ПЛАН


Введение.

1. Эволюция «цивилизации» скифов.

2. Народы скифского мира.

3. Общая характеристика скифской культуры.

4. Кочевое скотоводство.

5. Военное дело у скифов.

Заключение.

Литература.



Введение


В I тысячелетии до н.э. на обширных степных пространствах Евразии сложился «скифский мир» - хозяйственная и культурно-историческая общность, ставшая выдающимся явлением древней истории. Древнегреческое слово «скифы» принято использовать как общее имя всех североиранских кочевников. В узком смысле скифами часто называют только жителей равнин Северного Кавказа и Причерноморья, отделяя их от других близкородственных племен - европейских савроматов-сарматов и киммерийцев, азиатских саков, массагетов, исседонов и дахов. Полный перечень скифских племен и племенных союзов, которые были известны древним авторам, включает несколько десятков названий. Расселившись по огромной территории от Дуная до Алтая, разные скифские племена присоединили к себе различные группы местного населения и выработали свои особенности материальной и духовной культуры. Однако общность языка и происхождения, хозяйственных занятий и обычаев по-прежнему объединяла все части скифского мира. Персы (тоже иранцы и родственники скифов) считали все скифские племена одним народом. Общее персидское название скифов - «саки». В узком значении его применяют для обозначения племен, живших в Средней Азии.

Формирование скифской культуры совпало с эпохой распространения железа. На смену бронзовым пришли железные орудия труда и оружие. Победа железного века стала окончательной, когда был открыт способ производства стали - углеродистого железа. Стальные инструменты совершили революцию в земледелии, ремесле и военном деле.

Скифы были яркими представителями раннего железного века. Они владели всеми передовыми технологиями своего времени: получали железо из руды, превращали его в сталь, использовали различные приемы ковки, закаливания, цементации, наваривания. Народы северной Евразии через скифов познакомились с новым металлом, у скифских ремесленников заимствовали навыки железной металлургии.

В Нартовских сказаниях железо окружено ореолом волшебной силы. Небесный кузнец Курдалагон покровительствует богатырям и героям. Нарт Батраз, воплощающий идеал мужчины и воина, рождается железным и проходит закалку у Курдалагона. Побеждая врагов и захватывая их города, Нарты заботятся о том, чтобы сохранить кварталы кузнецов. Так в форме художественных образов древний осетинский эпос передает атмосферу раннего железного века.



1. Эволюция «цивилизации» скифов


Более трех тысяч лет назад на безбрежных просторах от Северного Причерноморья на западе до Алтая и Монголии на востоке, охватывая значительную часть Южной Сибири и Центральной Азии, начал формироваться чрезвычайно оригинальный тип кочевого хозяйства, пришедший на смену скотоводческо-земледельческому оседлому быту. Эти важные перемены были вызваны целым рядом причин: изменение климата привело к высыханию степи, была освоена верховая езда на лошади, изменился состав стад (в них стали преобладать овцы и лошади, способные зимой добывать подножный корм). Эпоха ранних кочевников совпала со временем, когда человечеством был сделан важнейший исторический шаг – началось использование железа как основного материала для изготовления оружия и орудий труда.

Аскетичная и чрезвычайно рациональная жизнь номадов протекала по своим суровым законам, требовавшим хороших воинских навыков и владения верховой ездой, постоянной готовности к захвату чужого имущества и защите своего. Скот был для них главным мерилом благосостояния, он же давал им все необходимое: пищу, одежду и кров. По мнению современных исследователей кочевого мира, почти все номады степной Евразии (кроме самых восточных окраин – части Монголии, Маньчжурии) в ранний период были ираноязычными.

Господство ираноязычных кочевников в Степи длилось более тысячи лет (с VIII-VII вв. до н.э. по первые вв. н. э). Временем подлинного расцвета иранского кочевого мира была скифская эпоха. Политическая история многочисленных скифских племен и их сородичей (савроматов, исседонов, саков, даев, массагетов, тохаров…) известна фрагментарно. Античные авторы главным образом описывают их военные походы и деяния крупнейших вождей. Относительно подробную характеристику быта, религии и традиций мы находим лишь у Геродота, названного Цицероном «отцом истории». О культуре североиранских племен долгое время было известно еще меньше. Лишь со второй половины XIX века в ходе раскопок скифских курганов на Украине и Северном Кавказе и анализа отдельных сибирских находок постепенно сложилась новая научная дисциплина – скифология, основателями которой стали крупные русские историки и археологи И.Е. Забелин, В.В. Григорьев, М.И. Ростовцев, Б.Н. Граков. Несмотря на различия в культуре кочевых племен, скифологами выделено три важнейших элемента, свидетельствующих об их генетической общности. Это так называемая «скифская триада»: скифо-сибирский звериный стиль в искусстве, определенные категории оружия (небольшие луки и кинжалы-акинаки) и конское убранство.

В III веке н.э. скифов сменяет новая волна кочевников, которые «опустошили значительную часть Скифии и, поголовно истребив побежденных, превратили большую часть страны в пустыню» (Диодор Сицилийский). Они, как и скифы, пришли с востока и получили у античных авторов общее наименование «сарматы». Номенклатура сарматских племен довольно обширна, мы знаем о существовании нескольких кочевых союзов: сираки, аорсы, языги, роксоланы… Их культура во многом близка культуре скифов, что объясняется общими корнями, языковым и религиозным родством. Сарматский звериный стиль генетически продолжает развитие скифских традиций, сохраняя ту же идеологическую символику. В то же время сарматское искусство – это новый культурный феномен, рожденный новой эпохой.

