Еврейские учебные заведения в Беларуси в конце XIX–начале XX в. (61158)

Посмотреть архив целиком

4


Размещено на http://www.allbest.ru/

Еврейские учебные заведения в Беларуси

в конце XIX–начале XX в.


В конце XIX–начале XX в. развитие национального движения приводит к развитию систем национального образования на иврите и на идиш.

Образование евреев в Беларуси в конце XIX – начале XX в. включало:

а) начальное образование (неорганизованные школы, хедеры и организованные училища);

б) обучение в общих учебных заведениях (средняя и высшая школа);

в) профессиональное образование.

В Беларуси хедеры существовали для детей всех категорий населения и имели универсальный характер [1, c. 77; 26, с. 1451; 22].

Хедер (от древнееврейского комната) – это еврейская религиозная начальная школа, где изучалось Священное писание и молитвы. Хедеры на Беларуси известны со времен Великого княжества Литовского.

Хедеры существовали частные (платные) и общественные (бесплатные). Ко второй половине XIX в. в них обучались только мальчики. Они разделялись на 3 группы: в 1-и дети обучались азбуке и чтению (с 3 лет), во 2-й изучали Пятикнижие с комментариями учителя (с 5 лет), в 3-й изучали Талмуд и его комментарии (с 8 лет). Размещались хедеры непосредственно в комнате учителя (меламеда). В системе еврейского национального образования они играли важную роль, потому что в них происходило обязательное изучение Торы будущими членами общины, что давало возможность сохранять и передавать еврейскую традицию.

На Беларуси хедеры были наиболее распространенными еврейскими учебными заведениями. Согласно переписи 1897 в Гродненской губ. существовало 698, Минской - 977, Могилевской - 882, Витебской - 499 хедеров, в которых обучалась 29 669 учеников (из них 17% дети зажиточных отцов, 55% - среднего класса и 28% - бедных семей). Больше всего было мелких хедеров, в которых обучались 10-12 детей.

В конце XIX в. в противоположность традиционным появились реформированные хедеры (хедеры-метуканы). Их возникновение связано с распространением идей сионизма. В 1895 в Пинске сионист И. Бергер основал один с первых в России реформированных хедеров, которые позже они назывались образцовыми. В них изучали иврит, грамматику, историю еврейского народа, географию, арифметику. Часто иврит преподавали по системе «иврит посредством иврита», чтобы сделать его разговорным языком; Библию изучали не только как религиозный документ, но и как часть еврейской национальной культуры. Во многих модернизированных хедерах изучали географию Эрец-Исраэль, еврейскую историю и иврит новую литературу. Они помещались в просторных современных помещениях. В начале XX в. образцовые хедеры начали открываться в Бобруйске, Гомеле, Слуцке, Минске и других городах Беларуси. Между стариками и новыми хедерами шла борьба. Со временем образцовые хедеры получили большое развитие и стали началом нового этапа в еврейском национальном образовании. Появление таких хедеров вызвало противодействие как со стороны ультраортодоксальных кругов, так и со стороны ассимиляторов. Хотя только часть детей (главным образом интеллигенции и среднего класса) посещала реформированные хедеры, они оказали значительное влияние на развитие еврейской национальной школы. Поскольку правительство (до 1914 г.) разрешало преподавание общих предметов только на русском языке, а в хедере вообще запрещалось преподавание общих предметов, реформированный хедер не мог стать универсальной еврейской школой.

В это время на Беларуси возникли женские хедеры более похожие на начальные школы, где кроме еврейских предметов изучались и обязательные. Для малообеспеченных детей существовали женские хедеры по типу Талмуд-Тор. Например, в Минске их было 6, в Бобруйске и Глуске - 4. Появились реформированные Талмуд-Торы и для мальчиков, в которых также изучались общеобразовательные предметы и основы ремёсел. Но их было немного. До, в 1897 в Гродненской губернии было 12 таких Талмуд-Тор (419 учеников), в Минской - 18 (711 учеников), Могилевской - 12 (429 учеников), Витебской - 4 (218 учеников).

