Берлинский университет имени Гумбольдта (60461)

Посмотреть архив целиком























Берлинский университет имени Гумбольдта

Humboldt-Universität zu Berlin





Берли́нский университе́т имени В. Гумбольдта (Университет Гумбольдта) (нем. Humboldt-Universitaet zu Berlin, лат. Universitas Humboldtiana Berolinensis), государственный университет в Германии, старейший в Берлине.


Основное здание находится в центре Берлина, на Унтер-ден-Линден. В университете обучается около 37 тыс студентов (2004, в том числе 4 тыс иностранных студентов).

Основан в 1810 немецким филологом и философом Вильгельмом Гумбольдтом. С 1828 официально назывался Университетом Фридриха Вильгельма. В 1949 назван в честь своего основателя. После 1933 Берлинский университет, как и другие университеты в Германии, стал нацистским учебным заведением; 20 тыс книг из его библиотеки были церемониально сожжены, еврейские студенты и неугодные режиму преподаватели были вытеснены из университета. В 1946 университет оказался в советской части Берлина и был открыт уже в составе ГДР. В 1948, в противоположность Берлинскому университету, ставшему проводником социалистической идеологии, был создан Открытый Берлинский университет. В 1990, после объединения Германии, коммунистическая идеология была отменена, в преподавательский состав вуза вошли крупнейшие ученые из Западного Берлина. Среди выпускников и преподавателей университета философы И.Г. Фихте, Ф. Шлейермахер, Г.В.Ф. Гегель, Ф.К. Савиньи, А. Шопенгауэр, Ф.В. Шеллинг, физики А. Эйнштейн, М. Планк; университет окончили 29 нобелевских лауреатов.

Берлинский университет им. Гумбольдта, один из крупнейших университетов в Германии. Основан в 1809 (формально открытие состоялось в 1810). Непосредственно руководил университетом в первые годы его существования Вильгельм фон Гумбольдт. В 1816 прусским королём Фридрихом Вильгельмом III был утвержден статус университета. В год основания в Берлинском университете обучалось 247 студентов, работало 58 преподавателей. Вскоре Берлинский университет стал одним из ведущих университетов в Германии. В его состав входило 7 факультетов: философский, юридический, теологический, медицинский, фармацевтический, зубоврачебный и с.-х. К университету был присоединён ряд крупных научно-исследовательских институтов, астрономическая обсерватория в Потсдаме и др. Большой известностью пользовалось открытое в 1887 отделение восточных языков.

С Берлинским университетом связана деятельность выдающихся учёных: филологов братьев Я. И В. Гримм, языковеда-санскритолога Ф. Боппа, философов Г. Гегеля, И. Фихте, историков Т. Моммзена, Б. Нибура, патологоанатома Р. Вирхова, физиков Г. Гельмгольца и Г. Кирхгофа и др.

В 1836-41 в Берлинском университете учился К. Маркс. После 1841 лекции в Берлинском университете посещал Ф. Энгельс. В конце 19 - начале 20 вв. Берлинский университет был одним из ведущих центров науки, большое развитие в нём получили естественные и точные науки. В Берлинском университете работали выдающиеся физики А. Эйнштейн, Э. Шрёдингер, М. Планк, В. Нернст.В 1946 университету было присвоено имя А. и В. Гумбольдтов.

Улица Унтер-ден-Линден также известна в мире как Красная площадь, как Монпарнас или Бейкер-стрит. И не только потому, что ее название и внешний вид чудесно дополняют друг друга (Унтер-ден-Линден в переводе означает "под липами"). Не только потому, что одним своим концом улица касается Бранденбургских ворот, а другим устремляется к знаменитой Берлинской телебашне, но еще и тем, что среди домов и дворцов, не одно столетие любующихся своим отражением в окнах друг друга, есть здание, величественным фасадом смотрящее в город, а двором утопающее в зелени сада. Это - бывший дворец принца Генриха Прусского, с 1809 по 1949 год - здание Берлинского университета, а ныне - университета имени Гумбольдта.

Не думаю, что всем, но наиболее любознательным студентам, должно быть, приходила в голову мысль: "А как учатся там? Как и чем живут студенты, стьюденты, штуденты?".

Мне посчастливилось побывать в Берлине в июле этого года, в самом разгаре была сессия. Студенты есть студенты - они народ мужественный. У нас - разъехались на сборы, тянуть армейскую лямку, а у них - в 38 градусную жару, когда кажется, плавится все: улицы, дома, мозги, - сдают сессию.

Картина, представшая перед нами, до боли что-то напоминала. Расположившись в непринужденных позах на скамейках в тени деревьев, с банкой пива в одной руке, с сосиской - в другой, голова подруги на плече, а на коленях - книги и тетради, студенты готовятся... Курят, смеются, переговариваются, рассматривают прохожих.

Но вот передо мной тяжелые двери в Храм Науки, за ними спасительная прохлада и огромный холл с парадной лестницей. Многое знакомо, похоже на "наше", но я - в другой стране, с другой историей, с другой судьбой. Поэтому не стану останавливаться на сходстве, хотелось бы рассказать о неповторимости этого университета.

К кому в учебном заведении обратиться за информацией, кто может быть в курсе всех дел, происходящих в этой мини-Вселенной?

Конечно, в отдел по связям с общественностью, в еще точнее - в редакцию университетской газеты.

Встретили нас очень приветливо и гостеприимно, подробно ответили на вопросы. В ответ на просьбу рассказать о современном положении дел в университете, мы услышали следующее: многое изменилось с 1990 года, с момента воссоединения Германии. С сентября того года Гумбольдтовский университет был поднят на высоту земельного, а не городского университета, начались коренные перемены в учебном процессе, которые в настоящее время практически завершены.

