Чокан Валиханов в истории Казахстана (61191)

Посмотреть архив целиком

Размещено на http://www.allbest.ru/

СОДЕРЖАНИЕ


Введение

1. Биографические сведения о Чокане Валиханове

2. Чокан Валиханов – разведчик

3. Психологические аспекты жизни и деятельности Чокана Валиханова

Список литературы и источников


валиханов казахский история путешествие психологический


Введение


Имя выдающегося сына казахского народа Чокана (Шокана) Валиханова и его вклад в мировую культуру и историю, в настоящее время требует более глубокого осмысления, так как многие грани его деятельной натуры еще требуют освещения.

В советский период Ч. Валиханов больше преподносился как ученый-просветитель, в официальной науке его труды больше оценивались с позиций этнографии и этнологии. Лишь в последние годы, с обретением Казахстаном независимости его деятельность, особенно, в период путешествия в Кашгарию стала рассматриваться и с позиций разведывательной деятельности, основы и эффективной которой целиком строятся на знании и владении навыками психологии.




1. Биографические сведения о Чокане Валиханове


Чокан Чингисович Валиханов родился в 1835 г. в крепости Кушмурун (ныне ст. Кусмурун Костанайской области). Позже его родители переезжают в местечко Сырымбет. Кокшетауского округа, где находилась их родовая зимовка. Ранние детские годы Ч. Валиханова проходят в основном в Сырымбете, в одном из живописных уголков Северного Казахстана. Отец Чокана - Чингис Валиханов в то время занимал пост старшего султана Кусмурунского округа. По свидетельству биографов, Чокан в детстве около 3-х лет обучался у медресе мусульманской грамоте, был знаком с восточной письменной литературой и казахским фольклором.

Покорный слуга царской администрации потомственный степной феодал Чингис Валиханов решил подготовить себе достойную смену. С этой целью он в 1847 г. отправляет сына на учебу в Омский кадетский корпус. Когда Чокана привезли в Омск, он ни слова не знал по-русски, однако через несколько месяцев даровитый и любознательный мальчик почти в совершенстве усвоил русский язык. Один из его первых русских друзей, впоследствии известный русский путешественник Г. Н. Потанин обучавшийся в том же кадетском корпусе, в своих воспоминаниях писал: «Развивался Чокан быстро, опережая своих русских товарищей. Кроме природного ума, он имел к тому же и другие преимущества. По воскресеньям тех кадетов, которые имели родственников или знакомых в городе, отпускали в город. У Чокана ни родных, ни знакомых в городе не было. Но им интересовались многие - киргизский мальчик, и притом такой способный, уже рисует, прежде чем поступить в заведение. Поэтому его охотно брали к себе в отпуск те, которые ценили такое необыкновенное явление».

В свободное от занятий время Чокан постоянно ходил в Омскую городскую библиотеку, где он знакомился с русской демократической литературой. Круг интересов Чокана Валиханова был широким и разносторонним. Наряду с русской классической и мировой литературой его интересовали и научные трактаты путешественников и исследователей Азии.

В первое время учебы в корпусе Чокану, как «инородцу», которому не все было дозволено читать, не разрешалось брать книги из фундаментальной библиотеки кадетского корпуса. «Для меня было большим счастьем, - пишет Г. Потанин, - когда начальство разрешило Чокану брать книги из фундаментальной библиотеки. Это в нашем развитии была эпоха, когда Чокан принес из недоступного книгохранилища «Путешествие Палласа» и «Дневные записки Рычкова». Первой мечтой Чокана уже в то время было далекое путешествие по Средней Азии и загадочному Китаю. Поэтому годы учебы в корпусе были для него как бы годами подготовки: к предстоящему путешествию. Он перечитал все книги, относящиеся к Востоку, изучая восточную филологию, «которая становилась уже его специальностью».

Благодаря своей даровитости и настойчивости Чокан в первый же год выделился из среды кадетов, а в последующие годы учебы, когда ему было 14-15 лет, по воспоминаниям Потанина, он до того стал популярным, что «кадетское начальство начало на него смотреть, как на будущего исследователя и, может быть, ученого». Кадетский корпус Чокан Валиханов окончил в 1853г. Срок обучения в кадетском корпусе, был шестилетним, но его выпустили раньше на год, так как на последнем курсе читались специальные военные науки, которые для «инородца» должны были оставаться секретными.

