Гормональная контрацепция как метод реабилитации после абортов (6841-1)

Посмотреть архив целиком

Гормональная контрацепция как метод реабилитации после абортов

Академик РАМН, профессор В.Н. Серов, Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии РАМН, Москва

Неблагоприятные последствия абортов связаны с воспалительными осложнениями и нарушением менструальной функции.

Вследствие воспалительных осложнений может развиваться хронический сальпингоофорит и бесплодие, а на фоне нарушений меструальной функции прогестерондефицитные состояние – и эндометриоз, миома матки, гиперпластические изменения в яичниках и эндометрии. Послеабортные осложнения во многом зависят от преморбидного фона, срока беременности и повторных абортов. Если женщина перенесла 3 и более абортов, можно с уверенностью утверждать, что у нее имеют место воспалительные изменения и нарушения менструального цикла.

Реабилитационные мероприятия после абортов многообразны – используются физиотерапевтические средства (электрофорез, низкоинтенсивный лазер), антибактериальная терапия, диетотерапия, адаптогены. Существенную роль в восстановительном лечении играет психотерапия.

И все же наш многолетний опыт и научные исследования показывают особую роль гормональной контрацепции в реабилитации женщин после аборта.

Было установлено, что в эндокринной системе после аборта возникают послестрессовые изменения. Повышена выработка кортикоидных гормонов, эстрогенов, ФСГ, АКТГ. Гормональные изменения могут наблюдаться 6–12 месяцев, и дополнительные отрицательные факторы в это время оказываются особенно патогенными.

Наблюдая 3 группы женщин после абортов, мы обнаружили, что у 6% женщин в течение 3–5 лет возникает эндометриоз с маточными кровотечениями и характерной ультразвуковой картиной для аденомиоза. Если после аборта женщина получала эстроген–гестагенные препараты в течение 5–6 месяцев, проявлений эндометриоза не было. Использование в послеабортном периоде внутриматочных контрацептивов (спирали с медью) повышало возможность заболевания эндометриозом до 9%. Проблема абортов и последствий после них в нашей стране имеет особое значение. Несмотря на снижение числа абортов в последние 12–15 лет ежегодно производится до 2 млн. прерываний беременности. Следовательно, на каждые роды приходится 1,5 аборта. Из 4 первобеременных двое делают аборт. К сожалению, до сих пор основным методом планирования семьи в нашей стране является аборт. Аборты производятся во всех странах мира, причем там, где они запрещены, число их не меньше, чем в странах с разрешенным абортом. Однако если в Голландии на 1000 женщин фертильного возраста у 5–6 беременность заканчивается абортом, в Германии у 8–10, в России – у 60–70.

Последствия и осложнения, связанные с повторными абортами, можно разделить на ближайшие, непосредственно возникающие после операции, и отдаленные. Если ближайшие осложнения преимущественно воспалительного характера, то отдаленные становятся причиной нарушений менструальной функции.

Многие специалисты связывают большое число бесплодных супружеских пар в стране с последствиями абортов.

Привычное невынашивание беременности, преждевременные роды также связывают с абортами. Научные данные свидетельствуют о том, до 30% перинатальных потерь обусловлены самопроизвольным прерыванием беременности и преждевременными родами у женщин, ранее прерывавших беременность.

В нашей стране в структуре материнской смертности аборты составляют 25–30%.

Непосредственные осложнения после абортов – воспалительные, они возникают у 3–4% женщин в виде эндометрита, сальпингоофорита.

И все же наиболее многочисленными и тяжелыми являются нарушения менструальной функции с последующим возникновением эндометриоза, миомы матки, гиперпластических процессов в эндометрии, «вторичных» поликистозных яичников, иногда метаболического синдрома. Осложнения, связанные с нарушениями менструальной функции, развиваются исподволь, постепенно. Чаще всего первые клинические проявления эндометриоза, миомы, гиперпластических процессов возникают через 3–5 лет после повторных абортов. В связи с поздними клиническими признаками их не связывают с проведенными ранее абортами. При повторных абортах нарушения менструальной функции регистрируются у 25–30% женщин.

Редким, но тяжелым осложнением аборта является хрониосепсис. Последний следует относить к аутоиммунной патологии, поддерживающейся аутолизом тканей матки. Только удаление матки позволяет добиться положительного результата, в то время как антибактериальная терапия при хрониосепсисе малоэффективна.