В 1894 г. в Минской губернии воспитанники хедера составляли 66,3%, в Гродненской - 64% от всего контингента детей школьного возраста. Главным учителям в частном хедере обычно был меламед. Согласно закону 1893 г., меламед мог учить детей исключительно закону веры и еврейской грамоте (чтение и письмо). В хедерах приобретало образование почти 90% всего еврейского населения Беларуси.

Причины этого были разные:

1) отцы доверяли хедеру по религиозным мнениям, ведь в хедерах давали определенные религиозные знания;

2) большую роль отыгрывала стародавняя традиция;

3) евреям было тяжело поступить в общие школы и городские училища и другие причины. национальное образование еврейский хедер

Необходимость открытия отдельных организованных училищ для евреев осознавалась российскими властями уже в конце XVIII века. С целью подготовки учителей для еврейских школ Министерство народного образования основало в Вильно два раввинских училища. Для содержания этих учебных заведений были введены специальные сборы с евреев (свечной, с еврейских типографий, меламедских удостоверений). Закон 1844 г. устанавл три типа заведений: казенные, общественные и религиозные (талмуд-торы, ешиботы), частные училища. Преимущественным типам общей школы были талмуд-торы [1, с. 77-78].

По данным на 1898 г. в модернизированных талмуд-торах обучалось 19 803 детей. Во многих из них значительное внимание отводилось изучению языка иврит.

О времени основания Минской талмуд-торы докладных записок не сохранилась, но, по некоторым данным, она была открыта в 1809 г. Неизвестно, кто был ее основателям, но есть сведения, что в 40-е годы XIX в. ее руководителем был Элья Генделев Ляховский. После его смерти это заведение поддерживали купцы Моисей Пизбург и Иосель Цукерман. В это время талмуд-тора усилилась, обратила на себя внимание учебного руководства, которое приняло в 1869 г. это учебное заведение в своего подчинение, расширила программу обучения общими предметами. Первым приказчиком Минской талмуд-торы был Цукерман.

Минская талмуд-тора была известным еврейским училищем закона веры и начального образования для более бедных еврейских мальчиков. Сначала она функционировала на основе "Общего положения о талмуд-торах", но с апреля 1900 г. получила свое личное "Положение о Минской талмуд-торе". Благодаря поддержке благодетелей это учебное заведение вскоре превратилось в бесплатное еврейское училище, где бедные еврейские дети получали не только религиозное обучение и общее начальное образование, но также и временный приют. Закон веры и еврейские предметы изучали все воспитанники, разделенные на 15 групп с отдельным учителем и комнатой для каждой группы. В группе было от 28 до 50 человек. Сообразно возраста и подготовки воспитанников было создано 11 младших групп общим количеством 466 учеников и 4 старшие группы количеством 139 учеников. Общие предметы изучали только старшие мальчики. Система обучения была предметная: каждый учитель излагал тот или другой предмет, переходя в соответствии с расписанием занятий из класса в класс. Почти всем воспитанникам давали бесплатно учебные и письменные инструменты. Занятия в учебном году происходили беспрерывно (кроме табельных дней, каникул и еврейских праздников). Талмуд-тора имела общежитие, где находились на полном обеспечении 50 учеников - сирот. Кроме этого, еще 32 ученика имели бесплатное питание. Наиболее бедные ученики обеспечивались бесплатной одеждой и обувью. В этом окружении бедняков, с одной стороны, ощущалась сильная тяга к начальному образованию, как общему, да и еврейскому. С другой стороны, недоедание, бедность вынуждали 11 - 13-летних детей бросать школу и искать себе работу [1, с. 78; 22].

Учебными предметами талмуд-торы являются язык иврит, Тора и Талмуд. В разное время в программу включались и другие предметы, например, арифметика и письмо на идиш.

