Экспедиция Ермака. Создание в Сибири первых русских городов (60924)

Посмотреть архив целиком

1 Экспедиция Ермака


Конец XVI в. был сложным временем для Русского государства. После тяжелых лет опричнины и разорительной Ливонской войны нарушилась социальная стабильность общества. Народ стихийно стекается на окраины, где не так сильно ощущался гнет и насилие правящих слоев. Образуются вольные казачьи сообщества-станицы, одна из которых располагалась на Волге в районе Жигулей. Здесь и появляется казачий атаман, впоследствии известный под именем Ермак.

Есть различные версии о том, кто скрывался под этой кличкой, ставшей именем. Согласно наиболее распространенной и традиционной точке зрения, это был Василий Тимофеевич Оленин, который вместе с отцом и братом разбойничал в пермских лесах, но затем ушел на Волгу, где вместе с другими вольными казаками и атаманами причинил немало хлопот царским властям. Когда началась Ливонская война, он со своей “станицей” нанялся на службу к Ивану Грозному и даже воевал в составе русских войск под Могилевом. Затем ушел со службы, вернулся на Волгу и занялся прежним делом. Правительство было вынуждено послать против него войско, и тогда Ермак решает уйти на р. Урал (Яик), где также существовало вольное казачье сообщество.

По соседству располагались предуральские владения богатых купцов Строгановых, получивших эти земли от Ивана Грозного в “вотчину” с правом варить соль, пахать, заводить промыслы, призывать народ и нанимать служилых и “охочих” людей для обороны от “воровских людей” Сибирского ханства.

Пришедший с “Узбеков” Кучум из рода Шейбанидов, который сверг Едигера и провозгласил себя сибирским ханом, воспользовавшись тяжелым положением Русского государства, отказался от русского подданства и стал нападать на русские городки и деревни в Предуралье, в том числе и на строгановские поселения. У государства в данный момент военных сил для обороны не было, и тогда Строгановы стали набирать служилых и “охочих” людей для отражения набегов кучумовичей. С этой целью купцы и пригласили к себе на службу “станицу” Ермака, и в течение нескольких лет его дружина совершала разведочные рейды за Урал на территорию Сибирского ханства, пока у них не созрел план дальнего похода к самой его столице. Практика казачьих походов “за зипунами”, т. е. за добычей, была широко распространенным явлением среди русских казаков. Возможно, это в какой-то мере устраивало и самих Строгановых, в интересах которых было обезопасить свои владения от набегов сибирских татар. Поэтому они были согласны отпустить Ермака в поход и даже снабдить его дружину определенным количеством продовольствия, пороха и оружия, и дать им в помощь небольшое число своих служилых людей. Однако, как гласят некоторые сибирские летописи, казаки и Строгановы не смогли договориться о количестве и цене строгановской “придачи”, и тогда казаки взяли силой то, что хотели. И вместе с дружиной Ермака (540 чел.) в Сибирь “своей волей” пошло еще 300 строгановских казаков.

Называются разные даты начала похода Ермака из строгановской вотчины в Сибирь – от 1578 до 1582 г., но наиболее употребительной является дата 1 сентября 1581 г. Поднявшись по р. Чусовой, дружина Ермака перевалила через Уральский хребет и, перезимовав, спустилась по р. Тагилу на Туру. Продвигаясь “с боем и без боя” далее по рекам Туре и Тоболу, Ермак вышел на р. Иртыш и в конце октября 1582 г. подошел к столице Сибирского ханства Кашлыку. На подступах к ней на Чувашском мысу, вблизи нынешнего Тобольска, 26 октября произошла “сеча злая”. Потерпев поражение, хан Кучум откочевал на юг в степи. Ермак занял татарскую столицу, и окрестное население принесло ему дань. Ермаковская дружина после этого предпринимает ряд походов вверх и вниз по Иртышу для приведения к подданству окрестных сибирских народов. Однако зима, тяжелые условия, а самое главное – недостаток в боеприпасах и огнестрельном вооружении остро поставили вопрос перед Ермаком о дальнейшем. По всей видимости, идти на поклон обратно к Строгановым не хотелось, сильного государства рядом не было, и тогда Ермак решил отправить посольство атамана И. Кольца в Москву просить царя принять в “дар” Сибирское царство. Иван Грозный простил казаков и принял “дар”, послав на помощь в 1583 г. отряд стрельцов (500 чел.) под командованием кн. С. Болховского и письменного головы И. Глухова. Однако отряд прибыл в Кашлык неподготовленным, без достаточного продовольствия, без соответствующей экипировки, тем более что в пути часть пороха подмокла. Запасов продовольствия не хватало, начались болезни, люди умирали, скончался и С. Болховский, и вскоре от отряда осталась лишь малая часть. Силы казаков таяли, вскоре были убиты в засадах кучумовичей наиболее видные сподвижники Ермака, а затем и он сам, случилось это на Вагайской луке в 1584 г. Оставшись без атамана, большинство казачьей дружины с остатками стрельцов ушло назад на Русь за Урал, хотя какая-то часть ермаковских казаков могла остаться еще в Сибири и “казаковать” на свой страх и риск.

Однако в Москве уже был снаряжен второй правительственный отряд под началом И. Мансурова, и он поспешил на помощь ермаковской дружине, о судьбе которой еще не знали в столице. В 1585 г. на пути в Сибирь им был основан Обской городок на р. Оби. В 1586 г. на месте татарского городка построили первый русский город в Сибири – Тюмень, а на следующий год – Тобольск, на долгое время ставший столицей края. И с этого момента начинается широкое градостроительство в Сибири, которое прошло несколько этапов.