Поступающим в Гумбольдтовский университет предлагается 224 учебных программы по самым различным курсам в диапазоне от искусствоведческих специальностей до электротехники - такова широта программы обучения. И кроме активного преподавания теории предусматривается не менее активная и обширная практика. Дипломы присваиваются по 16 профессиям. Среди них профессия переводчика, причем преподается в университете 12 языков, из которых 4 - восточно-европейские. Магистерская степень дается по 60 направлениям, из которых некоторые признаются второй специальностью. Государственные экзамены проводятся по дисциплинам: право, медицина и фармакология; кроме того, экзамен по евангелической теологии.

Впервые за время существования университета (одного из трех и самого старейшего в Берлине) руководство вуза решило в 1992 году отказаться от ректората в пользу президентства, и теперь Гумбольдтовский университет возглавляет женщина, профессор Марис Дюркоп.

Конечно, без мощной интеллектуальной базы, заложенной основателями университета, не могло быть такой слаженно и четко работающей системы образования, которую не смогли разрушить ни две мировые войны, ни послевоенная разруха.

В Берлинском университете преподавал выдающийся немецкий философ Ф.В. Шеллинг, идеями которого было увлечено не одно поколение, и в России в том числе. П. Чаадаев считал себя учеником Шеллинга, а А. Григорьев назывался последователем этого философа. "Русская идея" Шеллинга о "великом предназначении" России, о том, что ему было "весьма по сердцу войти с Россией в умственный союз", вызывала у российского юношества любовь и почитание.

В стенах Берлинского университета читали лекции Фихте, Гегель, Фейербах.

Нынешние студенты Гумбольдта (как они сокращенно именуют свою alma mater) могут гордиться тем, что учатся там же, где в свое время учились М. Планк, А. Эйнштейн, Р. Кох и Р. Вихров. Гумбольдтовский университет дал миру 29 ученых - нобелевских лауреатов. И кто знает, какие еще гении начали свой путь к новым открытиям в этих стенах?

Планы создания высшего учебного заведения в Берлине обсуждались с конца 18 века. Замысел принадлежал многим выдающимся ученым того времени. Среди них И.Г. Фихте, Ф. Шлейермахер, Ф.К. Савиньи. Их реформистские идеи оказали существенное влияние на научное, образовательное и концептуальное построение университета в не меньшей степени, чем идеи филолога, философа, дипломата Вильгельма фон Гумбольдта. Он мыслил себе университет в буквальном смысле этого слова (от латинского universitas - совокупность), т.е. Высшее учебно-научное заведение, где изучается совокупность дисциплин, составляющих основы научных знаний, в единстве образовательного и исследовательского процессов. Обучение и воспитание объединены и должны служить всестороннему гуманистическому образованию студентов.

И в октябре 1810 года открылся Берлинский университет. Ко времени его основания уже существовало 4 равноправных факультета: юридический, медицинский, философский и теологический. Одновременно были объединены многочисленные собрания книг и направлены на просвещение и образование студентов.

Наиболее значительные естественнонаучные коллекции были переведены в здание на Унтер-ден-Линден и до сих пор являются основными фондами вуза. Также университету была передана королевская библиотека вместе со зданием, и с 1831 она является его главным книжным хранилищем.

В 1913-1920 годах здания университета были перестроены и расширены, а после бомбардировок Берлина 1945 года реставрированы, и им возвращен их исторический облик.

С 1828 года университет носил имя прусского короля Фридриха Вильгельма III, благодаря высочайшему участию которого университет начал свою деятельность. Кстати сказать, не только августейшие дома Германии и России находились в родственных и близких отношениях (Фридрих Вильгельм III был, например, тестем Николая I), но и многие немецкие ученые, в том числе и Александр фон Гумбольдт, брат Вильгельма, являясь почетными иностранными членами и членами-корреспондентами Петербургской Академии Наук.

А в 1949 году, в память о заслугах Александра и Вильгельма фон Гумбольдтов, университету было присвоено их имя.

С тех пор он так и именуется, и окончившие его с честью носят (без преувеличения и ложного пафоса) звание выпускника Гумбольдтского университета.

А те, кто ныне учится там, обладают не только прекрасными возможностями в обеспеченном будущем, но и сейчас ведут насыщенную и разнообразную жизнь: помимо обычных во всем мире студенческих тусовок, можно провести время в библиотеке, в музыкальном коллективе университета, попеть в хоре, сыграть в спектакле, свободно высказать свое мнение в университетской газете либо в своей, студенческой (есть и такая), пойти с однокашниками и преподавателями на демонстрацию.

Как сказано в проспекте, подробно освещающем жизнь Гумбольдтского университета, "университет понимает себя как общественное место, открытое для дискуссий в различных областях знаний, играющее весомую роль в политической жизни города".

Вот что представляет собой Humboldt-universitate, такой кусочек разноцветной мозаики жизни удалось нам увидеть и рассказать о нем.

А еще на свете есть Сорбонна, Кембридж, Оксфорд, Гарвард, МГУ и много-много других alma mater, в которых хранится прошлое, живет настоящее и создается будущее.






Берли́нский университе́т и́мени Гу́мбольдта (нем. Humboldt-Universität zu Berlin, сокр. HU Berlin, лат. Alma Mater Berolinensis) — старейший из четырёх университетов Берлина.

Основан 16 августа 1809 года по инициативе Вильгельма фон Гумбольдта. В 1828 году получил название Университет Фридриха Вильгельма в честь прусского короля Фридриха Вильгельма III, в царствование которого был учреждён; в 1949 году переименован в честь братьев Гумбольдтов.

Занятия в университете начались в 1810 году, на тот момент было зачислено 256 студентов. В 2008 году их было 34 612.

В XIX веке университет был одним из крупнейших европейских научных центров.



Оригинальное название Humboldt-Universität zu Berlin

Международное название Humboldt University of Berlin

Год основания 1810

Тип Государственный

Президент Кристоф Маркшис

Студенты 35 787 (зима 2008\2009)

Расположение Берлин, Германия


История


Преподавание велось на юридическом, медицинском, философском и теологическом факультетах. Естественные науки были в то время частью факультета философии. Первым ректором стал Теодор Шмальц.

