Основные проблемы методологии изучения истории Российского государства (60694)

Посмотреть архив целиком

Основные проблемы методологии изучения истории Российского государства


Проблема государства, формы политической власти, характер взаимоотношения его с обществом в целом и отдельными его составляющими сегодня вновь в центре научных споров. Применительно к Древней Руси это проблема происхождения государства и его названия, а также статуса русских князей. В современной отечественной историографии обращено внимание на принципиальное различие и независимость вопросов происхождения правящей династии и государства. Опираясь на источники, историки показали, что возникновение древнерусского государева стало возможным лишь в результате экономического и социального развития, внутренних процессов, которые внешние влияния могли лишь несколько ускорить или замедлить, но не отменить. При этом отмечается полиэтничность господствующего слоя нарождающегося государства.

По вопросу о происхождении названия Русь по прежнему идут споры между сторонниками «скандинавской» и южнорусский гипотез. Анализируя их аргументацию, А.А. Горский отмечает, что первые большее значение придают лингвистическим параллелям, но не учитывают ряда противоречащих их концепциям исторических известий и выводов историков. Вторые же, опираясь на надежные исторические свидетельства, не нашли пока убедительного лингвистического обоснования. Но, участвуя в этой дискуссии или следя за ней, следует учитывать, что само по себе происхождение названия страны не является решающим для проблемы генезиса государственности. Так, славяноязычные болгары носят имя тюркского племени, бесследно растворившегося среди славянских племен.

Форма политической власти в Древней Руси определяется в зависимости от характеристики, которую дают исследователи социально-экономическому строю этого периода в целом. Долгое время в историографии господствовала концепция Б.Д. Грекова о чисто феодальном строе Киевской Руси. Сторонниками этой концепции в последующие годы являются Л.В. Черепнин, Б.А. Рыбаков, В.Т. Пашуто, М.Б. Свердлов. Но на протяжении 70–80-х годов представления о древнерусской истории перестали быть однозначными благодаря работам И.Я. Фроянова, В.И. Горемыкиной и других. И.Я. Фроянов считает, что древнерусское общество до XII в. было дофеодальным, а В.И. Горемыкина рассматривает его как рабовладельческое, в котором сохранялись пережитки родового строя. Большинство же историков считает, что возникновение первых ростков феодальных отношений можно датировать IX веком. В это же время формируется государство. Киевская Русь рассматривается как время, когда в экономике наличествовали три уклада: первобытнообщинный, рабовладельческий и феодальный, причем каждый из них обладал определенными перспективами сохранения или развития.

Представление о параллельности развития исторических форм, достаточно распространенное в современной западной историографии, следует рассматривать как весьма перспективное. Если учитывать это обстоятельство, то не только социально-экономические и политические процессы в период Киевской Руси, но и взаимное переплетение старых и новых производственных отношений, а до известного момента развитие и тех и других, не будет нужды рассматривать как парадокс российской истории.

Великокняжеская власть реально способствовала укреплению крупного феодального землевладения и феодальных форм зависимости. На протяжении XI–XIII вв. на Руси формируется крупное землевладение князей, бояр и церкви, хотя в домонгольский период процесс развития вотчинного землевладения бояр шел медленно и большая часть земель еще находилась в руках свободных общинников. Развитие феодальных отношении во всех сферах общественной жизни как основной процесс социально-экономической и политической истории Руси XI–XII вв. отмечал В.Г. Алексеев.

На протяжении длительного времени ведется дискуссия о том, было ли государство верховным собственником земли. Представляется, что эта конструкция может быть лишь умозрительной.

В современной историографии вновь привлечено внимание к вопросу о централизации, причем на данном этапе более оживленно обсуждается проблема не уровня развития причин, а вопрос о том, прогрессивен ли был процесс централизации на Руси, а также вопрос об истоках русского деспотизма.

Хотя термин «деспотизм» широко применяют при характеристике русского государства, следует отметить некоторую искусственность и публицистичность в таком подходе. В полной мере Россия никогда не была ни деспотическим, ни тоталитарным государством. Деспотизм означает абсолютный суверенитет над личностью и имуществом подданных, при этом государство является верховным собственником земли и распоряжается всем национальным продуктом. Частная собственность развита слабо. Политический режим неспособен к политическому и социальному развитию.

