины

Вне всякого сомнения, история изучения такого заболевания, как язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, заслуживает особенного внимания. Лучшие умы человечества работали над проблемой диагностики и лечения этого заболевания. О том, как развивались представления о язвенной болезнии, и о том, каким методам лечения следует отдавать предпочтение в настоящее время, мы беседовали с академиком РАМН, профессором Владимиром Трофимовичем ИВАШКИНЫМ.

Язвенная болезнь, или пептическая язва желудка и двенадцатиперстной кишки, - это патология, которая, без сомнения, известна каждому врачу. В нашей стране предпочтение отдается термину "язвенная болезнь". На Западе говорят о пептической язве. Это междисциплинарная проблема - и терапевтическая, и хирургическая. И здесь можно провести достаточно серьезную грань между воззрениями хирургов и интернистов на подходы к лечению язвенной болезни. Терапевты изначально считали, что язвенная болезнь, неосложненная рецидивируюшим кровотечением, перфорацией или сужением выходного отдела желудка, должна лечиться консервативно. У хирургов на этот счет было другое мнение.

Обе линии лечения язвенной болезни и терапевтическая, и хирургическая - базировались на правиле, которое гласило: "без кислоты нет язвы". Как интернисты, применяющие антациды, ингибиторы желудочной секреции атропиноподобного ряда и ганглиоблокаторы, так и хирурги, осуществляющие ваготомию, стремились угнетать желудочную секрецию. Но эти подходы имели свои издержки. Кроме того, какое-то время обсуждалась даже роль психологического фактора в развитии язвенной болезни.

Психогенный фактор

Я застал тот период, когда была создана кортиковисцеральная теория и роль ЦНС была провозглашена доминирующей. Когда мы были студентами, нам нельзя было и шагу ступить без объяснения любого заболевания с точки зрения этой теории. Тогда крайности доходили до того, что язвенную болезнь лечили снотворными и длительным сном.

Как военный врач я могу привести пример гастроскопического обследования среди солдат, проведенного американскими исследователями. У 50% нераненых солдат после боя нашли эрозии в желудке, а у всех раненых солдат обнаружили эрозивно-язвенные изменения. Но это не язвенная болезнь. Это стресс, который наиболее рельефно проявляется в желудке. Но в большей степени он проявляется в другом. Значительная часть солдат страдает посттравматическим дистрессом. И в этой ситуации ведущую роль чаще играют вовсе не эрозивные изменения в желудке, а тяжелейшие депрессии, наркомания, алкоголизм.

Конечно, психологический фактор присутствует при любом заболевании, но вопросами внутреннего мира человека должен заниматься психолог. Если врач-интернист обладает задатками психолога, то он лучше помогает своему пациенту. Но на настоящем этапе нет никакого основания гипертрофировать психологический фактор в развитии язвенной болезни.

Хирургический подход и ваготомия

Хирургическому воззрению на активное лечение язвенной болезни способствовали работы И.П. Павлова и его школы. Эти работы показали важную роль вагуса (блуждающего нерва) в стимуляции желудочной секреции. Огромный вклад И.П. Павлова в физиологию пищеварительной системы был удостоен высокой награды - Нобелевской премии. В январе 1943 г. выдающийся американский врач Lester Dragstedt из Чикагского университета, начавший изучать хирургию после того, как состоялся в качестве физиолога, впервые произвел поддиафрагмальную перерезку вагуса у пациента с активной дуоденальной язвой.

Этим пациентом был 35-летний мужчина, у которого, несмотря на продолжавшееся консервативное лечение, повторялись эпизоды кровотечений из дуоденальной язвы, требовавшие множественных инфузий крови. Молодому человеку была произведена двухсторонняя ваготомия. Сразу после операции абдоминальная боль стихла.

С 1946 г. эта операция стала применяться весьма широко. Хирурги постоянно совершенствовали метод ваготомии, предлагая все новые и новые технические подходы. И в 1967 г. Holle и Hart провели первую высокоселективную ваготомию, рассчитывая на то, что такой подход даст возможность денервировать основную массу париетальных клеток без ущерба для иннервации антрума, пилоруса и других органов желудочно-кишечного тракта. Подобная операция позволила отказаться от дренирующих процедур. Казалось, что найден "золотой стандарт" хирургического лечения пептической язвы. Первоначально было заявлено о рецидивах язвы только у 5% больных. Однако в дальнейшем выяснилось, что со временем частота рецидивов существенно возрастала и достигала 50%.

Ваготомия приводила и к другим, более неприятным последствиям. У многих пациентов развивался так называемый постваготомический синдром, основное проявление которого состояло в развивающемся нарушении эвакуации содержимого желудка, что приводило к тяжелым, драматическим последствиям.