В I веке н.э. от Приаралья до Дуная происходит возвышение нового североиранского этноса – алан. Вот что пишет о них латинский историк Аммиан Марцеллин: «аланы занимают простирающиеся на неизмеримое пространство скифские пустыни… Мало-помалу они подчинили себе в многочисленных победах соседние народы и распространили на них свое имя, как сделали это персы». Аланы принимали участие в Маркоманских войнах на Среднем Дунае, совершали набеги на Мидию, Каппадокию и Армению, контролировали Шелковый путь. Господству алан в Степи положило конец гуннское вторжение 375 года н.э. Значительная их часть вместе с гуннами и готами ушла в Европу, оставив свой след в виде многочисленных топонимов на территории Франции, Швейцарии, Италии, Испании, Португалии. Принято считать, что аланы с их военной организацией, культом меча и воинской доблести, почтительным отношением к женщине стоят у истоков зарождения европейского рыцарства и рыцарского этикета. По образному выражению итальянского историка Франко Кардини, «ветер степей шумит в ветвях древа средневекового рыцарства».

В течение всей эпохи средневековья аланы оставались заметным явлением в военно-политической истории, в их искусстве зримо ощущается наследие Великой Степи. Часть аланского населения, осев в горных районах Северного Кавказа, смогла сохранить свой язык и стала этнической основой в формировании современных осетин.

Многое, что связывает осетин со скифо-сарматскими прародителями, они сумели сохранить в своей культуре и быту. Это общеизвестно, и здесь нам нет необходимости перечислять подробности. Осетинские этнографы, и прежде всего Б.А. Калоев, убедительно продемонстрировали, что в наиболее архаичном виде черты скифо-сарматской бытовой культуры сохранились именно в традиционном быту осетин (обряд посвящения коня, этикет ритуальных церемоний и застолий, одежда, предметы обихода, элементы изобразительного, музыкального и хореографического искусства и т.д.). При этом многие такие обряды и традиции наиболее близкие параллели имеют в быту ряда народов Средней Азии, которым, как было установлено, они достались в наследство непосредственно от скифских предков осетин. Вообще необходимо отметить, что захватившие в свое время огромную территорию скифо-сарматские племена нередко оказывали большое влияние на аборигенов этих земель, передавая им черты своего быта и культуры.

В широких кругах Осетии и у части исследователей до сих пор бытует представление о том, что осетины полностью тождественны аланам, а осетинский язык равнозначен аланскому языку.

История, действительно, не знает «чистых» народов и «чистых» языков. Происходило смешение племен и народностей, имели место процессы этнических и языковых интеграции. Но в конечном итоге эти явления приводили либо к ассимиляции, либо к этногенетической миксации (синтезу). При первом типе этнических процессов слияние двух этнических общностей приводило к исчезновению одного из них; при втором же типе прекращали существование обе, и появлялась новая этническая общность. Так что же было в случае с осетинами?

Если была «иранизация» - ассимиляция скифо-сармато-аланами безымянных кавказских аборигенов, то не может быть и речи о «двуприродности» происхождения «алано-осов», ибо ассимиляция одной народностью других этнических «компонентов» не может изменить природу ассимилирующего этноса. При этом, разумеется, невозможно отрицать определенного вклада «субстрата» во все три этногенетические составляющие: антропологию, язык и культуру. Но это всего лишь вклад и не более того. Известно, что восточные славяне, к примеру, в процессе своего этнического развития ассимилировали многие угро-финские, балтийские, а также северо-иранские племена, и даже народности, но, несмотря на это, потомки восточных славян (русские, украинцы, белорусы) не стали «двуприродными» или «многоприродными». Другой пример. На территории исторической Грузии в определенные периоды в результате внешних вторжений истреблялось или угонялось население и собственно грузин в Грузии оставалось мало. Опустевшие районы грузинские цари заселяли многочисленными неродственными грузинам народностями, которые со временем подвергались ассимиляции. Тем не менее грузины не перестали быть грузинами. Такие примеры могут составить громадный том и в этих «субстратах», «адстратах» и «суперстратах» не мудрено запутаться. Ведь каждая этническая общность, или отколовшаяся от нее часть, по отношению к другим этническим единицам в разные периоды истории и на разной территории выступала то в роли субстрата, то суперстрата, то адстрата. Где-то и кого-то ассимилировала, а где-то (как, например, аланы на Западе в раннем средневековье) сама подвергалась ассимиляции.

Если же имел место синтез, то после длительных контактов скифо-сармато-аланы и безымянные кавказские аборигены должны были исчезнуть, а на их братской могиле вырос и появился народ, почему-то названный осетинским. В таком случае историю этого народа следовало бы начинать с момента его появления, т.е. с XIV-XV вв., с периода, когда, как пишут авторы этого подхода, «мы можем говорить не об аланах-оссах, а об осетинах». Если же речь идет об исследовании истории «компонентов», то почему исследуется история только одного - аланского «компонента» и игнорируется история «кавказских аборигенов»? В связи с этим перед сторонниками концепции «двуприродности» осетин следует поставить задачу воссоздания истории «местных племен», выявления их этнических названий, языка и этнической физиономии в том же объеме и в тех же качественных характеристиках, что и скифо-сармато-алан. Кроме того, им следует опровергнуть обоснованный крупнейшими представителями как отечественной, так и зарубежной науки тезис о стержневых, определяющих скифо-сармато-аланских характеристиках в осетинском языке и культуре.