После окончания кадетского корпуса в чине карнета Ч. Валиханов был направлен в распоряжение Сибирского линейного казачьего войска. Даровитым молодым офицером вскоре заинтересовался генерал- губернатор Западной Сибири Гасфорт, который через год в октябре 1854 г. назначил его своим адъютантом. Огромное значение для развития научной деятельности Ч. Валиханова имело его знакомство в Омске с выдающимся исследователем Азии академиком П.П. Семеновым-Тяншанским. Это было очевидно, зимой 1856 г., когда тот возвращался после своего знаменитого путешествия на Тянь-Шань и озеро Иссык-Куль. П.П.Семенов после первого же знакомства увидел в Валиханове пытливого, настойчивого и любознательного человека, мечтавшего посвятить свою жизнь науке на пользу своего народа. Он всецело поддерживает и одобряет его стремление при удобном случае ехать в Петербург и прослушать там специальный университетский курс по восточному факультету.

Служба при западносибирском генерал-губернаторе благотворно влияет на развитие научной любознательности Ч. Валиханова. В течение 1855 г. он вместе с генералом Гасфортом совершает ряд путешествий по Центральному Казахстану, Тарбагатаю и Семиречью. Об этих путешествиях с участием Валиханова Гасфорт писал: «Валиханов, хотя состоит на службе не более 2-х лет, но при совершенном знании им киргизского языка, местных обычаев он пользуется между киргизским населением особым уважением. В 1855г он сопровождал меня в степь, принес большую пользу».

Весной 1856 г. Ч. Валиханов принял участие в экспедиции полковника Хоментовского, направленной для всестороннего изучения районов озера Иссык-Куль. Этот район, где жили киргизские племена, принявшие русское подданство, имел важное значение для России, так как там проходил кратчайший торговый путь в соседний Китай. Во время этого путешествия Ч. Валиханов подробно знакомится с жизнью и бытом киргизского народа делает научное описание флоры и фауны края, собирает материалы по этнографии, истории и устной литературе Киргизии. Часть этих работ под названием «Очерки Джунгарии» была опубликована в «Записках императорского русского географического общества» еще при жизни Ч. Валиханова в 1861 г.

В следующем 1857 г. Ч. Валиханов совершил поездку к Алатаусским киргизам. Какова была цель его второй поездки в Киргизию, можно видеть из рапорта генерала Гасфорта в Министерство иностранных дел. Эта двухкратная поездка в Киргизию была по существу подготовительным мероприятием для совершения более обстоятельного путешествия в пределы Западного Китая.

О научной деятельности Валиханова в Петербургский период вспоминал Н. Ядринцев: «В 60-х годах Валиханов следил за движением русской жизни, за обновлением ее, он читал лучшие журналы, Костомаров был тогда любимым профессором и Валиханов заходил в университет слушать его, точно также с интересом Валиханов следил за тем, что делает в Императорском Географическом Обществе и помогал своими сведениями по географии, киргизской степи, приготовлял этнографический материал о киргизах и т. д.». Надломленное тяжелым путешествием, здоровье Валиханова не выдерживает сырого климата Петербурга, и его туберкулезное заболевание начинает прогрессировать. В результате этого он, по совету врачей, весной 1861 г. покидает русскую столицу и возвращается в родную степь, и отцовский аул Бырымбет. Подкрепив несколько здоровье, Валиханов решает свою дальнейшую деятельность посвятить оказанию практической помощи своему угнетенному народу. С этой целью он во время выборов старшего султана Атбасарскою округа выставляет на этот пост свою кандидатуру. Этот шаг Ч. Валиханова местные феодалы и поддерживавшие их царские чиновники оценили, как эгоистическое стремление обрусевшего ханского потомка к власти с целью «отдать всех киргиз в солдаты, а их детей в школу». Но у Валиханова была другая, благородная цель, о чем он писал впоследствии Ф.М. Достоевскому: «Я думал как-то сделаться султаном, чтобы посвятить себя пользе соотечественников, защищать их от чиновников и от деспотизма богатых киргиз. При этом я думал более всего о том, чтобы, примером своим показать землякам, как может быть для них полезен образованный султан-Правитель. Они увидели бы, что человек истинно образованный не то, что русский чиновник, по действиям которого они составили свое мнение о русском воспитании».

