Церковь и крестьянство во время Отечественной войны (60103)

Посмотреть архив целиком

Церковь и крестьянство во время Отечественной войны


Стойкость и терпение, проявление крестьянством в годы войны, не в последнюю очередь объясняются влиянием Русской православной церкви и религии. Несмотря на годы «воинствующего атеизма», варварского разрушения церквей и храмов, преследования священнослужителей, корни глубокой религиозности русского и других народов, населявших нашу страну, не были уничтожены. По переписи 1937 года, единственный раз зафиксировавшей отношение населения к религии, из 98,4 млн. человек в возрасте 16 лет и старше верующими считали себя 42,2 млн. человек, а верующими православными – 41,6 млн. Относительно большое число верующих было среди женщин и особенно среди сельского населения.

В годы войны изменилось отношение государства к церкви и верующим. Русская православная церковь заняла четкую патриотическую позицию. В день начала войны – 22 июня 1 941 г. глава национальной церкви – Патриарший местоблюститель митрополит Сергий выступил с обращением «Пастырям Христовой Православной Церкви» (Примечательно, что обращение Сталина к народу состоялось на 12 дней позже). Послание Сергия было разослано по приходам страны в тот же день и уже к вечеру читалось на богослужениях. Смысл обращения – страстный призыв с оружием в руках встать на защиту Родины и принять посильное участие в сборе средств в фонд обороны. О том, что этот призыв нашел широкий отклик, свидетельствуют многочисленные документы Совета по делам Русской православной церкви при СНК СССР. Приведем некоторые из них.

Вот «Докладная записка о материальном выражении патриотической деятельности Русской православной церкви в Алтайском крае» уполномоченного Совета по делам Русской православной церкви при СНК СССР по Алтайскому краю Сивко, адресованная председателю Совета по делам Русской православной церкви при СНК СССР Карпову Г.Г.

На нюнь 1944 года Бийекая и Барнаульская религиозные общины в фонд обороны внесли наличными 555000 руб.; облигациями госзаймов 220000 руб.; на подарки в армию 10000 руб.; на оказание помощи госпиталям различными предметами на сумму 7790 руб.; на помощь детям фронтовиков – наличными 14167 руб. Итого 828957 руб. Таким образом, было собрано и сдано духовенством и верующими наличными 601.167 руб., облигациями 220000 руб., натурой на сумму 7790 руб. Всего 828957 руб. По срокам сбора указанная сумма 828957 руб. распределялась:

в 1943 г. собрано и сдано 154790 руб.

в 1944 г. собрано и сдано 674167 руб.

В Красноярском крае за весь период войны по состоянию на 1 июня 1944 г. было собрано духовенством и верующими на цели обороны (на постройку танков, самолетов, и вообще в фонд обороны):



Патриаршая церковь

Обновленцы

наличными деньгами

1.959.41 8 руб.

3.234.667–70 руб.

продуктами и различными предметами

182.700 руб.

58.386–70 руб.

облигаций на

50.850 руб.

590.200 руб.

собрано на подарки в армию наличными деньгами

338.210 руб.

437.526 руб.

Всего

4.179.086 руб.

5.217.447–55 руб.


За период с 22 июня 1941 г. по 1 июля 1944 г. верующими Архангельской общины (действующих церквей в области насчитывалось 7), было собрано и сдано в Фонд обороны: деньгами 1097561 руб. Кроме того, полотенец – 10 шт.

Духовенством и верующими православных церквей Воронежской епархии за тот же период было сдано в Фонд обороны наличными деньгами: 2403635 руб., на подарки армии наличными – 118125 руб., продуктов и разных предметов на 133514 руб. Всего на сумму 2882557 руб. В Горьковской области духовенством и верующими в Фонд обороны было передано 9324700 руб.

Уполномоченный Совета по делам Русской православной церкви по Калининской области В. Хевронов сообщал Карпову Г.Г. в письме от 8 июля 1944 г. о некоторых упущениях в сборе пожертвований: «…Из бесед со служителями культа и председателям и церковных Советов выяснил, что средства, сданные на оборону страны и др. патриотические цели, собирались среди верующих во время церковных служб (тарелочный сбор), специальных сборов для этой цели почти не проводилось. Объясняется это тем, что руководители исполнительных органов церковных общин не имели инструктажа о своих обязанностях…». «Сам архиепископ Василий Калининский в беседе со мной заявил, что без указаний патриарха дать установку служителям культа организовать в дни пасхальной службы сбор средств на оборону страны он не может». В силу изложенных причин взносы на оборону страны и др. патриотические цели не имели системы, а носили единичные случаи.

Подписка на заем общинами верующих и служителями культа проходила наиболее активно. Большую работу в этой области провели сельские Советы.