Инициатива по основанию университета исходила от известнейших ученых того времени, прежде всего от философа Иоганна Готлиба Фихте и теолога Фридриха Шлейермахера.

Под влиянием идей Шлейермахера дипломат и языковед Вильгельм фон Гумбольдт разработал концепцию университета. С февраля 1809 года Гумбольдт в течение года был начальником отдела образования в Министерстве внутренних дел. Его целью было введение новой системы образования. Основным постулатом его концепции была тесная связь обучения и исследовательской работы.

Первыми профессорами университета, разделяющими идеи Гумбольдта стали Август Бёк (филология), Альбрехт Тэр (сельское хозяйство), Карл Фридрих фон Савиньи (юриспруденция), Кристоф Вильгельм Хуфеланд (медицина) и Карл Риттер (география).

Университет получил в своё распоряжение пустующий дворец принца Генриха Прусского, построенный в 17481766 годах. Многократно перестроенное с тех пор здание и сегодня является главным корпусом университета.

Несмотря на преобладание традиционных предметов: археологии, филологии, истории, медицины и теологии, в университете развивались и многочисленные новые научные направления в области естественных наук. Этим они были обязаны, прежде всего, Александру фон Гумбольдту, брату основателя университета. Во второй половине XIX века началось создание современных исследовательских и учебных учреждений. Такие известные исследователи как: химик Август Вильгельм фон Гофман, физики Герман фон Гельмгольц, математики Эрнст Эдуард Куммер, Леопольд Кронекер, Карл Вейерштрасс; врачи Иоганн Петер Мюллер, Альбрехт фон Грэфе, Рудольф Вирхов и Роберт Кох способствовали научной славе университета далеко за пределами Германии.

В городе возникали и другие, относящиеся к университету учреждения.

В 1810 году появилась медицинско-хирургическая университетская клиника, затем в 1816 году роддом, ставший в 1882 году первой женской клиникой. В 1910 году Фридрих I распорядился построить перед городскими воротами больницу для больных чумой, ставшую в 1927 году хирургической университетской клиникой.

Для принадлежащих с 1810 года университету природно-исторических собраний в 1889 году было выделено отдельное здание, сегодня Музей Естествознания. Основанная в 1790 году ветеринарная школа стала основой факультета ветеринарной медицины, а основанная в 1881 году Высшая сельскохозяйственная школа — факультетом сельского хозяйства.

Времена национал-социализма начались в Берлинском университете с диффамации учёных и студентов еврейского происхождения. Лекции профессоров-евреев бойкотировались, к слушателям применяли физическое насилие. Преследовались и неугодные режиму профессора. Участие сотрудников и учащихся университета в сожжении книг 10 мая 1933 года стало позором для университета. В последующие годы национал-социалистами была уволена треть сотрудников, многие учёные и студенты навсегда распрощались с университетом, бывшим когда-то центром гуманистической мысли.

В январе 1946 года университет вновь открыл свои двери. Занятия велись только на семи факультетах в частично разрушенных войной зданиях, затем открылись экономический и педагогический факультеты. В 1948 году в Западном Берлине возник Свободный университет Берлина, в котором учились студенты Берлинского университета, недовольные советским режимом.

В 1949 году Берлинский университет стал носить имя Берлинский университет имени Гумбольдта. В этом самом большом университете ГДР обучалось до 1990 года почти 150 тысяч студентов. В нём преподавали всемирно известные учёные.

После объединения Германии в Берлине существовало 4 университета. Была проведена реформа и переориентация университета.

С 1994 года в университете существует одиннадцать факультетов и несколько междисциплинарных центров и институтов. Обучение в университете стало престижным, так, например, в зимнем семестре количество абитуриентов составило 25 750 человек на 3 455 учебных мест. Учебные корпуса находятся в центре Берлина, в Адлерсгофе и в северной части Берлина. 14 % студентов составляют иностранные студенты из более чем 100 стран. Стоимость обучения в зимнем семестре 2008—2009 года составила 242,68 евро, включая проездной билет.

С 2006 года университет начал он-лайновый приём аппликационных форм на обучение.

Университет поддерживает партнерские отношения с более 170 научными заведениями по всему миру.



Знаменитые люди университета


В историю Гумбольдтского университета вписано много известных ученых. В 1901 году, год присуждения первой Нобелевской премии, одна из вожделенных премий отправилась в Берлинский университет нидерландскому химику Якобу Энрику Вант-Гоффу. Годом позже Нобелевской премией по литературе был отмечен Теодор Моммзен, профессор истории древнего мира. Нобелевскую премию по физике получали многие ученые, чья научная деятельность была связана с университетом. Среди 29 лауреатов были Альберт Эйнштейн и Макс Планк. За достижения в химии премию получили Эмиль Фишер, Вальтер Нернст и Отто Ган, в медицине Роберт Кох и Отто Генрих Варбург.

Но не только нобелевские лауреаты прославляли и прославляют Берлинский университет. Это и Генрих Гейне, Адельберт фон Шамиссо, Людвиг Фейербах, Отто фон Бисмарк, Карл Маркс, Франц Меринг, Вильгельм Либкнехт и Карл Либкнехт, Альфред Вегенер, Алиса Саломон и Курт Тухольский. Первый синтез амфетамина был проведен в стенах университета в 1887 году химиком Лазарем Эделеану.







Знаменитые профессора и студенты


  • Адикес, Эрих

  • Амелунг, Вальтер Оскар Эрнст (проделал для института огромную работу в Ватикане и Риме).