В период с весны 1861 до зимы 1864 г. Ч. Валиханов постоянно живет и степи. В такой тяжелой для него обстановке Ч. Валиханов не прекращает свою научную деятельность. В это время он пишет ряд исследований по истории кочевых народов, о происхождении и сущности религии и на историко-экономические темы. К ним относятся такие его работы, как «Следы шаманства среди киргиз», «Вооружение киргиз в древние времена и их военные доспехи», «Киргизское родословие», «О кочевках киргиз» несколько черновых заметок из истории хана Аблая. Собирает он также множество фольклорного материала.

В эти годы он не порывает связей со своими петербургскими и омскими друзьями, советуется с ними, рассказывает о своих делах и интересуется событиями, происходившими в то время в России. Из сохранившихся писем видно, что он в то время больше всего переписывался с писателем Ф.М. Достоевским, поэтами А.П. Майковым, К.К. Гутковским, Г.Н. Потаниным и др. Ч. Валиханова особенно интересовали научно общественная жизнь Петербурга, а также столичные журналы, где обсуждались все острые вопросы пореформенной России. Поэтому он не случайно просил Достоевского обязательно выписать для него журнал «Современник».

Зиму 1864 г. Ч. Валиханов проводит в Омске куда он был приглашен западносибирским Генерал-губернатором Дюгамелем для оказания помощи комиссии по подготовке реформы суда биев для казахов Среднего жуза. В феврале 1864г. он пишет свою известную работу «Записка о судебной реформе у киргиз Сибирского Ведомства», где под видом анализа проекта судебной реформы для казахского населения подвергает всесторонней критике экономическую и политическую основу казахского феодального общества полицейско-бюрократический режим царской колониальной администрации. Весной 1864 г. вместе с известным русским путешественником Н.А. Северцовым Ч. Валиханов принимает участие в военном походе генерал Черняева за освобождение южных районов Казахстана от Кокандского ханства. Однако жестокая расправа царских войск над мирным населением при взятии крепостей Пишпек и Аулие-Аты глубоко возмущал Ч. Валиханова. После нескольких горячих споров с генералом Черняевым, не видя иного выхода, он порывает с отрядом насильников и возвращается в Семиречье в аул султана Тезека. Изнурительная походная жизнь резко ухудшает его здоровье, а моральная подавленность еще больше расстраивает его ослабленный болезнью организм. Однако и в таком состоянии он не прекращает научную работу: приводит в порядок свои дневники, записывает из уст народных акынов и жирши легенды, предания, сказки и литературно обрабатывает их. Очевидно, в этот период им были написаны «Предания и легенды Большой Киргиз-Кайсапской Орды» и другие статьи, а также выполнены маршрутные карты и множество художественных зарисовок.

Осенью 1865 г. после продолжительной болезни Ч. Валиханов скончался. Похоронен Ч. Валиханов близ почтовой станции Алты-Эмель Алматинской области. С горечью узнала научная общественность России о печальной судьбе талантливого сына казахского народа Ч.Валиханова. Особенно тяжело переживали эту утрату его близкие друзья и товарищи по службе и путешествиям. Один из офицеров русской армии известный своими исследованиям и Казахстана, Л.К. Тейнс, посетив могилу Ч. Валиханова в том же году, глубоко скорбя, писал в своем дневнике: «Жалко, жалко богатую голову, жалко натуру, так скоро сгоревшую от избытка сил».

Историческая заслуга Чокана Валиханова состоит в том, что он, пропагандируя передовые, демократические идеи среди своего народа положил начало развитию научной и общественной мысли казахского народа.




