История милиции (60505)

Посмотреть архив целиком

История милиции


На протяжении своего существования белорусская милиция бдительно охраняет общественный порядок, надежно защищает интересы государства, права, честь и достоинства граждан. Работники милиции всегда с чувством ответственности, нередко ценой нечеловеческих усилий и самопожертвований, относились к выполнению этой основной обязанности с самого начала организации милиции в республике. С 4 марта 1917 года передается вахта верного служения белорусской милиции своему народу.

День 4 марта 1917 года занимает особое место в истории белорусской милиции. Как известно, февральская революция, потрясшая Российскую империю, вызвала мощную волну национально-освободительного движения, усилила стремление многих народов к образованию собственных государств. В Северо-Западном крае (так называлась в то время Беларусь), как и в целом в России, на смену старой царской полиции приходит народная милиция Временного правительства

4 марта в Минске был опубликован приказ гражданского коменданта, согласно которому один из активных представителей общественности большевик Михаил Александрович Михайлов (под этой фамилией действовал Михаил Васильевич Фрунзе) назначается «временным начальником милиции Всероссийского Земского Союза по охране порядка в городе». Согласно этому предписанию все городские чины полиции должны были выдать Михайлову имеющееся в их распоряжении оружие по описи».

Именно в этот день Михайлов (Фрунзе) приступил к созданию минской милиции. По его приказу в ночь на 5 марта отряды боевых дружин рабочих вместе с солдатами приданных частей гарнизона разоружили бывшую полицию, захватили городское полицейское управление, архивное и сыскное отделения, взяли под свою охрану важнейшие государственные учреждения, в том числе почту и телеграф.

5 марта рапортовал в Минск об образовании милиции Певель, входивший тогда в состав Северо-Западпого края, 7 марта подобная телеграмма пришла из Велижского уезда, 9 марта – из Езерищенского, 10 марта–из Суражского, затем из Двинска, Витебска, Лепеля и других городов и уездов. Таким образом, Минск стал по сути центром создания милиции в регионе.

Становление милиции в Минске в этот начальный период имело свои особенности. Руководил данным процессом большевик с выдающимися организаторскими способностями – М. В. Фрунзе. Прежде всего, он стремился превратить милицию в высокопрофессиональный вооруженный кулак и делал это без колебаний. С его участием проводилось освобождение подразделении как от неумелых работников, так и от тех, кто проявлял нелояльность к большевикам. За время с 4 марта по 11 октября, то есть до убытия из Минска, Фрунзе собрал в рядах городской милиции прежде всего революционных рабочих и солдат, которые и определяли характер се деятельности.

И, тем не менее, после отъезда М. В. Фрунзе качественный состав минской и в целом белорусской милиции стал все более ухудшаться. В ее рядах оказалось немало слабо подготовленных, к тому же неблагополучных (с точки зрения большевиков) элементов, которые все сильнее подпадали под влияние мелкобуржуазных партий.

Вот почему вскоре после победы Октябрьского вооруженного восстания последовал приказ Военно-революционного комитета Западного фронта о проведении коренной реорганизации минской милиции. Ее начальник И. К. Гамбург приказу не подчинился, заявив, что он находится в ведении городского самоуправления и обязан выполнять только его указания. При этом он подчеркнул, что милиция по своему предназначению должна быть вне политики, обязана заниматься только вопросами охраны общественного порядка и борьбы с преступностью. Это не устраивало ВРАК, и строптивый начальник минской милиции в тот же день был отстранен от занимаемой должности.

С этого времени ряды милиции стали пополняться исключительно по принципу политической благонадежности, то есть началось осуществление партизации правоохранительных органов.

Таким образом, если для народной милиции Временного правительства на первый план в ее деятельности выдвигались социальные задачи, то для советской основную ценность приобрели политические.

Особенно отчетливо такой подход стал проявляться после принятия 10 ноября 1917 года Наркоматом внутренних дел постановления «О рабочей милиции» – первого нормативно-правового акта, которым определялось создание советской милиции, во-первых, как исполнительного органа местных Советов рабочих и солдатских депутатов и, во-вторых, как единственно надежного оплота пролетарской революции. В приказе наркома внутренних дел и заведующего управлением милиции от 5 сентября 1918 года говорилось- «На советской милиции как первейшая обязанность лежит охрана прав рабочего класса и беднейшего крестьянства, и лишь отсюда вытекают ее обязанности по охране личности и имущества всех граждан».