  • Базаров, Владимир Александрович

  • Бергманн, Эрнст фон

  • Вильденов, Карл Людвиг

  • Гартунг, Фриц

  • Дедекинд, Юлиус Вильгельм Рихард

  • Джафароглу, Ахмед

  • Зееберг, Рейнгольд

  • Зейгарник, Блюма Вульфовна

  • Квинке, Генрих Иренеус

  • Кон, Герман Людвиг

  • Краузе Федор — немецкий хирург, один из основоположников нейрохирургии

  • Ландау, Эдмунд Георг Герман

  • Левин, Курт

  • Мендельсон, Феликс

  • Миллер, Лукиан Адамович (1836—1898) — немецкий классический филолог, грамматик

  • Мюлленгоф, Карл Виктор (1818—1884) — профессор немецкой филологии

  • Прейсс, Гуго

  • Ранке, Леопольд фон

  • Риман, Бернхард

  • Роузентал, Франц

  • Фробениус, Фердинанд Георг

  • Якоби, Карл Густав Якоб

Берлинский университет


Им. Гумбольдта, один из крупнейших университетов в ГДР. Основан в 1809 (формально открытие состоялось в 1810). Непосредственно руководил университетом в первые годы его существования Вильгельм фон Гумбольдт.

В 1816 прусским королём Фридрихом Вильгельмом III был утвержден статут университета. В год основания в БУ Обучалось 247 студентов, работало 58 преподавателей. Вскоре БУ Стал одним из ведущих университетов в Германии. В его состав входило 7 факультетов: философский, юридический, теологический, медицинский, фармацевтический, зубоврачебный и с.-х. К университету был присоединён ряд крупных научно-исследовательских институтов, астрономическая обсерватория в Потсдаме и др. Большой известностью пользовалось открытое в 1887 отделение восточных языков. С БУ Связана деятельность выдающихся учёных: филологов братьев Я. и В. Гримм, языковеда-санскритолога Ф. Боппа, философов Г. Гегеля, И. Фихте, историков Т. Моммзена, Б. Нибура, патологоанатома Р. Вирхова, физиков Г. Гельмгольца и Г. Кирхгофа и др. В 1836—41 в БУ Учился К. Маркс. После 1841 лекции в БУ Посещал Ф. Энгельс. В конце 19 — начале20 вв. БУ. Был одним из ведущих центров науки, большое развитие в нём получили естественные и точные науки. В БУ Работали выдающиеся физики А. Эйнштейн, Э. Шрёдингер, М. Планк, В. Нернст. С приходом к власти фашистов многие профессора покинули БУ, эмигрировали из Германии.

В 1946 университету было присвоено имя А. и В. Гумбольдтов. В 1968/69 учебном г. В БУ Было 9 факультетов; философский, естественно-математический, юридический, экономический, педагогический, теологический, медицинский, ветеринарный, сельского хозяйства и садоводства; в университете обучалось свыше 14 тыс. Студентов, работало 1900 преподавателей. Библиотека университета (основана 1831) насчитывала (1969) свыше 1900 тыс. Тт.

Известные люди


Вильгельм фон Гу́мбольдт (нем. Friedrich Wilhelm Christian Karl Ferdinand Freiherr von Humboldt; 22 июня 17678 апреля 1835, дворец Тегель, Берлин) — немецкий филолог, философ, языковед, государственный деятель, дипломат. Старший брат учёного Александра фон Гумбольдта.

Сочетая в себе, в традициях своего времени и наследуя великим деятелям Возрождения, — разнонаправленные таланты, осуществил реформу гимназического образования в Пруссии, основал в 1809 г. университет в Берлине, был другом Гёте и Шиллера.

Один из основоположников лингвистики как науки. Развил учение о языке как непрерывном творческом процессе и о «внутренней форме языка» как выражения индивидуального миросозерцания народа. Во многом определил путь и направление развития немецкой (и — шире — европейской) гуманитарной мысли своей эпохи.

Происхождение

По отцовской линии братья Гумбольдты происходили из померанской буржуазии. Их дедушка служил офицером в прусской армии и в 1738 был произведён в дворянское сословие благодаря личным заслугам и поданной просьбе. Его сын Александр Георг также состоял на воинской службе. После выхода со службы в 1766 Александр Георг сочетался браком с состоятельной вдовой гугенотского происхождения Елизаветой фон Гольвед, урождённой Коломб, и благодаря этому стал владельцем дворца Тегель и прилегающих земель.

Биография

5 марок 1967 г. — памятная монета ФРГ, посвящённая братьям Александру и Вильгельму фон Гумбольдт

Вильгельм фон Гумбольдт родился 22 июня в Потсдаме.[1] На образование сыновей Вильгельма и Александра родители средств не жалели. Во Франкфуртском (на Одере) и Геттингенском университетах Вильгельм основательно изучил право, политику и историю. Преданный науке, он вместе с тем с напряженным вниманием следил за движением в сферах политической, общественной и литературной.

В 1789 г. он вместе со своим учителем, известным Кампе, ездил в Париж, «чтобы присутствовать при похоронах французского деспотизма». Несколько позже он отозвался на поставленный тогда историей вопрос о взаимных отношениях между государством и личностью в сочинении «Мысли о попытке определить границы действий государства» (Ideen zu einem Versuch, die Grenzen der Wirksamkeit des Staats zu bestimmen). Он является здесь борцом за полную свободу личности и ограничивает роль государства заботой о внешней безопасности. Это сочинение настолько расходилось с традиционными понятиями, что цензура не допустила его опубликования, и оно появилось в печати только в 1851 г.

Еще более, чем политические вопросы, интересовали его новые направления в литературе и философии. Уже в 1790 г. в Веймаре он завязал прочные, никогда не порывавшиеся связи с Шиллером, а позже установились дружеские отношения между ним и Гете. И с тем, и с другим Гумбольдт состоял в деятельной переписке, которая издана под заглавиями: «Briefwechsel zwischen Schiller und W. v. H.» (Штутгарт, 1876) и «Goethes Briefwechsel mit den Gebrüdern von H., 1795—1832» (Лпц., 1876). Рано приобретённая им репутация универсально образованного человека сделала его видным членом всех литературных салонов того времени. Он появляется то в Берлине, в кружке Генриетты Герц, Рахили Левин и др., то в Эрфурте и Веймаре, то в Иене (1794-97), в постоянном общении с кружком Шиллера. С тех пор, как он женился (1791) на Каролине фон Дахерёден, его дом сделался одним из самых блестящих салонов, куда стекалось все, что было в Европе умного, талантливого и знаменитого. Жена Гумбольдта была одной из просвещеннейших и умнейших женщин своего времени и оказывала мужу величайшую помощь даже в его ученых работах.

