Разбойный приказ (59012)

Посмотреть архив целиком

2



Приказы - органы центрального управления в России ХVI - начала XVIII века. Название происходит от слова "приказ"- особое поручение. Сначала они возникли для управления великокняжеским хозяйством и дворцовых нужд, но постепенно стали выполнять и ряд общегосударственных функций. В XVII веке приказы становятся более специализированными органами.

Процесс формирования Русского центрального государства зародилась новая система управления - приказная. В своем развитии она прошла ряд этапов: от дворцовых ведомств приказного типа ("путь", "изба") до самостоятельных учреждений. Появление приказов знаменовало собой перенос большей части дел из ведения Боярской думы и дворцовых органов в учреждения с гораздо более четко определенными полномочиями. В 30-40 гг. XVI в. система приказов утвердилась и к середине XVII в. достигла оптимального развития. В этот период все создаваемые приказы были многофункциональны: помимо осуществления собственных целей и задач они выполняли, в той или иной мере, и полицейские функции. В ходе реформы системы государственного управления были учреждены государственные органы, предназначенные преимущественно для выполнения охранительных функций: группа судебно-полицейских приказов - Разбойный, Земский, Стрелецкий, Холопий и Судный.

Особо выделяется среди них Разбойный приказ, образовавшийся из Думской комиссии по разбойным делам и Разбойной избы. Для него карательная функция являлась основной. Создание Разбойного приказа и подчиненных ему органов на местах отвечало потребностям социально-политического развития страны, решало две задачи: усиление борьбы с преступностью, которая к XVI в. начала представлять весьма серьезную угрозу, и ограничение власти кормленщиков. Этому способствовало, прежде всего, совершенствование уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Принятый в 1497 г. Судебник давал новую трактовку понятия "преступление", которое заключалось уже не в нанесении "обиды", а в действиях, направленных против существующего феодального строя и его интересов. Под понятием "лихое дело" подразумевалось особо опасное преступление и рецидив. В соответствии с Судебником увеличивалось число деяний, признаваемых уголовно наказуемыми. Расширялся и круг наказаний. Для усиления борьбы с преступностью были приняты не только законодательные, но и организационные меры. Разбойный приказ стал центральным ведомством, возглавившим деятельность местных органов - губных изб, через которые вел борьбу с особо опасными преступниками. Прежде эти функции на местном уровне выполняли наместники и волостели - представители княжеской администрации, посылаемые в уезды и волости, на которые делилась территория государства, и получавшие за свою работу в качестве вознаграждения "кормление". Результативность деятельности кормленщиков была очень низкой. Рост преступности для них был даже выгоден, так как в случае поимки "лихих людей" они имели от суда дополнительные доходы. Кроме того, поскольку у них не было заинтересованности в обеспечении государственных интересов, они во всем искали личную выгоду. Всякого рода злоупотребления, взяточничество было обычным делом. В качестве меры, направленной на ослабление власти кормленщиков, Разбойная изба начинает посылать на места сыщиков для оказания помощи в расследовании наиболее важных дел. Однако власти была вынуждены вскоре признать неэффективность их деятельности. В губной Белозерской грамоте встречается первое упоминание о "боярах, которым разбойные дела приказаны". Эта грамота знаменательна тем, что является первым нормативно-правовым актом, предусматривавшим создание местных органов управления - губных изб на Белоозере. Цель, которую преследовало правительство, проводя реформу, заключалась в постепенном ограничении прав кормленщиков и предоставлении власти выборным органам. По губным грамотам преследование, ловля и казнь "лихих людей" в каждом округе ("губе") возлагались на выборные органы. Белозерская и последующие губные грамоты подробно регламентируют порядок их формирования и деятельности, отражают изменения, произошедшие в уголовной политике государства.