В России в XIX в. подавляющее большинство школ талмуд-тора располагались в тесных помещениях, мало приспособленных для обучения (часто для занятий выделяли комнаты в других общинных учреждениях: молитвенных домах, приютах для престарелых и даже в кладбищенских сторожках). По результатам обследования, проведенного в 1898 г. инспекторами Еврейского колонизационного общества, в Российской империи было около 500 «неорганизованных» школ, среднее число учеников составляло более 40 человек. Кроме того, к тому времени существовало около 100 «организованных» школ, созданных в большинстве случаев по инициативе и на средства Общества для распространения просвещения между евреями в России. В этих школах на одного учителя приходилось около 30 учеников. Здесь преподавались, кроме еврейских предметов, русский язык и арифметика, а в некоторых — и другие предметы (история, география, естествознание, гимнастика, ручной труд и т. д.).

Обучение в талмуд-торе предшествовало поступлению подростка в иешиву и готовило к этому. Но если ученик к 14 годам не обнаруживал способностей и усердия в учебе, его отдавали на обучение ремеслу или отпускали на частную службу (обычно в торговлю).

Ешибот или иешива (от древнееврейского сидение, заседание), еврейское высшее религиозное учебное заведение, предназначенные для изучения Устного Закона, главным образом Талмуда с комментариями, где готовили раввинов. Ешибот были основными центрами иудейской теологической мысли и местами воспитания духовной и интеллектуальной элиты еврейства. Руководителем иешивы становился обычно хороший знаток Талмуда, которого выбирали из окружения раввинов. Он вел учебный процесс и следил за бытом учеников (бахуров). Руководители иешивы содержались за счет общественных средств. Бахуров, как правило, содержали местные жильцы, у которых они поочередно столовались, а другой раз и жили. Для иешив строились отдельные здания. Их существование и популярность зависела от наличия раввина-мудреца, способного самостоятельно излагать Талмуд, давать собственные толкования религиозных источников.

В ешибот принимались юноши с 13 лет, которые закончили хедер (начальную школу). Обучение было бесплатное. Ешиботы содержались на пожертвования еврейских общин и частных лиц. Срок обучения точно не был определен. В ешиботе читались лекции 2-3 раза в неделю, преподаватели давали общие направления и объясняли отдельные места и положения Талмуда, оставшееся время ученики занимались самостоятельно. В Беларуси старшим считался ешибот в Бресте, известный с XVI века. Наиболее известными были ешиботы в Воложине, Лиде, Мире, Слониме, Слуцке, Радуни. Самым знаменитым был воложинский ешибот, основанный в 1802 Хаимам бен Ицхакам Воложинером (Воложинским) и названный в его честь "Эц Хаим" (Дерево Хаима). Здесь преподавали раввины Нафтали Цви Иехуда Берлин, Йосеф Бер Салавейчык, Хаим Салавейчык и другие. Во 2-й половине XIX в. в нем занималось около 400 учеников из Российской империи, Англии, Австрии, Германии, Южной Америки. Царские власти трижды закрывали воложинский ешибот (1824, 1858, 1892), а в последний раз выслали преподавателей и учеников из городка. Через несколько лет ешибот воссоздал деятельность. Воложынский ешибот был образцом для других талмудических школ. В 1815 в Мире был основал ешибот, который стал всемирно известным. Количество учащихся, среди которых были выходцы из многих стран Европы и Америки, доходило до 500 человек. Радунский ешибот был основанв в 1869 году.

Обучение в ешиботах имело ортодоксальный характер и не допускало изучения светских дисциплин. Реорганизаторам системы образования в ешиботах был уроженец Каролина (пригород Пинска) Ицхак Яков Рэйнес. В 1905 при содействии и финансовой помощи барона Д. Гинцбурга он открыл в Лиде терпимо реформированный ешибот со сроком обучения 6 лет. Вместе с Талмудом программа обучения включала изучение иврита с грамматикой и общих предметов в объеме уездного училища.

