Советско-японская декларация 1956 года (59502)

Посмотреть архив целиком

Оглавление


1. Предыстория

2. Содержание декларации

3. Реакция общественности и последствия




  1. Предыстория


После ратификации японским парламентом 28 апреля 1952 г. Сан-францисского мирного договора МИД Японии потребовал прекращения функционирования Представительства СССР при Союзном командовании в Токио, поскольку Советский Союз отказался подписать договор в Сан-Франциско. Японское правительство под нажимом со стороны США, добившихся от Японии одновременно с Сан-францисским мирным договором подписания американо-японского договора об обеспечении безопасности, направленного против Советского Союза, КНР и ДРВ, наложило запрет на торгово-экономические отношения и культурные связи с нашей страной, не выдавало виз на въезд в Японию советским представителям и членам семей остававшихся в Токио сотрудников советского Представительства.

11 сентября 1954 г. в интервью редактору японской газеты "Цюбу Ниппон" министр иностранных дел СССР В.М. Молотов от имени Советского правительства выразил готовность к установлению дипломатических отношений с Японией. 12 октября того же года правительства СССР и КНР опубликовали совместную декларацию, в которой выступили за всестороннее развитие своих отношений с Японией.

Осенью 1954 года в Японии произошла смена политических сил, и уже в январе 1955 года премьер-министр Японии Хатояма указал, что "Японии следует предложить СССР нормализовать отношения с ним. В соответствии с этим 3 июня 1955 года в посольстве СССР в Лондоне начались официальные переговоры между Японией и СССР, призванные прекратить состояние войны, заключить мирный договор и восстановить дипломатические и торговые отношения. Несмотря на то, что попытки вынудить СССР пойти на территориальные уступки не имели каких-либо международно-правовых оснований, японская делегация в Лондоне продолжала добиваться удовлетворения своих притязаний. Более того, в японском проекте договора, представленном 16 августа 1955 года, вновь была выдвинуто положение о передаче Японии Южного Сахалина и всех Курильских островов. Н.С. Хрущев 21 сентября 1955 года заявил, что "Хабомаи и Шикотан настолько близко подходят к Японским островам, что надо учесть интересы Японии. Как показали последующие события, японская сторона не захотела или не смогла под давлением США должным образом оценить "щедрый жест" Н.С. Хрущева, который считал, что предусмотренная им уступка уже принадлежавших СССР территорий побудит японцев заключить на этих условиях мирный договор. Но позиция японской стороны была непреклонной. В итоге, не найдя компромиссного решения, 20 марта 1956 года переговоры были прерваны на неопределенный срок.

Дальнейшая нормализация советско-японских отношений была достигнута на проходивших с 13 по 19 октября 1956 года переговорах на высшем уровне в Москве. Итогом переговоров явилось подписание 19 октября 1956 года главами правительств 2-х стран "Совместной советско-японской декларации о нормализации отношений".


  1. Содержание декларации


Советско-японская совместная декларация 1956 года подписана 19 октября 1956 г. в Москве; вступила в силу 12 декабря 1956 г. В соответствии с Декларацией состояние войны, существовавшее между СССР и Японией с 9 августа 1945 г., было прекращено со дня вступления Декларации в силу; между двумя государствами восстанавливались мир и добрососедские отношения, СССР и Япония условились о восстановлении дипломатических и консульских отношений, согласились продолжить переговоры о заключении мирного договора.

Предусматривалось, что в возможно короткий срок между СССР и Японией начнутся переговоры о заключении договоров или соглашений по вопросам торговли и торгового мореплавания; одновременно с Декларацией вступят в силу конвенция о рыболовстве и соглашение о спасании людей, терпящих бедствие на море, от 14 мая 1956 г. СССР и Япония подтвердили, что в своих отношениях будут руководствоваться принципами Устава ООH, обязались не вмешиваться прямо или косвенно во внутренние дела друг друга. СССР изъявил готовность поддержать просьбу Японии о принятии ее в члены ООH, согласился освободить всех японских граждан, осужденных в СССР, и репатриировать их в Японию. Декларация зафиксировала отказ сторон от взаимных претензий, возникших в результате войны, а также отказ СССР от репарационных претензий к Японии.

СССР выполнил все взятые на себя по Совместной декларации обязательства: отказался от репараций с Японии, согласился досрочно освободить, отбывавших наказание японских военных преступников, поддержал просьбу Японии о приеме в ООН, доброжелательно решил вопросы о сотрудничестве с Японией в области рыболовства, принял соглашение о сотрудничестве при спасении людей, терпящих бедствие в море. Одновременно был подписан Протокол о развитии торговли.

