Путь России к капитализму в ХІХ веке (58995)

Посмотреть архив целиком









Реферат на тему

Путь России к капитализму в ХІХ веке


В XIX век Россия вступила как самодержавное госу­дарство с феодально-крепостнической системой хозяйства. Если по численности населения, военной мощи Россия, без­условно, была первой державой Европы, то структура ее экономики была архаичной. Лишь 5 % помещичьих хозяйств применяли рациональные формы хозяйствования: много­польный севооборот, машины и т.д. Даже стремление уве­личить денежные доходы толкало помещиков не к модер­низации своего хозяйства, а к усилению крепостнических форм хозяйства, барщины и оброка. Во многом это объясня­лось позицией царского правительства. Отказывая в сред­ствах промышленникам, оно кредитовало траты помещиков под залог имений и крепостных, употребляя на это часть бюджета, главной доходной статьей которого были подати с крестьян, составлявших основную массу населения страны.

И все же Россия XIX столетия приобретала новые черты.

Веяние новых идей, идущих из передовых стран Запа­да, становилось все ощутимее. Как результат этого влияния экономика России приобретала многоукладный характер, а социальные отношения стали более сложными и более про­тиворечивыми. Формируется новый класс — буржуазия. Это арендаторы земель, владельцы постоялых дворов, мельниц, строительных подрядов, мануфактур, купечество. Появи­лись признаки ослабления монополии дворянства на землю. В 1801г. была разрешена свободная купля-продажа неза­селенной земли. В 1803г. помещики получили право на ос­вобождение крестьян за выкуп. В 1818г. крестьянам было разрешено строить фабрики и заводы.

Забегая вперед, заметим, что многие, ставшие извест­ными впоследствии в России основатели торговых домов, фабриканты, промышленники берут свое начало в крестьян­ской среде. Так, монастырский крестьянин Троице-Сергиевого посада И.П. Прохоров дал основание династии Прохоровых, которым принадлежала знаменитая "Трехгор­ная мануфактура" — одна из лучших текстильных фабрик России.

Династия Морозовых, которым принадлежали первая русская хлопчатобумажный фабрика — Никольская ману­фактура и много других текстильных мануфактур, была основана выходцем из крестьян Саввой Васильевичем Мо­розовым, купившим свободу за 17 тыс. руб.

Дед и прадед предпринимателей Рябушинских, удер­живавших вначале XX в. прочные позиции в льняной, сте­кольной, бумажной, полиграфической промышленности и финансовой жизни, происходили из крестьян Калужской губернии. Основатель клана М.Я. Рябушинский служил при­казчиком в холстяной лавке, затем купил ее у хозяина, на­чал скупать изделия у крестьян-ткачей, организовал кус­тарное производство, а в 1846г. построил первую ткацкую фабрику в Москве. Его сыновья продолжили дело отца.

Те же крестьянские истоки имели торговые фирмы — известные промышленники Тучковы и др. Еще в XVII в. берет свое начало известная купеческая фамилия Вишня­ковых. В XIX — начале XX вв. они были совладельцами крупной фабрики в Москве, но более весомо их участие в торгово-промышленной жизни страны проявилось в распро­странении коммерческого образования. А.С. Вишняков ос­новал в начале XX в. Общество распространения коммер­ческого образования, которое сначала учредило в Москве бухгалтерские курсы, затем коммерческое училище и, на­конец, Коммерческий институт (ныне Российская экономи­ческая академия им. Г.В. Плеханова), где он был предсе­дателем Попечительского совета.

Однако вернемся к началу XIX в. Промышленное раз­витие страны в те годы было затруднено крепостничеством, так как предпринимательская деятельность ограничивалась помещичьей собственностью на землю и крестьян, а подне­вольный труд крепостных на промышленных предприяти­ях был непроизводительным, что сдерживало технический прогресс.