И последнее. Поскольку важным аргументом в спорах вес больше становится интерпретация данных археологии, в одной из предварительных публикаций мы попытались обобщить опубликованные результаты археологических исследований 80-х, начала 90-х годов применительно ко 2-й половине 1 тыс. до н.э. в Северо-Кавказском регионе.


2. Народы скифского мира


Европейские скифы (скифы в узком значении) и савроматы разделились не ранее VII в. до н.э. До этого времени их общие предки жили в степях Предкавказья. Лишь после знаменитых походов в страны за Кавказом скифы и савроматы разошлись по разным территориям. Сохранив за собой большую часть северокавказской равнины, скифы завоевали Северное Причерноморье. Обитавших там киммерийцев скифы частью вытеснили, а частью подчинили своей власти.

Савроматы заняли степи Прикаспия, Поволжья и Приуралья. Река Танаис (Дон) служила границей между Скифией и владениями саврома-тов. В древности была распространена легенда о том, что савроматы произошли от браков скифских юношей с воительницами-амазонками. Такой легендой пытались объяснить высокое положение савроматских женщин, которые наравне с мужчинами ездили верхом, владели оружием и участвовали в войнах.

Равноправием мужчин и женщин отличались также исседоны, жившие к востоку от савроматов, на территории современного Казахстана. Исседонам приписывали особую справедливость, относя их к числу народов, не знающих вражды и обиды.

На восточном побережье Каспийского моря обитали дахи, а далее на восток - в степях и полупустынях Средней Азии располагались земли саков и массагетов. В 530 г. до н.э. на массагетов, занимавших области у Аральского моря, совершил поход основатель Ахеменидской державы Кир II. Массагетами правила царица Томирис. Еще прежде она отказалась выйти замуж за Кира, который хотел таким способом завладеть ее царством. В войне с массагетами персидская армия была разгромлена, а великий Кир погиб.

Саки Средней Азии делились на два крупных объединения: саки-тиграхауда и саки-хаумаварга. Так называли саков персы. В переводе с древнеперсидского языка «тигра» - «острый», а «хауда» - «шапка» или «шлем» (сравните осетинские слова «цыргъ» - «острый», «худ» - «шапка»). Таким образом, саки-тиграхауда - это «саки в остроконечных шапках (или шлемах)". «Саки-хаумаварга» означает «саки, почитающие хаому». Как известно, хаома - это священный напиток ариев. В 519 г. до н.э. персидский царь Дарий I совершил победоносный поход на са-ков-тиграхауда. Их плененный вождь по имени Скунха изображен на рельефе, который по приказу Дария был высечен на Бехистунской скале.

Племена скифского мира создали высокую для своего времени культуру, они определяли путь исторического развития обширных регионов, участвовали в формировании многих народов. Почему эта роль выпала именно скифам? Их выход на арену мировой истории и успешное овладение огромной территорией были подготовлены появлением кочевого скотоводства, освоением железной металлургии и выдающимися достижениями в военном деле.


3. Общая характеристика скифской культуры


Исследования показывают, что скифы и многие народы нашей страны являются потомками народов легендарной империи Атлантиды, простиравшей свою власть на всю северную часть земного шара.

В империи Чингис-хана имелись скифские летописи, богатая литература с легендами, сказаниями. Имеются основания надеяться, что значительная их часть сохранилась в надежных подземных хранилищах, в том числе и в легендарной библиотеке Ивана Грозного.

Отрывочные сведения о древней легендарной Скифии, подкрепленные археологическими раскопками, указывают на то, что до сих пор от нас скрыта ее истинная история, социально-экономический уклад жизни. На основе разрозненных исторических материалов о скифах (и личных исследований) впервые в данной статье дается попытка оконтурить границы земель их проживания, уровень их развития в V в. до н.э.

В древнеиндийских Ведах и Сказаниях, в персидских и китайских источниках говорится об удивительных землях района Урала – Сибири, где жили необычные люди. В тех землях, у горы Меру (плато Путорано), находились обиталища богов. Эти края привлекали пристальное внимание правителей Китая, Индии, Персии, Греции. Однако их интерес заканчивался военной, экономической или иной агрессией против Скифии. Известно, что в эти края вторгались в разное время войска Индии (Арджуна и др.), Персии (Кир II и Дарий), Греции (А. Македонский), Римской империи, Византии и т.д. Из исторических источников известно, что интерес со стороны Греции в VII в. до н.э. к скифам проявляли: географ Гекатий Милетский, врач Гиппократ, трагики Эсхал и Софокл, поэты Алкаман и Пандор, логограф Дамаст, мыслитель Аристотель и другие.