Чокан Валиханов – разведчик


28 мая 1858 года Ч. Валиханов начинает свое знаменитое путешествие в Кашгарию, которое длилось свыше 10 месяцев, до 12 апреля 1859 г. Кашгария, или Малая Бухария (ныне провинция Синьцзянь-Уйгурский автономный район Китайской Народной Республики), издавна населенная мусульманскими племенами, после разгрома Джунгаро-ойротского ханства 1758 г. стала подвластной Китайской империи. Кашгарией как важным торговым центром Средней Азии давно интересовалась наряду с Англией и Россия. Кроме того, царское правительство беспокоили частые восстания местного населения Кашгарии против манчжурско-китайского господства: заразительный пример этих восстаний могло легко быть перенесен и в среднеазиатские владения России. Поэтому не случайно в своей докладной записке в Министерство иностранных дел генерал Гасфорт срочно сообщил: «Возмущение о Кашгаре, как и должно было ожидать, вспыхнуло и угрожает вскоре принять обширные размеры. Географическое положение указывает уже на важность Кашгара в политическом значении, как для России, так и для Англии...».

В связи с прекращением регулярной торговой связи с этим краем еще в 20-х годах XIX в. царское правительство не располагало точными данными о состоянии края и усиленно искало путей для изучения его экономического, политического и военного положения.

При этом царское правительство преследовало двоякую цель: во-первых, воспользовавшись вспыхнувшим восстанием против китайских властей способствовать созданию самостоятельного мусульманского государства, находящегося в вассальной зависимости от России, во-вторых, предотвратить возможность дальнейшего расширения выступления народных масс. «Признано было необходимым, - писал впоследствии академик П.П. Семенов - Тяншанский, - отправить доверенное лицо в Кашгар как для получения на месте достоверных сведений о положении края, так и для исследования, насколько это было возможно, торговых путей в этих частях Средней Азии. Поручение было опасное, и для исполнения его нужен был человек с большой решительностью, с наблюдательным умом и притом такой, который бы знал татарский язык и восточные приемы, так как приходилось ехать переодетым в азиатское платье. Нельзя было найти человека который более соответствовал бы всем тем условиям, как Валиханов». Таким образом, решение этой важной государственной задачи выпало на долю Чокана Валиханова.

Всего четыре европейца побывали там до Валиханова: в XIII веке знаменитый Марко Поло, в XVII веке — португальский иезуит Бенедикт Гоэс (Бенто де Гоиш, Bento de Góis) и во второй половине XIX века — англичанин, чье имя и судьба остались неизвестными, и немецкий путешественник, ученик великого Гумбольдта, Адольф Шлагинтвейт, исчезнувший бесследно в ходе своей дерзкой экспедиции в Центральную Азию. Китайские власти всячески препятствовали проникновению иностранцев в южную Джунгарию. Любой европеец, оказавшийся в Кашгаре, рассматривался ими как шпион и подлежал смертной казни.

В путь Чокан тронулся с караваном семипалатинского купца Мусабая Тохтубаева. Он путешествовал под вымышленным именем Алимбая, переодетый в восточную одежду и с обритой, по местному обычаю, головой. За полтора месяца достигнув верховий реки Или, купцы провели затем месяц, занимаясь торговлей с киргизами, после чего караван двинулся к китайской границе. Пройти через Тянь-Шань в сентябре оказалось делом нелёгким. При переходе через перевалы в высокогорных снежниках и ледниках погибла большая часть баранов, верблюдов и лошадей (из 101 верблюда с гор спустилось лишь 36). Кроме того, несколько раз пришлось отбиваться от нападений разбойничьих шаек, грабивших караваны в горных ущельях. При входе в город караван по приказу китайских властей был подвергнут тщательному обыску.

Решаясь на такое опасное путешествие. Ч. Валиханов преследовал свою цель, свои интересы: использовать время пребывания в Кашгарии для дела науки, подробно изучить и собрать материалы, касающиеся истории, географии, этнографии, экономики, культуры и быта и многих других вопросов, он блестяще выполнил возложенную на него задачу, особенно по вопросам научных исследований, которые больше всего удовлетворяли его ненасытную научную любознательность. Результатом его научной деятельности во время путешествия в Кашгарию явился обширный отчет «О состоянии Алтышара или шести восточных городов Китайской провинции Нан-лу (Малой бухарии) в 1858 -1859гг.». Эта работа Ч. Валиханова является ценным историко-эконимическим исследованием, дающим полные, всесторонние сведения о географии, истории, народонаселении, правительственной системе, промышленности и торговле Восточного Туркестана. Указывая на большую научную ценность материалов, собранных Ч. Валихановым один из документов Министерства иностранных дел отмечал: «...это описание по многим отношениям и высшей степени значительное и полезное для правительства и для науки, ибо оно знакомит довольно отчетливо с военным, политическим и торговым состоянием малоизвестной страны и выказывает слабое и ошибочное знание оной теми немногими географами сведениями которых мы доселе руководствовались».