Во многом развитию экономики препятствовало и пло­хое состояние дорог. Поволжский хлеб, например, достав­лялся в Петербург лишь на второй год после уборки. Первый пароход "Елизавета" появился в России только в 1815 г., а железная дорога, связывавшая Петербург и Царское Село, — в 1837 г. К 1861 г., когда было отменено крепостное право, в России имелось только 1500 верст железных дорог, что в 15 раз меньше, чем в Англии, число пароходов едва достигло 400, что при масштабах страны было крайне мало.

Однако даже в этих условиях в начале XIX в. в России наблюдался рост промышленности. Число рабочих, а это но­вый для России класс, уже приближалось к 1 млн. человек.

В торговле преобладал внутренний оборот, но сам внут­ренний рынок был узок и тормозил промышленное произ­водство. Расширялась внутренняя торговля, особенно с национальными окраинами империи. Русские купцы осваи­вали новые территории — Камчатку, Чукотку, Сахалин, Ку­рильские и другие острова, Среднюю Азию.

Итак, хотя в России в начале XIX в. продолжал форми­роваться капиталистический уклад, она оставалась аграр­ной страной. Наиболее дальновидные политики России начинали понимать, что задержка в экономическом разви­тии и все возраставшее отставание страны от Запада не способствуют росту ее международного влияния и ослож­няют решение многих внутренних проблем.

Необходимость модернизации становилась все ощутимее.

Именно с этим столкнулся Александр I в своих попыт­ках преобразования России. Он вступил на престол в 1801г., был молод, честолюбив и не чужд либеральных идей. При нем помещикам в 1808г. было запрещено торговать крес­тьянами на ярмарках, а в 1809г. — ссылать крестьян на каторгу.

Отечественная война 1812г. еще сильнее подтолкнула общественное мнение страны к пониманию необходимости преобразований. Контраст между феодально-крепостничес­ким состоянием победителей и успехами в общественном развитии западных стран был не в пользу России. К тому же победа далась ценой огромного напряжения народа, эко­номики. Прямым ее следствием в условиях господствовав­ших феодальных отношений стал финансовый кризис.

Рост настроений в обществе в пользу коренных перемен находит отражение и в правительственных кругах. Александр I и его министры ищут новые направления в политике. В результате в социально-экономической политике страны, в разрабатываемых проектах на будущее проявляются эле­менты, характерные для буржуазного общества. Так, отме­няется крепостное право в Эстляндии, Лифляндии и Курляндии, а в 1817-1819 гг. в условиях секретности идет работа над общим планом ликвидации крепостного права.

Один из документов по освобождению крестьян разра­батывался под руководством A.A. Аракчеева*.

В его основе лежала идея продажи государству поме­щичьих имений, а отсюда возможность помещикам изба­виться от долгов и стимулировать их к переводу своих хозяйств на рациональную основу, использовать наемных рабочих, сдавать земли в аренду.

В этих целях в 1818-1819 гг. в России был образован сек­ретный комитет под руководством министра финансов графа Д.А. Гурьева. Меры, которые комитет закладывал в проект, а именно отход от общины, перевод сельского хозяйства на фер­мерский путь развития, были продиктованы либерально на­строенным министром, который прекрасно понимал катастрофическое состояние российской экономики.

В еще большей степени элементы рыночных отношений в экономике России присутствовали в проектах М.М.Сперанского и Н.С. Мордвинова, разделявших многие идеи Адама Смита. М.М. Сперанский* будущее экономического развития России связывал с развитием коммерции, преобразованием финансовой системы и денежного обращения. Так, для ста­билизации денежной системы в стране по его предложению был приостановлен выпуск бумажных денег и введен сереб­ряный рубль. Сперанский большое значение придавал регу­лирующей роли государства в развитии отечественной про­мышленности и своими политическими реформами всемерно укреплял самодержавие. Ликвидацию крепостного права он не считал первостепенной задачей. Все это, несомненно, снижало эффективность его реформаторской деятельности.