Таким образом, после повторных абортов у 3–4% женщин отмечаются воспалительные осложнения и у 25–30% – нарушения менструальной функции с недостаточностью 2 фазы цикла, относительной гиперэстрогенией, у части женщин с ановуляцией. Вслед за дефицитом прогестерона развиваются пролиферативные процессы в репродуктивной системе – эндометриоз, миома матки, гиперплазия эндометрия, рецидивирующие полипы, аденомиоз, гипертекоз, текоматоз и поликистоз яичников, мастопатия. Конечно, возникновение осложнений связано не только с абортом, но и многими другими причинами – генетическими, экологическими, средовыми и др. В.Н. Серов, А.А. Кожин обосновали понятие эколого–репродуктивного диссонанса, непосредственно влияющего на здоровье женщин. Организм женщины в современных условиях находится под постоянным стрессовым воздействием.

Последнее обстоятельство форсирует элевационный механизм регуляции менструальной функции и способствует приближению старости и нарушению регуляции менструального цикла.

Элевационному процессу противостоит ингибирующее влияние нормальной беременности и послеродовой лактации. Менструации прекращаются, и пролиферативные процессы в репродуктивной системе снижаются. Если женщина рожает 3–4 раза и кормит грудью по 1–1,5 лет, то репродуктивная система «отдыхает» 7–9 лет. За это время естественным образом тормозится преждевременное повышение активности гипоталамо–гипофизарной системы.

Положение женщины в условиях нашей страны не только не позволяет ей выполнять программу материнства, но мешает возможности полноценно участвовать в воспитании детей. Вовлеченная в производство, вынужденная интенсивно трудиться вскоре после родов, женщина в полной мере испытывает давление трудных социально–экологических условий. В этом и состоит эколого–репродуктивный диссонанс. Женщина вынуждена ограничиться 1–2 родами и выполнять все максимальные нагрузки современного общества.

Отрыв от природы, лишение полноценной репродуктивной функции сказывается на организме женщины значительно болезнее, чем на организме мужчины, т.к. последний менее зависит от реализации репродуктивной функции.

Отсутствие нормальных беременности и родов сочетается с повторными абортами, которые особенно болезненно сказываются на репродуктивной функции, резко подстегивая элевационный механизм регуляции.

Следует иметь в виду, что патогенное влияние абортов связано в первую очередь со стрессовым состоянием. Наши исследования по послеродовым (послеабортным) нейроэндокринным заболеваниям показали, что для репродуктивной системы особенно значимы стрессы, связанные с беременностью, родами, заболеваниями ребенка.

Аборт является «гормональным ударом» вследствие разрушения эндокринной системы беременности. Но в большей степени аборт – это сложный стресс, психологическая драма несостоявшейся беременности, семейных трудностей, несбывшихся надежд.

Наряду с послеродовыми и послеабортным нейроэндокринными нарушениями мы (В.Н. Серов, А.А. Кожин, 1998) занимались моделированием результатов стресса на животных. Использовали несколько моделей. Крысы круглосуточно облучались светом. Для животных, ведущих «ночной» образ жизни, круглосуточное освещение является стрессом и вызывает нарушение овариального цикла, выключается овуляция.

Прекращается овуляция и наблюдается постоянная течка. К тем же результатам приводит обездвиживание (помещение крысы в станочек, мешающий ей двигаться по 4–5 часов в сутки) или «водная» модель, когда крыса находится в ванночке с водой по 2–3 часа в сутки. Все стрессовые ситуации проявляются одинаково – ановуляцией. Вслед за ановуляцией развивается поликистоз яичников. Анатомические изменения в яичниках во многом напоминают те изменения, которые происходят при синдроме поликистозных яичников у женщин. Формирование поликистоза яичников у крысы на фоне стрессового воздействия происходило в течение 35–40 дней.

У женщин на фоне послеродовых нейроэндокринных изменений «вторичные» поликистозные яичники развиваются в течение 3–4 лет. В периоде формирования анатомических изменений лечение и профилактика могут быть значительно эффективнее того воздействия, которое возможно после образования анатомических изменений.

Продолжая эксперимент, мы предприняли профилактические меры для предупреждения анатомических изменений.

В процессе эксперимента крысы получали инфекундин и стедирил. У крыс, получавших эстроген–гестагенные препараты, изменения в яичниках не возникали. В то же время после возникновения анатомических изменений эстраген–гестагенные препараты оказывались неэффективными.

Как нами было показано ранее, эстроген–гестагенные препараты эффективны при послеродовом нейроэндокринном синдроме, т.к. на фоне «возбуждения» гипоталамо–гипофизарной системы целесообразно применение ингибирующих средств (каковыми и являются эстроген–гестагенные препараты) наряду с низкокалорийной диетой, физической активностью, витаминотерапией.


Случайные файлы

Файл
kursovik.doc
5058.rtf
104580.rtf
59052.rtf
116060.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.