Германская социал-демократия на пути к власти (1949-1972) (60425)

Посмотреть архив целиком


Германская социал-демократия на пути к власти (1949-1972)


После окончания второй мировой войны в СДПГ господствовало убеждение, что новая Германия не может быть построена на основах капитализма, и партия выдвинула лозунг "социализм как непосредственная задача". В отличие от периода после первой мировой войны, когда социал-демократы доказывали, что "груду руин нельзя социализировать", после катастрофы 1945 г. они рассчитывали именно на то, что "полный развал экономики даст шанс на создание радикально новой системы".

В первых программных заявлениях тогдашнего лидера СДПГ К. Шумахера, сделанных от имени партии, говорилось, что будущая Германия должна быть построена на социалистических основах, в духе социал-демократических идей. Речь шла о "третьем пути", отличном от западного капитализма и советского социализма. Предполагалось, что массы в результате военных потрясений и послевоенных трудностей настроены антикапиталистически.

К. Шумахер, просидевший в тюрьмах и концлагерях нацистского государства более 10 лет, пользовался большим авторитетом в партии и оказывал значительное влияние на формирование ее стратегии и тактики. На массы это воздействие было двойственным. Высокий моральный авторитет, почти националистический тон выступлений хорошо воспринимались частью населения. Подчеркнутая мировоззренческая открытость и готовность не обращать внимание на прошлое членство в нацистской партии и ее организациях облегчали приток в партию. Шумахер выступал за то, чтобы марксисты, гуманисты, христиане и социалисты, признающие цели и принципы социал-демократии, участвовали в ее борьбе на равных правах.

Однако его выступления, напоминавшие прежние времена, вызывали и недовольство. Бескомпромиссность придавала ему скорее облик народного трибуна, чем государственного деятеля. Претензии СДПГ на единоличную власть, с которыми она выступила в первые послевоенные годы, вызывали отчуждение значительных масс населения. Прусская централистская система, которую К. Шумахер намеревался восстановить в Германии, не совпадала с духом времени, с тенденциями к федерализму. А борьба против "Европы 6-ти", перевооружения Германии и западноевропейской интеграции придавала СДПГ репутацию партии отрицания. К тому же это затрудняло отношения с профсоюзами, которые тогда в этих вопросах поддерживали правительственный курс.

Шумахер указывал на нерасторжимую связь между политической демократией и социалистическими целями. Из этого для него вытекало жесткое неприятие реального социализма и коммунистических партий. Шумахер полагал, что Германия должна быть восстановлена на основе социал-демократического социализма. В послевоенный период представления СДПГ о демократическом социализме - главной идейно-политической концепции социал-демократического движения постоянно развивались. Однако под демократическим социализмом социал-демократы всегда подразумевают процесс постепенных общественных преобразований, в результате которых капиталистическое общество приобретает новое качество. По их представлениям, должны быть демократизированы все основные сферы жизни общества - политическая, экономическая и социальная. Экономическая демократия предполагает, в частности, различные формы участия трудящихся в управлении экономикой, обобществление тех отраслей экономики, с деятельностью которых не справляется частный сектор, индикативное планирование государством экономического развития страны.

Однако надежды на антикапиталистические настроения масс и на то, что последние отдадут СДПГ мандат на власть, не оправдались. Уже на первых выборах в ландтаги СДПГ в целом проиграла ХДС/ХСС.

Просчеты в оценке пригодности капитализма к восстановлению страны и в оценке умонастроений масс предопределили ряд важных тактических промахов социал-демократов в борьбе за массы.

К их числу относится позиция, занятая СДПГ в Экономическом совете во Франкфурте-на-Майне, который был создан летом 1947 г. в Бизоний и по своим функциям приближался к парламенту. Отказ от вхождения в руководящие органы Совета и критика принимаемых им решений с классовых позиций отнюдь не способствовали увеличению влияния социал-демократов на массы. Последние в тогдашних трудных экономических условиях были согласны на социальное неравенство, если при этом обеспечивался подъем их жизненного уровня. А поскольку валютная реформа 1948 г. повлекла за собой заметные хозяйственные успехи, они были приписаны оппонентам СДПГ в Экономическом совете, то есть ХДС и, прежде всего, Л. Эрхарду.

Промахи были допущены СДПГ и в Парламентском совете, созданном для выработки конституции ФРГ. Считая ФРГ временным государственным образованием и рассчитывая на скорейшее воссоединение Германии, социал-демократы не придавали должного значения деятельности этого важного органа. Больше всего они заботились о максимальной суверенности ФРГ по отношению к оккупационным властям и о дееспособности государственных органов. Основные столкновения с ХДС происходили из-за федералистских тенденций христианских демократов.

Согласно политической стратегии К. Шумахера, силы СДПГ нужно было сосредоточить на борьбе за единую Германию, в которой затем и осуществить его видение социализма.

При обсуждении проекта конституции социал-демократы не стремились к конкретизации своей социальной программы, полагая, что, как уже отмечалось, займутся этим в рамках будущего единого государства. А нуждаясь в поддержке СвДП в борьбе с христианскими демократами, СДПГ не настаивала на включении в конституцию радикальных социальных требований. Между тем социал-демократы располагали большими возможностями для существенного влияния на характер разрабатываемой конституции. Они имели в Парламентском совете равное с ХДС количество мест, а председателем совета был социал-демократ К. Шмидт, юрист по образованию. Таким образом, СДПГ не реализовала своих возможностей.