О происхождении Скифии Геродот приводит две легенды. В одной из них говорится, что Геракл, находясь в Скифии, встретил в пещере земли Гилея (Причерноморье) женщину, нижняя часть которой была змеиной. От их супружества родились три сына – Агафирс, Гелон и Скиф. От Скифа произошел царственный род Скифов. По другой легенде говорится, что первым на этой земле, бывшей в то время пустынной, появился человек по имени Таргитай. Его родителями были Зевс и дочь реки Борисфена. У них было три сына: Липоксай, Арпоксай и Колаксай. От старшего Липоксая произошел род скифов-авхатов, от Арпоксая произошли катиары и траспии, а от младшего – Колаксая – царственные паралаты. Все вместе они называются сколотами, по имени царя. Скифами их назвали греки. Территория Скифии была разделена Колаксаем первоначально на три царства между своими сыновьями и одно из них он сделал наибольшим: то, в котором хранилось золото. Область к северу от Скифии покрыта снегами. Образование скифских царств относится примерно к I тысячелетию до н.э., периоду царствования Прометея. Однако легенды о родословной отдельных царей – это еще не история народов Скифии. Представляется, что история скифов уходит своими корнями в благодатную почву древней цивилизации империи Атлантида. Помимо острова в Атлантическом океане со священной столицей (описанной Платоном в диалогах «Тимей» и «Критий») в империю входили земли северо-западной части Африки, Америки, Гренландии, северной части России и Скандинавии, а также почти все земли, расположенные вокруг современной точки Северного географического полюса: большие и малые острова Северного океана с горными хребтами Менделеева, Ломоносова, Геккеля. Эти островные земли назывались Средиземьем, где жили далекие предки народов Европы и Азии. Эти острова показаны на древней карте Г. Меркатора издания 1565 г.

12 тысяч лет тому назад Северный географический полюс Земли, с небольшой площадью оледенения, находился на северо-западе Канады рядом с Аляской. В пределах Северного океана климат был теплый. После гибели священной островной столицы в Атлантическом океане (у современных подводных гор Роккевей и Якутат), центр империи переместился на северо-восток Таймыра в город Золотых Врат, который до этого был чисто административной столицей империи. В этот же период Северный географический полюс начал зигзагообразно перемещаться в сторону его сегодняшнего положения, охватывая холодом, мерзлотой и льдообразованием новые просторы и освобождая ото льда территорию Канады. С появлением в Северном океане льдов, около 7-8 тыс. лет тому назад, острова Средиземья начали постепенно уходить под воду. В этих условиях народы Средиземья вынуждены были оставлять обжитые ими районы, города, порты, переселяясь на континентальную часть современной России (от Кольского полуострова до Чукотки), а также через Шпицберген, Гренландию и бывшие тогда в северной Атлантике многочисленные острова на Европейские и Африканские земли. На территорию земель России переместились многие народы Средиземья: в их числе предки гипербореев, массагетов, исседонов, хакасов, кельтов, удмуртов, киргизов, карелов, эстов. Острова Франца Иосифа, вероятно, являются остатком загадочного Средиземья, храня ее тайны. Переселившиеся народы совместно с коренными жителями материка образовали новые царства и союзы, в том числе и те, которые позднее стали называться скифскими.

Геродот Гераклийский сообщает, что легендарный Прометей – это реальная историческая личность, он был скифским царем (около 3,6 тыс. лет тому назад. – Примеч. автора). Его царство находилось на реке Аэт (Орел), которую Геркулес соединил с морем. Царство Прометея простирались по обе стороны Урала от реки Печоры до Оби (Истр) и от реки Чусовая до Северного моря. Его столица находилась у истока рек Большая Косьва и Лобва, к югу от Конжаковского камня. Греческие писатели Гезиод и Эсхиль сообщали, что Прометей был «прикован к скале» в Скифских горах. Не исключено, что он был под домашним арестом. Недалеко от этого места, в сторону города Павда находится усыпальница Прометея. Этому месту из поколения в поколение поклоняются коренные народы. Знают об этом и уральские краеведы. В царство Прометеево входили различные народы, в том числе и албаны, жители Кавказа, пришедшие сюда с Урала (бывшего Кавказа). Древние греческие историки, в том числе и Геродот, проводят связь названия Кавказа с Рипейскими горами (Уралом). Более 2,5 тыс. лет тому назад Урал назывался Кавказом, а современный Кавказ вместе с Памиром и Тянь-Шанем назывался Траверсом. Александр Македонский в III в. до н.э. шел в Индию вдоль Траверса (кн. И.В. Куклина «Этнография Скифии», Л., Наука, 1985). Вплоть до XVI в. н.э. на многих картах скифы указывались по обе стороны Уральского хребта и в Причерноморье.

Исторические сведения указывают на то, что Геркулесов и Гераклов было несколько. Жили они в разные исторические периоды. Эти имена давались физически очень сильным людям вместо их гражданских имен.

Для того чтобы получить некоторое представление об уровне развития скифов необходимо вспомнить то, что написано о деяниях Прометея и Зевса, осуществлявших вместе внедрение различных новшеств в жизни людей. В древних источниках говорится, что Прометей дал людям искусство нового письма и счета (очередная реформа письма для забвения прошлого Золотого века, при котором правил Крон – отец Зевса). Письменность была и ранее, в легендарной Атлантиде, Египте, на Востоке, задолго до рождения Прометея и Зевса. Сведения об этом имеются в Тибете, Гималаях, Египте. Известно, что скифы вели переписку с персидскими царями Киром II и Дарием, с Александром Македонским. Скифия с древнейших времен обладала письменностью и большими Знаниями. Не зря территория Скифии (России) привлекла к себе внимание своей сакральностью многих выдающихся людей мира. Большое впечатление на греков производили приезды скифских жрецов, философов и других образованных людей. Так, например, скифский жрец Абарис делал достоверные предсказания о землетрясениях, успокаивал бурные ветры, усмирял речные и морские волнения. На привезенной стреле Аполлона Гиперборейского, он переправлялся через реки, непроходимые места, перелетая над ними по воздуху. Во время путешествий он совершал очищения и изгонял моровые болезни. Скифы имели систему образования и воспитания. Другой знаменитый скифский жрец Мерлин в Англии удивлял людей способностью творить чудеса. Он принял участие в строительстве культовых сооружений в Стоунхендже, легко перемещая и устанавливая громадные камни-менгиры, с которыми не могли справиться сотни людей. Он говорил, что на его родине в Скифии жрецы творят значительно большие чудеса. Мерлин родился в III в. до н.э. севернее Днепровских порогов, которые являются руинами каких-то циклопических сооружений.