Поиском возможного пути ликвидации социально-эко­номического отставания России от Запада был озабочен и другой горячий патриот своей страны Н.С. Мордвинов*. В 1812г. он занимал пост председателя департамента эконо­мики Государственного совета. Выход из экономической отсталости он видел в ускорении развития капитализма и поэтому большое значение придавал развитию частной соб­ственности, конкуренции, созданию многоотраслевой эко­номики, накоплению капитала как главного фактора эконо­мического роста. Он также предлагал интенсивно развивать банковскую систему, модифицировать таможенный тариф на основе протекционизма, повысить регулирующую роль государства в экономике.

К сожалению, ни один из этих проектов, имевших во многом буржуазную ориентацию, не был принят из-за сопротивления консервативных помещиков. Силы реформа­торов в России в начале XIX в. были немногочисленны и разрозненны.

Итак, возникшая в начале XIX в. возможность более быстрого движения России к мировой цивилизации была упущена. Ни правительство, ни общество еще не были гото­вы к решительному повороту страны в новом направлении, хотя объективная потребность в этом ощущалась и само­державием, и обществом.

К середине XIX в. отставание России от стран Запада, сделавших огромный скачок в своем развитии, не умень­шилось, а возросло.

В России практически не было к этому времени акцио­нерных обществ и банков, без которых крупное капиталис­тическое хозяйство не могло развиваться. Но самым главным тормозом на пути буржуазного развития продолжало оста­ваться крепостное право. В полной мере это показала Крым­ская война (1853-1856), которая закончилась поражением царизма.

Прямым следствием экономической и военной самодер­жавно-крепостнической политики стали снижение жизнен­ного уровня народа, застой в экономике.

Усилились социальные конфликты. Крестьянские вол­нения находили сочувствие в среде демократической ин­теллигенции. Передовое дворянство и торгово-промышленная буржуазия, переживавшие падение международного пре­стижа России после Крымской войны, консолидируются и формируют оппозицию консервативным сторонникам тра­диционного самодержавно-крепостнического российского общества. Борьба между ними постепенно приобретала все более острый характер, так как в конечном итоге в ней ре­шался вопрос о власти. Не случайно Александр II, высту­пая перед предводителями дворянства в Москве 30 марта 1856г., обосновывая намерение провести крестьянскую ре­форму, отмечал: "Гораздо лучше, чтобы это произошло свы­ше, нежели снизу".

В этих условиях новую окраску приобретает давний спор между западниками и славянофилами об отношении к евро­пейской цивилизации и использованию ее опыта в России.

В стране усиливалось настроение в пользу реформ. Вместе с тем, поскольку одной из особенностей историчес­кого процесса в России была решающая организующая роль государства, любая реформа не смогла бы осуществиться даже при наличии всех необходимых объективных предпо­сылок без включения в этот процесс самодержавной власти. Александр II, старший сын Николая I, к моменту своего вступления на престол (в возрасте 37 лет) был хорошо под­готовлен к государственной деятельности. Несколько лет он участвовал в работе Крестьянского комитета и, будучи ре­алистом, вполне осознавал необходимость перемен.

Александр II, склонявшийся к отмене крепостного пра­ва с предоставлением крестьянам определенной хозяйст­венной самостоятельности, т.е. земли, пошел на неординар­ную меру. Вместо практиковавшихся ранее ведомственных комитетов, занимавшихся отстаиванием местнических ин­тересов, был создан вневедомственный орган — Редакци­онные комиссии, непосредственно подчинявшиеся царю. В их состав входили радикально настроенные чиновники, а также независимые эксперты из помещиков.