За время с 22 июня по 1 июля 1944 г. в Калининской области было собрано духовенством и верующими 1187422 руб., в т.ч. в селе Городня Завидовского района 16000 руб., в селе Именец Невельского района 4000 руб., в селе Дулово Конаковского района 3460 руб., в селе Нова Каменского района 24730 руб., в селе Поречье Молоковского района 20000 руб.

В Кировской области за время Отечественной войны к лету 1944 г. духовенством и верующими было собрано на цели обороны (постройка танков, самолетов, броненосцев) и в Фонд обороны наличными деньгами 665117 руб., на подарки Красной Армии наличными деньгами – 102500 руб., на оказание помощи инвалидам Отечественной войны – 44000 руб., на оказание помощи детям и детским учреждениям – 12000 руб., на оказание помощи семьям воинов – 110000 руб.

Христианское милосердие ярко проявилось в пожертвованиях инвалидам войны, детям, раненым и бойцам. По Ставропольскому краю духовенством и верующими на оказание помощи инвалидам Отечественной войны с 22 июня по 1 июля 1944 г. было собрано 74654 руб. наличными деньгами, на оказание помощи детям и детским учреждениям 112766 руб. только наличными деньгами, семьям воинов – 91015 руб. наличными деньгами. В Воронежской области за это время было собрано на оказание помощи больным и раненным, находящимся в госпиталях, 120775 руб. наличными, на оказание помощи детям и детским учреждениям 25050 руб., на помощь семьям воинов – 72222 руб.

В Куйбышевской области за это же время было собрано духовенством и верующими на помощь больным и раненым в госпиталя 69792 руб., на оказание помощи инвалидам войны - 11455 руб. наличными, на помощь детям и детским учреждениям – 316.81 руб.

Были, конечно, области и районы, в которых сбор пожертвований у верующих не проводился, что объяснялось отсутствием церквей и мечетей. Уполномоченный по делам Русской православной церкви при СНК Марийской АССР К. Шикин сообщал 7 июля 1944 г. в Совет по делам Русской православной церкви: «На Ваше письмо по вопросу подведения итогов по материальному выражению патриотической деятельности Русской православной церкви за период Отечественной войны сообщаю, что в Марийской АССР с 1940 года функционирующих церквей и мечетей нет, следовательно, не было и служителей культов, которые бы проводили патриотическую деятельность по сбору средств в период Отечественной войны.

Проявления патриотической деятельности, как непосредственно от групп верующих, православных или мусульман по сбору средств не было».

Уполномоченный по делам Русской православной церкви при Кемеровском облисполкоме Ф. Узлов в письме в Совет по делам Русской православной церкви от 12 апреля 1944 г. сообщал: «По имеющимся сведениям от епархиального епископа, по Кемеровской области за истекший период никакой церковно-патриотической работы не проводилось». Уполномоченный Совета по Кировской области Мошков сообщал в Совет по делам Русской православной церкви: «Коршинский приход Оричевского района, благодаря бездеятельности исполнительного органа и настоятеля церкви собрали всего несколько сотен рублей.

Отдельные недостатки и недочеты не меняли общей картины. Всего с 1941 по 1944 гг. взносы РПЦ в Фонд обороны страны составляли более 200 млн. руб.

4 сентября 1943 г. состоялась встреча Сталина с высшими иерархами православной церкви. Она ознаменовала дальнейшее потепление в отношениях государства и церкви. Были положительно решены вопросы об открытии церквей, возвращении из ссылок, лагерей и тюрем архиереев и некоторых других. Решено было образовать при Правительстве специальный государственный аппарат – Совет по делам Русской православной церкви.

Через 10 дней, 14 сентября 1943 г. СНК СССР принял постановление №993 «Об организации Совета по делам Русской православной церкви», за подписью Сталина. На него была возложена задача «Осуществления связи между Правительством СССР и патриархом Московским и всея Руси по вопросам Русской православной церкви, требующим разрешения Правительства СССР».

Председателем Совета был назначен Карпов Г.Г., являвшийся полковником госбезопасности. Ему был установлен оклад заработной платы в размере 3900 рублей в месяц, его заместителю – 2850 рублей, а членов Совета – 2000 рублей.

Как и можно было ожидать, разрешение о беспрепятственном открытии со стороны Сталина не было искренним. Действительно, 29 ноября 1943 г. Совнарком СССР формально принял постановление за №1325 «О порядке открытия церквей» и предоставил на этот счет значительные права верующим и соответствующие полномочия местным органам власти и новоявленному Совету. В то же время Молотов в беседе с Карповым сказал: «Пока не давать никаких разрешений на открытие церквей… В последующем по вопросу открытия церквей входить за санкцией в Правительство и только после этого спускать указания в облисполкомы». Затем Молотов с досадой заключил: «Открывать церкви в некоторых местах придется, но нужно будет сдерживать решение этого вопроса за Правительством».


Случайные файлы

Файл
93976.rtf
176415.rtf
27516-1.rtf
28508-1.rtf
128823.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.