Действовали иешивы в Пинске, Лиде и других городах. Иешива в Любавичах Оршанского уезда основана Ш.Б.Шнеерсоном в 1897 г. В иешивах Беларуси общее количество бахуров достигало иногда 400 человек. В начале XX в. Воложинская, Мирская и Лидская иешивы были самыми популярными еврейскими научными заведениями Беларуси [2, с. 27].

В 1898 г. в низших учебных заведениях Виленской губернии училось 101 223 мальчиков (в том числе евреев 2817), 21 316 девочек (в том числе 2989 евреек). Закона, который бы ограничивал прием евреев в низшие учебные заведения, не существовало: в народных училищах обучались дети всех сословий, всех вероисповеданий. Прошений от евреев в земские или городские училища поступало не меньше, чем от других групп населения. Но на местах нередко встречались трудности. На случаи отказа училищ от приема евреев указывалось в сообщениях из Гомельской (Кричев, Жлобин), Гродненской (Супрасль, Кузница), Минской (Лапичи, Шацк, Столин), Витебской (Люцин, Усвят), Виленской (Мядель, Щучин) губерний. Причем в уездных и городских училищах количество евреев было более значительным, чем в начальных и народных училищах, потому что именно начальные училища чаще всего стремились совсем не принимать евреев или принимать их ограничено [1, с. 78-79].

6 июля 1887 г. министр народного просвещения Делянов издал циркуляр об ограничении количества евреев в сравнении с общим количеством поступающих. В вышеупомянутом министерском циркуляре 1887 г. говорилось о то, что правила об ограничении не применяются к евреям, которые закончили курс в прогимназиях и потом поступали для продолжения образования в высшие классы гимназии. Евреи принимались в училища по конкурсному экзамену, который требовал очень высокого среднего балла по предметам. Таким образом, в училища поступали евреи, отлично подготовленные и способные, а также наиболее старательные.

Профессиональное образование евреи получали в ремесленных училищах, ремесленных классах и в учебных мастерских. В конце 90-х годов XIX вв. на первом месте стояли Виленское и Минское ремесленные училища. Обычно первые два года обучение посвящалась программным работам, а с третьего года принимались заказы. Учителя в профессиональных училищах не всегда были подготовлены к соответствующему профессиональному обучению. В женских еврейских профессиональных школах работа учителей была часто бесплатной.

Печальным явлением было досрочное убытие учеников до окончания курса. В Пинском мужском училище в 1894 г. количество выбывших сложило 37,5%, в Минском женском - 33%. Из Минского мужского ремесленного училища за 11 лет выбыло досрочно 358 человек. В Виленском училище с 1897 по 1903 г. из общего количества 162 учеников окончили курс 67, а выбыли к окончанию обучения 95 (58,6%). Причинами этого явления были бедность отцов учеников, которые не могли 3-4 гада учить ребенка в школе, неумение или равнодушие учеников к данному ремеслу. Ремесленные училища и учебные мастерские существовали за счет благотворительных сборов, частных пожертвований, субсидий благотворительных товариществ.

В 1900 г. было основано Бобруйское еврейское одноклассное народное училище с ремесленным отделением. С 1904 до 1907 г. здесь получили образование 288 учеников. За это время полный курс закончили 37 учеников. Ученики изготавливали циркули, угольники, ножовки, замки, топоры. Они также изучали еврейский язык (свободно переводили короткие статьи с идиш на русский и с русского на идиш), еврейскую историю, русский язык, геометрию, географию, историю России, физику, технологию и механику, черчение и рисование. В училища поступали малограмотные и совсем неграмотные ученики, и потому много времени отводилась изучению грамоты, арифметики на вред занятиям по ремеслу, а также по специальным предметам. Ученики после успешного окончания курса теоретического и практического обучения получали звание подмастерья.

