Святой адмирал Ушаков (1745-1817). "Победитель всех неприятелей России на морях..." (59410)

Посмотреть архив целиком

Морская Государственная Академия им. Ф.Ф.Ушакова













Реферат

СВЯТОЙ АДМИРАЛ УШАКОВ (1745—1817). "ПОБЕДИТЕЛЬ ВСЕХ НЕПРИЯТЕЛЕЙ РОССИИ НА МОРЯХ..."



Выполнил студент

111 группы

Иванов Максим

Николаевич







Новороссийск 2009


ВВЕДЕНИЕ


Выдающийся русский флотоводец, один из создателей Черноморского флота, безумно храбрый, обладатель благороднейшего сердца, грубоватый в обращении — вот образ Фёдора Фёдоровича Ушакова, запомнившийся его современникам. Напоминать, что этот человек — адмирал, так же излишне, как пояснять, что Пушкин — поэт.

Во время русско-турецкой войны 1787- 1791гг. разгромил турецкий флот в сражениях возле Керчи и Тендры (1790г.), у мыса Калиакрия (1791г.). Успешно провёл Средиземноморский поход Черноморского флота во время войны с Францией 1798-1800гг., штурмом с моря взял французскую крепость на греческом острове Корфу (1799г.).

Многое роднит Ушакова с Суворовым, сердечно его любившим. Оба они — герои русско-турецких войн и первой войны России с Францией; оба — создатели школы полководческого искусства, оба — непобедимы.



ЮНОСТЬ ФЛОТОВОДЦА


Ушаков родился в 1745 г. в семье небогатых тамбовских дворян. В XVIII в. мальчиков из дворянских семей уже с детских лет было принято записывать "в службу". Отец Фёдора, зачитывавшийся на досуге "Записками о Свейской войне" Петра I и модными приключенческими романами о пиратах, с большими усилиями добился, чтобы его сына зачислили мичманом в морской экипаж. Последующие звания присваивались по мере взросления ребёнка и в немалой степени зависели от связей при дворе и размеров взяток чиновникам. Так или иначе, в 17 лет младший Ушаков стал капитан-поручиком. Вскоре молодой человек прибыл в Санкт-Петербург и поступил в. Морской кадетский корпус. По окончании учёбы он получил диплом с отличием и эполеты бригадира.

Председатель Тайной канцелярии Андрей Иванович Ушаков добился назначения своего внучатого племянника Фёдора командиром операторской яхты "Штандарт", служба не была обременительной — Екатерина II редко совершала морские прогулки. Каюта 20-летнего капитана постепенно превратилась в своего рода учебный класс, куда запросто заходили младшие офицеры, чтобы обсудить новинки мировой военно-морской тактики.

Когда началась русско-турецкая война 1768—1774 гг., Фёдор Ушаков подавал на имя генерал-адмирала А. Г. Орлова один рапорт за другим с просьбой перевести его на боевые корабли, которые спешно готовились к походу в Средиземное море. В это же время он стал часто посещать один из них — новейший фрегат "Африка", которому долго не могли подобрать командира. Не желая ссориться с императрицей, которая по-прежнему благоволила к председателю Тайной канцелярии и едва ли желала подвергать опасности его молодого родственника, Орлов каждый раз отвечал отказом. Тогда Фёдор Ушаков обратился к своему непосредственному начальнику — вице-адмиралу Самуилу Карловичу Грейгу. Грейг уговорил главнокомандующего направить настойчивого юношу на "тихий" участок, в Донскую флотилию, командовать галерной ротой. Блестящие победы русских военных моряков над турецким флотом в Хиосском проливе и при Чесме Ушаков изучал по картам. Он пытался представить себя на месте известных флотоводцев — Орлова, Спиридова или Грейга — и, как правило, не находил у них серьёзных тактических промахов.

Уже после войны во время одной из своих поездок в Керчь, ставшую базой строившегося Черноморского флота, князь Г. А. Потёмкин при разборе неудачно прошедших в июне 1775 г. учений отметил верные и смелые суждения бригадира Ушакова. Фёдор Фёдорович был назначен командиром нового фрегата. Теперь сам всесильный фаворит пристально следил за своим подопечным, которому в Петербурге так и не могли простить уход с императорской яхты. Однако корабль под вымпелом Ушакова неизменно оказывался первым в учебных походах и артиллерийских стрельбах. В обход Адмиралтейства Григорий Александрович уже через пять лет доверил талантливому офицеру старый 56-пушечный линейный корабль "Виктор". Одновременно Потёмкин пригласил его на корабельные верфи в Херсоне, где закладывалась серия линейных кораблей "Слава Екатерины". Ушаков вникал во все тонкости строительства и, убедившись в том, что лес ставится сырой, приказал обшить днище "Святого Павла" (корабль не имел тогда капитана) медными листами, чтобы предохранить его от гниения. Именно на этот корабль он и был назначен командиром. Матросов и боцманов Фёдор Фёдорович набирал и учил сам. Они платили ему признательностью, уважением и искренней преданностью.


ПЕРВЫЕ ПОБЕДЫ


Обострение противоречий между Россией и Турцией вскоре привело к новой русско-турецкой войне 1787— 1791 гг. В это время Ф. Ф. Ушаков находился в Севастополе в должности командира авангарда флота.

