Тайпинское восстание (59781)

Посмотреть архив целиком












Реферат на тему

ТАЙПИНСКОЕ ВОССТАНИЕ




ПЛАН


1. Предпосылки народных волнений.

2. Хун Сюцюань – руководитель тайпинского восстания.

3. Начало большого восстания.

4. Втторой этап борьбы.

5. Новые катаклизмы, завершение и значение восстания.

6. Литература.


1. Предпосылки народных волнений.


Причины, которые привели к началу одного из крупнейших в истории Китая народных восстаний, поставившего под угрозу правление цинской династии и продолжавшегося пятнадцать лет, представляли собой сложное переплетение факторов, носивших традиционный характер, с новыми явлениями, связанными с вторжением иностранных держав. Приметы династийного кризи­са, о котором речь шла выше и которые проявили себя в восста­ниях рубежа XVIIIXIX вв., были усугублены последствиями интенсивного вовлечения китайского общества в мировые хозяй­ственные и культурные связи.

Возможно, наиболее значительные последствия, приведшие к росту народного недовольства, имело все более увеличивавше­еся отрицательное сальдо Китая в торговле с западными держа­вами, что в свою очередь было результатом огромного увеличе­ния ввоза в страну опиума. На протяжении 1820-1840-х гг. в ре­зультате торговых операций китайская экономика получила около 10 млн лянов серебра прибыли, в то время как вывезено его из Китая было примерно 60 млн. Это отразилось на рыночном соот­ношении серебра и медной разменной монеты. Так, если в нача­ле XIX в. за один лян серебра давали 1 тыс. медных монет (туц-зыр), то в начале 1840-х гг. — до 1500 монет. Последнее обстоя­тельство имело самое непосредственное отношение к проблеме налогового бремени. Как отмечалось выше, поземельный налог назначался в зависимости от количества и качества земли и исчислялся в граммах серебра. Непосредственная выплата произво­дилась медной монетой в соответствии с реально складывающимся на рынке соотношением. Таким образом, реальное налоговое бре­мя, и в первую очередь на территории провинций Южного Ки­тая, через которые и шла основная торговля с Западом, должно было увеличиться, и весьма существенно.

Второе обстоятельство, также связанное с иностранным втор­жением и питавшее источники народного недовольства, состоя­ло в перенесении основного объема торговли после первой «опи­умной» войны в приморские провинции бассейна Янцзы. Это было результатом сопротивления, которое встретили иностранцы в Гуандуне, а также открытия для иностранной торговли целого ряда новых приморских городов. Товары, которые раньше прихо­дилось транспортировать на юг, теперь было весьма удобно от­правлять за границу, используя водную транспортную сеть бас­сейна Янцзы. Это лишило работы весьма значительную часть на­селения южных провинций, принадлежавшего к общественным низам, которые к середине XIX в. уже традиционно были связа­ны с перевозками товаров для иностранной торговли.

Таким образом, новые факторы, связанные с воздействием мирового рынка и капитализма, стали как бы частью традицион­ного механизма, действие которого приводило к обострению ди-настийного кризиса и вспышке народного сопротивления.

К отмеченным обстоятельствам следует добавить и ряд дру­гих, носивших вполне традиционный характер. Народное недо­вольство вызвали последствия стихийных бедствий, обрушивших­ся на Китай в 40-е гг. XIX в. Плохое содержание ирригационных сооружений привело к тому, что в 1841 и 1843 гг. Хуанхэ прорва­ла дамбы, контролировавшие ее течение. Это вызвало затопление огромных территорий, в результате чего погибло около 1 млн человек. В 1849 г. в провинциях нижнего течения Янцзы случился один из самых жестоких неурожаев в XIX в. Засуха, ураганы и нашествие сельскохозяйственных вредителей почти полностью Уничтожили посевы.


2. Хун Сюцюань – руководитель тайпинского восстания.


В условиях серьезного ухудшения положения значительные Массы сельских и городских низов могли принять участие в анти­правительственных выступлениях. Кроме того, в провинциях Южного Китая, где, собственно, и началось восстание, были весьма сильны традиционные противоречия между двумя груп­пами населения — пунти («коренные», или бэнъди на пекинском Диалекте) и хакка («пришлые», или кэцзя в нормативном чтении). Первые, организованные в могущественные клановые общины, занимавшие наиболее удобные для земледелия и плодородные земли долин, считали себя истинными хозяевами здешних мест. Хакка были потомками более поздних переселенцев, которым достались земли предгорий, более пригодные для выращивания батата, чем ведения поливного земледелия. Из их числа выходи­ли арендаторы земель пунти. Помимо этого хакка как более позд­ним пришельцам чаще приходилось сталкиваться с местным не­китайским населением и вести с ним борьбу за землю.