На середину августа 1949 г. были намечены выборы в западногерманский бундестаг. Организационную подготовку к выборам СДПГ начала во второй половине мая этого года. В середине июля было опубликовано предвыборное обращение социал-демократов "За свободную Германию в новой Европе". В нем с боевых классовых позиций подвергалась критике политика Экономического совета и выдвигались первоочередные экономические, социальные и культурно-политические требования СДПГ. Они включали в себя экономическое планирование, полную занятость, справедливое распределение ущерба, причиненного войной, социализацию крупных сельскохозяйственных предприятий и немедленное проведение земельной реформы, свободу и терпимость в культурной жизни, которые особенно должны были проявиться в создании школ совместного обучения для детей различных вероисповеданий.

В ходе избирательной кампании развернулась острая дискуссия с ХДС по вопросу о школьной реформе. Стиль полемики со стороны К. Шумахера не способствовал привлечению католических рабочих на сторону СДПГ. Так, он охарактеризовал ХДС и Немецкую партию как "в худшем смысле слова языческие партии, которым характерен концентрированный эгоизм и дефицит любви к ближнему". Между тем католики в ФРГ составляли почти половину населения страны.

Главная борьба развернулась на заключительном этапе избирательной кампании, особенно вокруг утверждения СДПГ в ее предвыборном обращении о том, что она внесла решающий вклад в самоопределение Германии и воспрепятствовала тому, чтобы на месте жизнеспособного германского государства образовались 11 западногерманских государств, в которых господствовали бы клерикализм и партикуляризм. К. Аденауэр воспользовался этим и ложно обвинил руководство СДПГ в том, что оно раньше других политических сил узнало о готовности союзников к уступкам в вопросе федерализма, давая тем самым понять о существовании скрытого, по существу коллаборационистского сотрудничества СДПГ с союзниками. Социал-демократы всячески отвергали эти обвинения, но последние сильно навредили им в глазах избирателей.

Результаты выборов принесли СДПГ, которая рассчитывала стать правительственной партией и возглавить правительство, горькое разочарование. СДПГ получила 29,2% голосов и 131 место в парламенте, а блок ХДС/ХСС - 31% голосов и 139 мест. Первое правительство возглавил христианский демократ К. Аденауэр. СДПГ оказалась в оппозиции.

Решающими факторами успеха ХДС/ХСС была ориентация на женщин, умелое использование конфессионального момента и то обстоятельство, что средние слои населения в подавляющем большинстве склонялись по своим политическим симпатиям к центру и вправо.

В руководстве СДПГ наступило разочарование, и вместе с тем сохранялась самоуверенность. Социал-демократические лидеры обвинили избирателей в том, что те проголосовали против своих кровных интересов, поскольку были политически непросвещенными и недостаточно сознательными.

Свои недостатки они видели лишь в слабой работе низовых партийных организаций. Получалось, что политическая концепция партии, пропагандистский стиль руководства, учет интересов избирателей были делом второстепенным.

Выборы показали, что существовала глубокая пропасть между идеями демократического социализма и политическим сознанием большинства населения. Материальные лишения в первые послевоенные годы достигли такой степени, что практически не стимулировали политической активности масс, а напротив, деморализовывали их. Рабочие, главная тогда опора СДПГ, не составляли в этом отношении исключения. Добавились также такие факторы, как поражение СДПГ в 1933 г., последующие репрессии, антисоциалистическая пропаганда нацистов и т.д.К. Шумахер на этом фоне воспринимался большинством современников в качестве анахронизма.

Средний бюргер предпочитал тогда спокойствие, порядок, трезвость и умеренность политиков, а не радикальные перемены. Тот, кто хотел завоевать массы должен был ориентироваться на ближайшие потребности и, исходя из этого, определять путь осторожных, постепенных реформ.

Потерпев поражение на выборах 1949 г., СДПГ не отказалась от надежд на приход к власти и реализацию своих идей. В русле прежнего курса партии находился программный документ партии начала 50-х годов "16 Дюркхаймских пунктов". В них содержались требования планирования и государственного контроля в экономике, коренного пересмотра налоговой и социальной политики, социализации добывающей и тяжелой промышленности и т.п. Правда, у отдельных лидеров и функционеров проявились определенные колебания в отношении избирательной политики. Одни выступали за более радикальные, чем раньше, лозунги, другие, напротив, настаивали на необходимости приспособления к реальной ситуации.

К следующим выборам в бундестаг 1953 г. партия начала готовиться уже в начале 1952 г.

Казалось, партия извлекла уроки из неудачной избирательной кампании1949 г. Была выработана новая избирательная стратегия. Теперь главным направлением работы должна была стать не критика политического противника, а избиратель, ибо он решает, кому дать мандат на власть.