Ученый скончался 8 апреля 1835 г. в Тегеле близ Берлина.

Идеи Гумбольдта как историка и философа

Вильгельм Гумбольдт стремился конкретизировать и развивать философское учение Канта на материале общественной истории, но по ряду вопросов он отклонялся в сторону объективного идеализма. Гумбольдт считал, что история как наука в некотором смысле может совпадать с эстетикой, и выработал свою теорию исторического познания. Согласно ей, всемирная история есть результат деятельности духовной силы, лежащей за пределами познания, которая не может быть понята с причинной точки зрения. Проявляет себя эта духовная сила через творческие способности и личные усилия отдельных индивидов, вытекающие из природной необходимости или из потребности. Таким образом, историческая жизнь общества есть результат свободы и необходимости жизни индивидов и жизни целого. На этих идеях Гумбольдта коренится понимание термина «Духовная культура», выработанного в дальнейшем в культурологии. Гумбольдт понимал под духовной культурой религиозно-нравственные представления, которые приводят к совершенствованию личности человека и, вместе с тем, — к улучшению общественной жизни.

Политические идеи Гумбольдта

Одновременно со Шлейермахером, Гумбольдт сформулировал учение об индивидуальности. Он говорил: «Всякая человеческая индивидуальность есть коренящаяся в явлении идея. В некоторых случаях, это до того ярко бросается в глаза, точно идея лишь затем приняла форму индивида, чтобы в ней совершить свое откровение». Гумбольдт считал, что в индивидуальности кроется тайна всякого существования и первым выразил мысль о необходимости разнообразия. Вильгельм писал свои работы о деятельности государства в конце 18го столетия, когда государственное начало было очень сильно. Государство, по Гумбольдту, должно ограничиваться исключительно установлением внешней и внутренней безопасности. Любое содействие благосостоянию граждан со стороны государства невозможно без вмешательства его во все отрасли человеческой жизни. А подобное вмешательство, как боялся Гумбольдт, ограничит личную свободу, и помешает своеобразному развитию индивидуума. Высшую цель, которая должна определять границы деятельности государства, Вильгельм видел в универсальном развитии индивидуальности.

Ио́ганн Го́тлиб Фи́хте (нем. Johann Gottlieb Fichte, 19 мая 1762, Бишофсверда27 января 1814, Берлин) — немецкий философ. Один из основателей группы направлений в философии известной как субъективный идеализм — группа направлений в философии, представители которых отрицают существование независимой от воли и сознания субъекта реальности. Философы этих направлений либо считают, что мир, в котором живёт и действует субъект, есть совокупность ощущений, переживаний, настроений, действий этого субъекта, либо, как минимум, полагают, что эта совокупность является неотъемлемой частью мира. Радикальной формой субъективного идеализма является солипсизм, в котором реальным признается только мыслящий субъект, а всё остальное объявляется существующим лишь в его сознании.

Представителями классической формы субъективного идеализма являются Беркли, Фихте, Юм, схожие идеи также развивал Кант. Среди философских течений XX века к субъективному идеализму иногда относят различные школы позитивизма (махизм, операционализм, логический эмпиризм, лингвистическую философию и т. п.), прагматизм, философию жизни (Ницше, Шпенглер, Бергсон) и выросший из неё экзистенциализм (Сартр, Хайдеггер, Ясперс и др.), которая развилась из теоретических и этических работ Иммануила Канта. Фихте часто воспринимается как фигура, чьи философские идеи послужили мостом между идеями Канта и германского идеалиста Георга Вильгельма Фридриха Гегеля. В последнее время Фихте получил признание благодаря его оригинальной способности проникновения в суть природы самосознания и самоанализа. Так же как у Декарта и у Канта, проблема объективности и сознания служила мотивом его философских размышлений. Фихте также писал работы по политической философии и из-за этого он воспринимается некоторыми философами как отец Немецкого национализма.[1]

Фри́дрих Даниэ́ль Эрнст Шле́йермахер (нем. Friedrich Daniel Ernst Schleiermacher; 21 ноября 1768, Бреслау12 февраля 1834, Берлин) — знаменитый немецкий философ, теолог и проповедник.

Сын реформатского пастора. Воспитывался в братской общине гернгутеровНиески и Барби), религиозный дух которой произвел на юного Шлеймахера глубокое и неизгладимое впечатление. Но наряду с религиозностью эта же община своей полной отчужденностью от науки и жизненных интересов породила в Шлеймахере никогда не угасавший протест против узкой и нетерпимой ортодоксии.

19-ти лет покинул Шлейермахер ставшую для него духовной тюрьмой семинарию и, напутствуемый укорами отца, направился в университета в Галле. Здесь Шлейермахер с напряженным рвением отдался изучению философии под руководством вольфианца Эбергарда. Происходившая в то время борьба между критицизмом Канта и Лейбницевской философией повергла и его в конфликт старых философских взглядов и новых веяний. Из этого конфликта он вышел, не подчиняясь в полной мере ни тому, ни другому влиянию. Кант привлекал его критической трезвостью своей теории познания, но его метод обоснования метафизических идей на почве морали Шлейермахер решительно отвергает уже в своем первом юношеском произведении: «Ueber das höchste Gut».

