Развитие письменности и школьного образования Осетии в первой половине XIX в. (59037)

Посмотреть архив целиком

Введение


Считается, что письменность родилась в виде клинописи на глиняных табличках у шумеров пять или шесть тысяч лет назад. Её развитие за тысячелетия привело к созданию наиболее доступного и экономного способа записи речи с помощью звуков, то есть к алфавитному письму.


Древнеосетинская письменность


До недавнего времени считалось, что у предков осетин не было своей письменности, что первый алфавит для осетин был составлен академиком Щегреном в середине XIX века на основе кириллицы. Изучая историю предков осетин, я усомнился в том, что такой древний народ мог не иметь письменности. Совершенно случайно мне попалась в руки книга Г.Ф. Турчанинова "Древние и средневековые памятники осетинского письма и языка", из которой я узнал много нового для себя. Проводя исследования по эпиграфике автор пришел к интересным выводам. Возможно, кто-то еще может заинтересоваться этим вопросом, поэтому решил представить здесь небольшую статью по вышеупомянутой книге, приводя в основном цитаты из предисловия к книге со своими комментариями.

Итак, вот что пишет Турчанинов:

«Осетинская эпиграфика - наука молодая. Ей каких-нибудь двадцать лет. Первая публикация памятников собственного осетинского письма была сделана нами в 1964 году.

... В ретроспективе она характеризует осетинскую речь в ее развитии с VIII в. до н. э. по XIV в. н. э., к сожалению, пока что со значительными лакунами по векам.

... Наличие письма у предков осетин, к какой бы археологической культуре они не относились, до сих пор науке было неизвестно. Скепсис и неверие в этой области увеличиваются тем, что археологи, как правило, оказываются неосведомленными в истории развития письменной культуры, а филологи и историки письма не всегда дружат с археологией и даже с эпиграфикой, хотя последняя - наполовину филологическая наука.

... В целом это письмо оказалось письмом арамейского дукта, но несколько своеобразной формы. Своеобразие его заключается в том, что письмо, за редким исключением, читается слева направо, буквы в нем не всегда занимают обычное положение в строке; в письме почти отсутствуют словоразделы, и при всех своих особенностях надписей в них преобладает скоропись.»

Турчаниновым замечена еще одна особенность письменности у предков осетин: это то, что носителем письменности был весь народ, а не какие-то отдельные его группы или классы:

«... процесс создания далекими предками осетин своего письма на арамейской графической основе был процессом творческим. Создателем и пользователем письма был простой народ, отсюда бытовой, житейский характер всех известных нам надписей древне-осетинского письма, независимо от того, относились ли они к срубной или скифо-сарматской культуре.»

В книге прослеживается, какие различия имела письменность разных ирано-язычных племен, как изменялась древне-осетинская письменность в процессе с течением веков, и как повлияла древне-осетинская письменность на становление письменности у соседних народов:

«Нам представляется, что тот языковой материал, который приведен нами выше в пользу существования если не иронского диалекта, то начатков его на Северном Причерноморье, вполне достаточен.

... иронство осетинской речи было тем переломным моментом, с которого начался новый, средневековый период осетинской истории и истории осетинского языка. Начался он в Северном Причерноморье, и немаловажную роль сыграл здесь Танаис. Новые буквенные знаки, которые мы встретили в дальнейшем в средневековом осетинском письме В. Салтова и Маяцкого городища VIII—X вв., а также в аланских надписях Надь-Сен-Миклоша X в., впервые появляются в Северном Причерноморье в осетинских надписях, выполненных красной краской на амфорах местного производства II—III вв. н. э. 46 Но самым любопытным оказывается тот факт, что эти оригинального ха-бита знаки тянут нас в Среднюю Азию, в Приаралье, в древнее аланское государство Яньцай, существовавшее здесь, по китайским" источникам, во II в. до н. э.— IV в. н. э. Как показала Таласская эпиграфическая находка, приаральские аланы имели свое,оригинального хабита письмо, существовавшее здесь еще в XII в. н. э. Свое государство приаральские аланы называли Ново-Асией, а себя асами/ясами.

Появление термина ас/яс в степных просторах Северного Причерноморья и на Северном Кавказе мы связываем с экспансией среднеазиатских алан в эти места. Экспансия, вероятно, проходила время от времени, волнами. Самой большой волной, с которой сюда хлынули обильные массы среднеазиатских алан, было гуннское нашествие. Приаральские аланы принесли с собой свое письмо, здесь оно влилось в уже существовавшее древне-осетинское письмо на арамейской графической основе. Так получились новые изводы осетинского письма В. Салтова и Маяцка VIII—X вв. н. э.

Более чем вероятно, что эти графемы могли быть принесены ... среднеазиатскими приаральскими аланами, входившими в состав гуннских орд, или они были заимствованы из гуннского письма, о котором, мы, к сожалению, ничего не знаем, но которое, ... вероятно, существовало.

... Крым (Таврида) и северо-восточный угол Причерноморья в V-X вв., т. е. после гуннского нашествия, представляют для историка вообще и историка письменной культуры особый интерес. В этих местах в означенные столетия жизнь представляла собой многоцветный, сложный клубок межэтнических отношений. Здесь сталкивались интересы многих народов и племен: потомков причерноморских греков (танаидов, ольвийцев и др.), потомков скифо-сарматов - средневековых осетин, предков современных кабардино-черкесов - касогов, ранних восточных славян, мадьяр и тюрок (напр., хазар).

