Становление основ регулирования образовательной деятельности в Российской Империи (59684)

Посмотреть архив целиком

Становление основ регулирования образовательной деятельности в Российской Империи


Первое учебное заведение университетского типа было открыто еще в 1631г. - это Киево-Могилянская коллегия, преобразованная грамотой Петра I в академию в 1701 г. Установленный в коллегии порядок с небольшими изменениями был заимствован и другими учебными заведениями Российского государства.

Организованная в Москве в 1685г. Славяно-греко-латинская академия также соединяла в себе черты высшей и средней школы, но вместо классического высшего образования, по существу, давала специальное церковное. В ХVIII веке ориентация академии изменилась, и она стала называться Славяно-латинской. Именно с нее началось распространение высшего общего образования в России.1

Следующей академией стала Морская (Академия морской гвардии), созданная в Петербурге 1715г. указом Петра I. Это образовательное учреждение явилось первым высшем военно-учебным заведением в России.

Как симбиоз учреждения науки и образования создавалась Академия наук и художеств (Указ Сената об учреждении - 28.01.1724г.). Устав Академии разрабатывался Петром I. С 1726г начались занятия в университете в составе Академии. Его деятельность М.В. Ломоносов оценил так, что не только настоящего университета не бывало, но ни образа, ни подобия университетского не видно.2 Мнения же советских исследователей относительно причин появления, характера деятельности и возможностей университетов в царской России во многом расходятся.3 Общим является приведенная выше точка зрения, что именно государство явилось инициатором развития системы образования, было создателем не только первых университетов, но и всей высшей школы. Петр I заложил в основы образовательной политики принцип отношения государства к университетам: достаточно распоряжения правительства, и все будет.4

Государство стремилось регламентировать не только процесс обучения, но и все внутренней жизни университетов. Это было обусловлено в первую очередь тем, что процесс образования был направлен не столько на университетскую подготовку, сколько на совмещение общего образования с профессиональным, с подготовкой специалистов. Таким образом, это указывало образовательная деятельность на решение узкопрактических задач.

В 1747г. был утвержден первый академический регламент, ряд статей которого непосредственно относился к академическому университету. М.В. Ломоносов пытался превратить университет в подлинную высшую школу «для природных россиян». Он также добивался закрепления служебных прав за выпускниками и дворянских прав за профессорами. В университете было положено начало подготовки научно-педагогических кадров в России, на практике проверены идеи о значении университета, мысли о его структуре, построение всей системы обучения. (Однако подлинная история университетов, по мнению большинства исследователей, начнется только с 1804 г.). Можно считать основным итогом преобразований первой половины ХVIII в. попытку создать учебные заведения.5

Новая попытка была предпринята в 1755г.: императрица Елизавета подписала Указ об основании Московского университета, который должен был стать культурным и научным центром, и утвердила его устав.6 В устав была заложена идея автономии: он объявлялся независимым от всех присутственных мест и властей, кроме Сената, которому подчинялся непосредственно. В структуре университета не было канцелярии – органа императорского надзора. Университет еще не представлял правильно организованной ученой корпорации, не имел самоуправления.7 Хотя руководство учебной работой возлагалось на профессорскую конференцию, которая выбирала директора и небольшой аппарат, фактически директор был чиновником от правительства и стоял над профессорской конференцией. Почти все дела требовали санкции куратора – одного или двух почетных покровителей из знатнейших особ. Академической свободы не было: система преподавания или автор, по которому «предлагается наука», устанавливались профессорской конференцией. В то же время профессор, кроме лекций для студентов, мог объявить и публичные курсы. Время обучения в университете зачитывалось в действительную службу. Часть студентов получала жалованье от казны. В структуре университета существовал привилегированный суд для профессоров и студентов.8

В 1791г. университету, впервые в России, было предоставлено право присуждать ученые степени.

