Курдская проблема в Иракской республике в 90-гг. ХХ века (60791)

Посмотреть архив целиком












Реферат на тему:


Курдская проблема в Иракской республике в 90-гг. ХХ века





Ирак – многонациональное государство. Причем три его нацио-нальные и конфессиональные группы являются крупными (млн. чел.): арабы-сунниты – 7, арабы-шииты – 7–8, курды – 3,5. В этой связи вопрос внутригосударственной стабилизации выступает как одна из важнейших проблем иракского руководства. Оно внимательно следит не только за состоянием «родной суннитской» оппозиции, но и за межнациональной и конфессиональной ситуацией.

В частности, курдская проблема – хроническая. В последние де-сятилетия она обострялась вместе с ростом национального самосо-знания курдов, которые единственные среди крупных народов БСВ не получили национальной независимости. Как известно, в прошлом они вследствие английской колониальной политики и других исторических факторов оказались разорванными территориально между 4 государ-ствами (количество курдского населения в каждой стране, млн. чел.): в Турции – 15, Ираке и Иране – по 3,5, Сирии – 0,6.

Шиитская же проблема в Республике Ирак в 80–90-е годы обост-риласьв связи с приходом к власти в Иране шиитского духовенства во главе с имамом Хомейни. Требование ИРИ изменить социальное и внутригосударственное положение иракских шиитов явилось одной из главных причин ирано-иракской войны и последующей напряженности на юге Ирака.

Каковы были глубинные социальные причины продолжительных антиправительственных выступлений различных национальных и конфессиональных групп иракского населения?

В отношении курдов, компактно проживающих и преобладающих в северных районах страны, Багдад проводил политику недопущения ни при каких обстоятельствах национального курдского суверенитета, что, однако, не исключало маневрирования сторон во взаимных контактах. С приходом к власти в Ираке президента Саддама Хусейна вместо диалога восторжествовали диктаторские методы разговора и отношений Багдада с курдами. Это, в свою очередь, привело к усилению вооруженной борьбы иракских курдов.

Хотя под давлением местных курдских движений и международной общественности Багдад был вынужден в 1974 г. образовать Курдский автономный район, самостоятельные функции последнего были, по существу, либо декларативными и фиктивными, либо поверхностными и на местах фактически полностью контролировались центром. Такое положение не позволяло курдам распоряжаться своими природными ресурсами (особенно богатейшими нефтяными разработками Киркука, Мосула и др.), развивать полноценно национальное просвещение, культуру и органы самоуправления. Весьма ограниченные возможности существовали и в деле становления национального промышленного и коммерческого предпринимательства. Неоднократно правительственные войска проводили широкомасштабные карательные кампании против курдов-оппозиционеров равнинных и горных районов.

В период ирано-иракской войны курды выступали за изгнание представительства центральных иракских властей из районов прожи-вания курдов. Кроме того, усилились их требования по расширению доли севера страны при использовании валютных поступлений от нефтепромыслов, а также от нефтепереработки. Багдад прибег к же-сточайшим методам подавления мятежных регионов. Самый ужасающий пример – умерщвление всех жителей города Халабджа химическим оружием. Карательные акции особенно усилились после окончания ирано-иракской войны в Персидском заливе.

С таким положением курды не могли согласиться, и поэтому на территории так называемого иракского Курдистана уже в течение не одного десятилетия действуют политические националистические организации (крупнейшие из них – Демократическая партия Курдистана и Патриотический союз Курдистана), имеющие свои вооруженные отряды. Ведя с переменным успехом политическую и вооруженную борьбу за создание свободного и суверенного Курдистана, они постоян-но ищут возможности для достижения своих целей.

Шиитскому населению Республики Ирак, составляющему более 60% жителей страны, также было отказано в равноправномпредста-вительстве в центральных и провинциальных законодательных и ис-полнительных органах власти. Уровень жизни и развитость хозяйства юга значительно отставали от показателей по центральному региону. Особенно в тяжелом положении находились жители сельских районов и, в первую очередь, так называемые «болотные арабы» нижнего междуречья Тигра и Евфрата. Имели место и противоречия из-за не-равноценности социальных позиций между суннитским и шиитским духовенством и мазхабами в общественной структуре Ирака. Режим С.Хусейна был бескомпромиссным в отношении оппозиции и здесь.

Особенно трагичными отношения между центром, с одной стороны, и курдами и шиитами – с другой, стали в 90-е годы.