Новый председатель СДПГ Э. Олленхауэр (К. Шумахер умер в 1952 г) заявил, что для победы на выборах нужно лучше, чем прежде, балансировать между внешней и внутренней политикой. В прежние годы социал-демократы главное внимание уделяли вопросам объединения Германии и внешней политики. Но предвыборная программа СДПГ была слишком пространна и детализирована, чтобы мобилизовать широкие массы голосовать за нее. Неуемным нападкам подвергалась политика министра экономики Л. Эрхарда. И в то же время СДПГ не выдвинула собственной позитивной и убедительной экономической программы. Вопреки первоначальным намерениям СДПГ все больше втягивалась в полемику по вопросам внешней и германской политики. Э. Олленхауэр опубликовал статью под заголовком "За единство Германии - против иллюзорной Европы Аденауэра". Однако Аденауэр в ходе полемики смог доказать, что в том, что не решается германская проблема, виноваты не он и не западные державы, а Советский Союз.

Негативное для СДПГ воздействие на результаты выборов оказали еще два фактора: бездоказательное заявление К. Аденауэра о том, что два социал-демократических политика - Штрот и Шарлей - получали деньги с Востока и казалось бы безобидное обращение Объединения немецких профсоюзов "Выберем лучший бундестаг", в котором противники СДПГ усмотрели призыв голосовать за социал-демократов. Между тем ОНП, в котором доминирующую роль играли социал-демократы, обязано было, согласно своему уставу, придерживаться партийно-политического нейтралитета.

Плакат СДПГ "Олленхауэр - вместо Аденауэра" не принес СДПГ никакой пользы ввиду растущей популярности Аденауэра в ФРГ и его высокого международного авторитета.

Партийная верхушка СДПГ рассчитывала стать сильнейшей фракцией в бундестаге, но результаты выборов оказались для нее шокирующими. СДПГ получила 28,8% голосов избирателей, на 0,4% меньше, чем на предшествующих выборах, а блок ХДС/ХСС сделал колоссальный скачек вперед. За него проголосовало 45,2% избирателей вместо 31% в 1949 г.

Прирост произошел за счет лиц, не голосовавших в 1949 г., женщин, католиков, сельских хозяев, лиц свободных профессий и пенсионеров.

Опросы населения показали, что ХДС искусно использовала в избирательной кампании тематические предпочтения (главное внимание вопросам внутренней политики, а у СДПГ - внешней), личность Аденауэра, а главное - быстрый подъем экономики, осуществленный под руководством христианских демократов.

СДПГ, анализируя причины своего поражения, указала на следующие моменты: организационная слабость, пропагандистские ошибки, чрезмерное подчеркивание отрицательного в политике противника и мало собственных позитивных предложений, в частности, резкая антиэрхардовская кампания и отсутствие собственной четкой экономической программы. То есть, вопреки благим намерениям повторились слабости избирательной кампании СДПГ 1949 г.

После второго поражения на выборах в СДПГ развернулась дискуссия, в ходе которой много говорилось о необходимости программных изменений у социал-демократов. Призыв К. Шмидта "выбросить идеологический балласт!" - ссылки на марксизм как идеологию партии, красное знамя, обращение "товарищ" получили растущую поддержку.

В 1956 г. ХДС потерпел серию политических неудач. В крупнейшей земле Северный Рейн-Вестфалия правительство, возглавляемое ХДС, было заменено на коалиционное социал-либеральное во главе с социал-демократами. В Бонне свободные демократы вышли из союза с ХДС/ХСС. Многие коммунальные выборы закончились впечатляющими успехами СДПГ.

Опросы, проведенные во второй половине 1956 г., показали, что за СДПГ готово проголосовать примерно столько же или даже более избирателей, чем за ХДС/ХСС. Казалось, что соотношение политических сил начало меняться в пользу СДПГ.

Однако вследствие ввода осенью 1956 г. советских танков в Венгрию произошла смена настроений избирателей в пользу ХДС/ХСС. Дело в том, что венгерские события показали необходимость германского перевооружения и вступления в НАТО, против чего выступала тогда СДПГ. Еще больше возрос престиж К. Аденауэра, который оказался в этих вопросах прав. В сфере внутренней политики престиж канцлера также возрос благодаря пенсионной реформе 1957 г.

В агитационно-пропагандистском плане ХДС, продолжая линию на дискредитацию политических противников, специально обратил внимание на сообщение одной из шведских газет о том, что один из ведущих лидеров СДПГ Г. Венер, находясь в годы войны в эмиграции в Швеции, работал на Коминтерн.

В середине июня 1957 г. СДПГ опубликовала свою избирательную программу. В вопросах международной безопасности СДПГ выступала за всеобщее и контролируемое разоружение, создание в Европе зоны, свободной от атомного оружия, за систему коллективной безопасности в Европе и т.д.

В центре внутриполитических требований находились следующие: свободное развитие экономики и социальная ответственность частных собственников, современное макроэкономическое планирование, установление общественного демократического контроля над каменноугольной промышленностью и атомной энергетикой. СДПГ выступала за "целеустремленную политику" в отношении средних слоев. Учитывая новые явления в развитии общества, социал-демократы требовали преодоления отрицательных социальных последствий второй индустриальной революции посредством более тесного взаимодействия экономики и политики и расширения возможностей для развития научных исследований, образования и обучения.