С 1 августа 1906 г. в Минске начала действовать женская профессиональная школа с общеобразовательным отделением для евреек. В школе были 4 класса, где учащиеся изучали закон веры, русский язык, арифметику, историю, географию, пение, рисование, чистописание, а также портняжное и белошвейное ремесла. В 1906 г. со школы выбыли 27 учениц по следующим причинам: эмиграция, бедность, болезнь, переход в другие мастерские, плохая успеваемость. Педагогический совет принимал разные меры против выбытия. Значительную поддержку оказывали "касса помощи" для беднейших учениц, а также доходы от выполненных заказов [1, с. 79-80; 22].

Большую помощь еврейским школам оказывало Общество для распространения просвещения между евреями в России. Большое значение имело открытие Обществом для распространения просвещения в 1907 г. в Гродно курсов для подготовки еврейских учителей, обладающих не только общим образованием, но и серьезными познаниями в иудаизме. В 1908 г. в Петербурге были основаны Курсы востоковедения — первое в России еврейское светское высшее учебное заведение. Несмотря на все изменения в еврейском образовании, большинство еврейских детей в России перед Первой мировой войной продолжало посещать традиционные хедеры. В 1905 г. И. Я. Рейнес — один из лидеров религиозного сионизма — основал в городе Лида иешиву, где наряду с религиозными дисциплинами изучались также светские науки. Однако большая часть раввинов не одобрила эти нововведения. В ортодоксальном лагере противников каких-либо преобразований было значительно больше, чем сторонников. Вместе с тем и в традиционном еврейском образовании начало развиваться религиозно-национальное направление.

Уже в 1870-е гг. наряду с просветителями-русификаторами появились и сторонники национального направления, которые утверждали, что евреи не только религиозная группа, но и нация. Еще до погромов 1881 г. Э. Бен-Иехуда выдвинул идею возрождения языка иврит. Но лишь с появлением в 1880–90-х гг. еврейского национального движения (вначале Ховевей Цион, а потом — сионизма) национальные идеалы стали оказывать влияние на систему еврейского образования. Сторонники национального воспитания выступали за возрождение языка иврит, за изучение древней и новейшей культуры на этом языке, за то, чтобы на иврите преподавались все предметы, чтобы он стал не только литературным, но и разговорным языком еврейского народа.

В период с 1881 г. по 1914 г. по-прежнему создавались частные еврейские мужские и женские школы. В 1883 г. существовало 66 еврейских школ; в 1893 г. их было уже 332, в 1899 г. — 372, в которых обучалось 17 604 учащихся (7708 мальчиков и 9896 девочек). В некоторых из этих школ было значительно увеличено время, отведенное на изучение еврейских предметов, а в других по-прежнему господствовали ассимиляторские тенденции. Сторонники национального направления стремились к тому, чтобы в школах для девочек еврейским дисциплинам отводилось не меньше места, чем в школах для мальчиков.

В школах для девочек еврейским предметам уделялось мало внимания, им отводилось обычно два-три часа. Изучали алфавит, молитвы в переводе на русский язык, а иногда библейскую историю и основы иудаизма. В школах для мальчиков на изучение еврейских предметов отводилось несколько больше времени. Изучалась также Библия, однако в большинстве частных школ общим предметам отводилось значительно больше времени, чем еврейским. Во многих талмуд-торах было введено преподавание общих предметов, но здесь все же предпочтение отдавали еврейским дисциплинам — им обычно отводилось от 10 до 18 часов в неделю.

Развитие еврейской литературы и журналистики и появление еврейского рабочего движения привели к возникновению идишистского направления в области еврейского образования. Сторонники этого направления требовали создания светских еврейских школ, в которых все предметы будут преподаваться на идиш, поскольку это разговорный язык большинства еврейского народа. Но лишь в 1914 г., после того, как Дума государственная приняла закон, разрешающий в частных начальных школах преподавать на языках национальных меньшинств, начали создаваться учебные заведения, в которых языком преподавания был идиш. Первые такие школы были основаны Еврейским комитетом помощи жертвам войны совместно с Обществом для распространения просвещения между евреями в России для детей беженцев. В то же время здесь начали создаваться школы, в которых все предметы преподавались на иврите; эта деятельность особенно расширилась в период между февральской и октябрьской революцией.

