Евреи в Советском Союзе в 1945–1953 гг (60854)

Посмотреть архив целиком

СОВЕТСКИЙ СОЮЗ. ЕВРЕИ В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ В 1945–53 гг.


Политика великодержавного русского шовинизма, которую советские власти стали проводить во время войны, усилилась сразу по ее окончании. 24 мая 1945 г., во время торжественного банкета в Кремле по поводу победы над нацистской Германией, И. Сталин произнес тост за здоровье русского народа как «руководящей силы Советского Союза». Речь И. Сталина стала сигналом к ужесточению кампании, направленной на подавление различных народов, и в первую очередь еврейского, в котором власти усматривали проводника влияния Запада, главным образом США. Во многих районах страны, особенно на Украине, местные власти препятствовали в возвращении евреям их квартир, в устройстве на работу. Никак не преследовался усилившийся антисемитизм. В ряде населенных пунктов произошли антиеврейские беспорядки. Так, в Киеве в начале сентября 1945 г. еврей — старший лейтенант НКГБ был жестоко избит двумя военными и застрелил их, после чего произошло массовое избиение евреев, пятеро было убито. 8 июля 1945 в г. Рубцовске Алтайского края произошли антиеврейские беспорядки во время футбольного матча. Городские власти, в том числе и милиция, никак не реагировали на происходящее. Антисемитские настроения были популярны среди населения и руководства Крыма, где руководители обкома партии прямо заявляли о том, что «Крым должен быть русским» и что евреев не нужно брать на работу. Государственные власти стали ограничивать прием евреев в высшие учебные заведения.

Попытка Еврейского антифашистского комитета обратить внимание властей на тяжелое положение и дискриминацию евреев вызвала цепь антиеврейских действий. Первый удар был нанесен по начальнику Совинформбюро А. Лозовскому, которому подчинялся Еврейский антифашистский комитет. В октябре 1945 г. в докладной записке Г. Александрова, руководителя Управления агитации и пропаганды ЦК, А. Лозовского обвиняли в том, что статьи, которые распространяло Совинформбюро, были написаны «недостаточно квалифицированными или малоизвестными авторами», которые «стесняются ставить свои подписи под статьями». В июне 1946 г. комиссия ЦК ВКП(б) обвинила А. Лозовского в «недопустимой концентрации евреев» в Совинформбюро. В октябре 1945 г. было опубликовано постановление ЦК «О работе Совинформбюро», в котором говорилось о сокращении бюрократического аппарата. Вскоре многие евреи — сотрудники Совинформбюро — были уволены.

В 1946 г. усилились нападки центральных властей на Еврейский антифашистский комитет. 1 августа 1946 г. все антифашистские комитеты были выведены из подчинения Совинформбюро и подчинены отделу внешних сношений ЦК. Тогда же руководитель отдела А. Панюшкин вызвал Ш. Михоэлса и И. Фефера и заявил, что «есть мнение закрыть Еврейский антифашистский комитет». Комиссия, членами которой были работники госбезопасности и аппарата ЦК, в сентябре 1946 г. подготовила «Справку о деятельности Еврейского антифашистского комитета», в которой говорилось, что Комитет превратился в «комиссариат по еврейским делам» и «намерен ставить перед правительством СССР даже вопросы территории». Комиссия обвинила Еврейский антифашистский комитет в сочувствии «сионистской идее создания еврейского государства в Палестине» и «идее массового переселения евреев в Палестину». Работники Комитета были названы проводниками политики американского империализма. Комиссия рекомендовала закрыть Еврейский антифашистский комитет и его газету «Эйникайт». В октябре 1946 г. Министерство госбезопасности СССР направило в ЦК записку «О националистических проявлениях некоторых работников Еврейского антифашистского комитета». М. Суслов, бывший тогда главой отдела внешней политики ЦК, подготовил предложение о закрытии Еврейского антифашистского комитета, а 7 января 1947 г. Г. Александров и М. Суслов представили заместителю председателя Совмина В. Молотову и секретарю ЦК А. Кузнецову записку с предложением «прекратить деятельность Антифашистского комитета советских ученых и Еврейского антифашистского комитета в связи с исчерпанием стоящих перед ними задач».

