Формирование демократического направление русской общественной мысли (60003)

Посмотреть архив целиком

План


Введение

1. Демократическое направление русской общественной мысли

2. Кружок петрашевцев (1845-1849)

3. "Русский социализм" А. И. Герцена

Вывод

Список литературы



Ведение


Белинский и Герцен сыграли большую роль в борьбе против славянофилов, причем они критиковали не только теоретические основы их взглядов, но и политические выводы, которые те делали. В своих произведениях Белинский и Герцен подчеркивали единство исторического процесса России и Западной Европы и верили в будущее прогрессивное развитие всех народов мира. Белинский писал, что славянофилы "никаких корней не имеют в народе", что действовать нужно "не во имя отживших нравов, а во имя разума и здравого смысла". В борьбе против славянофильства Белинский и Герцен выступали вместе с западниками, однако в ходе этой полемики вскоре проявилось и принципиальное отличие их позиции от западнической.

В своих философских исканиях, которые были чрезвычайно важны для выработки правильной революционной теории, Белинский и Герцен, усвоив философскую систему Гегеля "как алгебру революции", т. е. приняв ее диалектический метод, вместе с тем отвергли ее претензии на абсолютность, поняли, что философия Гегеля "только момент, хотя и великий". Они стали материалистами и подвергли идеалистическую философию беспощадной критике с материалистических позиций.


  1. Демократическое направление русской общественной мысли


На рубеже 40—50-х годов XIX в. в России складывается демократическое направление общественной мысли, наиболее видными представителями которого являлись В. Г. Белинский, А. И. Герцен, Н. П. Огарев, "левое" крыло петрашевцев, а также некоторые из участников украинского Кирилло-Мефодиевского общества. К этим же годам относится и разработка революционно-демократической теории, в основу которой легли новейшие философские и политические учения, распространившиеся в Западной Европе.

Для Белинского и Герцена особое значение имела интерпретация философской системы Гегеля в применении ее к российской действительности. Герцен большое внимание уделял диалектике Гегеля, называя ее "алгеброй революции", ибо она служила ему обоснованием закономерности и неизбежности революционной ломки феодально-абсолютистского строя. Неоднозначно воспринималась философская система Гегеля Белинским. Тезис Гегеля "все разумное действительно и все действительное разумно" первоначально служил для Белинского оправданием существовавшей николаевской системы. В статьях "Бородинская годовщина", "Горе от ума", "Менцель — критик Гете", опубликованных в 1839—1840 гг., Белинский доказывал "благодетельность" российского самодержавия и, по существу, разделял взгляды теоретиков "официальной народности". Эти статьи сурово осудили Герцен и Грановский. Вскоре и сам Белинский отверг их, проклиная свое "стремление к гнусному примирению с действительностью", называя этот период своего творчества "горячкой и помешательством ума".

С конца 30-х годов XIX в. в России стали распространяться различные социалистические теории, преимущественно Шарля Фурье, Анри де Сен-Симона и Роберта Оуэна. Горячо воспринял их идеи Белинский. Поклонником этих социалистических идей станет до определенного времени и Герцен. Активными пропагандистами идей Фурье и Сен-Симона были петрашевцы. В конце 40-х годов русским мыслителям стали известны и первые работы К. Маркса и Ф. Энгельса. Поклонником и близким другом Маркса был П. В. Анненков. Однако в России Маркса и Энгельса тогда рассматривали в одном ряду с другими западноевропейскими социалистами1.

Пропаганда передовых идей в то время проводилась через художественную литературу, драматическое искусство, с университетской кафедры. При этом она велась крайне осторожно, как правило, завуалировано, эзоповским языком, к пониманию смысла которого был приучен тогдашний читатель. Особую роль здесь играли художественная литература и критика. "У народа, — писал Герцен, — лишенного общественной свободы, литература — единственная трибуна, с высоты которой он и заставляет услышать крик своего возмущения и своей совести". Поэтому большое общественное звучание приобретали, например, "Ревизор" и "Мертвые души" Н. В. Гоголя с их острой сатирой на чиновничье-бюрократические нравы тогдашней России, произведения самого Герцена "Сорока-воровка", "Доктор Крупов", "Кто виноват?" с их обличением крепостнических порядков, бесправия и унижения личности; блестящие критические статьи Белинского, печатавшиеся в 40-х годах в "Отечественных записках". Велико было значение философских трактатов, Герцена "Дилетантизм в науке" и "Письма об изучении природы", печатавшихся в те годы.

Характерным явлением в русской литературе и публицистике того времени было распространение в списках "крамольных" стихов, политических памфлетов и публицистических "писем", которые в тогдашних цензурных условиях не могли появиться в печати. Среди них большой резонанс приобрело написанное 15 июля 1847г. Белинским "Письмо к Гоголю". Поводом к нему явилась публикация в январе 1847г. религиозно-философской книги Гоголя "Выбранные -места из переписки с друзьями". "Книга эта,— вспоминал Герцен, — удивила всех. Дух ее был совершенно противоположен прежним творениям, которые так сильно потрясли всю читающую Россию". Книга Гоголя, написанная им в период тяжелого душевного кризиса, отразила его сомнения в значимости своих прежних произведений и, по сути дела, означала отречение от них. Автор "Ревизора" и "Мертвых душ", в которых он гениально вскрыл язвы крепостнических порядков в России, выступил в защиту рабства, самодержавия и официального православия. Книга вызвала многочисленные отклики как в частных письмах к ее автору, так и в печати. В февральской книжке "Современника" за 1847г. появилась отрицательная рецензия Белинского на книгу Гоголя. Белинский писал об измене Гоголя своему творческому наследию, о его религиозно-"смиренных" взглядах и самоуничижении. Гоголь счел себя оскорбленным и направил Белинскому в Зальцбрунн, где тот находился на излечении, письмо, в котором расценивал его рецензию как проявление личной неприязни к себе. Это и побудило Белинского написать свое знаменитое "Письмо к Гоголю".