Обучались евреи и в государственных учебных заведениях общего образца.

Среднее мужское образование в Российской империи во второй половине XIX в. регламентировалось «Уставом гимназий и прогимназий ведомства Министерства народного просвещения», принятым в 1864 г. Согласно Уставу закреплялся основной тип средних учебных заведений - гимназия. Целью гимназий было «доставить воспитывающемуся в них юношеству общее образование и вместе с тем служить приготовительными заведениями для поступления в университет и другие высшие специальные училища». По уставу гимназии делились на классические, где главный упор в обучении делался на языки, и реальные, в которых вместо древних языков углубленно изучались естественнонаучные дисциплины. Курс обучения в гимназиях длился 7 лет. Права закончивших различные типы гимназий существенно различались. Выпускники классических гимназий сохраняли за собой право поступления в университет, для выпускников реальных гимназий доступными были лишь высшие специальные учебные заведения.

В уставе говорилось об обязательном наличии хотя бы одной гимназии в губернии. Кроме того, по мере необходимости могли быть учреждены и прогимназии, которые состояли из четырех низших классов и также делились на классические и реальные. Учебный курс прогимназий соответствовал учебному курсу четырех низших классов гимназий.

Виленский учебный округ входил в систему образования Российской империи и являлся ее составной частью. Поэтому устав гимназий и прогимназий 1864 г. в равной степени относился и к этому учебному округу.

Особое место в образовательной политике правительства заняло женское образование, развитие которого на территории Беларуси имело ряд особенностей. На него повлияла политика полонизации и русификации, проводимая на наших землях. Кроме того, на развитии, в том числе, и женских учебных заведений отразились особенности социального состава белорусского населения. 58,2 % городских жителей были евреями, 17,8%-русскими, 13,2%-белорусами, 12%- поляками. Так, например, при анализе распределения учениц женских гимназий по сословиям и вероисповеданиям наблюдается высокий процент учениц из третьего сословия, большинство из которых были еврейками. На 1900 г. в Виленском учебном округе гимназистки по сословиям распределялись следующим образом (в процентах): из личных дворян и чиновников - 30,2, духовного звания - 1,4, городского сословия - 62,8, почетных граждан и купцов - 0,9, крестьян - 4,8; по вероисповеданиям: православных -31,1, римо-католичек -13,6, лютеранок - 3,8, иудеек - 51.

Перевес в женских гимназиях Беларуси учениц нехристианского вероисповедания вызывал беспокойство и недовольство правительства. Устранить данное явление однако, не представлялось законной причины, так как, по свидетельству доюкументов, «еврейки на испытания являлись вполне подготовленными и никакого послабления в приеме для них не делалось». Хотя на женские учебные заведения не распространялась процентная норма ограничения образования евреев тем не менее ограничения приема евреек в женские гимназии имели место как во второй полозине XIX, так и в начале XX в. В 1914 г. с дозволения императора был прекращен прием евреек в Витебскую гимназию. В связи с этим в 1914 -1917 гг. наблюдается некоторое уменьшение числа учениц иудейского вероисповедания и увеличение числа православных в ряде гимназий.

