Религия и культура танской эпохи (59121)

Посмотреть архив целиком





Реферат по истории Китая

РЕЛИГИЯ И КУЛЬТУРА ТАНСКОЙ ЭПОХИ


ПЛАН


  1. Конфуцианство на службе государству.

  2. Развитие буддизма.

  3. Место даосизма в религиозной и философской жизни.

  4. Влияние религий на расширение мировоззрения. Китайская поэзия.

  5. Литература.


1. Конфуцианство на службе государству


С объединением страны открылись новые возможности для плодотворного развития разных областей науки, искусства, ли­тературы; расширились знания о тайнах природы. Алхимики в поисках эликсира бессмертия изучали свойства металлов и ми­нералов. Лекари постигали целебные свойства растений, совер­шенствовали традиционную медицину. Средневековые инженеры и математики прославились своими познаниями при строитель­стве городов, каналов и крепостных стен. Так, достижениями строительной техники начала VII в. стали 37-метровые камен­ные арочные мосты в Хэбэе и в Шаньдуне протяженностью бо­лее 1 км. Наблюдения за сменами сезонов, за небесными све­тилами расширяли астрономические знания. Астрологи составля­ли гороскопы. Немалый вклад в астрономию внес буддийский монах И Хан (VIII в.).

Конфуцианство, вновь занявшее в период Суй и Тан позиции официальной идеологии, диктовало основные нормы жизни в стране, стояло на страже моральных принципов и определяло характер администрации, систему образования. Из опыта древ­них черпались детально разработанные принципы взаимоотно­шений в семье и обществе, между правителем и его подданны­ми. Почитание предков и пиетет в отношении к прошлому, Учение о гуманности и сыновнем почтении, обряды и правила этикета прочно вошли в генетическую память населения импе­рии. В основу танских законов были положены порядки, вырабо­танные поколениями конфуцианцев, а отчасти также легистами. Конфуцианство удерживало ведущие позиции прежде всего в об­ласти политического устройства общества, образования, дипло­матии, теории военного искусства и других областей знаний, относящихся к управлению страной.

Влияние конфуцианства достаточно явственно проявилось в историописании. При императоре Ли Шимине это занятие как дело государственной важности было превращено в официальное служение, а историки оказались на положении высоких госу­дарственных чиновников. Они занимались подготовкой динас-тийных историй предыдущих эпох, формируя их по образцу «Ис­торических записок» Сыма Цяня. В ту пору на основе хрони­кальных записей прежних авторов было создано восемь так на­зываемых «нормативных» династийных историй, охватывавших период IVII вв. н.э. В специальных учреждениях историки-архивариусы обрабатывали сведения о текущих событиях и от­дельных деятелях. Материалом служили императорские указы, отчеты ведомств, доклады с мест и другие документы. Состав­ленные ими сборники обычно хранились до конца царствования династии. При новой власти осуществлялась окончательная до­работка и выпуск в свет истории страны в период правления предшественников.

Исторические труды включали сведения об экономике, госу­дарственном правлении, культуре, календаре, этикете, войнах, народных восстаниях, стихийных бедствиях, космических явле­ниях, о народах, обитавших вблизи Китая и в более отдаленных странах. Тогда же появились и критики исторических трудов;, первым из них считается Лю Чжицзи, создавший в 710 г. «Про­никновение в историю» (Шитун).

Суйские и танские императоры собирали древние труды и за доставленные в императорскую библиотеку свитки или фрагмен­ты произведений платили шелком. Ученые восстанавливали мно­гие из текстов на шелке и бамбуковых планках и переписывали их на бумагу.

Для подготовки учащихся к экзаменам из древних конфуциан­ских трудов были составлены сборники канонов «Четырехкнижие» (Сы шу) и «Пятикнижие» (У цзин). Некоторое время в танских столицах и в провинции в специальных школах училось до 60 тыс. человек. Среди них были и сыновья тюркских каганов и князей из Турфана и Тибета. Кроме того, при дворе императора Ли Лунцзи в VIII в. было создано высшее собрание конфуциан­ских ученых, получившее название академии Ханьлинь. Публикация указов и распоряжений постепенно вылилась в своеобразную газету - правительственный вестник. Ученый Ду Ю (755-812) со­ставил первый сборник энциклопедического характера «Тундянь». Важнейшей чертой средневековой идеологии Китая являлся синкретизм, родившийся на основе сосуществования так называ­емых «трех учений»: конфуцианства, религиозного даосизма и ки­тайского буддизма. Путем синтеза идей и представлений, извле­ченных из учения буддизма, с традиционной китайской мыслью, с конфуцианским прагматизмом возник чань-буддизм (от санскр. дхьяна «медитация»), основанный, по преданию, индийским про­поведником VI в. Бодхидхармой, отвергшим изучение каноничес­ких сутр, ритуалы и поклонение Будде в принципе и провозгла­сившим главным средством познания и просветления медитацию. Наряду с культивированием длительной медитации патриархи чань разработали также метод постижения истины путём внезапного озарения, полагая, что интеллектуальный анализ лишь внешней стороны явления не способствует выяснению его сущности, т. е. познанию истины. Трезвость и рационализм китайцев, проявив­шиеся в учении чань, оказались напластованными на глубочай­шую мистику индо-буддизма.

