История оружия и вооружения народов и государств с древнейших времен до наших дней (1811-1)

Посмотреть архив целиком

История оружия и вооружения народов и государств с древнейших времен до наших дней

Куликов В.А.

Новый взгляд на логику истории оружия и вооружения народов и государств

Науку часто смешивают со знанием. Это грубое недоразумение. Наука есть не только знание, но и сознание, т.е. умение пользоваться знанием

В.О.Ключевский

Было бы ошибочно, вероятно, утверждать, что все берущие в руки эту книгу будут одинаково понимать о какой истории в ней идет речь: истории оружия и вооружения как вида человеческой деятельности, направленной на создание оружия и оснащение им вооруженных сил, или истории оружия и «вооружения как совокупности оружия и технических средств, обеспечивающих его применение»(42. Т. 2. С. 266). Поэтому сразу условимся, что в этой книге предпринята попытка реконструировать историю оружия и историю вооружения народов и государств как одного из основных видов человеческой деятельности (ее организации) с древнейших времён до наших дней. Автор хочет привлечь внимание читателя к глубинным причинам и пружинам развития этой истории, помочь ему осмыслить внутреннюю логику связанных с созданием и совершенствованием оружия событий, может быть, поспорить с некоторыми его выводами и гипотезами, выработать и испытать на историческом материале собственный, новый взгляд на логику истории оружия и вооружения народов и государств.

Для этого, чтобы в любом случае быть правильно понятым и предполагая, что читатель уже знаком с основными событиями отечественной и мировой истории эволюции оружия и вооружения народов и государств, автор счёл необходимым предварительно познакомить его с теми историческими и логическими предпосылками формирования и развития научного знания об оружии и человеческой деятельности по его созданию, которые предопределили выбор темы историко-теоретического исследования, структуру и содержание книги. При этом он исходил из того, что изучение и описание известных и не очень известных фактов истории оружия и истории вооружения народов и государств невозможно без системного анализа этих фактов ab ovo (лат., букв. «с яйца»), т.е. с самого начала.

Для того, чтобы установить это «самое начало», которое предопределяет и хронологические границы и ожидаемые результаты исследования, прежде всего, по-видимому, надо очень четко представлять себе, что эволюция вооружения народов и государств органично связана с генезисом оружия, его развитием и совершенствованием. Отсюда следует, что нельзя реконструировать историю оружия отдельно без реконструкции истории вооружения народов и государств оружием, создаваемым руками и умом человека, начиная с первых, естественных его проявлений как единственного средства самозащиты первобытного человека и заканчивая самыми современными многофункциональными системами оружия с теоретически неограниченными возможностями массового поражения (или уничтожения) людей и нанесения непоправимого ущерба среде их обитания (экологии человека).

Эта предпосылка, с одной стороны, согласуется, в известной мере, с получившей во второй половине ХХ века распространение в научной литературе, в том числе в России, концепцией вооружения, рассматривающей его как «процесс качественного развития и количественного роста военной техники в государстве, а также оснащения ею вооруженных сил» (42. Т. 2. С. 266). С другой стороны, она указывает на то, что данное определение не раскрывает реальной сущности рассматриваемого явления, поскольку «вооружение — это вид человеческой деятельности», а не «процесс», и «военная техника» — это по сути не «оружие», в чем нас убеждают отечественные и зарубежные исследования на рубеже веков (46. 77), а технические устройства, обеспечивающие применение «оружия».

Безусловно, концепция вооружения, отражающая определенную деятельность в государстве, связанную с военным строительством, имеет право на своё существование. Но из-за целого ряда «разногласий» ученых и политиков, военных теоретиков и практиков разных стран, в том числе и России, при выявлении реального содержания этой деятельности в виде «процесса», закономерностей его функционирования и развития, которые до сих пор по разному трактуются как в военно-теоретической литературе, так и в руководящих документах военных ведомств ряда государств, а также существующая неопределенность в разработке этой концепции затрудняет дальнейшее развитие научного знания об истории оружия и вооружения им народов и государств, а также развитие теории вооружения государства как научной основы проведения военно-технической политики государства, предвидения последствий решений и действий, связанных с созданием и совершенствованием оружия.