Поэтому особенное внимание в женских гимназиях (как, впрочем, и в мужских, где процент евреев также был достаточно высок) в начале XX в. обращалось на изучение русского языка и литературы. Это официально объяснялось низкой успеваемостью по данному предмету. Как свидетельствуют документы, большое число гимназисток в Беларуси были еврейками и на русском языке разговаривали только в стенах учебного заведения, в то время как дома звучала еврейская речь. В связи с таким положением начальство гимназий предлагало увеличить число уроков русского языка в ущерб другим предметам. По мнению учебного комитета учреждений Императрицы Марии, «в гимназиях Западного края постановка преподавания иностранных языков должна отличаться от постановки их в гимназиях великорусских ввиду крайней необходимости принятия мер к более успешному изучения русского языка. Необходимо увеличение числа уроков русского языка в гимназиях Западного края с тем, чтобы они были заняты практическими упражнениями». Прибавление уроков русского языка, по мнению комитета, было возможно произвести только за счет одного из иностранных языков. Рекомендовалось также улучшить преподавание русского языка, используя методики, «применительные к местным условиям». Усиленное внимание к преподаванию русского языка имело под собой и политическую подоплеку. Попечитель Виленского учебного округа О.И.Корнилов в 1869 г. писал: «Русское просвещение - сильнее русского штыка». Обязательным стало внеклассное чтение русской литературы. Программы чтения утверждались педагогическим Советом и представлялись в управление Виленского учебного округа. На съезде преподавателей средних учебных заведений в 1907 г. было принято постановление разрешать ученикам и ученицам чтение книг только по утвержденному списку. Для внеклассного чтения использовались уроки отсутствующих преподавателей. В некоторых гимназиях для отстающих учениц вводились «уроки грамотности», как это было в Витебской Алексеевской женской гимназии или вечерние групповые занятия со слабыми и отстающими (в Климовичской гимназии). В основном, женские гимназии Северо-Западного края придерживались установленного Министерством народного просвещения устава и программ обучения. Но каждая имела право вводить по своему усмотрению в связи с местными условиями некоторые изменения. В Мозырьской и Оршанской гимназиях были введены дополнительные уроки по истории, в Гомельской - по русскому языку и арифметике.

Женские гимназии в Беларуси возникли в середине XIX в. и к 10-м годам XX в. получили довольно широкое распространение.

Женские средние учебные заведения, в отличие от мужских, имели более демократический характер социального состава. Это объясняется отчасти и тем, что женские гимназии являлись наиболее распространенным типом средних учебных заведений для девочек, в то время как мальчики из третьего сословия могли получить среднее образование в реальных и коммерческих училищах [27, с. 31]. Если мужское образование к концу 60-х годов XIX в. было полностью перестроено по общероссийскому уставу 1864г, то женские учебные заведения не были подчинены общероссийскому положению о женских учебных заведениях. Особое положение женских гимназий Беларуси было закреплено в специально разработанном для местных женских учебных заведений «Положении» от 26 мая 1869 г. Утвержденное в 1870 г. «Положение о женских гимназиях и прогимназиях Министерства народного просвещения» на учебные заведения Беларуси не распространялось.

По Уставу женских гимназий в данные учебные заведения принимались «девицы всех сословий и вероисповеданий». При нехватке мест, однако, предпочтение должно было отдаваться дочерям лиц, состоящих на государственной службе и принадлежащих к православному вероисповеданию, хотя их экзаменационные оценки могли быть ниже, чем у других конкуренток. Однако часто это предписание нарушалось и в гимназии поступало большое число девочек нехристианского вероисповедания, т.е. евреек.

Для поступления в приготовительный класс требовалось знание молитв «Отче наш» и «Богородица», умение читать и списывать с книги, считать до двадцати. В некоторых гимназиях в приготовительный класс зачисляли без экзаменов, а в низший класс - при знании символа веры, главнейших молитв, умении читать, писать и производить четыре действия над числами от 1 до 100.

Основная масса евреев не могли оплатить обучение детей. Возникали товарищества помощи бедным евреям. Так, в 90-х годах было создано Виленское товарищество помощи бедным евреям. Товарищества направляли детей в частные мастерские, давали полное обмундирование ученикам.