Кроме греческих колонистов, самобытной письменностью в этих местах обладали только потомки скифо-сарматов - средневековые осетины. Касожские, ранние восточнославянские и тюркские (хазарское) письмена были производными от средневекового осетинского.

... VIII-X века были тем временем, когда азбуки строились на основе уже готового чужого письма, приспособленного к своим нуждам. Путь приспособления был сложным и не непрерывным, так же, как сложными и не непрерывными были взаимосвязи населяющих Подонье и Северное Причерноморье народов. В VIII-X веках здесь в области письма над всеми довлела по-прежнему иранская струя. Средневековое осетинское письмо было уже не только исторически сложившимся, но и самым старым из всех других письменностей этого региона.

Находки новых памятников средневекового осетинского письма подтвердили нашу мысль, высказанную еще в 1964 году: "У средневековых осетин Крыма, Северного Кавказа и Подонья, независимо от того, именовались ли они аланами, асами или ясами, существовала единая письменная культура". Графическая диалектальность в данном случае не берется в расчет.

В 60 году IX в. Крым, Саркел и Нижнее Подонье посетил с религиозно-политической миссией Константин (Кирилл) Философ. Трудно поверить, что захваченный идеей создания славянской письменности, он не поинтересовался самым пристальным образом существовавшими здесь уже письменностями, тем более, что один народ из носителей письменности - осетины (ясы) - оказался христианским.

Достаточно взглянуть на сопоставительную таблицу букв осетинских, касожских, алекановской и других надписей, чтобы убедиться, что славянский просветитель не прошел мимо предоставившейся ему возможности увидеть письмо в практике повседневного использования.»

Исходя из вышесказанного можно заключить, что только слабая изученность вопросов истории и культуры предков осетин способствовала возникновению заблуждения о том, что у них не было своей письменности. Эта книга еще раз показывает, как много еще неизученных вопросов в истории древних осетин, и какое обширное поле деятельности открывается перед исследователем, взявшимся за эти вопросы, будь то филолог, или историк. Приходится только сожалеть о том, что наука наша сегодня находится в весьма плачевном состоянии, и при наличии в Северо-Осетинском государственном университете и кафедры истории, и кафедры филологии, не слышал ни о каких соль-нибудь значимых исследованиях в этих направлениях

Турчанинов Г.Ф. "Древние и средневековые памятники осетинского письма и языка" Владикавказ "Ир" - 1990г. (240 с.)


Развитие просвещения у осетин


Начало развития просвещения у осетин относится ко второй поло-кипе XVIII в. — к периоду развития русско-осетинских отношений. Одним из наиболее важных событий того времени явилось открытие в 1764г. в Моздоке первой осетинской школы, основанной Осетинской духовной комиссией. Эта школа предназначалась для подготовки миссионеров из коренных народов, вместе с тем она знакомила детей горцев-осетин с русской грамотой, способствовала появлению первых грамотных людей в самых отдаленных местах горной Осетии. Судя по ведомости за 1767 г., подавляющее большинство учащихся школы были и Центральной Осетии. Во время основания школы в ней насчитывалось 6 учеников, а в конце XVIII в. — уже 46. Ученики, успешно окончи нише школу, посылались для продолжения учебы в Астраханскую семинарию. Так, по данным П. Г. Буткова, в 1784г. в семинарии обучилось 9 осетинских мальчиков, в числе которых был и Павел Генцауров, позже один из составителей первой осетинской печатной книги.

В самом конце XVIII в. произошло преобразование Моздокской осетинской школы в городское училище, где обучение велось на русском и грузинском языках.

Говоря о развитии просвещения в Осетии того времени, нельзя не отмстить влияния соседней Грузии, стоявшей на значительно более высоком культурном уровне по сравнению с другими областями Северного Кавказа. Ряд памятников свидетельствует о том, что еще предки осетин делали попытки создать свою письменность. В послемонгольский период грузинская грамота продолжала распространяться среди южных осетин, для которых грузинский язык издавна стал вторым родным языком. Хотя нет точных данных, но можно предполагать, что главным источником распространения грузинской грамоты были монастыри, где воспитывалось немало осетинских детей. Так, известный просветитель Осетии XVIII в. Иван Ялгузидзе (Габараев) из сел. Залда в Юго-Осетии, прекрасно знавший осетинский, грузинский и русский языки, автор поэмы «Алгузиани» и других произведений и учебных пособий, первоначальное образование получил в грузинском монастыре. Дети некоторых влиятельных осетин находили приют даже при дворе грузинского царя, где они получали не только образование, но и навыки разбираться в сложных государственных делах. Известно, что_воспитание главы осетинского посольства в Петербурге (1749-1759 гг.) Зураба Елиханова (Магкаева) из сел. Зарамаг проходило в доме выдающегося государственного деятеля Грузии царя Вахтанга VI. В Грузии получил образование и другой сотрудник этого посольства, Елисей Лукич Хетагов (Елба Кесаев) из сел. Кесатикау.


Случайные файлы

Файл
145779.doc
126300.rtf
179587.rtf
37097.rtf
163121.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.