Государственная централизация, как показал исторический опыт, является необходимым этапом поступательного развития общества и внутренней закономерностью эволюции самой государственности. Как справедливо отмечает В.М. Панеях, оптимальное соотношение между централизацией и децентрализацией сложная теоретическая и практическая проблема, которая, по видимости, должна решиться по-разному для разных обществ и разных стадий их истории.

Определяя политическую систему русского государства, В.Б. Кобрин и А.Л. Юрганов большое внимание уделяли тому фактору, что в конце XV в. для служилых людей любого ранга стало обязательным титуловать себя холопом, а великого князя государем. В.Б. Кобрин и А.Л. Юрганов считают также, что кроме вышеназванных причин победы отношений подданства в холопской форме над вассалитетом следует указать на то, что ход централизации опережал созревание ее социально-экономических предпосылок. Этот путь не встретил противоборства со стороны феодалов и горожан, чему способствовала тесная связь феодалов с сюзеренами и значительная холопья прослойка в среде мелких феодалов. Феодальный характер русского города привел к тому, что на Руси не сложилось специфическое «городское право». Тип подданства в холопской форме способствовал возникновению и длительной стабилизации крепостничества. Л.В. Милов наоборот считает, что на форму организации государственной власти, взаимоотношения внутри класса феодалов повлияли отношения земельной собственности и соответствующий им тип общин.

В установлении русского деспотического самодержавия В.Б. Кобрин и А.Л. Юрганов большое место отводят недостаточному развитию системы вассалитета, что привело в период создания централизованного государства (XV–XVI вв.) к установлению подданства-министериалитета вместо подданства государственного.

Вассалитет на Руси генетически был обусловлен княжеско-дружинными отношениями и являлся преемником военной демократии. Авторы согласны с А.А. Горским, что дружина – это уже отрицание родового деления общества, поскольку избирается и строится по принципу личной верности, а не по родовому принципу и оторвана от общинной структуры общества как социально, так и территориально. Русский вассалитет обладал наиболее существенными своими чертами: иерархичностью и гарантиями прав и привилегий господствующего класса. Ю.М. Эскин считает, что для русского типа вассалитета характерна значительная степень коллективности: не только «статус», но и отношения господства-подчинения шли в значительной степени и через корпоративную группу.

По мнению В.Б. Кобрина и А.Л. Юрганова, возможности альтернативного развития сохранились до начала XIII века. Установление татарского ига сказалось губительным для вассалитета, поскольку положение русских князей под властью Орды по форме зависимости напоминало подданство. В ходе ордынского нашествия погибла и основная масса дружинников. Некоторое время вассальные отношения сохранялись внутри княжеского дома и регулировались докончальными грамотами.

На характер отношений между государством и подданными, по мнению исследователей, повлияло пополнение государева двора за счет выходцев из феодальных систем «азиатского гнета» («царевичей» и «князей», мурз) – носителей министериальной, и в весьма грубой форме, традиции и психологии. Это «пополнение» постоянно «понижало» и общий культурный уровень «иммунитетного самосознания» русского служилого сословия. Справедливо отмечая, что процесс централизации русского государства был сложным и длительным, А.Л. Юрганов считает, что централизация на Руси консервировала сугубо феодальный тип отношений внутри общества, не давая простора независимости и свободе. В России это привело к установлению подданства в рабской форме, что в условиях отсутствия оппозиции позволило развиваться деспотизму, надолго сковавшему русское общество. При этом следует отметить, что поиск истоков русского деспотизма все более удревняется. Если в статье «Иван Грозный: Избранная рада или опричнина:?» В.Б. Кобрин относит его ко времени на несколько десятилетий старше опричнины (ко времени Ивана III и Василия III), то в совместной статье с Юргановым время, когда закладываются эти основы, датируется началом XIII в.

Наряду с историками, сосредоточившими основное внимание на изучении истоков деспотизма, ряд исследователей продолжал традицию, заложенную Н.И. Костомаровым, Ф.И. Леонтовичем и другими в изучении различных форм русского народного средневекового демократизма. Предпринимаются также попытки проследить соотношение самодержавных и демократичных начал на разных этапах российской истории.

В связи с определением формы политической власти на Руси, характера русского феодализма исследуется ныне и проблема местничества, которая рассматривается как специфически русская форма служебно-вассального регламентирования. При этом обращается внимание на первоначально исключительно служилый характер этого института, и добавления к нему «родословного» принципа в период расцвета института.


Случайные файлы

Файл
10689.rtf
14014.rtf
sxema.doc
12908.rtf
70048.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.