В последние недели накануне выборов избирательная борьба между СДПГ и ХДС приобрела весьма острый характер. Об этом свидетельствует, в частности, выдержка из обращения правления, партийного комитета, контрольной комиссии СДПГ и ее фракции в бундестаге к избирателям от 15 августа 1957 г.: "Кто изберет ХДС/ХСС, тот рискует следующим: длительное господство одной партии, дороговизна и инфляция, окончательный раскол нашего отечества, атомные бомбы и атомная смерть. Кто изберет СДПГ, тот обеспечивает: стабильные цены, стабильную валюту, воссоединение Германии в условиях свободы, атомную энергетику только в интересах мира".

В 1957 г. социал-демократы повторили недостаток предшествовавшей избирательной кампании. Они вновь персонифицировали избирательную борьбу - "Э. Олленхауэр - К. Аденауэр", что не принесло никакой пользы СДПГ, поскольку старому, мудрому и многоопытному канцлеру с мировым престижем был противопоставлен политик средней руки. СДПГ напротив нужно было пропагандировать свой "теневой кабинет", в который входили политики нового поколения, пользующиеся растущим авторитетом среди немецкого населения.

Результаты третьих федеральных выборов в бундестаг были по существу катастрофическими для СДПГ. Блок ХДС/ХСС получил 50,2% голосов избирателей - абсолютное большинство, а СДПГ - 31,8% голосов (прирост составил 3%).

За ХДС/ХСС проголосовали прежние категории избирателей. Но кроме них христианским демократам отдала голоса немалая часть рабочих земли Северный Рейн-Вестфалия. ХДС удалось также привлечь на свою сторону часть не определившихся ранее избирателей с помощью лозунга "Никаких экспериментов!", который оказался весьма эффективным в условиях стабильного экономического подъема.

СДПГ провела значительно более серьезный, чем прежде, анализ причин своего поражения. Среди них были названы следующие: "экономическое чудо" изменило материальное положение и сознание рабочих и часть из них уже не считает себя рабочими, а СДПГ - своей партией; недостатки в работе высшего эшелона партийного руководства; слабая политическая активность на предприятиях. Затем Э. Олленхауэр назвал еще ряд негативных для социал-демократов факторов, на которые последние не могут оказывать влияние: финансовое превосходство ХДС, использование христианскими демократами в своих интересах государственного пропагандистского аппарата, взаимодействие правительственного лагеря и людей экономики, поддержка К. Аденауэра западными державами.

К этому нужно добавить, что одна из исторических причин неудач СДПГ на выборах заключалась в том, что в результате раскола страны социал-демократы лишились своих традиционных "крепостей" - Саксонии и Тюрингии.

Возник даже вопрос: "Возможна ли вообще альтернативная демократическая политика в ситуации высокой экономической конъюнктуры и беззастенчивой идентификации правящей партии с государством?"

Поражение СДПГ на парламентских выборах 1957 г. и обострение дискуссии о дальнейшем политическом курсе партии привели к персональным изменениям в руководстве партии. На съезде СДПГ в Штутгарте в 1958 г. в правление партии впервые были избраны такие видные реформаторы как В. Брандт, Х. Дайст и Г. Шмидт. Заместителями председателя партии стали также реформаторы В. фон Кнёринген и Г. Венер. В созданном впервые в истории СДПГ президиуме партии, значительно ограничивавшем полномочия председателя партии Э. Олленхауэра, образовалось реформаторское большинство в составе Г. Венера, Ф. Эрлера, X. Дайста, Г. Шмидта и В. фон Кнёрингена.

В ноябре 1959 г. СДПГ на своем чрезвычайном съезде в Бад-Годесберге приняла программу принципов. Программа завершила длительный процесс дискуссий в партии по программным вопросам, вызванный горькими поражениями социал-демократов на выборах в бундестаг в 1953 и 1957 гг. Предпринятая в Бад-Го-десберге ревизия прежних программных установок имела целью открыть СДПГ для новых мировоззренческих групп и новых социальных слоев, а также привлечь на свою сторону новых членов и избирателей. Западногерманские социал-демократы в корне пересмотрели свои прежние идейные позиции. Они окончательно отказались от единой мировоззренческой и идейной основы - марксизма, назвав в качестве духовных предшественников социал-демократии христианскую этику, гуманизм и классическую философию. СДПГ признала рыночное хозяйство и частную собственность на средства производства, отошла от позиций классовой партии рабочего класса, объявив себя народной партией. Социализм она стала рассматривать не как определенную модель (марксистский подход), а как реализацию нравственных ценностей (главные - свобода, справедливость, солидарность) в процессе длительных реформистских преобразований, как "непрекращающуюся задачу".

Очень четко и емко суть Годесбергской программы охарактеризовал известный немецкий политолог К. Зонтхаймер: "СДПГ совершенно ясно заявила: социализм она понимает теперь не как... конечную цель, а как перманентный процесс, в ходе которого либеральные принципы свободного общества должны быть увязаны с потребностями социальной справедливости. Годесбергская программа - это целевая установка народной партии, в которой связаны воедино принципы либерализма, демократии и свободного социализма".