2 августа 1990 г. режим Багдада, нанеся внезапный и массиро-ванный военный удар, оккупировал соседнее государство Кувейт и аннексировал его «исторически принадлежащую Ираку 19 провинцию». Почти полугодовая военная подготовка международной коалиции противников режима С.Хусейна во главе с США, сопровождавшаяся требованиями к Багдаду уйти из Кувейта и компенсировать его потери, привела, в конце концов, к реализации крупномасштабной операции под кодовым названием «Буря в пустыне».

За месяц боевых действий технически и организационно намного более оснащенная армия США, ряда других членов НАТО и воинские подразделения Саудовской Аравии разбили саддамовские войска в Кувейте, а также в южных пограничных районах Ирака. Более того, авиация и ракеты коалиции разрушили основные военные, промыш-ленные и инфраструктурные объекты Ирака, включая и ряд ключевых объектов Багдада. Режим С. Хусейна был вынужден прекратить во-оруженные действия и смириться с поражением (хотя внутри страны через средства массовой пропаганды и информации провозглашался лозунг о победе революционного Ирака над империализмом и его приспешниками). Началась от имени ООН серия международных санкций против Республики Ирак.

В условиях очевидного крупного военного поражения Багдада во второй войне в Заливе внутренние оппозиционные режиму С. Хусейна силы сочли возникшую политическую конъюнктуру в стране весьма благоприятной, чтобы открыто выступить против багдадского режима и таким образом добиться своих программных целей.

В 90-е годы в составе обширной внутрииракской оппозиции дей-ствовали различные движения и организации, ведшие борьбу не только под сугубо политическими и социальными, но и под национальными и религиозными знаменами. Среди них были как организации со стажем деятельности в десятилетия, так и образовавшиеся в годы ирано-иракской войны. Не все они оказались жизнеспособными. Так, некоторые самораспустились или влились в коалиции, другие же сохранились на зародышевом уровне. Однако в стране с разной степенью эффективности и результативности действовало несколько сравнительно крупных политических организаций, преимущественно национального и конфессионального направлений – это: на севере страны – курдские военизированные политические образования; на юге – шиитские повстанческие силы.

Воспользовавшись временным параличом центральной власти Ирака, они в течение короткого периода мобилизовались и перехватили инициативу в ряде провинций на севере и юге страны. Как заявили в начале 90-х годов курдские и шиитские оппозиционеры, «они предъявляют Багдаду обвинения не только и не столько по причине притеснений политического характера. Саддам Хусейн не хочет отда-вать часть властных функций регионам»1.

Поэтому политические задачи сторон (Центра и указанных пери-ферий) были кардинально противоположными и фактически исключали компромиссы по принципиальным вопросам. Оставался лишь один путь – бороться до победы либо режима С.Хусейна, либо противостоящих ему сил. Учитывая сравнительно мощный военный потенциал режима Багдада, иракская оппозиция единодушно соглашается с необходимо-стью вмешательства США или других внешних сил для свержения С. Хусейна и помощи оппозиционным движениям.

На севере ввиду ослабления поддержки местным правитель-ственным эмиссарам со стороны Багдада курдские оппозиционные организации и повстанческие отряды совместно с местными курдскими функционерами в первой половине 1991 г. установили свою полную власть не только над горными и сельскохозяйственными районами так называемого «курдского автономного района», но и над рядом крупных городов. На первых порах действия Демократической партии Курдистана (ДПК) Масуда Барзани (контролирует районы, прилегающие к Турции) и Патриотического союза Курдистана (ПСК) Дж. Талабани (контролирует сектор, граничащий с Ираном) были успешными, хотя и велись в разъедаемом противоречиями союзе. На своем пути к установлению контроля над Курдистаном они не встретили какого-либо серьезного со-противления.

Однако уже с лета 1991 года багдадский режим, оправившись от печальных итогов «кувейтской кампании», приступил к перегруппировке своих вооруженных сил. В октябре Багдад объявил военную и экономическую блокаду Курдистана.

С. Хусейн мобилизовал для этого военные контингенты численно-стью 100 тыс. чел., включая свои элитные формирования и воинские части, снятые с юга (пользуясь при этом тем, что американские войска прекратили военные действия и сняли угрозу их возобновления в этом регионе)2. Все эти силы были брошены на силовое подавление курдов. Началась кампания не только уничтожения повстанческих вооруженных отрядов, политических и административных образований, но и безжалостной расправы над мирным населением Курдистана.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.