Выдержав, по настоянию отца и дяди, теологический экзамен, Шлейермахер некоторое время был домашним учителем и воспитателем в семействе графа Дона в Шлобиттене. Здесь же он начал свою проповедническую деятельность. Затем Шлейермахер занимал должность церковного проповедника, сначала в Ландсберге, а затем в Берлине. Проповедничество было призванием Шлейермахера, одаренного от природы ораторским талантом. Деятельность эта не стояла в противоречии и с его отрицанием церковной догматики. Его проповеди состояли главным образом в моральном и психологическом истолковании религиозных идей. С этим содержанием вполне гармонировало его собственное благочестивое настроение.

Вообще Шлейермахер был глубоко религиозной натурой. «С тех пор, как я мыслю и существую, — писал он про самого себя, — религия была коренной основой моего бытия; ей питался я в юности, она сохранилась во мне даже тогда, когда перед скептическим взором исчезли Бог и бессмертие души». В примирении этой религиозности с разрушительным для религиозной догмы критицизмом и заключалась его жизненная задача. Задача эта могла быть разрешена только одним способом: сведением религии к совершенно самостоятельной по отношению к разуму психологической основе. Такой основой было для Шлейермахера чувство и настроение.

Кроме проповедничества, Шлейермахер выступал также в качестве профессора теологии, сначала в Галле, а впоследствии в Берлине. Шлейермахер был не только теоретиком. В тяжелые для Германии 1807 и 1808 годы французского владычества, он вместе с Фихте и другими деятелями национального возрождения своими речами возбуждал мужество и энергию сограждан. Под его председательством рассматривался в 1817 г вопрос об унии протестантских вероисповеданий (лютеранского и реформатского). Шлейермахер горячо стоял за унию, как свободное соединение и взаимное признание различных проявлений одного и того же религиозного чувства. Но он отказался связать свое имя с установлением этой унии, когда она получила вид насильственного мероприятия. Этот отказ в связи со свободомыслием Шлейермахера в области политических и религиозных вопросов обусловил весьма натянутые отношения его к германскому правительству. Отличаясь искренним нравственным чувством и пониманием человеческой натуры, Шлейермахер оказывал в высшей степени гуманизирующее влияние на всех знавших его современников. «Ты для меня по отношению к человечности то же, что были Гёте и Фихте в поэзии и философии», — писал ему Ф. Шлегель в период их дружбы.

Воззрения

Философия Шлейермахера носит характер эклектизма: в области гносеологии он примыкал к Канту и симпатизируя вместе с тем рационализму Спинозы, далеко не благосклонный ко всякого рода вторжениям метафизики в область религии и в то же время вступающий в союз с романтической мистикой, Шлейермахер обладал несомненной способностью сочетать несоединимое.

Общефилософские воззрения Шлейермахера изложены в его «Диалектике», появившейся в печати только после его смерти. Под диалектикой он разумеет искусство философского обоснования. Возможность философского познания обуславливается полным соответствием мышления и бытия. Логической связи понятий соответствует причинная связь внешней действительности. Как родовые понятия служат логическим основанием для видовых, так точно высшие роды бытия реально обуславливают существование низших. Познание возникает из взаимодействия двух факторов: органической или чувственной и интеллектуальной функций. Органическая дает материал, интеллектуальная — форму. Первая обуславливает хаотическое многообразие восприятий, вторая вносит систему, определенность и единство. В преобладании той или другой из этих функций постоянно колеблется человеческое мышление, переходя от чистого восприятия к абстрактным понятиям. Восходя от конкретных представлений чувственности все к более и более общим понятиям, мышление, наконец, приходит к идее абсолютного единства бытия. Эта идея уже не представляет собой понятия, так как она не выражает ничего определенного. Она относится к неопределенному субъекту бесконечного множества суждений. Точно так же, спускаясь к области чувственных восприятий, мышление приходит к возможности бесконечного множества суждений, выражающих отдельные факты всего разнообразного опыта. Таким образом область определенных понятий имеет две противоположные границы. Эти границы совпадают с переходом мышления, с одной стороны, в чисто чувственную, с другой — в чисто интеллектуальную функцию.

Двум факторам мышления соответствуют два рода бытия: реальное и идеальное. Самосознание доказывает внутреннее тожество бытия и мышления реального и идеального. В основании всего бытия лежит абсолютное мировое единство или Бог. Это единство неизбежно предполагается нашим мышлением, но никогда не может быть осуществлено в мысли. Лишенное такого единства, наше познание является всегда относительным. Метафизические и религиозные понятия о Боге, по мнению Ш., нисколько не выражают Его сущности. Приписываемые обыкновенно Богу различные качества или свойства противоречат Его единству. Эти качества представляют не что иное, как отражение Божественной природы в религиозном сознании человека. Точно так же понятие личности не может быть связываемо с идеей Бога, так как личность предполагает всегда нечто конечное и ограниченное. Вообще, всякая попытка мыслить Бога в определенных понятиях или представлениях неизбежно приводит к мифологии. Бог и мир находятся в неразрывной связи. Все зависит от Бога, но эта зависимость не выражается в отдельных актах или чудесах, а в общей связи природы. В общем понимание Бога и Его отношения к миру у Ш., почти совпадает с пониманием Спинозы. Признавая же идею Бога для познания трансцендентной, Ш. прямо примыкает к Канту. Шеллинга напоминает его определение Бога, как тожества реального и идеального.