Нельзя не отметить, что в этот период господствовали наивные представления о возможности обуздать преступность силами самого населения, без участия специальных профессиональных органов. В. И. Ленин в работе «Позабыли главное» настаивал на необходимости внедрения всеобщей обязательной службы всех взрослых мужчин и женщин в милиции длительностью от одной до двух недель в год. Естественно, заработную плату за это время защитники порядка должны были получать на фабриках и заводах, где постоянно работали.

Исходя из подобного идеалистического представления Советы на местах создавали милицию кто как мог. Практически некому было заниматься управлением ее профессиональной деятельностью. Не существовало единых штатов милиции. Отсутствовала должная материально-техническая база.

Разумеется, такая слабо организованная, непрофессиональная милиция (по сути дела ополчение) не могла успешно выполнять возложенные на нее задачи по охране общественного порядка и борьбе с преступностью. Поэтому спустя год в соответствии с инструкцией НКВД и НКЮ РСФСР от 12 октября 1918 года «Об организации советской рабоче-крестьянской милиции» органы защиты порядка из самодеятельно-партизанских формирований превращаются в штатные и профессиональные.

В это время классовый принцип становится одним из основных в организации и деятельности советской, в том числе и белорусской, милиции. Архивные материалы о деятельности, например, органов милиции Витебской области свидетельствуют о том, что работники милицейских аппаратов помимо своих функциональных обязанностей по охране общественного порядка и борьбе с преступностью все чаще стали привлекаться к решению политических вопросов: регистрации представителей буржуазных классов, взятию заложников, обложению кулаков (зажиточных граждан) налогами, наложению контрибуции, взысканию налогов и т. т.

Поэтому закономерными выглядели такие звучавшие со стороны руководителей Главного управления рабоче-крестьянской милиции здравицы в адрес правоохранительных органов: «Да здравствует милиция, идущая в ногу с трудовым народом на борьбу за мировую революцию!» Не случайно проводилась и военизация, когда личный состав милиции сводился в бригады, батальоны, роты и переводился на казарменное положение.

Нелегким для белорусской милиции был период конца 20-х и 30-х годов. Помимо охраны общественного порядка, борьбы с уголовной преступностью самое активное участие ей пришлось принимать в коллективизации сельского хозяйства, раскулачивании, точнее – ликвидации наиболее трудолюбивого слоя крестьянства.

Такой несвойственный круг обязанностей отрицательно сказывался на умонастроениях сотрудников милиции. Поэтому принимались меры по ужесточению дисциплины кадров. В специальном постановлении ЦИК и СНК БССР от 22 марта 1928 года указывалось, что сотрудники милиции не имеют права отказываться от работы в ночное время, в дни праздников и отдыха. Причем работа эта не ограничивалась определенным количеством часов и должна была выполняться безоговорочно и без дополнительной оплаты.

Таким образом, сложная экономическая и социально-политическая обстановка в стране, усиление сталинского тоталитарного режима тяжким бременем ложились на плечи работников охраны правопорядка. 15 декабря 1930 года были ликвидированы НКВД союзных и автономных республик, и одновременно деятельность милиции и уголовного розыска переходила под управление ОГПУ, о чем было принято постановление ЦИК и СНК СССР. Начальники главных управлений милиции и уголовного розыска становились по совместительству помощниками соответствующих начальников ГНУ. И так до районных органов включительно. ОГПУ руководили оперативной деятельностью милиции, контролировали и инспектировали эту работу.

Милиция в этот период оказалась в тройном подчинении: совнаркомов союзных республик, а на местах – исполкомов; вышестоящих милицейских учреждений; ОГПУ республик и ГПУ местных органов. С подчинением милиции ОГПУ, как показывала практика, шло ослабление связей между органами охраны общественного порядка и органами власти как в центре, так и на местах. Более того, 21 декабря 1932 года при ОГПУ СССР было создано Главное управление рабоче-крестьянской милиции, которое по своему положению исключалось из сферы управления совнаркомов союзных и автономных республик. Начальник Главного управления милиции при ОГПУ становился одним из заместителей председателя ОГПУ. Соответственно организовывалась и деятельность местной милиции.

Так называемое совершенствование структуры органов внутренних дел в конце 20-х – начале 30-х годов носило преимущественно политический характер. Оно было направлено на то, чтобы вывести милицию из-под непосредственного подчинения и руководства республиканских и местных органов власти, обеспечить строго централизованное руководство, что позволяло Сталину стать непосредственным куратором этих органов.


Случайные файлы

Файл
80482.rtf
70939-1.rtf
59051.rtf
18861.rtf
referat.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.