Русская эмиграция в Югославии в первой половине 20-ых гг. XX в. (59344)

Посмотреть архив целиком

Министерство образования Республики Беларусь

Белорусский государственный университет

исторический факультет












Реферат на тему:

Русская эмиграция в Югославии в первой половине 20-ых гг. XX в.













Минск – 2007 г.


С окончанием мировой войны возникшее на Балканах Королевство сербов, хорватов и словенцев (с 1929 г.— Югославия) стало притягательным местом для беженцев из России, где в это время протекала гражданская война. Многие из них надеялись, что в братской славянской стране они смогут в относительно благоприятных условиях переждать смутные времена. Правительство королевства не препятствовало (а позже и активно содействовало) вселению российских беженцев.

В течение 1919 г. на территорию королевства въехали несколько сот беженцев из России. Их приемом и размещением занимались Российская дипломатическая миссия в Белграде во главе с посланником В. Н. Штрандтманом и МВД. Частично заботу об устройстве брала на себя общественная благотворительная организация Русско-югославянский комитет. Всяческое содействие беженцам оказывали королевский двор, правительство, Сербская православная церковь. Так, к примеру, летом 1919 г. правительство предоставило российским беженцам право льготного размена русских денег на местную валюту. При этом размен не был регламентирован какими-либо правилами и являлся неограниченным1.

В 1920 г. в из-за продолжающейся гражданской войны эмиграция российских граждан в Королевство сербов, хорватов и словенцев (КСХС) продолжилась. Большая их часть прибывала в КСХС в ходе организованных эвакуации. В январе 1920 г., после поражения деникинской армии, из Новороссийска в королевство были эвакуированы около 8,5 тыс. человек. Они содержались на средства королевского правительства. Позже их стали называть беженцами «сербской» эвакуации. Около 3 тыс. новороссийских беженцев первоначально были эвакуированы англичанами на острова Эгейского моря, а в марте 1920 г. около 2,5 тыс. человек из них перевезены в королевство2. В течение лета и осени 1920 г. продолжался въезд новых групп по отдельным визам. Большая их часть прибывала в королевство через Салоники, Пирот и Гевгели, меньшая — через территории Румынии и Венгрии3.

В связи со значительным увеличением численности беженцев в январе 1920 г. были созданы специальные организации для руководства их приемом и расселением. 21 января 1920 г. приказом генерала Деникина учреждалась особая должность главноуполномоченного (с 1 мая 1920 г.— правительственного уполномоченного) по устройству русских беженцев в королевстве. Через месяц в Белграде начало действовать Управление (Канцелярия) главноуполномоченного, в составе нескольких отделов: финансового, школьного, почтового, труда и др.

24 января того же года югославское правительство сформировало из представителей различных государственных ведомств, соприкасавшихся с вопросами помощи российским беженцам, Государственный комитет по приему и устройству русских беженцев, который должен был проводить государственную политику по отношению к российским беженцам путем координации деятельности государственных учреждений и российских беженских организаций. Весной 1920 г. в Белграде открыли свои представительства Российское общество Красного Креста (РОКК), Всероссийский земский союз (ВЗС) и Всероссийский союз городов (ВСГ). В феврале 1921 г. в Париже создан был Российский земско-городской комитет помощи российским гражданам за границей (Земгор). Вскоре филиалы Земгора появились и в тех странах, куда эмигрировали русские граждане, в том числе и в Югославии4.

Русские беженцы могли пользоваться правом свободного выбора места жительства и льготного (а часто и вовсе бесплатного) проезда на железнодорожном транспорте. Это привело весной и летом 1920 г. к чрезмерному скоплению беженцев в Белграде, Земуне, Сараево, Загребе и других крупных административных центрах и вызвало недовольство как местных властей, так и части общественности, что вынудило правительство ввести для российских граждан некоторые ограничения свободного передвижения по стране и выбора места жительства. Кроме того, в связи с увеличением численности российских беженцев возрос спрос на деньги, выделяемые правительством для льготного размена. В марте 1920 г. он был ограничен 1 тыс. руб. на одного человека в месяц и производился из расчета 600 дин. за 1 тыс. руб. В мае того же года правительство ограничило денежную помощь российским беженцам ежемесячным отпуском 3 млн. дин. под расписку российского посланника. Контроль за расходованием этих средств возлагался на Государственный Комитет по приему и устройству русских беженцев5.

