Власть и общество в XVII в. (60946)

Посмотреть архив целиком
















ВЛАСТЬ И ОБЩЕСТВО В XVII В.



План


Введение

1. Классовые противоречия

2. Церковный раскол

3. Власть и казачество

4. Социально – политическая борьба

5. Восстание под предводительством Степана Разина

6. Воссоединение Украины с Россией

Заключение

Список использованной литературы



Введение


Вступление России в XVII столетие отмечено важными и драматическими событиями, которые явились следствием процессов и явлений, имевших место во второй половине предыдущего века. Длительные и разорительные войны, опричные погромы и репрессии, крепостническое законодательство 80-90-х годов, стихийные бедствия привели к массовому разорению, обнищанию простых людей – крестьян, холопов, жителей посадов в русских городах, части мелкопоместных служилых людей.

Правительство, феодалы искали выход из хозяйственных и социальных потрясений, военных неудач в усилении эксплуатации зависимого населения, ужесточении феодально-крепостнического режима. Крайне неудачными стали эксперименты правительственных финансистов с солью, медными деньгами. В результате, обострились классовые противоречия в России.

Ко всему этому прибавился еще один, и притом кардинальный, момент — введение в действие нового кодекса законов, Соборного уложения 1649 г. Он обозначил важнейший рубеж в жизни страны — окончательное закрепощение больших масс зависимых людей. После принятия закона начался обширный и жестокий сыск беглых. Все это обострило и без того напряженное положение в государстве.



1. Классовые противоречия


Развитие страны имело весьма противоречивый характер. С одной стороны, заметно шагнули вперед хозяйство и культура, особенно в середине — второй половине столетия. С другой — сильно ухудшилось положение народных масс. Прежде всего, это коснулось различных категорий крестьянства, которое составляло большинство населения (90%) и являлось основным производящим классом феодальной России. В первые годы правления Михаила Романова большое число черносошных и дворцовых крестьян передали служилым людям, тем самым превратив их в крепостных. То же продолжалось и позднее. В целом в первой половине столетия свободу потеряли десятки тысяч крестьян. Крепостные не только вносили платежи, исполняли разные повинности в пользу феодалов, но и несли тягло в пользу государства.

Большая часть прямых налогов, поступивших в казну, вносилась теми же крестьянами. Государству на ведение войн, нужды госаппарата, перестройку армии и т. д. нужно было все больше средств. В первой половине века основной налог — стрелецкий хлеб и стрелецкие деньги (на содержание стрелецкого войска) — вырос более чем в два с половиной раза. В это время наблюдается имущественное расслоение среди крестьян. Выделяются «прожиточные» люди, богатевшие на торговых операциях, промыслах, откупах. А многие крестьяне беднели, становились «вольными и перехожими людьми», бродягами, бобылями, наймитами у служилых людей, у собратьев-крестьян.

Подобная социальная мобильность зависимых людей не устраивала феодалов, и они в течение нескольких десятилетий засыпали правительство челобитными с просьбами об увеличении срока сыска беглых крестьян. В 1619г. власти восстанавливают 5-летний срок сыска беглых, не соблюдавшийся в «смутные» годы. В 1638 г. ввели 10-летний срок для помещичьих и монастырских крестьян, в 1640—1641 гг.— общий срок в 10 лет для всех беглых и в 15 лет для вывезенных крестьян. Наконец Соборное уложение 1649 г. положило конец всем колебаниям — бессрочный сыск беглых делал всех частновладельческих, монастырских, дворцовых крестьян «крепкими» своим владельцам. Начались массовые сыски беглых, которые продолжались всю вторую половину столетия.

Крестьяне всеми силами сопротивлялись закрепощению все нбвых масс своих собратьев. Они бежали на окраины или в соседние уезды, даже за рубеж, переходили в посадские люди, казаки, служилые люди. Крестьяне предпринимали более активные, открытые выступления, нередко совместно с посадскими людьми (во время городских восстаний). Большинство среди посадских людей составляли «молодщие» и «средние» люди. Все посадские люди выступали как единое сословие против тяжёлых налогов, служб, за монополию в торговле, за ликвидацию белых свобод и мест, в которых их конкурентами были принадлежавшие феодалам, светским и духовным, крестьяне, холопы и др., не платившие налоги в казну.

Посадские люди вносили многие налоги: прямые (стрелецкие, ямские и другие деньги), косвенные (таможенные, кабацкие и др.), экстренные сборы {пятая деньга и др.). Во время войн появлялись дополнительные сборы (например, «солдатские» или «немецкие кормы» в годы Смоленской войны), мобилизовались люди (по 4 чел. с сохи), лошади, подводы (по 1 тыс. подвод с Москвы, 987—с остальных городов). С 1631 г. этих даточных, или посошных, людей посадские и волостные жители нанимали за свой счет ежегодно. К этим тяготам прибавлялись гнет, поборы, насилия местной администрации — воевод и их помощников. Они заставляли работать на себя посадских людей, брали с них деньги, продукты. Посадская реформа 1649—1652 гг. (ликвидация белых слобод, перевод многих беломестцев в посадское тягло), уменьшение налоговых ставок с посадских по реформе 1679—1681 гг. внесли некоторое успокоение в их среду.