Арабские путешественники свидетельствуют о том, что задолго до крещения Киева, они видели у скифов Библию на славянском языке. В известном «Житие» Кирилла говорится, что до крещения Киева, Константин (Кирилл) приобрел в Херсонесе книги «Евангелие» и «Псалтырь», написанные праславянскими (русскими) письменами. Так что Кирилл и Мефодий были только реформаторами славянского и русского письма, как и Прометей в древности. Легендарный Прометей (скифский царь) дал также людям огонь, с освоением которого они научились многим искусствам. Но это был особый огонь. И до Прометея люди знали огонь костров, пожарищ, плавки металлов и т.д. в период существования древних цивилизаций подобных Атлантиде и после их угасания. Обычно огонь не был опасен ни для людей, ни для Богов и не из-за него пострадал Прометей.

Аристопсен Тарентский (около 518 г. до н. э) считал, что под огнем, который дал Прометей, надо понимать невидимый огонь, подобный душе. Другие сравнивали огонь с нимбом над человеком. В индийских Ведах также говорится об особых свойствах этого огня, который находится внутри тростника, дерева и т.п. Расширяет понятие об огне также слово «пирамида», дословный перевод которого означает «огонь, который внутри». Пирамиды являются инженерно-культовыми сооружениями. Исследования последнего столетия показали, что внутри пирамид действительно существует особый и пока неразгаданный энергетический поток (огонь). Он также присутствует внутри храмов всех религий, в деревьях и т.д. Например, православные храмы – это пирамиды, приподнятые на стенах над землей. Прометеев огонь – это особое образование «холодного» энергопотока, знания о котором находились в руках служителей культа и применялись гиперборейскими жрецами при строительстве храма Аполлона в Дельфах, где «огонь» использовался для пророчества. Этот таинственный «огонь» проявляется во многих сооружениях (курганы, менгиры, дольмены, кромлехи. .) и различных культовых устройствах и приборах. В проводимых ритуалах и празднествах скифы использовали и обычный огонь костров. Скифы чтили своих богов: Тагимасада, Гойтосира, Аргимпаса, а также своих предков, места захоронений своих царей, героев. Над усыпальницами царей и героев скифы возводили пирамиды, курганы, скульптурные изваяния и другие сооружения. К ним относятся каменные пирамиды, сфинкс, скульптура «Слон» у озера Боровое, Кокчетавской обл., Красноярские столбы и т.п. Древнегреческие источники сообщают, что в земле гипербореев были многочисленные каменные изваяния людей и животных, измытые дождями («Мифы древней Греции», Р. Грейфс, с.186). Подобные изваяния, воздвигнутые в те времена скифами и другими народами, находятся под толщей земли в холмах и сопках. Удивительные знания использовали скифы при сооружении на Алтае одного из Пазырыкских курганов, где усыпальница расположилась в зоне пониженной температуры.

Это позволило находившимся там предметам сохраниться почти в первозданном виде около 2,5 тысяч лет.

Не исключено, что Знания о Прометеевом огне могли быть использованы скифами и в военном деле, в том числе и стреле Апполона, которую демонстрировал в Греции скифский жрец Абарис.

Сильная военная мощь скифов могла образоваться лишь на крепкой социально-экономической базе их царств. Такая база у них была. Более 2,5 тыс. лет тому назад в скифских землях был более теплый климат, скифы имели развитое земледелие, животноводство, рыболовство, производство тканей, сукновальных и кожаных товаров, изделий из металлов, керамики, дерева, военного снаряжения и изделий из золота. Продукция скифов по своему уровню и качеству ни чем не уступала греческой. Скифы полностью обеспечивали себя всем необходимым. Они вели подземную добычу золота, серебра, меди, железа и других полезных ископаемых. Основная добыча золота велась в местах выхода плутоновых потоков, которые охранялись загадочными грифонами. Производство литья у скифов было на высоком уровне. Геродот сообщает, что при царе Арианте в VII в. до н.э. скифы отлили медный котел емкостью 600 амфор и толщиной стенки в 6 пальцев. Отливался он южнее Новгород-Северского на Десне, а спрятан при нашествии Дария к востоку от Десны. Медная руда добывалась там же. Спрятаны где-то в Румынии и скифские золотые реликвии: обоюдоострая секира, чаша и плуг с ярмом.

В Скифии были развиты торговля, сухопутные и водные торговые пути по сибирским и европейским рекам, Северному, Каспийскому и Черному морям. Кроме колесных повозок и боевых колесниц со времен Прометея скифы строили льнокрылые морские и речные корабли на верфях Енисея, Оби, Волги, у устья Печоры и т.д. Значительно позднее из этих мест Чингис-хан брал мастеров для строительства своего флота (для завоевания Японии). Скифы иногда прокладывали подземные ходы под крупными реками, используя технологию горнорудного производства. Тоннели под реками прокладывались в Египте и других странах. О подземных ходах под Днепром сообщалось неоднократно в печати.