Философия религии

Философия религии в мировоззрении Шлейермахера имеет первенствующее значение. Первым сочинением, посвященным исследованию религии, были «Речи о религии, направленные к образованным людям, находящимся среди её недоброжелателей» (1799). Задачей этого сочинения было — показать, что религии принадлежит в душе человеческой совершенно самостоятельная область, в которой она царствует неограниченно: «Истинная религия — это чувство и вкус бесконечности»[1] Отрицание религии основано, на смешении её с метафизикой и моралью. Сущность метафизики, вообще познания, есть мышление. Сущность морали — деятельность. Своеобразная природа религии состоит в созерцании и чувстве. Религиозность состоит в чисто пассивном сознании воздействия на нас мирового целого или Бога. Как только мы начнем истолковывать это сознаваемое нами воздействие и относить его к конечным вещам, к камню, солнцу, звездам, к тем или иным метафизическим понятиям, мы порываем с истинной сущностью религии и переходим в совершенно чуждую ей область фантазии или отвлеченного мышления. Созерцание мирового целого обуславливает возникновение чувства. В этой связи созерцания и чувства и состоит религиозность. Зависимость от мирового целого воспринимается и сознается каждым особым образом. Соответственно этому те понятия и представления, в которых выражается религиозное чувство, оказываются различными. От этого происходит множественность религий и исповеданий. Но так как сущность религии состоит в самом сознании зависимости и связанном с ним чувстве, то религия по самому своему существу отличается полным единством и терпимостью. Нетерпимость возникает от вмешательства в религию метафизических идей, которые ошибочно принимаются за сущность религии и дают повод к несогласиям и разделениям. Вообще понятия и представления составляют вторичное и производное содержание религии. Они служат лишь символами религиозного чувства. Точно так же и мораль стремится установить различие и определенность в отношениях индивидуума к миру. В противоположность этому религия видит во всем одно и то же, во всех людях деятельность одного и того же Бога. Но хотя наука и мораль по существу различны от религиозности, все они должны сопровождать друг друга. Ибо знание мира и правильное воздействие на него возможно лишь постольку, поскольку в человеке непосредственно переживается присутствие Бога во всем. Но в этом только переживании, а не в тех понятиях, которые по поводу него возникают, и состоит истинное религиозное благочестие. Этому благочестию, по мнению Ш., противоречит обыкновенно присущая религиям вера в личное бессмертие. Благочестие должно, напротив, стремиться к тому, чтобы расширить индивидуальность личности и как бы растворить её в бесконечном. «Среди конечного составлять одно с бесконечным, быть вечным в каждом мгновении» — вот в чём, по мнению Ш., истинное бессмертие. Понимая религию как внутреннюю интимную жизнь духа, Ш. вполне отрицательно относится ко всем внешним религиозным установлениям. С особенным энтузиазмом защищает он полную свободу религиозной жизни от вмешательства со стороны государства. «Hinweg also mit jeder solchen Verbindung zwischen Kirche und Staat» — вот «Катоновский» призыв, который Ш. не переставал повторять до своей смерти. Установленное в «Речах…» резкое разделение области религии и морали было впоследствии смягчено. Уже в изданном в 1801 г. сборнике проповедей Ш. утверждает неразрывную связь между религиозностью и нравственным самоопределением и признает духовные достоинства, не связанные с моральной деятельностью, не имеющими никакой цены.

«Речи о религии…» приняты были современным Ш. обществом с самым живым интересом, но далеко не с одинаковым сочувствием. Представители философии отнеслись к ним скорее враждебно. Фихте увидел в них лишь запутанный спинозизм. Ещё более отталкивающее впечатление произвели они на Шеллинга, в то время резко порицавшего все туманное и мистическое; лишь впоследствии признал он за ними выдающееся значение. Неблагосклонный прием встретили «Речи…» и со стороны великих поэтов Шиллера и Гёте. Наиболее сочувственно отнесся к «Речам» кружок романтиков. Близость Ш. к романтизму обуславливалась как его личными отношениями с романтиками, так и некоторым внутренним родством его с этим направлением. То чувство мирового единства и его влияния на мир, тот «вкус к бесконечному» (Geschmak f ü rs Unendliche), которое у Ш. играют такую важную роль, по существу ничем не отличаются от мистических созерцаний и стремлений романтиков. Внутренняя душевная жизнь с её смутными веяниями для Ш. так же, как и для романтиков, была самой главной и ценной областью. В этом отношении наиболее близок был Ш. Новалис, в котором романтизм чувства проявился с наибольшей глубиной и силой.

Связь Ш. с романтической школой получила также свое выражение в его «Интимных письмах» о «Люцинде» Ф. Шлегеля. Эти «письма» ярко характеризуют нравственный облик Ш. Выступив защитником встреченного всеобщим негодованием романа своего друга и оправдывая в должности церковного проповедника романтический панегирик свободной любви, Ш. не только проявил дружескую верность и своего рода мужество, но также и чрезвычайный моральный такт. Беспорядочным и лишь слегка возвышающимся над обыкновенной фривольностью мыслям Шлегеля он сумел здесь придать наиболее возвышенный смысл и весьма тонкое психологическое истолкование. Однако родство Ш. с романтизмом имело все-таки вполне определенные границы. Ш. был романтиком лишь в той мере, в какой признавал чувство важнейшей областью души, но романтизм идей и представлений был для него чужд.

Либеральная теология

Богословское сочинение «Христианская вера» («Der Christliche Glaube», 1822) представляет переработку читанного им в берлинском университете курса теологии. Здесь в основе религиозности лежит чувство абсолютной зависимости. Это чувство и является стимулом богопознания. Богословские концепции и даже догматы не принадлежат к подлинной сущности религии, но представляют продукт рефлексии над религиозным чувством. Это чувство и является в конце концов последней инстанцией при обсуждении догматической стороны религии. Таким образом, лишь те догматы получают теологическое оправдание, которые могут быть сведены на религиозное чувство и являются его необходимыми выражениями. В христианстве он видит совершеннейшую религию, имеющую свое историческое обоснование в совершенной и безгрешной личности Христа. Психологическую основу христианства представляет сознание искупления и убеждение в том, что это искупление совершено Христом. Под искуплением он понимает такое воздействие на людей, благодаря которому чувство абсолютной зависимости, обыкновенно подавленное, возникает с большей легкостью и силой.