А через год после принятия Годесбергской программы СДПГ устами Г. Венера, заявила в бундестаге, что готова и в вопросах внешней политики на широкое сотрудничество с буржуазными партиями.

Извлекая уроки из предшествовавших выборов и готовясь к выборам 1961 г., СДПГ вновь решила сконцентрировать главное внимание на проблемах внутренней политики.

В мае 1960 г.В. фон Кнёринген, ответственный за пропаганду в партии, сформулировал самые настоятельные ближайшие задачи, которые должна была в ближайшее время решить СДПГ, чтобы добиться успеха в избирательной кампании: для вербовки новых членов и сторонников партии широко пропагандировать лозунг "Идти в ногу со временем - идти вместе с СДПГ!", в сельской местности активно разъяснять отношение СДПГ к католикам, заняться проблемой средних слоев, больше внимания уделять вопросам семьи и коммунальной политики. Предполагая, что ХДС займется усиленной пропагандой идеи "рассеивания собственности", фон Кнёринген полагал, что СДПГ должна предложить свое конструктивное решение этого вопроса. Вместе с тем он предостерегал от резких нападок на К. Аденауэра и Л. Эрхарда.

Кандидата от СДПГ в канцлеры - правящего бургомистра Западного Берлина В. Брандта, молодого, прогрессивного, инициативного и динамичного политика, пользующегося симпатиями у немецкого населения и уже снискавшего международный авторитет, социал-демократическая пресса представляла в качестве национальной интегрирующей фигуры. Прекрасный оратор, полемист, руководитель демократического склада, умеющий сплачивать вокруг себя наиболее способных людей, В. Брандт шел на выборы с командой новых людей.

Сам В. Брандт заявил, что в случае победы на выборах социал-демократов страной будет править не СДПГ, а правительство немецкого народа и в интересах народа.

В августе 1960 г. местные партийные организации СДПГ получили агитационные материалы с учетом особенностей каждого округа.

Были посланы доверенные лица в Великобританию и США для изучения опыта этих стран в проведении избирательных кампаний. В результате избирательная кампания СДПГ 1961 г. в какой-то степени напоминала американское шоу.

В. Брандт, подтверждая имидж интегрирующей национальной фигуры, который создавала ему социал-демократическая пресса, выступил за решение задач, общих для всего немецкого населения. Он упрекал правительство ФРГ в том, что оно "не формирует внутреннее единство немецкого народа", "отказалось от задачи объединения приверженных государству сил, для проведения совместной политики, направленной на решение коренных проблем немецкой нации".

Правительственная программа социал-демократов по внутриполитическим проблемам предусматривала первоочередное внимание к следующим 10 проблемам: социальное регулирование отпусков, содействие спорту, социальное страхование на случай болезни, новая система пенсионного обеспечения, компенсация ущерба жертвам войны, семейная политика, жилищная политика, благоустройство городов, защита окружающей среды и транспортная политика. СДПГ обещала повысить жизненный уровень населения ФРГ вдвое в течение жизни менее чем одного поколения при условии, если удастся избежать войны.

Во внешней политике и политике безопасности были намечены следующие основные задачи: сохранение численности бундесвера, то есть сохранение военной обязанности граждан; усиление готовности к обороне и одновременный контроль за вооружениями; контакты и кооперация с народами Восточной Европы; разумная помощь развивающимся странам.

На заключительном этапе избирательной борьбы произошло событие, которого никто не мог предвидеть.13 августа 1961 г. по распоряжению правительства ГДР в Берлине была построена стена между восточной и западной частями города.

Внимание к В. Брандту как правящему бургомистру Западного Берлина возросло. Но оно могло иметь двоякие результаты, так как заговорили о "кризисе Вилли". Но все же впервые такое важнейшее международное событие в период предвыборной борьбы было не в пользу ХДС, лидер которой К. Аденауэр из-за его сдержанности и пассивности в отношении проблемы Берлина потерял прежний авторитет.

В конечном итоге симпатии к Брандту возросли и неокончательно определившиеся избиратели, склоняющиеся к СДПГ, утвердились в своих намерениях. Не достигла своей цели и предпринятая в последние недели избирательной кампании попытка ХДС дискредитировать В. Брандта посредством опубликования книги, касающейся его интимной жизни, под названием "Здесь были также и девушки".

Выборы в сентябре 1961 г. внесли значительные изменения в соотношение политических сил в ФРГ. ХДС/ХСС получил 45,4% голосов избирателей, потеряв таким образом абсолютное большинство в бундестаге. Самого большого успеха в своей истории достигли свободные демократы - 12,8% голосов. СДПГ получила дополнительно почти 2 млн. голосов (5,4%), а всего - 36,2% голосов.

В условиях продолжающегося экономического процветания и стабильного внутриполитического положения это был крупный успех СДПГ, и он был по праву оценен руководством партии как подтверждение правильности его внутрипартийных и программно-политических реформ.

После выборов СДПГ предложила сформировать правительство из представителей всех партий, прошедших в бундестаг. Начались сложные переговоры. ХДС вела их с СДПГ, главным образом, чтобы запугать СвДП. После месяца переговоров была создана правительственная коалиция из ХДС/ХСС-СвДП.

