Эвакуация белой армии в Бизерту (60131)

Посмотреть архив целиком








РЕФЕРАТ


по истории


на тему:


Эвакуация белой армии в Бизерту
















2008


Осень 1920 года у многих очевидцев событий вызывала ассоциации с кораблекрушением. Тонущим кораблем был белый Крым, экипажем и пассажирами — недавно грозные «Вооруженные силы Юга России»...

После заключения перемирия между Польшей и РСФСР стало ясно всем: Гражданская война пошла на убыль. Врангель остался один, его, правда, поддерживала

Франция. Но и ей было понятно: после советско-польской войны белые в Крыму обречены.

Генерал П.Н. Врангель, предвидя близкий конец, начал загодя готовиться к эвакуации. По свидетельству «черного барона», вице-адмирал М.П. Саблин много сделал для приведения в порядок белогвардейского флота. Для эвакуации были мобилизованы все пригодные к плаванию корабли и суда. Но Саблин был неизлечимо болен: болезнь (рак печени) быстро прогрессировала, и 30 октября 1920 года он скончался в Ялте.

В тот же день в должность командующего флотом вступил прибывший из Лондона, где он заведовал транспортом по снабжению белых армий, контр-адмирал М. А. Кедров. Это ему в значительной степени обязана успешная эвакуация из Крыма врангелевских войск и беженцев.

8-11 ноября 1920 года были прорваны Перекопская и Ишуньская полосы обороны, запиравшие вход в Крым. Красные прорвались и у Чонгара. Путь к портам Южного побережья полуострова был открыт.

Командующий Южным фронтом М. В. Фрунзе обратился по радио к Врангелю с предложением капитулировать ввиду полной бессмысленности дальнейшего сопротивления.

Белые не ответили красному командующему, за них это сделал временно командующий французской Средиземноморской эскадрой адмирал Дюмениль. 13 ноября он сообщил Фрунзе:

«Приказом Главнокомандующего (Врангеля) все войска Русской армии на Юге России и гражданское население, желающее уехать вместе с ним из Крыма, могут уезжать. Только что опубликован и приказ, запрещающий кому бы то разрушать или повреждать любое общественное имущество. Это имущество принадлежит русскому народу. Я дал указание всем судам, находящимся под моей властью, оказать помощь в эвакуации и предлагаю вам дать немедленный приказ вашим войскам, чтобы они не мешали вооруженной силой проведению погрузки на суда.

Я сам не имею никакого намерения разрушать какое бы то ни было русское заведение, однако информирую вас, что, если хотя бы один из моих кораблей подвергнется нападению, я оставляю за собой право использовать репрессивные меры и подвергнуть бомбардировке либо Севастополь, либо другой населенный пункт на Черном море».

Оставление Крыма происходило организованно и спокойно, красные «не мешали вооруженной силой проведению погрузки на суда». Дело, конечно, не в четкой организации и регламентации исхода. Почему красные войска не стали мешать эвакуации белых, сегодня точно и со всей определенностью сказать трудно. Скорее всего, Фрунзе просто не хотел больше проливать русскую кровь.

Белые ушли на чужбину достойно, организованно и с боевыми знаменами. На Нахимовской площади Севастополя (название приведено в соответствии с оригинальным документом) генерал П. Н. Врангель принял парад своих войск, которые оттуда направлялись прямо к ожидавшим их судам и кораблям.

Исход белых из Крыма был осуществлен под... французскими флагами — именно их трехцветные полотнища были подняты на мачтах боевых кораблей и торговых судов в соответствии с соглашением, заключенным генералом Врангелем, верховным комиссаром Мартелем и адмиралом Дюменилем. Согласно конвенции, подписанной задень до входа частей красных в Севастополь, 13 ноября, Главнокомандующий Русской армией «...передает свою армию, флот и своих сторонников под покровительство Франции, предлагая Франции в качестве платы доходы от продажи военного и гражданского флота».

Эвакуация происходила из нескольких портов. Солдаты и офицеры врангелевской армии уходили в приказном порядке, имея «законное право» на место на корабле. Несколько сложнее пришлось гражданским лицам.

Наиболее спокойно протекала эвакуация из Евпатории. Здесь на транспорты «Добыча», № 411, № 412, «Ельпидифор», «Скиф» и другие были посажены около 8 тыс. человек. 13 ноября старший морской начальник Евпатории адмирал А. Клыков получил команду следовать со своим отрядом в Константинополь. Предварительно были выведены их строя оставшиеся в Евпатории мелкие суда, а также вспомогательный крейсер «Буг». В 14 часов суда взяли курс на Босфор.

Исходя из дислокации частей Русской армии, в Ялте предполагалось к посадке на суда до 10 тыс. человек. Значительные трудности для старшего морского начальника Ялты контр-адмирала П. П. Левицкого вызвало отступление в этот район конного корпуса генерал-лейтенанта И. Барбовича. В связи со строжайшим указанием Врангеля для эвакуации корпуса был предоставлен транспорт «Крым», на который погрузились около пяти с половиной тысяч человек. С утра 13 ноября и в течение дня из Ялты ушли пароход «Цесаревич Георгий», итальянский пароход «Корвин», французский «Текла-Булен», пароход «Константин», шхуна «Христи». Последнее судно покинуло Ялту после полудня 14 ноября. Всего из города были эвакуированы 13 тыс. человек.