Наиболее явно эти «разногласия» в нашей стране стали проявляться, начиная с первых концептуальных публикаций по наметившейся проблеме, в том числе генерал-майора И.И. Ануреева «О научном обосновании систем вооружения» («Военная мысль». 1965. № 12), генерал-майора А.М.Пархоменко «Вопросы управления в области развития вооружения и военной техники» и «Анализ систем вооружения» («Военная мысль». 1966. № 9; там же. 1968. № 11). Впервые постановка этой проблемы и ее решение были осуществлены автором данной книги в статьях «К вопросу о теории вооружения» и «Предмет и содержание теории вооружение»(«Военная мысль». 1975. № 7; там же. 1976. № 6), с которыми в своей статье «Система знаний о войне и армии» («Военная мысль». 1976. № 8) согласился начальник Военно-научного управления Генерального штаба ВС СССР генерал-лейтенант М.А.Гареев, официально включив теорию вооружения в состав военной науки (Приложение 2).

Дальнейшее развитие взгляды на эту проблему получили в дискуссии на страницах журнала «Военная мысль» отечественных и зарубежных специалистов — полковника-инженера А.Н. Латухина, маршала авиации, доктора военных наук Г.В. Зимина, генерал-лейтенанта, доктора военных наук В.К. Резниченко, генерал-майора, доктора исторических наук В.В.Ларионова, начальника Генерального штаба Болгарской народной армии генерал-полковника А.К.Семерджиева и др. в статьях под рубрикой «К вопросу о теории вооружения» («Военная мысль». 1975. №12), «О системе научных знаний о войне и армии» («Военная мысль». 1977. №1, 2), а также в теоретическом труде Военной академии Генерального штаба ВС СССР «Военная наука» (М., 1992. С. 161 — 167), российской Военной энциклопедии (М., 1994. Т. 2. С. 133, 266 — 268) и т.д.

Продолжающаяся до настоящего времени дискуссия по поставленной проблеме зачастую приводит к искаженным (если не ошибочным) результатам исследования всего того, что связано с созданием и реализацией оружия, необоснованной его подменой «философски обобщенным» понятием «военная техника», и не позволяет построить обобщенную (универсальную) классификацию оружия и военной техники, а с ней и изложить в обобщенном и систематизированном виде описание истории оружия и вооружения народов и государств в виде парадигмы или строго научной отрасли (раздела) знаний военно-исторической науки.

«Разногласия» по поставленной проблеме приводят также и к ошибочным смещениям в описании истории человечества начала организации вооружения как вида человеческой деятельности в сторону современности, и при этом, как правило, ко времени образования государств в человеческом обществе, необоснованно исключая из рассмотрения исследователей предысторию, а вместе с ней и реальные предпосылки определения генезиса оружия и связанных с ним тенденций его развития, которые не теряют своего значения и в настоящее время (98).

Особенно остро эти «разногласия» проявились в переходную эпоху в истории России и всего мира — на рубеже ХХ — ХХI веков, в которой мы живем, учимся и работаем, когда накопленная сумма военно-исторических знаний и практического опыта в значительной мере обесценилась. Многие военно-исторические и военно-теоретические труды, учебники, рассчитанные на определенную ступень обучения (военные училища, университеты, институты, академии и самообразование) устаревают, оказываются непригодными в резко изменившихся условиях. Становится зыбким, неустойчивым поле военно-научных знаний. Всем приходится переучиваться. А для этого нужны монографии, коллективные труды — учебники и учебные пособия, отражающие военно-исторические и военно-теоретические истины, адекватные новым условиям государственного и военного строительства России, опирающиеся на общенаучные принципы. Безусловно это относится так же и к написанию подлинной истории оружия и вооружения народов и государств. Решению этих задач должна способствовать и созданная в мае 1990 года Всероссийская (всесоюзная) ассоциация историков оружия (ВАИО), устав которой был опубликован в журнале «Техника и вооружение» № 8 — 1991 г. (Приложение 3).

Реконструкция истории о том, как и почему вооружались народы и государства в прошлом мире и в России при традиционном членении прошлого, настоящего и будущего человечества на пять общественно-экономических формаций с неопределенно далеким началом (первобытно-общинный строй) и бесконечным завершением (коммунистическая формация) истории позволила бы написать достаточно оригинальную по содержанию, так как до сих пор ничего подобного в историографии по истории оружия и вооружения пока не существует, но традиционную по форме историю эволюции оружия и вооружения народов и государств как это уже сделано при написании истории развития многих других общественно-исторических явлений в фундаментальных и нефундаментальных трудах и учебниках по истории, опубликованных в нашей стране и за рубежом.


Случайные файлы

Файл
94438.rtf
150700.rtf
14341.rtf
3280-1.rtf
164740.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.