Во время пребывания в Кашгарии Валиханов познакомился со многими купцами, чиновниками и другими местными жителями. Ему удалось собрать сведения о населении и дорогах «страны шести городов» (Алтышахар), как называли уйгуры Кашгарию. Исследователь записывал также данные о климате и природе страны, её экономике. Он установил подробности гибели в Кашгаре Шлагинтвейта, которому отрубили голову у городской стены. Преодолев трудности и лишения, он сумел внимательно изучить историю и быт края, структуру власти, составить словарь уйгурского языка.

12 апреля 1859 года, через 11 месяцев после начала путешествия, Чокан Валиханов вернулся в Верный. По итогам экспедиции он написал отчет «О состоянии Алтышара, или шести восточных городов Китайской провинции Нан Лу (Малый Бухарин) (1858—1859)». Труд был высоко оценен востоковедами России и за её пределами и вскоре переиздан на английском языке.

Для более подробного ознакомления с деятельностью Ч. Валиханова в Кашгарии осенью 1859г. он был вызван в Петербург в распоряжение Азиатскою департамента Министерства иностранных дел. Наряду с официальной службой в Министерстве иностранных дел и в военном министерстве по обработке материалов путешествия он приступил к осуществлению своей давней мечты: слушает университетский курс, изучает иностранные языки, знакомится с научной общественностью Петербурга и готовит к печати свои рукописи о Кашгарии. Большое значение для Ч. Валиханова имели посещения им редакции журнала «Современник» и его встречи с великим русским революционером демократом Н.Г. Чернышевским, оказавшим решающее влияние на утверждение его демократических взглядов.




3. Психологические аспекты жизни и деятельности Чокана Валиханова


Валиханов имел необычайно широкий круг общения, легко сходился с людьми. Одной из уникальных черт его характера было чутье на сильных, как он сам, талантливых людей. В дружбе он сохранял верность, во взаимоотношениях — искренность. Его друзьями были: гений русской и мировой литературы, тонкий психолог, исследователь тайников человеческой души Федор Михайлович Достоевский; талантливый поэт Апполон Николаевич Майков, выдающийся писатель и поэт Всеволод Владимирович Крестовский — автор знаменитого романа «Петербургские трущобы».

В своих письмах к Шокану Ф.М. Достоевский писал: «Вы первый казах — образованный по-европейски вполне. Судьба же Вас сделала вдобавок превосходным человеком, дав Вам душу и сердце», «Я никогда ни к кому, даже не исключая родного брата, не чувствовал такого влечения, как к Вам». А. Майков: «Мы немного времени провели вместе, но я так полюбил Вас, как будто всего насквозь знаю».

Очень трогательно воспоминание русского ученого Григория Николаевича Потанина, друга детства Ш. Валиханова. Вспоминая одну встречу во время своей ссылки, он рассказывает: «Всю ночь мы просидели не ложась, говорили… говорили… Чокан должен был на другой же день уехать — так сложились его служебные дела. И когда он уехал, я, поверите ли, заплакал, как ребенок. Словно солнышко закатилось». Что может лишь говорить о том, что Ч. Валиханов мог создать с людьми доверительные отношения – раппорт, тонко разбираясь в человеческой психологии.

Имея за плечами богатый опыт сравнения различных культур и народов, Ч. Валиханов уже мог делать самостоятельные суждения относительно того каким образом должна осуществляться колониальная политика Российской Империи во благо казахского народа. При этом, в его наблюдениях и рекомендациях можно рассмотреть применение некоторых элементов этнопсихологии, которая только начала формироваться во 2-й половине XIX в. в Европе.

