Рабочее движение 1880-1900 гг. (59002)

Посмотреть архив целиком


Рабочее движение.

План:

Введение. 2

  1. Перемещение центра мирового революционного движения в

Россию. 3

  1. Рабочее движение. Первый этап. (60—70-е годы). 6

  2. Второй этап рабочего движения (80-е—середина 90-х годов). 9

  3. Рабочее движение начинает играть все большую роль в

общественно-политической борьбе. Создание РСДРП. 11

Заключение. 14

Список литературы. 15


Введение.

Царская Россия, в которой развитые формы промышленного и финансового капитала сочетались с сильными пережитками крепостничества и зависимостью от иностранного капитала, не была классической страной империализма. Однако вследствие своеобразия исторического развития она сделалась в начале XX в. средоточием всех противоречий империализма и центром мирового рабочего движения и революционной мысли, родиной ленинизма - марксизма эпохи империализма и пролетарских революций.


1. Перемещение центра мирового революционного движения в Россию.

В начале XIX в. центр международного рабочего движения находился в Англии. Обострение социальных противоречий в ре­зультате промышленного переворота привело к возникновению чартизма, который был первым широким, действительно массо­вым, политически оформленным, пролетарски-революционным движением. Английской буржуазии путем подкупа верхушки рабочего класса за счет своих монополистических прибылей уда­лось притупить остроту революционного рабочего движения и ввести его в мирное, тред-юнионистское русло.

Центр револю­ционного движения переместился во Францию. Французские про­летарии доказали это в 1848 г. во время июньского восстания в Париже и в 1871 г., когда они впервые в истории совершили про­летарскую революцию. Но в этих двух выступлениях, имевших всемирно-историческое значение, «Франция как бы исчерпала силы пролетариата...»1.

Отныне ведущая роль в международном рабочем движении перешла к Германии, вступившей после фран­ко-прусской войны 1870—1871 гг. на путь бурной индустриализа­ции. Международное значение Германии как центра рабочего движения в последней трети XIX в. нашло яркое выражение в том, что марксизм стал знаменем социалистического движения пролетариата. Обогащенное идеями марксизма, германское ра­бочее движение в течение десятилетий было образцом социали­стической организованности, и европейский пролетариат, в том числе и русский, учился на опыте немецкой социал-демократиче­ской партии. Германия остается центром рабочего движения до начала XX в., когда он переместился в Россию.

Еще в начале 60-х годов XIX в. Маркс, учитывая всю глуби­ну общественных противоречий в России в связи с грабитель­ским характером крестьянской реформы, выражал надежду, что Россия будет застрельщиком грядущей европейской революции. «Будем надеяться, - писал Маркс в 1863 г., - что на сей раз, лава потечет с востока на запад, а не наоборот...»2. Эта надежда превратилась в твердое убеждение в 70-е годы, когда на За­паде торжествовала реакция, а в России назревала вторая рево­люционная ситуация. «Революция начнется на этот раз на Во­стоке, бывшем до сих пор нетронутой цитаделью и резервной армией контрреволюции»3, - писал Маркс в 1877 г. В предисло­вии к русскому изданию «Манифеста Коммунистической пар­тии» (1882) Маркс и Энгельс утверждали, что Россия представляет собой передовой отряд революционного движения в Европе. Наконец, в беседе с Г. А. Лопатиным в сентябре 1883 г. Фридрих Энгельс отметил, что «Россия, это - Франция нынешнего века. Ей законно и правомерно принадлежит революционная инициа­тива нового социального переустройства»4.

Идеи Маркса и Энгельса о международном значении русской революции развил в новых условиях В. И. Ленин. Он писал:

«История поставила теперь перед нами ближайшую задачу, ко­торая является наиболее революционной из всех ближайших за­дач пролетариата какой бы то ни было другой страны. Осущест­вление этой задачи, разрушение самого могучего оплота не только европейской, но также (можем мы сказать теперь) и азиатской реакции сделало бы русский пролетариат авангардом международного революционного пролетариата»5.

Перемещение центра революционного движения в Россию за­кономерно вытекало из особенностей развития здесь капитализ­ма и формирования пролетариата, его идеологии.

В отличие от Западной Европы в России не образовался сколько-нибудь значительный слой рабочей аристократии, при помощи которой буржуазия могла бы вносить раскол в рабочее движение. Объясняется это, прежде всего, хозяйничаньем в клю­чевых отраслях российской промышленности иностранного капи­тала, который полученные им в России сверхприбыли обращал на подкуп «своих» рабочих. В. И. Ленин придавал огромное зна­чение этому обстоятельству, связывая слабость оппортунизма с особенностью мировой системы империализма, состоящей в вы­делении «кучки богатейших империалистических стран, паразитически наживающихся грабежом колоний и слабых наций»6. В результате буржуазия «слабых наций» могла лишь весьма узкий круг привилегированных рабочих делать «участником де­лежа империалистической добычи». Именно это, подчеркивал Ленин, «до известной степени облегчает возникновение глубо­ких революционных движений в странах, которые подвергаются империалистическому грабежу, которым угрожает раздел и уду­шение их гигантами-империалистами (такова Россия)...»7.