Ремесленно-торговое население городов вело постоянную борьбу против гнета феодального государства, злоупотреблений воеводской власти на местах. Это был главный фронт классовой борьбы.

Феодалы эксплуатировали крепостных крестьян, которые исполняли на них барщинные работы, вносили денежные и натуральные оброки. На них же работали ремесленники вотчинные, проживавшие в их имениях, и беломестные, живущие в городских слободах и дворах, которые принадлежали их господам. Беломестцы не несли тяглых повинностей в пользу казны, обогащая только своих феодалов, светских и духовных. Последние имели в городах немалое количество «обеленных» дворов и слобод. Правда, часть бояр не имела, или почти не имела, белых мест и слобод. Между этими двумя группами крупных феодалов усиливались разногласия, шла борьба за подобные владения, рабочие руки, землю.

Существовали и другого рода противоречия между феодалами — крупными, с одной стороны, и средними и мелкими (городовые дворяне и дети боярские), — с другой. Многие из мелких дворян владели небольшими поместьями. Другие не имели крепостных крестьян, сами обрабатывали землю. Третьи были беспоместными; часть из них даже переходила на положение холопов. Все это еще более обостряло борьбу за землю и крестьян между феодалами.

Нерусское население Поволжья и других районов испытывало, двойной гнет — со стороны местных феодалов и русских бояр, церковных иерархов и монахов, которые захватывали десятки тысяч десятин земли, превращали в крепостных не только русских людей, но и татар, чувашей, мордву, башкир и др. Основная масса нерусского населения оставалась на положении ясачных, т. е. государственных, крестьян, платила ясак — натуральный налог (меха и др.), несла различные повинности, вносила сборы в пользу феодалов, властей.



2. Церковный раскол


По мере развития российского самодержавия все острее вставал на повестку дня вопрос о приоритете государственной власти над церковной. В период феодальной раздробленности русская церковь сыграла существенную роль в объединении страны для борьбы с монголо-татарским нашествием. Однако при всем своем стремлении играть самостоятельную роль, русская православная церковь всегда находилась в зависимости от государственной власти. Этим она сильно отличалась от римско-католической церкви, обладавшей полной самостоятельностью в церковных делах.

Церковная реформа 50-60-х годов XVII века была вызвана стремлением укрепить централизацию русской церкви аналогично другим звеньям государственного аппарата.

Обеспокоенность «нестроениями» в церковной жизни возросла во второй половине 40 - начале 50-х годов. Это нашло выражение в деятельности московского кружка ревнителей благочестия (или «боголюбцев») и в требованиях отдельных светских феодалов, участников земского собора 1648—1649 гг. В кружок ревнителей благочестия входили как духовные, так и светские лица. Его главой был протопоп кремлевского Благовещенского собора и духовный отец царя Стефан Вонифатьев. В кружок входили царь Алексей Михайлович, любимец царя его постельничий Ф. М. Ртищев, сестра постельничего А. М. Ртищева, архимандрит Новоспасского монастыря Никон (позже - митрополит и патриарх), дьякон Благовещенского собора Федор Иванов, провинциальные ревнители благочестия: священники Иван Неронов, Аввакум Петров, Даниил, Лазарь, Логгин и другие.

Члены кружка добивались устранения прямых нарушений богослужебного чина, в частности «многогласия», усиления «учительного» элемента за счет введения проповедей, поучений и издания религиозной литературы для чтения, устранения разночтений и разногласия в церковных чинах, повышения нравственного уровня духовенства, в том числе и носителей церковной власти.

Проведение Церковной реформы началось весной 165З г. Первым шагом стало единоличное распоряжение патриарха Никона, затронувшее два обряда, поклоны и перстосложение при крестном знамении. В памяти от 14 марта 1653г., разосланной по церквам, было сказано, что впредь верующим «не подобает во церкви метания творити на колену, но в пояс бы всея творити поклоны, еще же и трема персты бы есте крестились» (вместо двух). При этом в памяти не содержалось никакого обоснования необходимости данной перемены в обрядах. К тому же предписание патриарха не было подкреплено авторитетом церковного собора. Такое начало реформы нельзя назвать удачным. Ведь это решение затронуло наиболее привычные обряды, которые духовенство и верующие считали показателем истинности своей веры. Поэтому неудивительно, что изменение поклонов и перстосложения вызвало недовольство верующих. Открыто это выразили провинциальные члены кружка ревнителей благочестия. Протопопы Аввакум и Даниил подготовили обширную челобитную, в которой указали на несоответствие нововведений установлениям русской церкви. Челобитную они подали царю Алексею, но царь передал ее Никону. Распоряжение патриарха осуждали также протопопы Иван Неронов, Лазарь и Логгин и дьякон Федор Иванов. Их суждения сеяли недоверие и враждебность к реформе и, конечно же, подрывали авторитет патриарха. Поэтому Никон решительно пресек протест своих прежних единомышленников. Ивана Неронова он сослал под крепкий надзор в Спасокаменный монастырь в Вологодском уезде, Аввакума - в Сибирь, Даниила - в Астрахань, лишив его сана священнослужителя, и т. д. Кружок ревнителей благочестия распался и прекратил свое существование.


Случайные файлы

Файл
163196.rtf
181364.rtf
16694.rtf
107087.rtf
70986-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.