В середине 70-х годов представлениям о целесообразности ваготомии как метода лечения язвенной болезни был нанесен сильнейший удар введением в клинику высокоэффективных ингибиторов желудочной секреции. С этого момента хирургам Запада и Америки стало ясно, что от хирургической ваготомии пора отказываться. К 1985 г. применение процедуры ваготомии в экономически развитых странах существенно уменьшилось. В 1993 г. на конференции в школе медицины Йельского университета, посвященной памяти Драгстедта, было принято соглашение о том, что ваготомия не может рассматриваться как метод выбора в лечении пептической язвенной болезни.

Это соглашение было принято через 56 лет после встречи Драгстедта с И.П. Павловым в 1935 г. в Ленинграде и Москве на Всемирном конгрессе физиологов. И с этого момента в США и в Европе хирурги прекратили производить ваготомию. К сожалению, в России до настоящего времени в некоторых регионах хирурги продолжают осуществлять ваготомию, оперируя пациентов с неосложненной язвой. На сегодняшний день это огромная грубая ошибка.

Терапевтические подходы и протонная помпа

Интернисты в течение всего прошлого века неуклонно совершенствовали терапевтические подходы к лечению язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки. Изучалось действие различных антацидных препаратов, создавались новые лекарства (всасывающиеся и невсасывающиеся), которые должны были ощелачивать желудочную среду. Применялись различные ингибиторы желудочной секреции (атропин, ганглиоблокаторы) и их комбинации с антацидами.

Пик терапевтической активности в стремлении полностью нейтрализовать кислое желудочное содержимое, пожалуй, наиболее ярко был выражен в так называемой диете Сиппи. Этот метод лечения подразумевал, что пациенты каждый час должны были принимать антациды в сочетании со сливками. Подобной диетой особенно увлекались американские гастроэнтерологи. Но ее осложнением было развитие у 10-15% пациентов так называемого молочно-щелочного синдрома. Употребление большого количества антацидов вместе с молочными продуктами приводило к нарушениям мочеотделения и к отложению камней в почках.

"Без кислоты нет язвы". Подобный подход к лечению был основным до последних десятилетий прошлого столетия, когда Блэк обнаружил гистаминовые рецепторы и, дав им классификацию, разделил на Н1 и Н2-гистаминовые рецепторы. Выяснив, что Н2-гистаминовые рецепторы ответственны за секрецию соляной кислоты, он создал селективный конкурент-ингибитор Н2-гистаминовых рецепторов. С этого момента началась история применения в медицинской практике селективных ингибиторов Н2-гистаминовых рецепторов. И именно с этого момента контроль за уровнем желудочной секреции стал очень точным, а время заживления язвы намного сократилось. Уже в то время многие хирурги поставили вопрос о том, что применение блокаторов Н2-гистаминовых рецепторов есть не что иное, как химическая ваготомия. Именно это открытие позволило отказаться от хирургической ваготомии.

В 1973 г. американские исследователи Форте и Сакс в экспериментах на слизистой оболочке желудка обнаружили в париетальных клетках уникальный энзим - К+-стимулируемую АТФазу. Последующие работы Форте и Сакса позволили определить локализацию и характеристики этого энзима, признанного конечным звеном секреции соляной кислоты - кислотной помпой.

В 1979 г был синтезирован омепразол. Это соединение обладало высокой стабильностью и высокой селективностью в кислой среде секреторных канальцев париетальных клеток. Препарат был представлен в 1988 г. в Риме на Всемирном конгрессе гастроэнтерологов. Все препараты, угнетающие желудочную Н+/K+-АТФазу, были отнесены к классу ингибиторов протонной помпы.

Идентификация желудочной Н+/K+-АТФазы и создание ее ингибиторов представляют в настоящее время высшее достижение биохимии, физиологии и клиники в таком важном разделе практической гастроэнтерологии, как кислотозависимые заболевания верхних отделов желудочно-кишечного тракта.

Helicobacter pylori - революция в гастроэнтерологии

На cмену концепции "без кислоты нет язвы" постепенно начала приходить иная, новая концепция. Ее началом послужили работы австралийских исследователей Уоррена и Маршалла.

Связь между развитием пептической язвы и одновременным наличием в желудке бактерий Helicobacter pylori привлекла внимание австралийского патолога Уоррена в 1979 г., а культура микроорганизма была получена его молодым коллегой Маршаллом в 1982 г. Маршалл осуществил самозаражение и показал безусловную связь Helicobacter pylori с развитием как язвы астрального отдела желудка, так и язвы двенадцатиперстной кишки.


Случайные файлы

Файл
131484.rtf
15950-1.rtf
4497.rtf
10705.rtf
194553.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.