Первый начинается с момента постройки Тюмени и длится до разгрома хана Кучума на р. Ирмень в 1598 г. Москва еще очень мало знает о Сибири, и поэтому все походы совершаются привычным северным путем, знакомым русским еще со времен Ивана III. Строятся города Пелым, Березов (1593), Сургут (1594), Нарым (1595), Кетск (1596). Эти районы были малопригодны для земледелия, но сравнительно богаты пушниной, в которой очень нуждалось тогда московское правительство, а также безопасны с точки зрения нападений кучумовичей. Единственным исключением является г. Тара, построенный в 1594 г. для борьбы с ханом Кучумом в лесостепной полосе, где можно было заниматься земледелием.

На втором этапе (1598 – 1604 гг.), когда Кучум был окончательно разгромлен, строятся Верхотурье (1598), Туринский острог (1600) и Мангазея (1601) и устанавливается правительственный контроль над двумя главными путями “с Руси” в Сибирь. Первый из них сухопутный через Верхотурье, а второй – морской через Северный Ледовитый океан. Завершается этот период основанием г. Томска, ставшего на долгое время главной базой для дальнейшего продвижения на восток.

Третий этап (1604 – 1613 гг.) связан с наступившим на Руси Смутным временем, когда московскому правительству стало не до Сибири. Хотя из Москвы, которая переходит из рук в руки отдельных временщиков, и поступают различные грамоты, они касаются главным образом сбора пушнины-ясака. Сибирская власть брошена на произвол судьбы и многие вопросы хозяйственной и политической жизни вынуждена решать сама. Продолжается проникновение русских на восток. В 1607 г. сургутские казаки вышли на Енисей, и появилось Туруханское зимовье – важнейший транспортный пункт на пути в Восточную Сибирь, ставший вскоре значительным местом сбора пушнины. Сибирские воеводы по своей инициативе начинают завязывать дипломатические отношения с южными соседями: в 1607 г. тарский “литвин” Богдан Байгачев отправляется к калмыкам договариваться о принятии ими подданства России, а в 1608 г. из Томска направляется посольство к Алтын-хану, которое затем должно было следовать в Китай. В то же время в Сибири, особенно в ее южных уездах, усиливается натиск калмыков, создавших серьезную военную угрозу.

Четвертый этап (1613 – 1632 гг.) начинается с прекращения Смуты в Московском государстве и утверждения новой династии на московском престоле. Активизируется продвижение русских на восток: строятся Кузнецкий (1617/1618 г.), Маковский (1618), Енисейский (1618/1819), Мелеский (1621), Тарханский и Рыбинский (1628), Ишимский (1629), Братский, Илимский, Киренский, Вагайский и Тебендинский (1631 г.) остроги. На самом крайнем юге русской Сибири воевода А. Дубенской закладывает Красноярский острог (1628 г.), а сотник П. Бекетов ставит первый Якутский острог (1632 г.). Выход России на р. Енисей и далее на северо-восток имеет принципиальное значение. Енисей делит всю Сибирь на две части как в географо-ландшафтном, так и в этнографическом отношении. Впервые русские люди оказались не в той природной среде, к которой привыкли в Московской Руси, и в совершенно иной социально-политической обстановке. Если в Западной Сибири русские встретились с таким обществом аборигенов, как ханство Кучума и Калмыцкий улус, представлявшими собой первые ранние централизованные протогосударства, то за Енисеем им пришлось уже бороться с массой враждующих между собой родов и племен. При этом, если татар и калмыков русские люди знали по Казани и Ногайской орде, то аборигены Восточной Сибири были им совершенно незнакомы, трудности создавал и языковой барьер.

Примечательно, что городов как таковых на четвертом этапе не строили, а ставили лишь остроги. Более того, именно это время в Сибири появляется “слобода” как особая форма поселения, сочетавшая функции малого города, укрепленного острога и деревни. Так, в 1632 г. была создана Ирбитская слобода, ставшая вскоре главным “торжищем” Сибири.

Пятый этап (начало 1630-х – конец 1650-х гг.), также как третий, связан с тем, что Москве опять явно не до Сибири: сначала Смоленская война, затем войны с Польшей из-за Украины и борьба с Крымским ханством. Поэтому инициативу в свои руки вновь берут местные сибирские власти и русское население. Наряду с острогами, к основанию которых имели прямое отношение московские власти (Ачинский – 1641 г., Колчедановский и Исетский – 1650 г.), появлялись остроги и слободы, созданные местными сибирскими властями (Барневский – 1652 г.; Белослудская – 1644 г.; Ялуторовская – 1632 г.), или же возникшие в результате казачьего похода (Олекминский – 1633 г., Охотский – 1647 г., Анадырский – 1649 г., Нерчинский – 1653 г.) и др., причем основаны они не воеводами, посланными из Москвы, а простыми десятниками и даже рядовыми казаками. О том, что народная инициатива в деле присоединения Сибири еще не была исчерпана, свидетельствуют и события Томского бунта 1648/49 г., когда восставшие томичи, отстранив царского воеводу от власти и избрав свои органы самоуправления, сами вели переговоры с туземными князьками, укрепляли крепостные сооружения и даже посылали военный отряд против взбунтовавшихся ясачных людей. Завершается пятый этап легендарным походом Ерофея Хабарова на Амур и строительством Албазинского острога (1658 г.). Этот поход можно рассматривать как попытку повторения народом, без всякого разрешения Москвы, дела Ермака. Но если в случае с Ермаком Москва была заинтересована в приобретении Сибирского царства, то к албазинской инициативе она оказалась не готова.


Случайные файлы

Файл
55525.rtf
148054.rtf
73870.rtf
439-1.rtf
48255.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.