Через земли Скифии пролегали оживленные торговые пути из Китая, Индии, Персии в северные районы и Европу по Енисею, Оби, Волге, Днепру, Северным морям, которые функционировали вплоть до XVII века н.э. На их берегах тогда были города с храмами и шумными базарами. Сейчас помним только последнюю Мангазею (XV-XVII вв), где весной цвели сады, шумели базары, кипела жизнь.


4. Кочевое скотоводство


Общественное разделение труда между земледельцами и скотоводами привело к возникновению пастушества, из которого впоследствии развилось кочевое скотоводство. Природные условия степной зоны были неблагоприятны для развития древнего земледелия. Поэтому преобладание пастушеского скотоводства сложилось здесь еще в раннем бронзовом веке. Размеры освоенных пастухами пастбищ и численность стад были ограничены привязанностью к долговременным поселениям и отсутствием верховых животных.

Переход к кочевому скотоводству стал возможен лишь после того, как началось использование лошади для верховой езды. Это произошло в середине II тысячелетия до н.э. К этому времени существовала и частная (семейная) собственность на скот, без которой пастухи-скотоводы не были заинтересованы в улучшении и расширении своего хозяйства.

Переход к кочеванию означает почти полный отказ от земледелия. Поэтому важным условием этого перехода является сохранение тесных связей с оседлым населением. Кочевое скотоводство невозможно без разделения труда с земледельцами, без торгового, производственного и культурного обмена с развитыми земледельческими областями. Тесные связи скифов с соседними странами Европы и Азии обеспечили быстрое политическое и культурное развитие скифского мира.

Скифы стали первыми кочевниками евразийских степей. Переход от пастушества к кочевому скотоводству произошел на рубеже II и I тысячелетий до н.э. Новая система хозяйственной деятельности оказала определяющее влияние на образ жизни народов скифского мира. Земледелие могло сохраняться у кочевников только как подсобное занятие. Их главной заботой было разведение скота, который круглый год содержался на подножном корму. В кочевании участвовало все население. Вместе с семьями и имуществом кочевники передвигались по степи, перегоняя свои стада по установившимся пастбищным маршрутам. Летом откочевывали к северу, зимой возвращались на луга в устьях больших рек или в защищенные от ветров предгорья.

Скифы пасли овец и крупный рогатый скот, но главным своим богатством считали табуны лошадей. В численном отношении кони обычно уступали овечьим отарам, но именно лошадь оставалась самым важным животным в хозяйстве и жизни кочевника. Конину употребляли в пищу, из кобыльего молока изготовляли молочные продукты. Трудно переоценить транспортное и военное значение лошади. А без ее способности к тебеневке невозможно представить кочевое скотоводство в суровом климате степной зоны. Ведь только лошадь может разбить снежный наст на зимних пастбищах, открывая неспособным на это другим животным доступ к корму.


5. Военное дело у скифов


Скифские воины, обладая знаниями и опытом предков, проходили особую психофизическую подготовку, которая позволяла им, используя «внутренний огонь», не чувствовать усталости в течение многих часов непрерывного боя. Подобную школу подготовки прошел и А. Македонский. Была у скифов отработанная система воздействия на психику воинов противника. Аррион писал, что скифы имели военные значки в виде развевавшихся на шестах драконов. Драконообразные значки в виде змея сшивались из цветных лоскутков. Когда кони стояли смирно, значки имели вид разноцветных лоскутков, свисавших вниз вдоль древка. При движении лоскутки, развеваемые ветром, становились похожими на устрашающих драконов, наводя ужас на противника. По значкам различались боевые отряды. У скифов, как и в войсках амазонок, перед боем выполнялся особый ритуал «готовности к бою» и психологического воздействия на противника. В битвах скифы иногда использовали Дива (снежного человека).

Фукидид (IV в. до н. э) утверждал, что по военной силе и количеству войск со скифами не могли сравниться никакие царства. В Азии, писал он, нет народа, который мог бы противостоять один на один со скифами, если они будут единодушны. Военный опыт скифов был впитан войсками Чингис-хана через народы, вошедшие в его империю.

Скифы иногда помогали в войнах соседям. Впоследствии скифские наемники появились в войсках А. Македонского, Риме, Византии. Потомки скифов в XII в. н.э. в составе нескольких полков были направлены во Францию киевскими князьями, чтобы посадить на трон короля.

Железное оружие произвело революцию в технике военного дела. Армии великих держав вооружились стальными мечами, стальные ободья повысили прочность колесниц. В IX в. до н.э. в ассирийской армии появились первые конные отряды. Но и на этом фоне скифские военные достижения были незаурядными.

В VIII в. до н.э. скифы изобрели двухперые и трехперые наконечники стрел. Их отливали из бронзы. Снабженные такими наконечниками стрелы обладали повышенной дальнобойностью и пробивной силой. Поэтому скифский лучник мог держаться на безопасном расстоянии от врага. Другое скифское нововведение - специальная выучка лошадей, которые почти не нуждались в поводьях. Конь был приучен к управлению шенкелями и подчинялся движениям ног наездника, всадник получал возможность стрелять из лука на скаку.