В Феодосии старшим морским начальником до 10 ноября был командир транспорта «Дон» капитан 1 ранга С. Зеленый, который не выполнил задачу подготовки судов к переходу и был заменен капитаном 1 ранга И. Федяевским. Однако было ясно, что два выделенных для беженцев парохода не смогут забрать всех. Пароходы «Генерал Корнилов» и «Аскольд», битком набитые беженцами, были выведены из порта. Транспорты «Дон» и «Владимир», предназначенные для посадки фронтовых частей, были отведены на рейд — военные доставлялись на суда уже на катерах и шлюпках. К утру 14 ноября, приняв людей сверх всякой нормы, в Константинополь ушли пароходы «Петр Регир», «Аскольд», «Генерал Корнилов», транспорты «Дон» и «Владимир», имевшие на буксире катер «Доброволец» и канонерскую лодку «Кавказ». Всего Феодосию покинули 30 тыс. беженцев. Однако около 10 тыс. человек, не сумевшие сесть на суда, отправились в Керчь.

Утром 14 ноября в Севастополе П. Н. Врангель и М. А. Кедров на катере объехали все грузящиеся суда. К полудню были сняты все заставы, а в 14:00 от Графской пристани отвалил катер правителя Юга России. Над крейсером «Генерал Корнилов» — теперь так назывался мятежный флагман лейтенанта Шмидта «Очаков» — взвился флаг Главнокомандующего Русской армией.

В угрюмом молчании крейсер вышел из бухты, на рейде Стрелецкой став на якорь до 02:30. Врангель следил за погрузкой с причалов Стрелецкой бухты и выходом всех кораблей и судов в открытое море. Затем крейсер пошел в Ялту — барон хотел лично убедиться в том, что эвакуация там завершена. После полудня «Генерал Корнилов» вместе с французским крейсером «Вальдек-Руссо» в сопровождении миноносца пошел к Феодосии.

В два часа дня 16 ноября, после получения радио из Керчи о том, что «посадка закончена, взяты все, до последнего солдата», «Вальдек-Руссо» и «Генерал Корнилов» снялись с якоря и легли на курс в Константинополь. Таким образом, к середине ноября 1920 года все исправные корабли Черноморского флота, вспомогательные и транспортные суда числом до 150 единиц, имея на фор-стеньге французский флаг, ушли из портов Крыма в Турцию. В состав этой «армады» вошли: 1 дредноут, 1 старый броненосец, 2 крейсера, 10 эсминцев, 4 подводные лодки, 12 тральщиков, 119 транспортов и вспомогательных судов. На них были вывезены 145 693 человека, из которых 116 758 составляли военные и 28 935 гражданские лица.

Часть кораблей и судов, которые не представлялось возможным увести с собой, белые оставили в портах полуострова или затопили. В районе Керченского пролива 3 ноября своим экипажем был затоплен линкор «Ростислав», а двумя днями ранее, под Евпаторией, — плавбатареи Б-2 и Б-3. Уже после выхода в море, когда был снят экипаж и спущен Андреевский флаг, затопили монитор «Кавказ».

Единственная подводная лодка красных, АГ-23, безуспешно пыталась перехватить уходившие корабли и ни с чем возвратилась в Одессу.

Врангель считал, что эвакуация из Крыма прошла в «образцовом» порядке. Правда, были и потери, хотя без них, как это бывает при проведении столь масштабных операций, обойтись невозможно. «Кавказ» пришлось затопить из-за трудностей, возникших при ее буксировке. А караван, вышедший из Керчи, попал в семибальный шторм. Силой стихии на дно был отправлен эскадренный миноносец «Живой» — все находившиеся на его борту 260 человек погибли.

Пережив на переходе жесточайший шторм, разношерстная армада с войсками и беженцами на борту достигла Босфора. Вечером 4 ноября на рейде Мода бросил якорь самый крупный русский корабль — линкор «Генерал Алексеев». Всего вместе с ранее пришедшими к турецким берегам здесь собралось 141 судно со 130 тысячами наших соотечественников на борту. Уже близ турецких берегов белые затопили несколько окончательно выведенных из строя и непригодных судов и кораблей, включая тральщик «Альбатрос», буксиры «Ногайск» и «Пантикапей», катера-истребители СК-3 и СК-8, моторный бот «Кречет», яхту «Забава» и буксир «Лазарь Кирияко». В декабре у болгарских берегов погибла, разбившись на скалах у мыса Черный, яхта «Колхида».

Заветная цель многих лет последней войны — Царьград, как его еще называли в России, лежал перед ними. Но они пришли в него вовсе не победителями. Да и сама Турция, где тогда тоже шла гражданская война, была уже далеко не той Блистательной Портой, извечным противником Российской империи на юге. Поверженная в прах, раздираемая гражданской войной, бывшая Турецкая империя выглядела никак не лучше России.


Случайные файлы

Файл
ref-16756.doc
147321.rtf
prav2.doc
74085.rtf
74976-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.