История Красноярского края (60808)

Посмотреть архив целиком

Введение


Социальные отношения в сибирском обществе первой половины XIX века, как и в предыдущую эпоху, характеризовались как конфликтами, так и классовым сотрудничеством. Все городское общество, включая богатых купцов, нередко противодействовало местной казенной администрации в лице губернатора, чиновников. Причинами конфликтов были, например, несогласие чиновников уменьшить расходы на местное самоуправление, противодействие по вопросам новых хозяйственных расходов и другие противоречия.

Общественная жизнь Красноярска определялась общим развитием страны. Огромное влияние на нее оказывала политическая ссылка. В первой половине XIX века в Красноярске оказались на поселении декабристы, они оставили глубокий след в истории города того времени.

Из отправленных сразу по суду на поселение в Сибирь в Красноярск прибыли Ф.П. Шаховский (1827–1828), Н.С. Бобрищев-Пушкин (1831–1840) и С.Г. Краснокутский (1833–1838). После окончания срока каторжных работ в городе на Енисее в разные годы жили пять декабристов: П.С. Бобрищев-Пушкин (1832–1840), М.А. Фонвизин (1836–1838), М.Ф. Митьков (1836–1839), М.М. Спиридов (1839–1854), В.Л. Давыдов (1839–1855). В красноярском гарнизоне служили разжалованные в солдаты декабристы В.Н. Петин – участник восстания Черниговского полка (1827–1843) и брат декабриста И.И. Пущина – М.И. Пущин (1826).

Несмотря на суровые испытания, декабристы не изменили своим идеалам и продолжали, хотя и в других условиях, служить народу. Их деятельность стала носить главным образом просветительский характер. Декабристы своей деятельностью будоражили патриархальную жизнь провинциального города, побуждали всех честных людей задумываться над социальными вопросами, осуждать и даже выступать против наиболее вопиющих недостатков существующего порядка. Неустанно пропагандируя прогрессивные идеалы, декабристы немало сделали для формирования местной интеллигенции.

По свидетельствам краеведа В.А. Смирнова, красноярцы долго помнили и чтили память декабристов. В 1870 году дочь П.И. Кузнецова, в замужестве Пассек, рассказывала со слов матери, лично общавшейся с декабристами, что они и их жены запомнились как высокообразованные и культурные люди. По их примеру горожане стали собираться в кружки для обсуждения книг и слушания музыки.1

Под влиянием декабристов менялось мировоззрение сибиряков, стало формироваться движение социального протеста.

Цель моей работы – осветить деятельность декабристов, живших в Красноярске, показать их роль в культурном и социальном развитии города.



1. Краснокутский Семен Григорьевич (1878–1840)


Семен Григорьевич родился в семье киевского прокурора. Будучи артиллерийским офицером, сделал блестящую карьеру, став в 35 лет генералом. Уйдя в отставку, с таким же успехом продвигался по службе в гражданском ведомстве. Действительный статский советник, исполняющий обязанности обер-прокурора Сената, он без колебаний стал декабристом. Убежденный в необходимости ограничения монархии и уничтожении крепостного права, он был членом Южного общества, разделяя убеждения Пестеля в том, что крестьяне должны быть освобождены с землей. Находясь во время следствия в тюремном заключении, С.Г. Краснокутский заболел ревматизмом и поэтому, минуя каторгу, был направлен на вечное поселение вначале на р. Витим, а затем в Минусинск. В 1832 году по пути на Туркинские воды для лечения был разбит параличом и оставлен в Красноярске. Прикованный к постели, он не утратил живости ума и интереса к вопросам общественно-политической жизни, умел быть полезным.

Вот как вспоминал о декабристе А.Е. Розен: Краснокутского «перевезли в Красноярск, где тщетно лекари городские и деревенские, и бухарские, и армянские употребляли различные средства, покупаемые ценою золота, но все напрасно… Я видел его, когда он уже два года не вставал с постели, глаза его, блестящие и живые, цвет лица его пергаментный показывал живость ума и разрушение тела. В церковь возили его изредка, в особенной, для него устроенной тачке, в которой он лежал во время литургии, так катили его обратно на квартиру и по улице за город, для укрепления его свежим воздухом и движением тачки. Я должен был ему рассказывать подробно о друзьях его, оставшихся в Петровской тюрьме, он слушал с жадностью, но мне трудно и мучительно было глядеть на него. Я простился с ним с тяжелым сердцем, еще страдал он два года, не покидая своей постели…»2.

В Красноярске Семен Григорьевич занимался экономической статистикой. В этом деле ему помогали все друзья. Его квартира, по свидетельствам современников, стала своеобразным декабристским клубом. Бывали у него и красноярцы, а один из них, чиновник И.В. Голенищев-Кутузов, перевелся в Красноярск из Минусинска, чтобы не расставаться со своим старшим другом. Позже, когда Краснокутский лишился тетки, которая разделяла с ним все тяготы жизни на поселении, молодой чиновник ушел в отставку, посвятив себя уходу за больным декабристом. На его руках С.Г. Краснокутский впоследствии умер в Тобольске, куда ему разрешено было уехать в 1938 году.


2. Бобрищев-Пушкин Николай Сергеевич (1800–1872) и Бобрищев-Пушкин Павел Сергеевич (1802–1865).