Комиссии учитывали мнение губернских комитетов. Новшеством стала гласность в работе комиссий: об итогах их работы регулярно осведомлялись высшие чиновники го­сударства и предводители дворянства. Кроме того, в своей работе комиссии опирались на научно обоснованные эконо­мические расчеты. Среди реформаторов, причастных к ра­боте редакционных комиссий, особо выделялись Я.И. Рос­товцев, Н.А. Милютин, М.Х. Рейтерн, П.П. Семенов-Тян-Шанский и др.*

Итоги работы комиссий отразились в Манифесте царя от 19 февраля 1861г., объявившем отмену крепостного пра­ва в России. Реформа явилась компромиссом, учитывавшим интересы крестьян, разных групп помещиков и власти.

Центральная проблема крестьянской реформы — это новое положение помещичьих крепостных крестьян. Они по­лучили личную свободу. Формально крестьяне не платили выкупа за свою свободу, но система оплаты земли, выделяе­мой крестьянам, была такой, что они по существу оплачива­ли и свою личную свободу. В основу реформы был положен принцип, по которому вся земля в дворянских поместьях считалась собственностью помещиков. Поэтому до заключе­ния выкупных сделок крестьяне считались временно обязанными и должны были отбывать, как и прежде, барщину или платить оброк. Завершающий этап — выкуп земли. До 80 % суммы выкупа помещикам платило государство, и поэтому крестьяне становились должниками государства, погашая в течение 49 лет с выплатой процента сумму выкупа. Кроме того, крестьяне должны были заплатить государству подуш­ную подать— традиционный личный налог. Гарантом крес­тьянских платежей государству служила община, сохраняв­шаяся по реформе. Оценочная стоимость земли была прове­дена таким образом, что стоимость земли, перешедшей к крестьянам, составила около 550 млн. руб., а по выкупу — более 86 млн. руб., т.е. в 1,5 раза больше. Кроме того, помещи­кам удалось провести землеустройство таким образом, что у крестьян отрезали часть земли, которую они обрабатывали для себя до реформы. Все это закладывало базу для обнища­ния и обезземеливания крестьянства.

Вместе с другими реформами 60-70-х гг. (земельной, финансовой и т.д.) она определяла новый курс развития стра­ны — буржуазный.

В пореформенной России наряду с расширением товарного земледелия происходило ускоренное развитие рынка свободной рабочей силы. Старое патриархальное крестьян­ство разлагалось. Ему на смену формировались два типа сельского населения — буржуазия и пролетариат. Новые про­цессы, начавшиеся в стране, неизбежно отразились на струк­туре ее населения. К концу второй половины XIX в. 2 % населения страны составили крупная буржуазия, помещи­ки, высшие чиновники и военные, 18 % — зажиточные мел­кие хозяйства, 18 % — мелкие хозяйства, 29 % — беднейшие мелкие хозяйства и 51 % — пролетарии и полупролетарии. При этом численность рабочего класса растет и весьма бы­стрыми темпами. Так, с 1863 по 1908 г. она увеличилась с 750 тыс. до 1800 тыс. человек, т.е. более чем в 3 раза.

Заметный простор получило предпринимательство, что выразилось в развитии частной промышленности, торгов­ли, железнодорожном строительстве, росте и благоустрой­стве городов. Железные дороги сыграли большую роль в развитии внутреннего рынка, освоении новых районов стра­ны, соединив огромные пространства России в единый хо­зяйственный комплекс.

Одна из характерных примет пореформенной России — развитие коммерческих структур. На 1 января 1861г. в стра­не было 128 акционерных обществ с капиталом в 256 млн. руб. Всего за 2 года (1861-1863) было учреждено 357 акционер­ных обществ, 73 банка с капиталом около 230 млн. руб. В 1864г. возник первый акционерный санкт-петербургский частный коммерческий банк. К началу 1881г. в России на­считывалось уже 33 акционерных коммерческих банка с капиталом 97 млн. руб. В это время шел бурный процесс создания акционерных обществ, бирж.

Итак, Россия меняла свой облик.