В начале войны главные силы русского Черноморского флота были сосредоточены у мыса Калиакрия. Однако из-за сильного шторма часть линейных кораблей передового отряда пошла ко дну, другая — выбросилась на берег: Погибла треть Черноморского флота. Корабль Ушакова "Святой Павел" с поломанными снастями вернулся б Севастополь исключительно благодаря хладнокровию своего командира и выучке команды.

Получив сообщение Потёмкина о несчастье, Екатерина II вознамерилась повторить поход кораблей Балтийского флота в Средиземное море, как это было в предыдущую русс: турецкую войну. Она пригласила графа А. Г. Орлова-Чесменского на аудиенцию, чтобы поручить опыт ному флотоводцу возглавить флот. Алексей Григорьевич в резкой форме напомнил императрице библейскую истину о том, что "нельзя влить молодое вино в старые мехи", и сказал, что напуганная победами России Европа не допустит второй экспедиции, подобной той, которая закончилась Чесменским разгромом турецкого флота. Лучше, советовал он, отправить в Севастополь опытных моряков с Балтики. Разгневанная Екатерина немедленно подписала указ об отставке Орлова, что означало ссылку прославленного адмирала и дипломата в его подмосковное имение. Однако прозорливость опального вельможи вскоре подтвердилась — Швеция объявила России войну.

Капудан-паша Османской империи Гассан-бей, во время Чесменского сражения выплывший с саблей в зубах из-под обломков своего корабля "Реал-Мустафа", мечтал восстановить свою славу Крокодила Морских Сражений, померкшую после поражения при Чесме. Он был уверен, что в России не осталось достойных противников. Потрясённый потерей самых мощных кораблей, командующий Черноморским флотом адмирал Войнович боялся даже вывести оставшиеся корабли из гавани на внешний рейд, забрасывал императрицу мольбами о разрешении отвести их в Азовское море, чтобы сохранить уцелевшую часть флота. Потёмкин своей властью приказал Ушакову действовать в случае необходимости самостоятельно. От классических принципов боя параллельными линиями следовало решительно отказаться из-за отсутствия в Севастополе достаточного количества кораблей. Долгими бессонными ночами Ушаков делал расчёты новых тактических приёмов, которые в целом сводились к тому, что строй кораблей противника рассекали под прямым углом, флагманский корабль обязательно подвергали атаке, а артиллерию применяли в основном на дистанции прямого поражения.

В июле 1788 г. громадный флагман "Капудание", на котором развевался флаг самого Гассан-бея, вёл к Очакову 17 турецких линейных кораблей. У острова Фидониси они встретились с авангардом русского флота — отрядом кораблей "Святого Павла", который издали поддерживали основные силы Черноморского флота. Турки намного превосходили русские силы в кораблях и орудиях. Идти на абордаж, имея 4 тыс. матросов против 10 тыс. неприятеля, было безумием. Тем не менее, Ушаков сделал манёвр, создавший у противника впечатление, что строй русских кораблей идёт на сближение с бортами его головных судов. Турки прекратили стрельбу, поскольку посылаемые ими ядра стали перелетать через русские корабли, и собрали команду на палубах для абордажного боя. В этот момент, убрав паруса и уменьшив скорость, Ушаков приказал бить в упор по бортам неприятельских кораблей. Последние, "потеряв ветер", сбились в кучу, и русские снаряды буквально сметали людей с палуб. Гассан-бей попытался помочь им, издали открыв огонь по "Святому Павлу". Но произошло то, на что и рассчитывал Фёдор Фёдорович: эти снаряды попадали в более высокие турецкие корабли, которые кольцом закрывали русские парусники, ведущие непрерывный огонь. В результате два вражеских фрегата загорелись и пошли ко дну. Турецкий адмирал был вынужден отдать команду о возвращении. В Стамбуле на пирсе его ожидали возмущённые вдовы тех, кто был расстрелян своими же пушками. Что касается потерь русских, то после переклички в команде Ушакова не оказалось ни одного убитого.

Вскоре последовала победа русских в Керченском проливе и у Гаджибея. Отныне имя Ушак-паши, т. е. Ушакова, произносили в Стамбуле со страхом и путали им непослушных детей.

В 1790 г. Екатерина II лично вручила Фёдору Фёдоровичу Ушакову эполеты вице-адмирала и патент командующего Черноморским флотом. На него возлагалась ответственная задача — поддерживать войска Суворова, ведущие наступление в дунайском княжестве Валахия.

В конце лета 1790 г. у Тендровской косы была сосредоточена турецкая эскадра, в которую входили 14 линейных кораблей, 8 фрегатов и 23 вспомогательных судна. Она должна была загородить русским вход в устье Дуная. Адмирал Сеид-бей находился на "Капудание". Получив сообщение о появлении турецких кораблей, Ушаков немедленно покинул Севастополь, чтобы нанести удар по эскадре неприятеля. Не меняя походного построения в три колонны, он на всех парусах мчался на турецкие суда. Турки ждали, когда русский командующий расставит корабли в линию. Но Ушаков, не снижая скорости, поднял флажный сигнал: "Сосредоточить атаку на передовых неприятельских судах". Турецкий флагман в считанные минуты был атакован с двух сторон "Святым Павлом" под флагом Ушакова и "Святым Петром" капитана


Случайные файлы

Файл
JAPWAR.DOC
25733-1.rtf
96879.rtf
81201.rtf
35903.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.