Николай Сергеевич вступил в Южное общество вместе с младшим братом Павлом. Республиканец и сторонник Пестеля, он подвергся особенно жестокому тюремному режиму. Физические и нравственные мучения в крепости привели его к психическому расстройству. Молодой офицер генерального штаба, поэт был приговорен к десятилетней каторге, которую по милости царя заменили пожизненной ссылкой. Местом ссылки ему был назначен Туруханск, куда Бобрищев-Пушкин прибыл уже в состоянии тяжелой депрессии. В 1828 году его перевели в туруханский Троицкий монастырь, а затем в енисейский Спасский монастырь. Страшный монастырский режим, продолжавшийся надзор полиции, способствовали тому, что тяжелое нервное расстройство узника перешло в буйное помешательство и Н.С. Бобрищев-Пушкин был переведен в Красноярск.

В 1832 году после окончания срока каторги на поселение в Красноярск приезжает брат Николая Сергеевича – Павел Сергеевич Бобрищев-Пушкин. Павел Сергеевич поселяется вместе с братом. Благодаря его заботливому уходу здоровье Николая Сергеевича стало поправляться. Братья сильно нуждались, так как средств из России не получали. Вскоре оба поступают на службу в казенную палату, ведут деятельную жизнь.

Павел Сергеевич был одаренной натурой, прекрасным математиком, философом, поэтом, врачом. Не раз обращался он поэзии, чтобы осмыслить сущность и итоги движения декабристов. Еще в 1829 году в басне «Брага» им дано иносказательное изображение восстания, которое заканчивается поучением:


А если бы крестьянин был умней

И сколько надобно дал браге бы свободы,-

И сам бы с брагой был для праздничных он дней,

И бочки разрывать не довелось бы ей.

Свое всегда возьмет закон природы.


По мнению литературоведа Ю.С. Постнова, «последняя фраза особенно многозначительна: поэт считает взрыв возмущения при отсутствии свободы неизбежным».3

По воспоминаниям И.Ф. Парфентьева к его бабушке были поселены 4 декабриста. Он помнил двоих – Павла и Николая Бобрищевых – Пушкиных. «Павел до сих пор врезался в памяти по его ласковому со мной обращению, высокий, с бледным лицом, худощавый, с впалыми глазами, вел самую религиозную жизнь. … Приласканный Павлом Сергеевичем, я ходил к нему на квартиру – подле Благовещенской церкви во флигель в доме мещанина Софона Николаевича Худоногова…»4. По воспоминаниям И.Ф. Парфентьева, комната П.С. Бобрищева – Пушкина была небольшая, в ней находился шкаф с книгами из его библиотеки, которые он давал Парфентьеву. «Павел Сергеевич был в величайшем уважении не только у своих товарищей – декабристов, но и у всех граждан Красноярска». 5

Павел Сергеевич посещал тюрьму вместе с отцом Петром из Благовещенской церкви. Там он разговаривал с арестантами на религиозные темы, про себя рассказывал, что сам является ссыльным и каторжным.

В 1839 году последовал приказ о переводе братьев в Тобольск, где они прожили шестнадцать лет. В 1848 году во время холеры Павел Сергеевич мужественно выполнял долг врача среди неимущего населения города и сам ухаживал за тяжелобольными. В 1856 году братьев под конвоем двух казаков высылают на родину в имение сестры, в тульскую губернию. Через некоторое время Павел Сергеевич переселяется в Москву, к вдове декабриста И.И. Пущина, в доме которой умирает.


3. Фонвизин Михаил Александрович (1788–1854).


Михаил Александрович был отставным офицером, членом Союза спасения, Союза благоденствия и Северного общества, осужден по IV разряду на 12, а затем на 8 лет каторги. Михаил Александрович получил хорошее образование, слушал лекции в Московском университете. На службу был записан в 14 лет прапорщиком в лейб-гвардейский Преображенский полк, с 1804 года – офицер, участник сражения под Аустерлицем в 1805 году. Михаил Александрович воевал в Финляндии во время русско-шведской войны (1809–1810 гг.), был адъютантом у генерал-майора А.П. Ермолова, активно участвовал в Отечественной войне 1812 года, штабс-капитаном участвовал в заграничном походе в 1813 году, раненым попал в плен, после освобождения командовал полком егерей, с 1815 по 1819 годы находился во Франции в экспедиционном корпусе, в чине генерал-майора перевелся в Россию.

После отбытия каторжных работ на Нерчинских рудниках он определен в Енисейск. Его жена Наталья Дмитриевна (1805–1869 гг.) в числе первых из одиннадцати жен декабристов последовала за мужем в Сибирь. Отправка Фонвизиных из Петровского Завода на поселение задержалась на два года из-за болезни М.А. Фонвизина, неудачных родов его жены, а больше из-за того, что родные хлопотали о их поселении в Западной Сибири. Получив отказ, Фонвизины прибыли в Енисейск 20 марта 1834 года, пробыв в Красноярске проездом пять дней. 17 июля 1835 года Фонвизины получили разрешение поселиться в Красноярске. В Красноярске они прожили около трех лет (1836–1838).


Случайные файлы

Файл
104960.rtf
33971.rtf
23217-1.rtf
90353.rtf
kill.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.