Особенности исторического развития придали специфи­ческий характер российскому капитализму. Сегодня идут споры об уровне зрелости капитализма в России накануне октябрьских событий. Есть разные точки зрения: то ли это была страна слабого, среднего уровня развития, то ли страна почти полной зрелости капитализма. В настоящее время по­лучает распространение концепция, согласно которой Рос­сия — страна второго эшелона капиталистического развития, т.е. такая, которой свойственно догоняющее развитие.

Кроме того, следует иметь в виду, что сжатые сроки развития капитализма, регулирующая роль государства, сохранение феодальных пережитков нарушили естествен­ную последовательность формирования капиталистических структур. Все эти факторы и составили особенность рос­сийского капитализма, в котором была представлена не толь­ко крупная фабрично-заводская промышленность, но и такие более ранние формы, как мелкотоварное производство, система домашнего труда, крестьянские промыслы и мануфак­тура. Формировавшийся крупный капитал одновременно и разрушал, и консервировал их, создавая тем самым пре­пятствие для собственного развития.

Промышленность в России, как по районам сосредото­чения, так и по отраслям была развита неравномерно и ха­рактеризовалась высокой степенью концентрации промыш­ленного производства. В конце 70-х гг. в России было около 4,5 % крупных предприятий, дававших 55 % всей промыш­ленной продукции. Число крупных предприятий с 1000 ра­бочих и более с 1866 по 1890г. выросло вдвое, численность рабочих в них — втрое, а сумма производства — впятеро.

Нельзя не сказать и о роли иностранных инвестиций в российскую экономику. Иностранный капитал был заинте­ресован в дешевых рабочих руках, богатых сырьевых ресур­сах, высоких прибылях, а с 80-90-х гг. и в покровительствен­ной политике царизма. Общая сумма иностранных капита­ловложений в экономику России за 1887-1913 гг. была вну­шительной и составила 1783 млн. руб. Однако их воздействие на развитие хозяйства страны нельзя охарактеризовать одно­значно. С одной стороны, иностранный капитал действитель­но способствовал ускорению капиталистического развития России. Но ценой этого были такие экономические уступки, как благоприятные пошлинные тарифы, условия производ­ства и сбыта. Однако иностранному капиталу не удалось при­способить к своим интересам экономику России, которая не стала ни колонией, ни полуколонией. Это говорило о доста­точно высоком уровне развития капитализма, о жизнеспо­собности российского предпринимательства.

В пореформенный период усиливается развитие капи­тализма в сельском хозяйстве. Мировой опыт продемонстри­ровал два основных варианта этого процесса. Один — это путь медленного приспособления феодальных структур к капиталистическому способу производства, второй — со­здание фермерских хозяйств, свободного предприниматель­ства. В России имели место оба варианта, но темпы развития капитализма в сельском хозяйстве сдерживались многочис­ленными феодальными пережитками.

Одной из специфических черт капитализма в России было противоречие между развивающейся капиталистичес­кой промышленностью и отсталой деревней.

При всех этих особенностях в развитии капитализма в России и странах Запада было много общего: развитие мануфактур, мелкотоварного производства, открытие фабрик, социальное расслоение крестьян.

Специфические черты развития капитализма в России повлияли на процесс формирования и буржуазии, и проле­тариата, на характер отношений буржуазии с самодержави­ем. На этих моментах, как нам представляется, следует ос­тановиться несколько подробнее. Если говорить о развитии буржуазии, то в основных чертах путь российской буржуа­зии был типичен: от торгово-ростовщической деятельности к торгово-промышленной. Но были и свои, характерные черты.