В. И. Ленин отмечал, что усиление ревизионизма в рабочем движении вызывается зигзагами буржуазной тактики в рабочем вопросе, а именно переходом от метода насилия к методу «ли­берализма». Широкое распространение реформистских идей в английском рабочем движении связано с либеральной рабочей политикой буржуазии, преследовавшей цель создать у рабочих иллюзию классового мира. В России жестокая капиталистиче­ская эксплуатация в соединении с «азиатски девственным» дес­потизмом царизма придавала классовым противоречиям необы­чайную остроту и делала беспочвенной оппортунистическую пропаганду социальной гармонии.

Русский рабочий страдал не столько от капитализма, сколь­ко от недостаточности его развития, от пережитков крепостни­чества в экономике и политическом строе России, порождавших самые зверские формы капиталистической эксплуатации и поли­цейского угнетения, и поэтому был непосредственно заинтересо­ван в их уничтожении. Невероятное разорение и обнищание кре­стьянства, придавленного крепостническими латифундиями, де­лали и его непримиримым врагом помещичьего строя. Общность экономических и политических интересов в борьбе против само­державно-помещичьего строя создавала объективную основу для революционного союза пролетариата и крестьянства. Борьба уг­нетенных нерусских народов за свое национальное освобождение усиливала революционный натиск на самодержавие. С другой стороны, страх перед революционным пролетариатом побуж­дал русскую буржуазию мириться с сохранением пережитков крепостничества, с деспотизмом самодержавия.

2. Рабочее движение. Первый этап. (60—70-е годы). Рабочее движение в России развивалось в условиях, когда идеи марксизма восторжествовали на Западе. Русские марксис­ты имели большие возможности для изучения, проверки и обоб­щения опыта международного рабочего движения. Большое зна­чение для творческого восприятия марксизма на русской почве имел богатый и горький опыт демократического этапа освободи­тельного движения, опыт «блужданий и шатаний, ошибок и разо­чарований революционной мысли в России»8. В 40—80-х годах XIX в. К. Маркс и Ф. Энгельс указывали, что в Англии, Фран­ции и Германии буржуазии удалось почти совершенно вытравить из народного сознания традиции чартизма и революционной эпо­хи 1848—1849 гг. Этого не случилось в России, где среди пере­довых рабочих и демократической интеллигенции были живы традиции борьбы великих предшественников русской социал-де­мократии—В. Г. Белинского, А. И. Герцена, Н. Г. Чернышев­ского, Н. А. Добролюбова и сланной когорты революционеров 70-х годов.

Важнейшим источником для формирования ленинизма яви­лось революционное творчество русских народных масс, равного которому по богатству и разнообразию форм не знала всемирная история. Ни в одной стране мира пролетариат не развивал та­кой бурной стачечной энергии, как в России. С 1895 по 1916 г. ежегодно в среднем бастовало 543 тыс. фабрично-заводских ра­бочих, тогда как в Англии соответственно —369 тыс., в США — 341 тыс., во Франции— 167 тыс., в Германии— 154 тыс. Всего за это время в России бастовало 10 млн. 652 тыс. рабочих, из них 60% были участниками политических забастовок. Если в Запад­ной Европе политические стачки были средством борьбы за ча­стичные реформы, например за всеобщее избирательное право, то в России эти стачки затрагивали наиболее глубокие стороны политической жизни страны. Они происходили под лозунгом свержения царизма и завоевания демократической республики и поэтому имели общенародное значение.

Начиналась стачеч­ная борьба пролетариата с захвата, прежде всего, рабочих-текстильщиков. Борьба носила стихийный характер, выражалась в бунтах, во время которых рабочие избивали представителей администрации, разрушали здания, ломали машины. В 70-е годы движение приобретает наступательный характер: рабочие оказы­вали сопротивление полиции, силой освобождали арестованных товарищей. Около половины стачек выдвигали требования повы­шения заработной платы. Наиболее крупными стачками были стачки на Невской бумагопрядильной (1870) и Креногольмской мануфактуре (1872). В этот период на рабочее движение большое влияние оказывают народники, они создают первые рабочие круж­ки, и которых ведется агитационная, просветительная, культурная работа.


Случайные файлы

Файл
21876-1.rtf
18.doc
1393.rtf
151611.rtf
158978.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.