Участие СДПГ в коалиционных переговорах принесло ей пользу, ибо отпала прежняя оценка партии как "естественной оппозиционной партии", и ее начали рассматривать как в перспективе правительственную партию.

После смерти Э. Олленхауэра в 1963 г. председателем СДПГ был избран В. Брандт, его заместителями - Г. Венер и Ф. Эрлер. Эту тройку называли представителями "нового стиля". Отличительная черта этого стиля - стремление пересмотреть политическую стратегию СДПГ как в вопросах внутренней, так и внешней политики. Во всех важных политических сферах СДПГ выдвигала фундированные, привлекательные концепции. Она стремилась предстать в глазах будущих избирателей в качестве мотора перспективной и прогрессивной политики.

В ходе следующей избирательной кампании (1965 г) СДПГ неоднократно демонстрировала стремление к интеграции различных интересов в рамках государства, готовность к диалогу с различными политическими силами.

Социал-демократы учитывали, что у избирателей в целом пользовалось доверием предлагаемое ими решение общественно-политических и берлинской проблем, а в отношении экономической и внешней политики избиратель больше поддерживал ХДС/ХСС. Поэтому СДПГ избегала нападок на внешнюю и экономическую политику христианских демократов и концентрировалась на социальных задачах: здоровье, образование, забота о престарелых и т.д.

Накануне выборов 1965 г. была создана правительственная команда из компетентных, популярных, пользующихся доверием населения социал-демократов. Они выступили с предложениями, конкретизирующими реформистские цели СДПГ, например, с концепцией "народного страхования".

Широко пропагандировались успехи в социальной области, достигнутые в землях и общинах в результате деятельности СДПГ.

Социал-демократы активизировали работу во всех 248 избирательных округах, кандидатов от округов обучали ведению избирательной кампании.

На заключительной фазе избирательной борьбы были определены группы избирателей, с которыми следовало вести активную работу: впервые пришедшие к урнам молодые избиратели, работающие по найму, близкие по своим воззрениям к СДПГ, особенно не принимавшие до сих пор участия в выборах рабочие и члены их семей, а также лица свободных профессий и служащие в индустриальных регионах, работающие по найму в областях со слабым влиянием христианских демократов и приверженцы ХДС/ХСС, для которых стала привлекательной общественно-политическая программа СДПГ.

Важное значение имели выступления в пользу СДПГ интеллектуалов и деятелей культуры. Так, компания Г. Грасса способствовала тому, что СДПГ поддержали левые либералы в мелких и средних городах.

Результаты сентябрьских выборов 1965 г. разрушили надежды СДПГ стать сильнейшей фракцией в бундестаге. За нее проголосовали на 3,1% избирателей больше, чем в 1961 г., и она получила 39,3% голосов, а ХДС/ХСС - 47,6%.

Вновь было сформировано коалиционное правительство из ХДС/ХСС-СвДП.

Однако еще за несколько недель до выборов 1965 г. теперь уже бывший канцлер ФРГ многоопытный политик К. Аденауэр опубликовал статью, в которой утверждал, что без участия СДПГ в правительстве не могут быть решены такие важные вопросы, как принятие чрезвычайного законодательства, финансовая реформа, модификация политики заработной платы и социальной политики, внесение необходимых изменений во внешнюю политику и политику безопасности.

Важнейшим позитивным для СДПГ моментом стало то обстоятельство, что в 1966 г. в ФРГ впервые за весь послевоенный период произошло абсолютное сокращение промышленного производства, начала расти безработица. Экономический кризис 1966-1967 гг. показал неспособность ХДС и канцлера А. Эрхарда вовремя перейти к методам хозяйствования, требовавшим более активного вмешательства государства в экономику. Преемник К. Аденауэра на посту канцлера Л. Эрхард, пишет известный немецкий политолог К. Зонтхаймер, оказался настолько же слабым канцлером насколько сильным он был министром экономики.

С уходом К. Аденауэра христианские демократы тогда потеряли своего единственного лидера государственного масштаба и оказались не в состоянии дать политике ФРГ необходимые импульсы на будущее. В этой связи ХДС предпринял меры организационного характера: Л. Эрхарда на посту канцлера сменил К. Кизингер.

Предложенные правительством К. Кизингера шаги для решения экономических проблем встретили сопротивление со стороны СвДП. Лидеры свободных демократов не хотели разделять ответственность за новый экономический курс и вышли из правительства.

Не имея большинства в бундестаге, правительство К. Кизингера оказалось недееспособным и предложило руководству СДПГ создать коалиционное правительство с ХДС/ХСС. Не менее важным было и то обстоятельство, что, в отличие от СДПГ, и ХДС и СвДП не могли тогда предложить реального курса, отвечающего изменившейся экономической ситуации.

В этой обстановке социал-демократические лидеры решили вступить в коалицию с христианскими демократами, несмотря на бурю протестов, которую вызвал этот шаг в СДПГ.