В России сформировались два основных типа россий­ских капиталистов. Первый был представлен монополиста­ми, имеющими в основе семейную фирму. Впоследствии она превращалась в акционерное общество с узким кругом вла­дельцев крупных паев. Это были потомственные предпри­ниматели. Наибольшее развитие этот тип буржуазных пред­принимателей получил в среде московской торгово-промыш­ленной буржуазии. Таковыми были, кроме упоминавшихся ранее Прохоровых, Морозовых, Рябушинских, "хлопковые бароны" Кнопы и др. Уже в названии фирмы нередко под­черкивался ее семейный характер. К примеру, товарищест­во "И. Коновалов с сыном" специализировалось на выпуске бельевого и одежного товара, а московское товарищество "Братья Крестовниковы" владело прядильным и химичес­ким производством. С конфетным производством было свя­зано "Товарищество А.И. Абрикосова и сыновей".

Второй тип российского крупного капитала представ­лял довольно узкий слой финансовой олигархии, преиму­щественно петербургской. Этот слой формировался из числа высших служащих банковских и промышленных монопо­лий. Из крупных финансистов того времени можно назвать таких, как И.Е. Ададуров — председатель правления Рос­сийского торгово-промышленного банка, К.Л. Вахтер — пред­седатель правления Петербургского частного банка, Э.Е. Мендес — председатель правления Русского банка для внеш­ней торговли и др.

Существовала еще одна многочисленная группа капи­талистов, преимущественно провинциальных, которая дей­ствовала в основном в сфере торговли.

В ходе промышленного развития в конце 80-х гг. XIX в. в России сформировались основные классы капиталисти­ческого общества. Это рабочий класс и крупная промыш­ленная буржуазия, которая оттеснила на второй план господствовавших ранее в экономике представителей тор­гового капитала.

К началу XX в. из 125,6 млн. человек населения страны численность крупной торгово-промышленной буржуазии составила 1,5 млн. человек. На ее долю приходилось 70 % прибыли крупных предприятий, что было свидетельством ее экономического господства. Однако политическая роль буржуазии в обществе была недостаточно велика.

Политическая власть в самодержавной России была в руках абсолютизма и дворянства, ревностно защищавших свои привилегии. Однако по мере своего укрепления капи­тализм оказывал на самодержавие все большее воздейст­вие. После реформы 1861г. помещичьи хозяйства начинают, хотя и очень медленно, утрачивать свой прежний характер патриархальных "дворянских гнезд".

Неуклонно идет процесс трансформации дворянства как наследственной социальной категории. В дворянство произ­водят теперь и представителей других сословий, что свиде­тельствовало о том, что дворянство начинает утрачивать монополию на власть. После утраты власти над крепостны­ми крестьянами дворяне с образованием земств теряют свои позиции и в местном управлении. Реформа просвещения ог­раничивает их исключительное право на образование. Раз­витие рыночных отношений все более ходовым товаром делает землю, которая продается банками и постепенно переходит к буржуазии. Обладателями крупной земельной собствен­ности (площадью более 20 тыс. десятин) были миллионеры сахарозаводчики братья Бродские, банкиры Поляковы и др.

В 60-70-е гг. делаются первые шаги к консолидации российских предпринимателей. В 1865г. состоялся первый купеческий съезд, в 1870г. проходит I Всероссийский съезд фабрикантов и заводчиков, основными вопросами на кото­рых были производственно-коммерческие

Третье сословие России — буржуазия в отличие от за­падной при всей своей экономической мощи была инертной политически и законопослушной абсолютизму. Почему?

В условиях российского абсолютизма торгово-промыш­ленное предпринимательство зависело от государственных структур. За долгую эволюцию капитализма они сумели при­способиться друг к другу. Российских буржуа устраивало то, что их предприятия обеспечивались государственными заказами, что они имели возможность за счет колониальной политики царизма получать рынки сбыта, дешевое сырье, дешевые рабочие руки и достаточную прибыль. Царизм с его мощным репрессивным аппаратом защищал буржуазию и от стремительно возрастающей революционности российского пролетариата и крестьянства.

Численность рабочего класса в пореформенный период быстро возрастала. К началу XX в. армия наемного труда увеличилась в 3 раза, достигнув 14 млн. человек. Какие со­циальные истоки формировали рабочий класс и какие пос­ледствия вытекали из этого?