Этические воззрения

Этические воззрения Ш. составляют главное содержание большинства его сочинений. Этические концепции в духе романтизма изложены в «Монологах». Основными принципами являются здесь индивидуальность и духовная свобода. Каждое отдельное лицо имеет особую этическую ценность, как выражение человеческой природы совершенно определенным и самобытным способом. Вообще, право на своеобразность есть священнейшее право человека во всех областях личной и общественной жизни. Здесь же Ш. отстаивает, как высшую задачу человечества, внутреннее образование духовной жизни. С негодованием клеймит он внешнюю благоустроенность и богатство культуры, основанную на бездушном автоматизме и связанную с духовной нищетой и рабством. «Что могло бы меня спасти, — восклицает он, — если бы не было тебя, божественная фантазия, и если бы ты не давала мне верного предчувствия лучшего будущего». В этом идейном творчестве будущего отмечает Ш. этическое значение фантазии. В последнем монологе Ш. высказывает прекрасные мысли о вечной юности. Юность есть состояние духа, не зависящее от тела. Она вечна и неувядаема, поскольку неустанно стремление духа к познанию и обладанию. Как систематическое изложение этики, наибольшее значение имеет «Философское учение о нравственности» (посмертное издание по оставшимся манускриптам). В основании этики Ш. лежит та мысль, что между законами природы и нравственным долженствованием нет никакого противоположения. Поступки с такой же необходимостью вытекают из человеческой природы и взаимодействия её с миром, как и все другие явления природы из её действующих сил. Но как в том, так и в другом случае процесс развития является в известном смысле свободным, поскольку он обусловливается той или иной индивидуальностью. Как в нравственности происходит уклонение от законов должного, так точно и в природе нормальный закон развития претерпевает изменение в уродствах, болезнях и т. п. Нравственность распадается на три основных принципа: благо, добродетель и долг. Благо есть взаимопроникновение природы и разума. Оно осуществляется воздействием человеческого разума на свое собственное тело и внешний мир. В этом воздействии Ш. различает 1) организующую или созидающую и 2) символизирующую деятельность. В первой человек вносит разумность во внешнюю природу и становится её господином. Сюда относятся такие деятельности, как гимнастика, техника, агрокультура и т. п. Вторая служит для внешнего выражения внутренней духовной жизни. С этим подразделением перекрещивается различие деятельностей в отношении общности (одинаковости) и индивидуальности человеческих проявлений. Таким образом получается четыре вида нравственной деятельности: сношение, собственность, мышление и чувство. В сношениях людей между собой (разделение труда, обмен продуктов) проявляется их организующая деятельность, как тожественная для всех индивидуумов. Соответственная общая символизирующая деятельность есть мышление и язык. Индивидуальная образующая деятельность ведет к установлению замкнутой области индивидуальной организации и владения, то есть собственности. Самое типичное её выражение есть дом или жилище. Чувство есть область индивидуального символизирования. Его художественным символом служит искусство. Искусство является для чувства и религии тем же, чем язык для науки. Добродетель понимается Ш. как нравственная сила, обуславливающая образование различных видов блага. По существу это та же разумность, которая в благе связана с природой, но только не вышедшая ещё из пределов человеческого существа. Если благо зависит от добродетели, то и обратно, совершенные добродетели возможны только при осуществлении высшего и целостного блага. Добродетели различаются по обоснованию их в чистой разумности или чувственности. Добродетель, как чисто разумное и идейное содержание, есть настроение; как относящееся к области чувственного и подчиненное порядку времени — сноровка. С этим перекрещивается подразделение, основанное на различии познания и представления. Соответственно этому получается четыре вида добродетели: мудрость, то есть настроение в познавании, любовь, то есть настроение в представлении, рассудительность, то есть сноровка в познавании, и стойкость, то есть сноровка в представлении. Различие долга и добродетели не установлено Ш. с достаточной ясностью. Добродетель имеет характер длительной силы, между тем долг предстоит как единичное действие, предписанное нравственным законом. Следуя своей излюбленной архитектонике по противоположностям универсального и индивидуального, Ш. подразделяет долг на обязанности права, любви, призвания и совести. Все эти области нравственности не представляют чего-либо самостоятельного, но являются различными сторонами единого высшего блага. Относя к области этики всякое символизирующее воздействие человека на внешнюю природу, Ш. понимаете эстетику как этическую дисциплину. Соответственно с этим внешняя природа сама по себе исключается из области прекрасного, которое понимается исключительно антропологически, то есть как произведение искусства.

История философии

Большое значение для философского образования в Германии имели многочисленные труды Шлейермахер по истории философии, в особенности его превосходные переводы Платона. Мировоззрение Ш., рассматриваемое как философская система, имело лишь преходящее и по существу маловажное значение. Отсутствие самобытных и достаточно ясных философских принципов не дает возможности включить его в общее развитие философской мысли, как необходимое и самостоятельное звено. Огромное влияние Ш. на современников и ближайшее поколение обуславливалось нравственной силой и самобытностью всей личности Ш., а также его выдающимся литературным талантом. Гораздо большее значение имеют взгляды Ш. на сущность религии. В живом чувстве и сознании Бога он действительно открыл Святая Святых истинной религиозности, ту область, по отношению к которой «нет ни эллина, ни иудея». Основной ошибкой Ш. было принципиальное противоположение чувства и познания, как совершенно самостоятельных, друг с другом не связанных функций. Этот дуализм человеческой личности в сфере высших её проявлений обусловлен был слишком скорым признанием отрицательных выводов критицизма и эмпиризма, которым Ш. сдался без боя. Чтобы спасти религиозность, Ш. не оставалось ничего другого, как оградить её от познания непроницаемой стеной. Признавая необходимость символизации чувства, Ш. не сознавал того, что эта символизация — выражается ли она в представлениях или понятиях — не может быть чужда и области познания, что в силу единства человеческой личности чувство может стремиться только в тому, что для разума есть более или менее обоснованная истина. Оправдывая религию, как чувство, Ш. отказался от возможности оправдать её и как миросозерцание. И в этом надо отдать ему должное, как честному и последовательному мыслителю.


Случайные файлы

Файл
100223.rtf
74373-1.rtf
145.rtf
186755.rtf
1047-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.