Условия вступления СДПГ в коалицию были сформулированы в 8 пунктах. Во внешней политике и политике безопасности это были новое регулирование отношений с США и Францией, отказ ФРГ от попыток обладания атомным оружием, нормализация отношений с государствами на Востоке. Во внутренней политике социал-демократы прежде всего настаивали на реорганизации системы финансов. СДПГ бралась продемонстрировать способность управлять экономикой более успешно, чем ХДС.

В результате переговоров в ноябре 1966 г. было образовано правительство "большой коалиции" из ХДС/ХСС и СДПГ, просуществовавшее до очередных выборов в бундестаг в 1969 г. СДПГ впервые вошла в правительство и играла в нем роль младшего партнера.

В новом правительстве социал-демократ В. Брандт стал вице-канцлером и министром иностранных дел, К. Шиллер - министром экономики. Министрами стали еще 6 социал-демократов.

К. Шиллер предложил принятые затем бундестагом законы "О стабилизации экономики" и "О финансовом планировании". Именно тогда социал-демократы ввели в употребление термин "глобальное регулирование экономики". Законы предусматривали пятилетнее планирование в области финансов и многолетнюю программу инвестиций. Суть этих новаций - обеспечить общее выравнивание различных сфер и регионов экономики в рамках рыночного хозяйства.

В результате названных и других мероприятий социал-демократам удалось в сравнительно короткий срок справиться с экономическим кризисом.К. Шиллера в те годы называли "суперминистром" и "экономическим гением". Социал-демократы на деле доказали, что они умеют решать экономические проблемы. Вместе с тем укрепилось представление об СДПГ как о национальной партии, которая не собирается менять существующий порядок вещей.

В области внешней политики к числу достижений СДПГ нужно отнести установление в 1967 г. дипломатических отношений с Румынией и восстановление в 1968 г. дипломатических отношений с Югославией. Обе эти акции были проведены вопреки действовавшей еще тогда "доктрине Халынтейна", нацеленной на международную изоляцию ГДР.

ГДР была признана "феноменом", имеющем собственное правительство. В 1967 г. впервые в западногерманской практике произошел обмен письмами между канцлером ФРГ (К. Кизингером) и премьер-министром ГДР (В. Штофом).

В дальнейшем важную роль на пути социал-демократов к власти сыграло то обстоятельство, что в 1967 г. фракция СДПГ в бундестаге, политика которой прежде определялась партийным руководством, вышла из партийной тени и стала по существу сама вырабатывать политическую линию партии. Личности, которые теперь выступали от имени социал-демократии, не имели почти ничего общего с типом традиционного партийного функционера. Х. Поттхофф, известный специалист по истории СДПГ пишет: "Речь шла о людях, пригодных к деятельности в правительстве, отличающихся профессиональной квалификацией, обладающих собственным профилем, притягательной силой и популярностью среди населения".

Об укреплении позиций СДПГ в политической жизни ФРГ свидетельствовало то, что весной 1969 г. федеральное собрание избрало президентом страны социал-демократа Г. Хайнемана. При этом большинство депутатов от СвДП, руководимой новым лидером В. Шеелем, проголосовало за Г. Хайнемана. Многие тогда увидели в этом "частичную смену власти" и очевидное сближение СДПГ и СвДП.

На выборы 1969 г. партнеры по "большой коалиции" ХДС/ХСС и СДПГ шли как решительные противники.

В результате выборов социал-демократы получили 42,7% голосов, впервые перешагнув 40-процентный барьер. Успех социал-демократов объясняется несколькими обстоятельствами: умением преодолеть экономический кризис 1966-1967 гг.; стремлением к проведению политики реформ, которых хотели многие избиратели; большим вниманием к требованиям научно-технического прогресса; высказываниями и некоторыми практическими шагами в пользу разрядки в международных отношениях.

Несмотря на незначительное большинство в бундестаге (12 мандатов), СДПГ и СвДП сформировали правительство "малой коалиции". Впервые за послевоенную историю социал-демократы возглавили правительство ФРГ.В. Брандт стал канцлером, а В. Шелль - министром иностранных дел.

Важной предпосылкой вступления СвДП в коалицию с СДПГ стала растущая ориентация свободных демократов на средние и высшие слои наемных работников. Их позиции по ряду вопросов существенно приблизились к позициям социал-демократов.

Что касается СДПГ, то в ней росла оппозиция против участия в коалиции с ХДС/ХСС. В 1969 г. в партии впервые после 1950-х годов сформировалось левое крыло. Против участия социал-демократов в этой коалиции были профсоюзы, считавшие, что СДПГ стала "заложницей ХДС/ХСС" и все экономические тяготы перекладывает на плечи трудящихся. СДПГ нужно было возвратить доверие своих основных избирателей.

Обе партии полагали, что им удастся провести назревшие реформы, согласовав их по возможности с предпринимателями. Сформирование правительства социал-либеральной коалиции, полагает западногерманский исследователь В. Шланген, - это результат "совпавшего у СДПГ и СвДП представления о том, что для приспособления страны к внутриобщественному (в ФРГ) и всемирно-историческому развитию необходимы внутриполитические и внешнеполитические реформы". Эта коалиция, указывает другой западногерманский ученый А. Баринг, вновь продемонстрировала "выдающуюся способность ФРГ к образованию консенсуса": как в свое время К. Аденауэр интегрировал почти все политические силы справа от СДПГ, так на сей раз В. Брандт сумел интегрировать политические силы слева от ХДС.