Если в начале развития капитализма основную массу рабочих составляли вчерашние крестьяне, разорившиеся ремесленники и кустари, мещанская беднота, то к началу XX в. сформировался слой потомственных рабочих.

Происхождение рабочего класса обусловило близость его интересов и крестьянства. Этому способствовало и то, что промышленные предприятия в России чаще всего распола­гались на окраине города и в зимнее время на них работали крестьяне окрестных сел (сезонники), а также крестьяне-отходники. Все это создавало объективную основу для уста­новления союза между этими трудящимися классами.

Наиболее зрелыми, грамотными были индустриальные рабочие, численность которых на начало XX в. составила 2,8 млн. человек.

В России — стране многонациональной пролетариат формировался как интернациональный, а концентрированность его на крупных предприятиях (в начале XX в. более половины рабочих на предприятиях с числом рабочих бо­лее 500 и одна треть — на предприятиях с числом рабочих более 1000) способствовала сплоченности, организованнос­ти, формированию духа коллективизма. Следует иметь в виду, что российский пролетариат в силу особенностей раз­вития был свободен от цеховых и других сословных инте­ресов. Первые профсоюзные организации у рабочих России появились только в 1905г., и тенденции узкопрофессио­нальные (тред-юнионистские), так же как и сколько-нибудь заметный слой рабочей аристократии, имевшей место в за­падноевропейских странах, не развились.

К этому нужно добавить, что условия жизни и труда, отсутствие рабочего законодательства (оно появилось толь­ко в 1897г.), а также политических и гражданских прав делали существование российского пролетариата исключи­тельно тяжелым. В 1897г. рабочий день составлял почти 12 часов, оплата труда рабочих была ниже, чем на Западе, а труд женщин и детей оплачивался на 30-40 % ниже, чем труд мужчин.

Российская буржуазия под покровительством царизма использовала жестокие формы эксплуатации, пренебрега­ла опытом социального маневрирования, накопленным на Западе. Все это создавало необходимые условия для разви­тия российского рабочего движения по пути бескомпромисс­ной революционной борьбы. К тому же с 1903г. ею целенаправленно руководила рабочая социал-демократичес­кая партия.

Социальный настрой российского крестьянства был предопределен бесправием и малоземельем. Если промыш­ленный переворот в России завершился в 80-х гг. XIX в., то аграрно-капиталистический не был закончен и остатки кре­постничества, главным из которых было помещичье земле­владение, сдерживали развитие крестьянства в класс бур­жуазного общества. Зажиточное крестьянство в российской деревне в 80-90-х гг. XIX в. составляло 20 %. В деревне преобладали бедняки (50 % крестьянских дворов). Значи­тельной была прослойка середняков.

Подводя итог сказанному, следует отметить, что осо­бенности капиталистической эволюции страны привели к тому, что система капиталистического хозяйства в России создавалась в условиях, ограничивающих развитие свобод­ной конкуренции, в исторически сжатые сроки. Капитализм не успел перестроить на буржуазный лад сельское хозяй­ство — главную отрасль народного хозяйства России.


Литература.


  1. Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. М., 1991.

  2. Головатенко А. История России: спорные проблемы. М., 1994.

  3. Захарова Л.Г. Самодержавие и отмена крепостного права в России. М., 1984.

  4. История России. М.: РЭА им Г.В. Плеханова, 1993.

  5. Карамзин Н.М. Об истории государства Российского. М., 1990.

  6. Ключевский В.О. Курс русской истории. Т. 1. М., 1987.

  7. Литвак Б.Г. Переворот 1861 года в России: почему не реализова­лась реформаторская альтернатива. М., 1991.

  8. Мироненко С.В. Самодержавие и реформы. Политическая борьба в России в начале XIX в. М., 1989.



Случайные файлы

Файл
24300.rtf
69410.rtf
42474.rtf
19340-1.rtf
12893-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.