Школа чань с ее проповедью непосредственности и духов­ной свободы оказала большое влияние на китайское искусство и поэзию.


2. Развитие буддизма


В танскую эпоху плодотворно шло развитие учения буддизма, сформировалось несколько оригинальных школ. Школой фило­софского синтеза, основанной в VI в., стала секта Тяньтай (по названию горы в пров. Чжэцзян, где был основан главный мона­стырь этой школы). Утверждая, что Будда в каждой песчинке и в каждом человеке, секта Тяньтай развивала взгляд на мир как на единое целое, выражала идею взаимопроникновения явленного и сущностного, утверждала возможность спасения в этой жизни для всех живых существ. Основатель учения Тяньтай разработал иерархию основных направлений буддизма, соответствующих уровням просветления, и стремился интегрировать традиции буд­дизма Севера и Юга. Правители всячески покровительствовали школе Тяньтай, видя в ней средство политической консолида­ции империи.

Учение Хуаянь, основателем которого по традиции считает­ся Фа-шунь (557-640), развивало положения школы Тяньтай и утверждало, что все дхармы возникли одновременно и имеют два аспекта: статический (связанный с наименованием) и ди­намический (связанный с явлением). Все в мире тяготеет к еди­ному центру — в религии — к Будде, в империи — к правителю. Учение Хуаянь оказало влияние на средневековую китайскую философию; одно из его понятий — ли (закон, принцип, иде­ал) — было заимствовано неоконфуцианцами.

Широкими массами буддизм воспринимался как разновидность китайского даосизма. Они принимали в новом учении все то, что было связано с облегчением страданий в этой жизни и с надеж­дой на вечное блаженство в будущем. Буддизм привлекал и тем, что монахи врачевали страждущих, отпускали грехи, совершали погребальные обряды, возносили молитвы за мирян. Храмовые праздники, молебны и прочие церемонии, совершавшиеся в мо­настырях, нередко выливались в шумные народные празднества и проходили в атмосфере религиозной экзальтации. Притягатель­ность буддизма усиливалась и благотворительностью монастырей: монахи оказывали помощь населению во время эпидемий, рыли колодцы, строили мосты, бесплатные столовые, общественные бани, убирали мусор и пр.

Развитие буддизма в средневековом Китае сочеталось с усиле­нием буддийских монастырей как социального института. Мона­стыри захватили большие земли, в их распоряжении находилось множество земледельцев, зависимых и рабов. Они владели ремес­ленными мастерскими, занимались торговлей, ростовщичеством, содержали гостиницы, имели и свою вооруженную охрану. Их хозяйства представляли собой экономические организации, кон­центрировавшие большие богатства. Государство стремилось по­ставить в определенные рамки последователей Будды и осуще­ствлять свой контроль над монастырями.

Буддийская церковь, помогая светской власти укреплять ее положение, сама не всегда подчинялась ей, вступая нередко в конфликт с императором. Выражением этого стали гонения на монахов в VI в., попытки Ян Цзяня возвысить конфуцианство и поклониться гробу Конфуция. Ли Юань (основатель Танского го­сударства) в эдикте 624 г. обвинял буддистов в уклонении от го­сударственных повинностей и упрекал монахов в корыстолюбии. Со второй половины VII в. часть монастырей была взята ни ка­зенное содержание. Правительство устанавливало правила и кво­ты приема в сангху, а внутренней жизнью монастырей ведали специальные бюрократические органы. Нередко двор прибегал к конфискации монастырского имущества и возвращению в мир приверженцев буддизма.

Сын Ли Юаня Ли Шиминь уже не вступал в противоречия с монахами и жертвовал средства на отливку статуи Будды. Импе­ратрица У Цзэтянь, пришедшая к власти с помощью буддийских служителей, предоставила монастырям большие льготы, в том числе и на пользование землей. Позднее буддисты уже не риско- вали вступать в борьбу с аппаратом империи. По мере нараста­ния влияния буддизма росло стремление идеологов конфуциан­ства восстановить престиж своего учения. Провозвестниками этого движения, вылившегося впоследствии в создание неоконфуци­анства, стали Ван Тун (кон. VI - нач. VII в.), затем Хань Юй (768—824) и Ли Ао (VIIIIX вв.). Виднейший конфуцианский ученый и писатель Хань Юй осудил поклонение «гнилым кос­тям», имея в виду мощи Будды, привезенные в Чанъань. Он выд­винул антибуддийскую программу, требуя расстричь всех мона­хов и уничтожить все монастыри.


Случайные файлы

Файл
55070.rtf
142263.rtf
135749.rtf
mnog.doc
91569.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.