После того, как В. Брандт возглавил правительство, он провозгласил активную политику реформ, призвал "отважиться на большую демократию" и "демократизировать все сферы жизни общества". Вместе с тем он заявил, что политика социал-либеральной коалиции будет вестись "под знаком преемственности и под знаком обновления". Преемственность нашла выражение в решении внутренних проблем, а обновление - внешних.

Во внешней политике произошли разительные перемены. Заключенные в 1970-1972 гг. договоры ФРГ с СССР, ПНР и ГДР означали отказ от применения силы во взаимоотношениях этих стран, признание сложившихся между Востоком и Западом границ в Европе.

Во внутренней политике наиболее заметными были два принятые бундестагом закона: новый закон об уставе предприятия (1972 г) и закон о расширении сети социального обеспечения. Затем экономический кризис середины 70-х годов перечеркнул многие из социал-демократических начинаний.

С 1970 г. основную энергию правящая коалиция тратит на то, чтобы сохранить большинство в 12 мест в бундестаге. ХДС/ХСС, используя недовольство некоторых депутатов от СвДП новой восточной политикой и отдельных социал-демократов провозглашенным курсом на демократизацию общества, переманили в лагерь оппозиции 6 депутатов (среди них оказался даже "суперминистр" К. Шиллер).

В бундестаге возникла патовая ситуация, в которой христианские демократы попытались устранить правительство В. Бранд-та-В. Шееля, не дожидаясь новых парламентских выборов. В мае 1972 г. по инициативе ХСС оппозиция в связи с ратификацией договора ФРГ с СССР и ПНР поставила вопрос о конструктивном вотуме недоверия В. Бранду, выдвинув на пост канцлера кандидатуру Р. Барцеля.

Казалось, что он должен был получить большинство. Однако какие-то два депутата от оппозиции (имена которых до сих пор неизвестны) не проголосовали за Р. Барцеля, и коалиция СДПГ-СвДП осталась у власти.

Однако вследствие патовой ситуации и недееспособности правительства В. Брандта - В. Шееля бундестаг был распущен и были объявлены новые выборы.

СДПГ приняла избирательную программу, в основу которой была положена весьма привлекательная для большинства избирателей концепция "качества жизни".

Досрочные выборы принесли социал-либеральной коалиции убедительную победу - большинство в 36 мест в бундестаге. СДПГ добилась самого значительного за послевоенный период избирательного успеха - 45,8% голосов, благодаря чему социал-демократы образовали в бундестаге самую большую фракцию.

Как парламентская партия СДПГ усилила свои позиции благодаря расширению своей избирательной базы, состоящей теперь из трех основных групп: традиционно из рабочих, далее - молодых избирателей и, наконец, из представителей новых средних слоев (служащих и чиновников). В 1972 г.70% всех рабочих проголосовали за СДПГ - результат, который не достигался ни до, ни после этого. Молодых избирателей, голосовавших за социал-демократов, было в процентном отношении больше, чем представителей других возрастных групп. В 1972 г. из числа новых средних слоев за СДПГ проголосовали 48%. В дальнейшем доля этой группы в избирательном корпусе СДПГ стала падать.

Все это свидетельствует о том, что 1972 г. означал высшую фазу в политической деятельности СДПГ как правительственной партии.

В дальнейшем на протяжении 10 лет социал-демократы возглавляли западногерманское правительство.

Резюмируя, нужно отметить, что в приходе СДПГ к власти сыграл роль целый ряд факторов. Отметим наиболее значимые из них. Важнейшее значение имели программные установки партии и их отражение в ее предвыборных программах. Далее - умение партийного руководства учитывать при выработке предвыборной стратегии динамику социальной структуры общества, изменение социальной, экономической и политической обстановки в стране и на международной арене. На результатах выборов отчетливо проявляется дееспособность партийных организаций на всех уровнях как в предвыборной борьбе, так и в реализации предложенных электорату программ. Важно также правильно определить союзников и конкурентов в предвыборной кампании и проводить хорошо продуманную политику по отношению к ним. Необходим реальный учет настроя общественного мнения по отношению к партии, ее политике и ее лидерам. Позиции партии значительно улучшает наличие популярного, пользующегося авторитетом среди населения кандидата в канцлеры. Кроме того, важны правильный выбор центрального лозунга в избирательной кампании, формы и методы пропаганды и агитации и многое другое.

Так, Годесбергская программа устранила препятствия, которые стояли перед СДПГ на пути к власти. Но сам путь она нашла в проведении активной кейнсианской политики в области экономики и "новой восточной политики" в сфере внешней политики. Исходя из этих позиций, СДПГ пришла к власти и достигла значительных успехов в экономике, социальной и внешней политике.

За годы существования ФРГ у СДПГ никогда не было достаточно голосов для формирования однопартийного правительства. Поэтому для привлечения широкого круга избирателей она должна была менять свой политический профиль. Это было необходимо также для того, чтобы стать в глазах других партий такой политической силой, которую будущие партнеры сочли бы приемлемой для создания правительственной коалиции.