В 1555-56 гг. была принята Уставная книга Разбойного приказа. С этого времени можно вести речь о системе органов борьбы с преступностью, поскольку была создана единая правовая основа, а Разбойный приказ выполнял функции центрального органа отраслевого управления. Он был "правительственным местом" или второй инстанцией по отношению к губным избам, ведал назначением на должности руководящего состава губных органов, занимался регулированием спорных вопросов, давал указания подчиненным органам, принимал отчеты об их работе. Но поскольку губные учреждения первоначально получили свое развитие в северных и северо-западных областях страны и только к 50-м годам XVI столетия начали создаваться почти повсеместно, то и сам Разбойный приказ до этого времени находился еще в стадии формирования, возглавляя деятельность губных органов на тех территориях, где они были созданы. Процесс преобразования боярской комиссии по разбойным делам в приказ совершался на протяжении первой половины - середины XVI в. и заключался в том, что в этот период наиболее четко определялась его сфера деятельности и компетенция. Шло формирование штата. С середины 50-х годов можно говорить об утверждении приказа и превращение его в ведомство, руководившее работой губных учреждений в масштабе всей страны. Из разных источников можно составить представление о компетенции приказа. В одном из них говорится, что Разбойный приказ имел в своем ведении "дела по искоренению разбоев, уголовный суд, тюрьмы и учреждение выборных губных властей". В записке для польского королевича Владислава, в Смутное время претендовавшего на московский престол, составленной около 1610 года, ведомство Разбойного приказа определено так: "Там бояре и дьяки сыскивают всех злодеев".

По мере расширения дел, подведомственным губным органам, расширялась и компетенция Разбойного приказа. По общеуголовным делам ему принадлежал высший суд над ведомыми лихими людьми и над шайками разбойников. В некоторых случаях приказ сам проводил расследование по особо важным делам. Сфера деятельности приказа распространялась на территорию московского уезда за исключением Москвы. В других городах действовали подведомственные Разбойному приказу губные органы. Губные старосты должны были отписывать о "животах" преступника, о лживых речах по обыску "семьями и заговорами" и про то, что узнали помимо обыскных речей о преступлении. При проведении выборов губных старост их присылали в Москву в Разбойный приказ, а уж здесь "приводити ко кресту по записи, какова запись о том в Разбойном приказе". Затем старосты направлялись для исполнения своих обязанностей, получая для руководства инструкции - "наказные памяти". На места им в помощь надирались целовальники, дьячки, тюремные сторожа, которые давали присягу на местах. Записи об их назначении посылались также в Разбойный приказ. Вопросы, связанные с разногласиями при выборах состава губных изб, Разбойный приказ решал либо утверждением выбранных, либо приказывал произвести новые выборы, либо по своему усмотрению назначал "губного старосту, по списку лучшего человека, без выборов".

Члены губного управления (старосты, целовальники, подьячие) были подсудны Разбойному приказу. В местах, где не было губных старост, предписывалось "губные дела ведать воеводам и приказным людям". С организационной точки зрения Разбойный приказ был центральным органом отраслевого управления. Во главе приказа, как правило, стоял боярин или окольничий, который назывался приказным судьей. Иногда допускалось наличие двух судей (или более), один из которых возглавлял приказ, а другие фактически занимались решением текущих вопросов. Состав и численность присутствия зависели от времени и обстоятельств. Решения по особо важным делам принимал судья, возглавлявший приказ. Впоследствии такие вопросы все чаще разрешались коллегиально. Спорные дела отправлялись на рассмотрение в вышестоящие инстанции - Боярскую думу и царю, приговоры которых являлись основой для дополнения и переработки Уставной книги Разбойного приказа. Борьбе с тяжкими преступлениями придавалось большое значение. Для повышения статуса Разбойного приказа ему не только предоставляли весьма широкие юридически закрепленные полномочия, но и назначали руководителями авторитетных людей. Известно, что в 1539 году во главе бояр, "которым разбойные дела приказаны", стоял боярин И.Д.Пеньков, в 1540 г. - московский наместник боярин И.В.Шуйский, в 1541 г. - боярин И.Г.Морозов. В 1623 году главой приказа стал народный герой Дмитрий Пожарский, который руководил им до 1636 г. Назначение на руководящие должности именно бояр объяснялось двумя причинами. Первая основывается на том, что до создания губных органов разбором дел, связанных с разбоями, занимались думцы. Вторая говорит о важности для господствующего класса дел, переданных в ведение губных органов. Товарищами (помощниками) бояр были преимущественно думные или простые дьяки. Сначала это были 1-2 человека, а к моменту наивысшего развития приказной системы их число увеличилось до 10. Штат дьяков возглавлял работу по делопроизводству, участвовал вместе с судьями в обсуждении дел и в вынесении по ним решений.