Резкой критике подверглись еврейские писатели — деятели Еврейского антифашистского комитета. 7 октября 1946 г. М. Щербаков, заведующий отделом управления кадров ЦК, в записке «О националистических и религиозно-мистических тенденциях в советской еврейской литературе» в резкой форме подверг критике творчество еврейских писателей (П. Маркиша, И. Фефера, Д. Бергельсона, Э. Фининберга, Д. Гофштейна) за то, что в своих произведениях они проповедовали идею «воссоединения еврейства в другом государстве». Но на принятие И. Сталиным решения повлиял целый ряд факторов. И. Сталин понимал, что проведение откровенно антисемитских репрессий сразу после войны может привести к падению престижа СССР и его лично во всем мире и ухудшить отношения с США и Англией. Антисемитская кампания помешала бы И. Сталину разыграть ближневосточную карту и осуществить свои планы создания зависимого от СССР еврейского государства и ведения политики, направленной на обострение англо-американских противоречий. Поэтому в начале февраля 1947 г. давление на Еврейский антифашистский комитет было ослаблено. 2 февраля 1947 г. был возвращен архив Еврейского антифашистского комитета; 3 февраля М. Суслов в телефонном разговоре сказал И. Феферу, что Еврейский антифашистский комитет может продолжать работать, как раньше. В апреле 1947 г. А. Жданов отметил, что произведения еврейских писателей, созданные во время войны, «проникнуты идеями советского патриотизма». В мае 1947 г. Г. Шумейко, заведующий сектором ЦК КПСС, похвалил Комитет за пропагандистскую деятельность. Но в целом власти не отказались от глобального антиеврейского курса. Это отчетливо проявилось в истории «Черной книги», идея создания которой принадлежала А. Эйнштейну. Книга должна была рассказать правду о Катастрофе европейского еврейства; еще в 1943 г. Б.-Ц. Гольдберг предложил руководству Еврейского антифашистского комитета участие в ее создании. Советские власти дали на это согласие, и тогда же была утверждена редколлегия (Ш. Михоэлс, Ш. Эпштейн, И. Фефер, Д. Бергельсон, П. Маркиш и др.). Весной 1944 г. созданная при редколлегии литературная комиссия под руководством И. Эренбурга собрала и обработала много документальных материалов об уничтожении евреев. В октябре 1944 г. первый вариант «Черной книги» (525 документов) был отправлен послу СССР в США А. Громыко по его запросу. Вопрос отправки материалов «Черной книги» вызвал разногласия у ее создателей. И. Эренбург считал, что в первую очередь необходимо издать на русском языке отдельную книгу об уничтожении евреев СССР, а затем издать на английском и других языках — об уничтожении евреев Европы. Из-за несогласия с ним большинства И. Эренбург 25 апреля 1945 г. на заседании Еврейского антифашистского комитета отказался от руководства литературной комиссией, и ее возглавил В. Гроссман. Осенью 1945 г. комиссия представила готовый материал книги, прошедший цензуру Главного цензурного управления (Главлит), и передала в издательство «Дер эмес». В начале 1946 г. Еврейский антифашистский комитет отправил экземпляры материалов книги в Румынию, Францию, Палестину, США и другие страны. Но руководство страны задерживало издание. В ноябре 1946 г. руководители Еврейского антифашистского комитета обратились к А. Жданову с просьбой разрешить напечатать уже готовую книгу, но разрешения не последовало. 3 февраля 1947 г. Г. Александров в докладной записке обвинил Еврейский антифашистский комитет в тайной пересылке рукописи за границу и предложил запретить ее издание в СССР. Последняя безуспешная попытка спасти «Черную книгу» была предпринята Ш. Михоэлсом 18 сентября 1947 г., сразу после снятия Г. Александрова с поста начальника управления пропаганды и агитации ЦК. (О дальнейшей судьбе «Черной книги» см. ниже).

Несмотря на некоторые послабления в антиеврейской политике, 25 июня 1947 г. власти приняли решение снять А. Лозовского, покровителя Еврейского антифашистского комитета, с поста начальника Совинформбюро; тогда же были сняты с занимаемых постов члены президиума Еврейского антифашистского комитета М. Губельман (1882–1968), председатель профсоюза работников государственной торговли, и З. Бриккер, председатель профсоюза киноработников. В противовес общей политике И. Сталина, направленной на определенную либерализацию в отношении различных церквей и конфессий, с осени 1946 г. начал проводиться более жесткий курс в отношении иудаизма. В это время Совет по делам религиозных культов при Совете министров направил ряд докладных записок, в которых подвергались резкой критике еврейские религиозные общины. В записках говорилось, что среди евреев резко возросли так называемые «националистические» настроения и проявления «советского сионизма», представители которого, не желая видеть «путей и форм давно разрешенного в СССР так называемого еврейского вопроса, объявили синагогу единственным местом национальной концентрации и единственным оплотом национальной культуры». Центральные власти приняли решение провести политику жесткого ограничения иудаизма. Совету по делам религиозных культов было поручено установить более строгий контроль за еврейскими религиозными общинами, резко ограничить еврейскую благотворительность (цдака), развернуть борьбу с такими «подразумевающими националистические настроения» обычаями, как выпечка маццы, ритуальный убой скота и птицы (см. Кашрут). Было предписано ликвидировать похоронные службы (см. Хевра каддиша).


Случайные файлы

Файл
90282.rtf
ref-17515.doc
28143.rtf
TECH.DOC
ref12327.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.