Определенные противоречия возникали и в среде самих беженцев, которые к этому времени насчитывали около 10 тыс. чел. Активизировалась борьба различных групп и политических направлений в среде беженцев, обострились противоречия из-за должностей и льгот. Лишь к осени 1920 г., когда более четко определилась структура управления делами беженцев и сложилась система самоуправления, ситуация стабилизировалась. 22 мая 1920 г. состоялось совещание представителей правительственных и общественных организаций российских беженцев. На совещании было принято решение о распределении между ними отдельных направлений работы: на представительство РОКК возлагалась организация медико-санитарной и продуктовой помощи беженцам, на представительство ВЗС — профессиональная подготовка и трудоустройство, на представительство Всероссийского союза городов организация школьного образования и помощи детям. Это объясняется в первую очередь тем, что сами беженцы начали понимать нереальность надежд на скорое возвращение в Россию и поэтому искали возможности более прочно обустроиться на новом месте. Правительство оказывало им содействие, предоставляя на определенное время денежную помощь за счет казны.

Начиная с лета 1920 г., главные усилия правительства и беженских организаций были направлены на стимулирование производственной активности трудоспособных беженцев, оказание им помощи в приобретении специальности, переквалификации и трудоустройстве. Уже до начала 1921 г. представительство ВЗС, ответственное за решение этих вопросов, совместно с Государственным комитетом осуществило определенную работу. В наиболее крупных центрах расселения российских беженцев было открыто свыше 50 курсов сербохорватского языка на 1 тыс. человек. В это же время начали работу свыше 30 краткосрочных курсов профессиональной подготовки, на которых обучались около 1,3 тыс. беженцев. Российским гражданам выдавались ссуды на приобретение пособий и инструментов. До марта 1921 г. было открыто около 300 предприятий. На их организацию представительство ВЗС выдало ссуду в размере более 1 млн. дин. Эти и другие меры помогали части беженцев найти заработок. В 1921 г. без особых хлопот устраивались на службу инженеры, техники, землемеры, работники образования, врачи, деятели культуры. К осени 28 российских профессора получили кафедры в вузах королевства с ежемесячным окладом в 1 тыс. дин. Врачи получали работу по специальности только в провинциальных городах, где зарабатывали до 1 тыс. дин. в месяц. Сложно было подыскать работу по специальности юристам, военным и чиновникам. Значительная часть бывших военнослужащих и чиновников вынужденно довольствовалась скромным служебным положением в провинции с невысокой оплатой или же занималась физическим трудом. Многие беженцы продолжали жить в надежде на скорое возвращение на Родину, поэтому не занимались поисками серьезных источников доходов6.

Трудные условия эвакуации, лишения по пути в королевство и в первые месяцы пребывания на его территории, как правило, плохое питание и жилье, часто изнурительный труд приводили к увеличению заболеваемости. Медико-санитарная помощь беженцам, находившаяся в ведении РОКК, оказывалась как непосредственно лечебными учреждениями данной организации, так и путем оплаты лечения в государственных и частных медицинских заведениях королевства. Предоставлялось также курортное лечение, а для инвалидов заказывались протезы, ортопедическая обувь и пр.

Весной 1920 г. РОКК открыло центральную амбулаторию в Белграде, летом того же года — амбулаторию в Скопле и Враньске-Бане, чуть позже — в Нише и Земуне. В небольших провинциальных городах открывались врачебные пункты, состоявшие из одного врача. С конца апреля до осени 1920 г. в Топчидере под Белградом действовал русский санаторий на 16 мест. В сентябре 1920 г. РОКК открыло зубоврачебный кабинет при Белградской амбулатории, а в последующем — ив других городах.

КСХС стало первой страной, где уже в 1920 г. зарождалась российская зарубежная школа. Ее основу составили эвакуированные в начале 1920 г. из южной России казенные учебные заведения — два кадетских корпуса (Киевский и Одесский, объединенные в Русский кадетский корпус) и два девичьих института (Харьковский и Донской Мариинский). Первоначально финансирование кадетских корпусов и девичьих институтов осуществлялось правительством Юга России, а с лета 1920 г. начала возрастать денежная помощь правительства КСХС, осуществляемая через Государственный комитет по приему и устройству русских беженцев.

С мая 1920 г. представительство ВСГ приступило к осуществлению своей миссии по организации школьных учреждений. Летом 1920 г. в Белграде, Панчево, Сараево, Земуне и Скопле возникли детские заведения, которые взяли на себя все заботы о детях в течение дня: питание, обучение, отдых. Такие заведения назывались детскими домами. В октябре 1920 г. в Белграде, благодаря финансовой поддержке Государственного комитета по приему и устройству русских беженцев, по предложению профессора В. Н. Плетнева была открыта 1-я Русско-сербская гимназия в составе пяти старших классов.


Случайные файлы

Файл
123147.rtf
128721.rtf
19657.rtf
9957-1.rtf
59696.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.