Если требовался "доклад" царю, то он вырабатывался под руководством дьяка, который присутствовал при самом докладе и делал "пометы", составлявшие впоследствии основу царского указа. Дьяки назначались из числа служилых людей - из рядового состава дворянства, иногда из лиц духовного звания и крупного купечества ("гостей"). Позже правительство исключило из этого круга представителей духовного звания и "гостей". По своей образованности и профессионализму дьяки занимали ведущее положение. В начале деятельности центрального ведомства по борьбе с разбоями его дьячий аппарат не был четко определен. Дьяки совмещали свою деятельность в этом ведомстве с работой в других учреждениях. Это объясняется, прежде всего тем, что до губных реформ судом по разбойным делам ведали дворецкие. В отдельных случаях дворецкие и казначеи руководили работой губных органов в некоторых районах. Некоторые подписи и скрепы на губных грамотах принадлежат дьякам из областных дворцов и Большого дворца. Примером тому служит Белозерская губная грамота 1539 г. подписью Данилы Выродкова, являющегося в этот момент дьяком Тверского областного дворца. В подчинении дьяков в Разбойном приказе находились несколько десятков подьячих. Подьячие на три уровня по своему положению. Начинающие служили несколько лет "неверстанно", т.е. без жалования, на одни приношения просителей и выполняли технические работы по переписке документов. Затем их "верстали" - наделяли окладом, и подьячие переходили на средний уровень. Теперь им поручалось составление текста документов, наведение справок в архивах, уточнение данных и тому подобное. Со временем они могли дослужиться до звания старшего подьячего, а за особые заслуги - стать и должностными дьяками. Помимо перечисленных должностных лиц были и низшие исполнители разного рода поручений и обязанностей.

Разбойный приказ имел пыточную. За кремлевской стеной у Константиновской башни находился "застенок", где проводились допросы с пристрастием и пытки. Имелись тюремные дворы для задержанных преступников и подозреваемых в преступлениях, которых охраняли тюремные сторожа. В "черной палате" на 16 квадратных метрах содержались до 40-50 подсудимых и осужденных. Особо опасных преступников держали за решеткой. В Китай-городе, близ Варварских ворот, находился тюремный двор, представлявший собой большую тюрьму с несколькими отделениями - избами, вмещавшими до 1000 заключенных. На этот тюремный двор поступали преступники из разных приказов. Разбойный приказ, как и другие приказы, выступал и в роли полиции, и в качестве суда, и как исполнитель своих же "приговоров". По документам можно составить представление о формах и методах борьбы с преступностью. В начале XVI в. зародилась новая форма процесса - розыскная, которая постепенно вытеснила состязательную (обвинительную) форму. Ее суть заключалась в действиях, которые судья совершал по собственному почину для выяснения обстоятельств дела. Историк В.Линовский отмечает, что хотя Разбойному приказу и губным старостам не были подведомственны все преступления, но если принять во внимание, что разбой, татьба с поличным и злодеяния лихих людей сами по себе представляют соединение многих преступлений и более других аспространены, то можно утвердительно сказать, что большая часть из них подвергалась разбирательству порядком скорее розыскным, чем состязательным.

Для проведения следствия по делу применялся "лихованный обыск", включавший в себя, в зависимости от обстоятельств, распрос и повальный обыск - поголовный, массовый допрос. В качестве средства получения признания и выявления соучастников применялась пытка. Очная ставка проводилась для проверки показаний в присутствии оговорившего и оговоренного. Большую роль в процессе играло поличное, т.е. обнаружение у заподозреваемого вещественных доказательств. После проверки и оценки всех доказательств выносился приговор. Что касается наказаний, то для "лихих" людей это была смертная казнь - простая и квалифицированная. Широко применялись телесные и членовредительные наказания, лишение свободы. Проводилось клеймение преступников, совершивших наиболее тяжкие преступления.