Что касается статуса и действенности Декларации на сегодняшний день, то с точки зрения международного права абсолютно корректна формулировка заместителя министра иностранных дел РФ А.П. Лосюкова, указавшего, что "Декларация 1956 г. была ратифицирована обеими странами и по существу является действующим юридическим документом, имеющим характер международного договора"

Как вспоминает академик РАH Тихвинский, возглавлявший в 1956 году советское представительство в Японии, "27 ноября нижняя палата японского парламента единогласно ратифицировала Совместную декларацию, Протокол о развитии торговли, Конвенцию о рыболовстве и Соглашение о сотрудничестве при спасении людей, терпящих бедствие в открытом море. За ратификацию проголосовали все 365 присутствовавших на заседании депутатов, члены группировок, выступавших против нормализации японо-советских отношений общим числом около 60 человек, просто не явились на заседание парламента. 3 декабря советско-японские соглашения были ратифицированы верхней палатой японского парламента - палатой советников, где за ратификацию было подано 224 голоса, а против - 3.

8 декабря 1956 г. император Японии Хирохито утвердил ратификацию Совместной декларации и других документов, направленных на нормализацию советско-японских отношений. В тот же день, 8 декабря, Президиум Верховного Совета СССР ратифицировал вышеупомянутые советско-японские документы.

Для обмена ратификационными грамотами, который, согласно статье 10-й Совместной декларации, должен был быть произведен в Токио, советское правительство назначило делегацию во главе с заместителем министра иностранных дел СССР H.Т. Федоренко, который прибыл в Токио вечером 11 декабря.

Днем 12 декабря в конференц-зале министерства иностранных дел Японии заместитель министра иностранных дел СССР H.Т. Федоренко и министр иностранных дел Японии М. Сигэмицу обменялись ратификационными грамотами Совместной декларации Союза Советских Социалистических Республик и Японии, а также Протокола между Союзом Советских Социалистических Республик и Японией о развитии торговли и взаимном предоставлении режима наиболее благоприятствуемой нации, подписанных в Москве 19 октября 1956 г. и ратифицированных Президиумом Верховного Совета СССР и правительством Японии 8 декабря 1956 г. По условиям Совместной декларации и Протокола они вступали в силу в день обмена ратификационными грамотами; таким образом, указанные Совместная декларация и Протокол вступили в силу 12 декабря 1956 г."

"Факты говорят о том, что в тот момент такая глобальная для Японии цель, как возвращение в мировую общественность возобладала над стремлением решить территориальный спор с СССР вокруг южнокурильских островов. И японская сторона пошла ради этого на компромисс, согласившись на подписание Совместной декларации без конкретного упоминания в ней, что последующие переговоры о мирном договоре будут включать какие-либо другие территориальные вопросы помимо передачи Японии острова Шикотан и группы мелких островов Хабомаи"

Статья 9 Декларации гласит: "Союз Советских Социалистических Республик и Япония согласились на продолжение после восстановления нормальных дипломатических отношений между Союзом Советских Социалистических Республик и Японией переговоров о заключении мирного договора. При этом Союз Советских Социалистических Республик, идя навстречу пожеланиям Японии и учитывая интересы японского государства, соглашается на передачу Японии островов Хабомаи и острова Сикотан с тем, однако, что фактически передача этих островов Японии будет произведена после заключения мирного договора между Союзом Советских Социалистических Республик и Японией".

"Что касается советской стороны, то она рассматривала Совместную декларацию, как документ, практически регулировавший основные вопросы послевоенных взаимных отношений СССР и Японии, в том числе и территориальный вопрос. Но выдвижение Японией территориальных требований сверх того, что было зафиксировано в Совместной декларации, а также демонстративно проамериканский курс страны в условиях продолжавшейся холодной войны, привели к ужесточению позиции советской дипломатии".


  1. Реакция общественности и последствия


Советско-японские переговоры, происходившие в Москве, широко освещались в японской прессе, кино, по радио и телевидению. Не было ни одной мало-мальски крупной, центральной или префектурной газеты, которая не послала бы в Москву своих корреспондентов для освещения хода переговоров. В дни пребывания в Москве японской правительственной делегации в японских кинотеатрах и по всем каналам телевизионных передач демонстрировались выпуски кинохроники, посвященные поездке делегации Хатояма и ходу переговоров, а также знакомившие с достопримечательностями советской столицы и жизнью советских людей. Известие об успешном завершении переговоров и подписании Совместной декларации было с огромным удовлетворением встречено всеми слоями японского народа. Представительство СССР в Японии получало в эти дни сотни поздравительных писем и телеграмм, корзины цветов от жителей Токио и различных префектур Японии. С поздравлениями по случаю успешного завершения переговоров Представительство посещали также делегации различных японских общественных организаций и союзов.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.