Дальнейшее развитие высшего образования в царской России характеризовалось, по мере смены императоров, чередой реформ и контрреформ. В любом случае они отличались степенью дозированной инициативы, так как все права оставались у организатора их проведения.9 Характерным фактом стала недолговечность университетских уставов; это одна из наиболее любопытных особенностей эволюции российских университетов в сравнении с западными учреж­дениями. Однако «ближайшими поводами к пересмотру уставов бывали не нужды университетской жизни, а общие политические события».10 Степень прогресса высшей школы находилась в обратной зависимости от силы правительственного давления. Отличительная черта российского высшего образования - становление высшей школы как части государственности. Но хотя правительство нуждалось в высшем образовании только для целей государственной службы, в целом система воспроизводства интеллектуального потенциала зависела от потребностей общества.11

В начале ХIX века управление всей «учебной частью» было сосредоточено в одном центральном органе – Министерстве народного просвещения – по западноевропейскому образцу. Складывалась система высшего образования - шло интенсивное развитие университетов и других учебных заведений, обучение в которых приравнивалось к высшему образованию.12

Наиболее репрезентативными источниками информации о правовом регулировании высших учебных заведений являлись университетские уставы. Александровская эпоха, реформы 1800-х гг., «либеральные влияния и дух гуманности» нашли отражение в уставе Московского университета 1804г. Он стал образцом для уставов Харьковского, Казанского университетов. То, что каждому университету высочайшим указом утверждался свой устав, закрепляло стремление государства предоставить каждому университету возможность «развиваться своеобразно, применяясь к местным требованиям и особенностям».13

Согласно устойчивой корреляции в истории российской высшей школы, когда в период реакции ей навязывается авторитарный режим, а в эпоху преобразования наблюдаются автономистские тенденции14, устав 1804г. характеризуется, как самый прогрессивный15. Он точно определил права университета, все подробности его организации и общее направление деятельности. В нем создана модель университетской автономии, модифицированная в 1863г. и в 1905г. Ее основные черты:

- ректор избирается общим собранием ординарных (штатных) профессоров, деканы и профессора - советом университета; ректор утверждается царем и сменяется через год (п.13 Устава);

- есть университетский суд, которому подлежат все члены университетского сословия (гл. XIV; мнения о его юрисдикции, разделенные столетием, диаметрально противоположны - от «обширной» до «ограниченной»;16

- высшая инстанция - совет ординарных и заслуженных профессоров под руководством ректора. Есть также исполнительная власть - правление;

- правительственный контроль ослаблен расстоянием (попечитель Московского университета жил в Санкт-Петербурге, в состав Правления входит его ставленник - непременный заседатель) (п. 135 Устава);

- нет сословных ограничений при приеме;

- в университете сосредоточивалась вся полнота власти в управлении учебными делами округа (п.165 Устава).

Параграфы устава, фиксирующие право университета создавать научные общества, закрепляли его положение как одного из важнейших научных центров.

Убедительным свидетельством больших властных полномочий ректора служило его право в чрезвычайных ситуациях принимать под личную ответственность любые меры, даже требовать помощи у военных или гражданского начальства (с последующим уведомлением министра)17.

Таким образом, согласно устава 1804г., устройство университета основывалось «на началах совершенной автономии во всех делах, касающихся быта университетской корпорации».18 Даже советские исследователи в 50-х гг. признавали, что в те времена существовала «некоторая, хотя и ограниченная, автономия».19

Однако широкая автономия «не легко совмещалась со строем всех остальных государственных учреждений и с общим направлением русской жизни», поэтому, к примеру, автономии в части академических свобод не было:20 свобода преподавания отпадала сама собой ввиду недостатка ученых сил; свобода слушания - ввиду недоверия к самодеятельности студентов.21 Число преподавателей определялось уставами, сверхштатные должности вводились с разрешения министра; в уставе указывались предметы, преподаваемые по всем отделениям.

Контроль за содержанием и направлением лекционных курсов усилился в конце первой четверти XIX века. Министерство духовных дел и народного просвещения (преобразовано в 1817г.) рассматривало не только программу курса, но и конспект лекций.

В 1819 г. было утверждено первое «Положение о производстве в ученые степени». Ученая степень в России давала право на получение соответствующего класса в порядке государственной службы.

В государственную систему подготовки научно-педагогических кадров был включен созданный в начале XIX века Петербургский педагогический институт, преобразованный в 1816г. в Главный педагогический институт.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.