Основой скифского войска была легкая конница, типичный скифский воин - конный лучник, вооруженный также копьем для метания и коротким мечом-акинаком. Колчан с луком и стрелами привешивался к поясу с левой стороны, а на правом боку висел акинак. Скифская конница считалась лучшей в мире. Она действовала без обоза, даже наконечники стрел отливались по мере необходимости в походных условиях. Для этого в состав конных отрядов включались мастера-литейщики, возившие с собой переносные литейные формы и запас бронзы. Излюбленный тактический прием скифов - конная атака павой с метанием стрел и притворным отступлением. Стрельба велась на скаку, когда скифский отряд, не приближаясь вплотную к противнику, вдруг разворачивался, мчался мимо и притворно «обращался в бегство». Оборотясь назад, скифский воин успевал выпустить несколько стрел. При этом скифы славились как искуснейшие стрелки, бьющие точно в цель. Результаты скифского налета оказывались убийственными для врага, в то время как сами скифы оставались недосягаемыми.

Тяжелая панцирная кавалерия с длинными мечами и копьями тоже существовала у скифов, но играла вспомогательную роль. Такие отряды составляли, по-видимому, аристократическую гвардию скифских правителей. Всадники в металлических шлемах и панцирях сидели на лошадях, также защищенных специальными боевыми доспехами.

В пешем бою скифы действовали мечами, копьями и секирами. Обоюдоострые боевые секиры-сагарисы описаны в древности у среднеазиатских саков. От ударов противника пеший воин прикрывался легким щитом. В числе скифских тактических приемов известен и такой: стремительное нападение конницы и вслед за ним рукопашный бой в пешем строю. Геродот рассказывает о решающей битве массагетов с персами, что «вначале, находясь на расстоянии, они стреляли друг в друга из луков, а затем, когда стрелы у них вышли, они, бросившись друг на друга, бились врукопашную копьями и кинжалами. Сражаясь, они стойко держались в течение долгого времени, и ни те, ни другие не желали спасаться бегством, но в конце концов массагеты одержали верх. Большая часть персидского войска была уничтожена тут же на месте, и сам Кир погиб».

Скифские полководцы полагались не только на силу своих отрядов и храбрость воинов. Примеры изобретательности и хитрости скифов вошли в учебники военного искусства. В собрание военных хитростей, которое составил древнеримский военачальник Фронтин, включен, например, такой случай: «Скифский царь Атей, когда ему пришлось сразиться с более значительными силами трибаллов, приказал женщинам и детям и всей нестроевой толпе подогнать к тылу неприятелей стада ослов и быков и при этом нести впереди поднятые копья; затем он распустил слух, что будто бы к нему идут подкрепления от более отдаленных скифов; этим уверением он побудил неприятелей отступить».



Заключение


Древняя история Европы и Азии не может быть понята без знания истории скифского мира. Скифы сыграли значительную роль в исторических судьбах многих стран, скифские племена участвовали в происхождении многих народов. Скифский мир внес неоценимый вклад в сокровищницу общечеловеческой культуры.

С возникновением кочевого скифского мира огромные степные пространства были впервые вовлечены в сферу производящего хозяйства. В ту эпоху кочевое скотоводство было наиболее эффективным способом хозяйственного использования евразийских степей. Эта передовая для своего времени экономическая система стала основой военно-политических и культурных достижений.

Важную часть истории скифского мира составляют его взаимоотношения с оседлыми соседями. Эти связи не ограничивались хозяйственным сотрудничеством и культурным обменом. Кочевники выступали как организаторы политических союзов, а впоследствии и государств, в которые входили земледельческие области. Из скифской среды вышли правящие династии Мидии, Персии, Парфии и других стран. Необходимость противостоять скифским набегам ускоряла развитие военной техники, городских укреплений, системы военного и политического управления соседних государств. Одновременно потребности кочевников в продукции земледелия и ремесла стимулировали хозяйственный прогресс у оседлых соседей.

Благодаря своему географическому положению, быстрому хозяйственному, политическому и культурному развитию скифский мир оказался посредником в общении народов северной Евразии с древними цивилизациями Средиземноморья, Месопотамии, Дальнего Востока. Проникновение на север новых орудий труда и способов ведения хозяйства, продукции греческих, переднеазиатских, китайских ремесленников происходило через Скифию. В свою очередь, например, греческая наука из скифских рассказов черпала сведения о географии северных земель, о горах и реках, Ледовитом океане и полярных явлениях, о племенах, обитающих в степи и северной лесной зоне.

Заняв евразийский степной пояс, скифский мир сделался связующим звеном между Западом и Востоком, Европой и Азией. Скифский «коридор», соединивший Восточную Европу с Сибирью и Средней Азией, существовал задолго до подготовленного им Великого шелкового пути. Под общим именем Скифии, а затем Сарматии скифский мир просуществовал около полутора тысяч лет. Лишь после Великого переселения народов на смену иранским кочевникам в евразийские степи пришли тюрки, а последним средневековым бастионом скифского мира осталась кавказская Алания.

Примерно с VIII-VII вв. до н.э. в различных районах Центрального Предкавказья и Дона складывается народность, получившая в новейшей археологической литературе условное наименование «пред - или прааланской».

С VII по III вв. до н.э. возникают и развиваются четыре области формирующейся территориально-этнической общности (ТЭО) - прааланской народности, представленные локальными вариантами соответствующей ей археологической культуры (АК), в которой явственно ощущаются савромато-скифские устойчивые черты (прежде всего в погребальном комплексе), генетически восходящие к савроматскому населению Поволжья и Приуралья.