Хакка были весьма благодатной средой для пропаганды анти­правительственных настроений. Неудовлетворенность своим по­ложением, постоянное ощущение приниженного социального статуса заставили их винить в этом общественный порядок в целом, олицетворением которого являлась правящая маньчжурс­кая династия. На Юге, в особенности в среде хакка, было много сторонников тайного общества «Небо и земля», занимавшегося антиманьчжурской пропагандой и призьшавшего народ к сверже­нию цинской династии и установ­лению китайского правления.

Неудивительно в связи с этим, что будущий руководитель Тай-пинского восстания был родом из деревни хакка — Хун Сюцюань (1814—1864) родился в простой кре­стьянской семье в пров. Гуандун. Хун с детства испытывал склон­ность к учению. Когда мальчику исполнилось шесть лет, родители отдали его в деревенскую школу, которую он сумел успешно закон­чить, что удавалось очень немно­гим его сверстникам.

Семья Хун Сюцюаня, его род­ственники по клану, включая его самого, надеялись, что, выучив­шись, он сможет сдать экзамены на ученое звание, а затем начать и чиновничью карьеру. Таким образом, его юношеские устремле­ния основывались на вполне лояльном отношении к существую­щему общественному порядку и, казалось, ничто не обещало, что жизнь и время сделают из него вождя одного из самых значи­тельных народных восстаний в истории Китая. Однако преследо­вавшие Хун Сюцюаня неудачи во время экзаменов на получение первого ученого звания (шэньюанъ) повлияли на всю его даль­нейшую жизнь.

В 1837 г. после очередного провала на экзаменах Хун, траги­чески переживавший случившееся, тяжело заболел. Он впал в нервную горячку, сопровождавшуюся бредом и галлюцинация­ми. Во время болезни ему явилось видение — старец, восседав­ший на троне и подающий ему меч, украшенный драгоценными камнями. Оправившись от болезни, будущий вождь восстания, пытаясь разобраться в посещавшем его видении, обратился к изу­чению переводов священных христианских книг, которые годом ранее он привез из Гуанчжоу. В результате их длительного и тща­тельного изучения Хун пришел к выводу, что явившийся ему старец есть Бог Отец, предназначивший его к исполнению Божье­го Завета — освобождению людей и основания на земле Божьего Царства. Впоследствии Хун Сюцюань назвал свое государство Тайпин тяньго (Небесное государство великого благоденствия), откуда и пошло название восстания. Себя Хун Сюцюань считал младшим братом Иисуса Христа и будущим правителем Небес­ного Царства на земле.

Попытка обратить односельчан в новую веру, представлявшую из себя причудливое соединение христианских идей с китайской традицией, знатоком которой можно считать Хун Сюцюаня, не увенчались успехом, хотя он и нашел последователей среди не­которых родственников (так, приверженцем новых идей стал его двоюродный брат Хун Жэньгань) и верных друзей.

Стремясь расширить крут своих последователей, Хун Сюцюань переезжает в одну из деревень в соседней провинции Гуанси (уезд Гуйпин), где у него были родственники. В этом бедном гор­ном районе, населенном бедняками-хакка и оторванными от сель­ской жизни рабочими-углежогами, число сторонников нового уче­ния увеличилось. Здесь же им при поддержке ближайших друзей было основано «Общество поклонения Небесному Владыке», ко­торое вскоре насчитывало до 2 тыс. человек.

Несмотря на преследования властей и временные неудачи, проповедь Хун Сюцюаня и его сподвижников привлекала все новых последователей. Из их среды вскоре и сформировалась груп­па будущих руководителей восстания. Среди них был энергичный и талантливый организатор Ян Сюцин (1817—1856). Будучи прос­тым углежогом, он претендовал на признание того, что его уста­ми с последователями движения говорит Сам Бог Отец (когда Ян Сюцин впадал в состояние, напоминавшее эпилептический припадок). Совсем юным примкнул к инсургентам Ши Дакай (1831—1863), происходивший из зажиточной семьи в Гуанси. Он привел в ряды повстанцев несколько сотен человек, являвшихся его родственниками по клану. Среди руководителей движения мож-нр назвать также Вэй Чанхуэя, человека довольно состоятельно­го, семья которого принадлежала к шэныши. У каждого из них были свои причины решиться на участие в деле, которое могло кон­читься гибелью.


3. Начало большого восстания.


Летом 1850 г. Хун Сюцюань призвал своих сторонников со­браться в деревне Цзинь-тянь (тот же Гуйпин) в Гуанси, чтобы подготовиться к решительной борьбе с властями. На призыв от­кликнулись примерно 20—30 тыс. человек — мужчины, женщи­ны, дети. Многие, продав все имущество, приходили к тайпинам целыми семьями и даже кланами.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.