В "Письме" острой критике подвергнута система николаевской России, представляющей, по словам Белинского, "ужасное зрелище страны, где люди торгуют людьми, где... нет не только никаких гарантий для личности, чести и собственности, но и нет даже и полицейского порядка, а есть только огромные корпорации разных воров и грабителей". Белинский обрушился и на официальную церковь — прислужницу самодержавия, доказывал "глубокий атеизм" русского народа и ставил под сомнение религиозность самих церковных пастырей. Не пощадил он и самого знаменитого писателя, назвав его "проповедником кнута, апостолом невежества, поборником обскурантизма и мракобесия, панегиристом татарских нравов". Однако изложенная в "Письме" программа весьма умеренна и отнюдь не призывала к радикальным мерам. "Самые живые, современные национальные вопросы в России теперь, — писал Белинский, — уничтожение крепостного права, отменение телесного наказания, введение, по возможности, строгого исполнения хотя бы тех законов, которые уже есть2".

Письмо Белинского к Гоголю распространялось в тысячах списков и вызвало широкий общественный резонанс. По словам К. С. Аксакова, в то время не было "ни одного учителя гимназии в провинции, который не знал бы наизусть письма Белинского к Гоголю".


2. Кружок петрашевцев (1845-1849)


В освободительном движении 40-х годов видное место занимает деятельность кружка петрашевцев. Основателем кружка был молодой чиновник Министерства иностранных дел, воспитанник Александровского лицея и Московского университета М.В. Буташевич-Петрашевский. Это был даровитый и чрезвычайно общительный человек.

Начиная с зимы 1845 г. на его большой петербургской квартире каждую пятницу собирались учителя, литераторы, мелкие чиновники, студенты старших курсов. Позже на "пятницах" Петрашевского стала появляться и передовая военная молодежь. Это были люди с самыми различными взглядами и убеждениями — как умеренно-либеральными, так и весьма радикальными. К наиболее видным деятелям кружка, представлявшим его радикальное крыло, относились Д. Д. Ахшарумов, С. Ф. Дуров, Н. С. Кашкин, Н. А. Момбелли, Н. А. Спешнев. Они впоследствии организовали .свои собрания и кружки, но в более узком составе.

На "пятницы" Петрашевского приходили и видные писатели, деятели науки и искусства: М. Е. Салтыков-Щедрин, Ф. М. Достоевский, А. Н. Плещеев, А. Н. Майков, художник П. А. Федотов, географ П. П. Семенов, композиторы М. И. Глинка и А. Г. Рубинштейн. Круг связей и знакомств петрашевцев был чрезвычайно обширен. Среди посетителей "пятниц" были Н. Г. Чернышевский и даже Л. Н. Толстой. В каждый сезон "пятниц" приходили новые люди, состав участников собраний все более расширялся.

Кружок Петрашевского не был оформленной организацией. Он начал свою деятельность как литературный кружок и до начала 1848г. носил полулегальный, по существу, просветительский характер, ибо главную роль отводил самообразованию и взаимному обмену мнениями о новинках художественной и научной литературы, о различных общественных, политических, экономических и философских системах. Их живо интересовали и широко распространявшиеся тогда на Западе социалистические учения. Тон на этих собраниях задавал Петрашевский3.

Формирование взглядов Петрашевского и членов его кружка проходило под влиянием идей французских социалистов Фурье и Сен-Симона. Участники кружка вскладчину собрали целую библиотеку запрещенных в России книг. В ней находились книги почти всех западноевропейских просветителей и социалистов, новейшие философские сочинения. Библиотека Петрашевского служила главной "заманкой" для посетителей его "пятниц". Проблемы социализма особенно интересовали Петрашевского и многих членов его кружка. Для пропаганды социалистических и материалистических идей Петрашевский предпринял издание "Карманного словаря иностранных слов, вошедших в состав русского языка". В "Словарь" он ввел много таких иностранных слов, которые никогда не употреблялись в русском языке. Таким образом ему удалось изложить идеи социалистов Запада и практически все статьи французской конституции эпохи революции конца XVIII в. Для камуфляжа Петрашевский нашел и благонамеренного издателя штабс-капитана Н. С. Кириллова, а само издание посвятил великому князю Михаилу Павловичу. Первый выпуск "Словаря" вышел в апреле 1845 г. Белинский немедленно откликнулся на него похвальной рецензией и советовал "покупать его всем и каждому". В апреле 1846 г. вышел второй выпуск "Словаря" самый "крамольный", но вскоре почти весь его тираж был изъят из обращения.


Случайные файлы

Файл
93131.rtf
20672.rtf
16853-1.rtf
103784.rtf
РД 10- 49-94.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.