Эти области суть: «Манычская» - на севере Ставрополья (VII в. до н. э); «Нижнедонская» - в дельте Дона и примыкающих районах Приазовья (VI-V вв. до н. э); «Центральная» - в равнинно» центральной и юго-восточной части Ставрополья, Кабардино-Балкарии, Северной и Южной Осетии (VII-V вв. до н. э) и «Юго-Западная» - в междуречье Лабы-Кубани и прилегающих закубанских степях (IV-III вв. до н. э).

С конца III в. до н.э. вся зона стыка предгорий и плоскости Центрального Предкавказья заселяется прааланским этносом. В этот период возрастает проникновение с севера сарматских кланов и племен. Не случайно сираки, которые с IV в. до н.э. установил» во всем регионе политическое господство, рассматривались некоторыми античными авторами в качестве последних савроматских «беглецов» от натиска сарматов-аорсов. Отличительной чертой эволюции локальных центров АК на этой обширной территории является ускорение процесса унификации погребального обряда и широкого распространения нового типа предметов. Причем наиболее устойчивые черты архаической савроматской (ceвepo-иранской) культуры также ускоренно трансформируются. Со II в. до н.э. появляется катакомба и в относительно короткие срок» становится преобладающим типом захоронения на всей территории прааланской ТЭО.

К этому времени завершается первый этап этногенеза праалан. Применительно к населению этносоциальной области в дельте Дона и Приазовья античные авторы вводят в употребление этноним «сирматы», что В.Е. Максименко, на наш взгляд, также совершенно справедливо считает отражением начала процесса ускоренной трансформации прежней савромато-скифской ТЭО праалан.

С VIII по III вв. до н.э. процесс этногенеза праалан шел на основе постоянных контактов савромато-скифских племен и позднекобанского населения, предположительно абхазо-адыгского этноязыкового круга, часть которого была ассимилирована савромато-скифами. Процесс окончательной их ассимиляции был завершен сармато-аланами во II в. до н.э. - I в. н.э. /Ю.С. Гаглойти - В.И. Абаев - 86, с.64-65/, В этой связи важно подчеркнуть, что с VIII-VII по III вв. до н.э. в перечне наиболее устойчивых признаков АК в районах формировавшейся прааланской ТЭО доминировали савромато-скифские (северо-иранские) особенности. Это характерно и для этногенстического ядра-языгов, а затем, после их сегментации (VI в. до н. э) и ухода одной части в дельту Дона, а другой части, предположительно, на южные склоны Большого Кавказа, и для другого племени - гегемона - сираков, вокруг которого в IV в. до н.э. группировались племена прааланской ТЭО. Исходя из этого, мы предложили ранний этап этногенеза осетин (VIII-III вв. до н. э) определить как «савромато-скифский» /44/. Соответственно, этап, начавшийся на рубеже III-II вв. до н.э., можно определить как сармато-аланский. Таким образом, новейшая археология доставляет убедительные свидетельства наличия в регионе Северного Кавказа двух больших миграционных волн: савромато-скифской м сармато-аланской. Остатком и потомками этого населения являются современные осетины: и по языку и по культуре. Их этногенез - это прежде всего результат внутреннего развития савромато-скифо-сармато-аланской территориально-этнической общности Юга России и Северного Кавказа, приобретшей уже во 2-й половине I тыс. до н.э. все характерные черты народности.

Приведенные выше факты кроме всего прочего показывают, что давно уже назрела новая широкая дискуссия по актуальным проблемам древней истории и этногенеза осетинского народа, одного из древнейших народов нашей страны. Это показал вновь «прорубленный» безвременно ушедшим из жизни С.П. Таболовым экспедиционный маршрут на Запад по пути алан. Но это лишь первый шаг. Устремляясь в глубокой древности вслед за солнцем в сторону заката, северо-иранские предки осетин всегда помнили, что их солнце и его свет, который они несли в себе в «страны ночи», рождается на Востоке.



Литература


  1. Аланы и Кавказ. // Alanica - II. Владикавказ, 1992.

  2. Аланы: Западная Европа и Византия. // Alanica - I. Владикавказ, 1992.

  3. Геродот. История (скифские фрагменты) // Скифы: Хрестоматия. - М.: 1992. - С.38-83.

  4. Граков Б.Н. Скифы. - М.: 1971.

  5. Добротен свод лингвистических исследований на начало ХХ1 века: Д.И. Эдельман Иранские и славянские языки: Исторические отношения (Вост. лит., РАН, М., 2002.

  6. Кавказ и цивилизации Востока в древности и средневековье. Владикавказ, 1993.

  7. Кузнецова Т. Краткая история скифов // Скифы: Хрестоматия / Сост., введение, коммент. Т.М. Кузнецовой. - М.: 1992. - С.3-14.

  8. Латышев В.В. Известия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе. - СПБ.: 1893-1906 Т.1-2.

  9. Смирнов А.П. Скифы. - М.: 1966.

  10. Хазанов А.М. Золото скифов. - М.: 1975.

  11. Черников С.С. Загадки золотого кургана. Где и когда зародилось скифское искусство. - М.: 1965.




Случайные файлы

Файл
91882.rtf
11010.rtf
75110-1.rtf
31507.rtf
113395.rtf