В частности, он утверждал, что только постоянное стремление к удовлетворению материальных и духовных потребностей членов общества является побудительным мотивом для движения вперед по пути прогресса. Ч. Валиханов делит реформы на полезные и вредные. «...Полезны только те реформы, которые способствуют улучшению быта человека, и вредны те, которые почему-либо мешают достижению этой цели». Казахский просветитель-демократ считал, что всякая полезная реформа, не подвергаясь разным случайностям, достигает своей цели тогда, «когда известны общественные нужды и средства». Этим он подчеркивает важность глубокого изучения быта и нравов народа, его насущных потребностей, и что только с учетом этих данных следует проводить те или иные изменения путем реформ. Всякие другие нововведения без учета интересов народа и особенностей его жизни обречены на провал, не получат развития. Здесь следует отметить у Валиханова глубокие философские суждения, показывающие, что любой социально-экономический фактор так же от хозяйственно-бытового устройства общества, как развитие живого организма всецело зависит от его среды. «Чтобы вырастить какое-нибудь растение, взывает Валиханов, надо, прежде всего, знать, на какой почве оно произрастает, сколько требует оно света, теплоты и пр. УСЛОВИЯ племенного организма, среды, климата и почвы должны быть всегда на первом плане, ибо все человеческие побуждения и мотивы обусловливаются совокупным влиянием физических и социальных условий».

С этих позиций Ч. Валиханов стал рассматривать проект судебной реформы царизма для казахской степи. В своей записке «О судебной реформе у киргиз сибирского ведомства» он подверг острой критике мероприятия царских властей, стремившихся одним ударом «преобразовать» и «обрусить» инородческие племена России. Признавая необходимость некоторых преобразований судебного и административного характера для развития казахского общества, Ч. Валиханов в то же время был против формального подхода к реформам. Критически анализируя, проект судебной реформы для казахов Сибирского ведомства он отметил в нем два следующих коренных недостатка, во-первых, проект не отражал бытовых и национальных особенностей казахского народа, во-вторых, в нем не учитывались интересы основной массы населения казахского общества. Всякие преобразования и реформы, указывал Валиханов, могут играть не только положительную роль, но даже и отрицательную, если они вводятся или были введены без учета потребностей общества лишь «от излишней ревности к гуманным теориям». Поэтому он требовал дифференцированного подхода к нуждам запросам каждого народа, с учетом его культурно-бытового уровня и общественно-экономического развития.

«Россия, - писал он, - в числе сыновей своих имеет немало народностей иноверческих и инородческих которые ведут образ жизни диаметрально противоположный образу жизни коренного русского населения и имеют нравы и обычаи диаметрально противоположные нравам и обычаям русских славянского племени. Понятно, что преобразования проектированные для христианского и оседлого русского населения, по вышеизложенным причинам не принесут никакой пользы, если будут всецело применены к кочевым и бродячим инородцам Европейской и Азиатской России». Таким образом, в этом вопросе казахский просветитель требовал конкретного исторического подхода, учет национальных особенностей каждого народа.

Анализируя деятельность Ч. Валиханова в качестве российского разведчика в его путешествии в Кашгарию, нужно признавать, что получение наиболее точных и полных разведывательных данных о состоянии политики и настроениях, царящих в кашгарском обществе, тем более на таком продолжительном отрезке времени невозможно без применения навыков вербовки. При этом, учитывая пристальное внимание китайских властей, к любым пришлым людям, которых они подозревали в шпионской деятельности, Шокану следовало обеспечить для себя максимально достоверный контекст торгового человека при досмотрах проводимых китайцами, что в свою очередь невозможно без использования приемов психологической подготовки.

Особо следует отметить то, как Ч. Валиханов умел описывать психологический портрет встреченных им в ходе его путешествий людей, будь то кыргызский манап или китайский чиновник, или кашгарский житель. Его очень емкие описания их личностей, тонко подмеченные детали поведения позволяют получить достаточно полный образ их психотипов.




Список литературы и источников


  1. Валиханов Ч. «Избранные произведения», А- а, 1958 г.

  2. Валиханов Ч. «Собрание сочинений», 5 том, А- а, 1961-1972 г.

  3. http://ru.wikipedia.org/wiki/Чокан_Валиханов

  4. Большая советская энциклопедия /Гл. ред. Б.А. Введенский. 2-е изд. М.: Гос. науч. из-во «БСЭ», 1955. Т. 49. С. 249—255.

Размещено на Allbest.ru

6




Случайные файлы

Файл
82199.rtf
CBRR5303.DOC
142689.rtf
99082.rtf
30892.rtf