Детей отдавали в обучение к мастерам на срок от 3 к 5 лет. Длительность обучения зависела как от вида ремесла, так и от предыдущей подготовки: наиболее частый срок обучения 4-4,5 года. В 1901 г. в Минске ученики изучали 26 ремесел, в Вильно - 18. Минское и Виленское товарищества считали необходимым дать своим воспитанникам общее начальное образование. Виленское товарищество основало в концы 90-х годов XIX в. для своих воспитанников школу письменности, а Минское товарищество три раза на неделю посылала своих учеников на вечерние занятия.

В Беларуси существовали также Товарищества помощи бедным, которые распределяли малолетних в сиротские дома, приюты, ремесленные и учебные заведения, занимались воспитанием сирот и детей бедняков, распространяли среди населения книги морально-воспитательного содержания [1, с. 79-80].

Как известно, образование и владение грамотой в условиях XIX – начала XX в. были надежной основой для представителей разных слоев населения повысить свой социальный статус.

Евреи уважительно относились к учености, поэтому некоторые родители при возможности старались дать детям не только традиционное образование (хедер, толмуд-тора, ешибот), но и образование общего образца, тем более, что это давало возможность повысить свой социальный статус. Поэтому можно сказать, что евреи, несмотря на различные проявления ограничительной политики, проводимой царским правительством на белорусских землях даже в начале ХХ в., стремились получить образование.

В черте оседлости Российской империи, где евреи составляли значительный процент городского населения, традиционный еврейский уклад жизни и еврейское образование сохранялись до XX века. Большинство еврейских детей школьного возраста городов и местечек Беларуси из бедных семей оставались вне влияния общеобразовательных школ.


Список использованных источников


1. Баранава, А. Да пытання аб гісторыі адукацыі яўрэяў у Беларусі ў XIX – XX стст. [Тэкст] / А. Баранава // Беларусіка: Кн. 4: Яўрэйская культура Беларусі і яе ўзаемадзеянне з беларускай і іншымі культурамі; Вацлаў Ластоўскі – выдатны дзеяч беларускага адраджэння / Рэд. В. Рагойша і інш. – Мн.: Навука і тэхніка, 1995. - С. 77-81.

2. Басін, Я., Барыс, С. Яўрэі на Беларусі [Тэкст] / Я. Басін, С. Барыс // Беларускі гістарычны часопіс. –Мн., 2000. - № 2. – С. 23-33.

3. Дубнов, С. М. Краткая история евреев [Текст] / С. М. Дубнов. – Ростов-на-Дону: Феникс, 1997. – 576 с.

4. Образование еврейское // Краткая Еврейская Энциклопедия: Т.6. Кол. 3-39 [Текст]: электронный ресурс // Режим доступа: http://www.eleven.co.il/article/13027#06

5. Ступакевич, М. А. Особенности женского образования в Беларуси во второй половине XIX - начале XX в. [Текст] / М. А. Ступакевич // Веснік Гродзенскага дзяржаўнага універсітэта. Серыя 1. – Гродна, 2003. - № 3. – С. 9-18.

6. Ступакевич, М. А. Учебный процесс в женских гимназиях Беларуси (90-е гг. XIX в. – 1917 г.) [Текст] / М. А. Ступакевич // Веснік Гродзенскага дзяржаўнага універсітэта. Серыя 1. – Гродна, 2003. - № 4. – С. 25-31.

7. Энцыклапедыя гiсторыi Беларусi: У 6 т. – Т. 3. [Тэкст] / Рэдкал.: Г. П. Пашкоу i iнш. – Мн.: БелЭн, 1996. – 527 с.

8. Энцыклапедыя гiсторыi Беларусi: У 6 т. Т. 6. Кн. 2. [Тэкст] / Рэдкал.: Г. П. Пашкоу i iнш. – Мн.: БелЭн, 2003. – 616 с.

Размещено на http://www.allbest.ru/



Случайные файлы

Файл
100389.rtf
lecture.doc
6545-1.rtf
136684.rtf
1619.rtf