События начала XVII в. требовали создания твердой власти на местах. Этим было обусловлено введение института воевод. Воеводы назначались Разрядным приказом, утверждались царем и Боярской думой и находились в подчинении того приказа, в ведении которого находился соответствующий город с уездом. Институт губных старост продолжал существовать. В их аедении находились не только разбойные дела, но и множество других преступлений, не связанных с разбоями и татьбой: душегубство, поджоги, совращение из православия, износилование, непочтение к родителям и т.д. На них иногда возлагался гражданский суд, сбор доходов, преследование кормчества, а при отсутствии воевод - исполнение их обязанностей. Таким образом, власть воевод и губных старост становилась однородной. На практике это выглядело так. Часть территории государства находилась под властью воевод, часть - под властью губных старост. В некоторых случаях на одной и той же территории присутствовали и губной староста и воевода. В Уложении 1649 г. говорится о независимости губных органов от воевод. На деле функции воеводы были шире, и они старались подчинить себе губных старост. Однако и тем и другим были свойственны злоупотребления, взяточничество, превышения должностных полномочий. Исходя из этого правительство не могло прийти к окончательному решению, кому из них отдать предпочтение. Этим объясняется непоследовательность принимающихся мер. Так, в 1661 г. воеводское управление было отменено, и вся власть перешла к губным старостам. В 1667 г. правительство решило восстановить институт сыщиков, которые становились начальниками губных старост в административном отношении. Часть функций губных органов была передана другим учреждениям. В 1679 г. губное правление отменили и восстановили воеводское. А в 1684 г. и губные органы были вновь восстановлены.

Указом 26 октября 1681 г. разбойные, убийственные и татиные дела из Земского приказа, ведавшего этими и другими делами на территории Москвы и Московского уезда, были переданы с 6 ноября 1683 г. переименовали в Сыскной. Через 8 лет, 2 ноября 1701 г., Сыскной приказ был упразднен, а дела отданы в те приказы, "в которых которые чинов расправою ведомы..." Оценивая деятельность Разбойного приказа и подведомственных ему органов губного управления как систему органов борьбы с преступностью, можно отметить как отрицательные, так и положительные ее стороны. Из-за отсутствия четкой организации и контроля со всеми вытекающими из этого последствиями и единообразия в территориальном делении и организации управления, ведомственной пестроты, неопределенности функций, и по многим другим обстоятельствам аппарат воевод и губных старост не справлялся в должностной мере со своими обязанностями, не мог решительно бороться с преступными проявлениями. В качестве положительного момента можно отметить то, что в процессе развития Разбойного приказа, просуществовавшего ни много, ни мало, а около двух столетий, сложилась единая правовая основа, способствовавшая созданию системы органов борьбы с преступностью. Губные органы имели все предпосылки для долговременного существования и с течением времени обнаружили явную тенденцию стать общесословными учреждениями. Итак, безусловно, одно - Разбойный приказ можно считать предшественником МВД.

Ко времени Избранной Рады относится усиление значенияприказов как функциональных органов управления. Именно всередине XVI в. возникают важнейшие приказы. К ним относится Стрелецкий приказ. В 1550 г. отряды пищальников были преобразованы в стрелецкое войско. Стрельцы за свою службу получали денежное жалование и находились в ведении Стрелецкого приказа.


Список литературы


  1. Борисов А.В., Дугин А.Н. и др. Полиция и милиция России: Страницы истории. – М.: Наука, 1995.

  2. Курицын В.М. и др. История полиции России: Краткий очерк и основные документы. – М., 1998.



Случайные файлы

Файл
re_line_a1.doc
57103.rtf
117482.rtf
139329.rtf
121431.rtf