Приднестровье в годы Великой Отечественной войны (58892)

Посмотреть архив целиком














Приднестровье в годы Великой Отечественной войны


План


1. Начало войны

2. Оккупационный режим

3. Эксплуатация и разграбление экономики Приднестровья

4. Подпольная патриотическая борьба народа Приднестровья

5. Дни освобождения

6. Начало восстановления разрушенного хозяйства

Литература


1. Начало войны


На рассвете 22 июня немецкая и румынская авиация нанесла удары по военному аэродрому, железнодорожной станции Тирасполя и стратегически важным мостам через Днестр у городов Рыбница и Бендеры. В 12 часов транслировалось радиообращение заместителя главы правительства СССР В.М. Молотова о нападении Германии на Советский Союз. На состоявшемся в конце дня в Кишиневе совместном заседании бюро ЦК КП(б) Молдавии и правительства Молдавской ССР было принято постановление, которое предусматривало оказание помощи воинским частям в решении задач тылового обеспечения. Дабы не осложнить проведение мобилизации и военные перевозки, самочинная эвакуация населения была запрещена.

Коммунистическая партия апеллировала к классовым и патриотическим чувствам рабочих, крестьян, интеллигентов. Советская печать квалифицировала порядки, установленные нацистами в оккупированных странах Европы, как режим террора и грабежа, а германское вторжение в СССР - как попытку лишить трудящихся завоеваний Октябрьской революции. Республиканская пресса, городские газеты Тирасполя, Рыбницы, Дубоссар перепечатывали из московских изданий материалы, призванные обеспечить морально-политическое единство народа, а также условия для перестройки жизни на военный лад: «Германский террор в Югославии», «Ограбление Франции германскими оккупантами», «Режим виселиц в Греции», «Разгул фашистского мракобесия в Румынии» и т. п. В обществе быстро формировалось сознание, что под угрозой находится само национально-государственное существование народов СССР.

Митинги, проведенные коммунистами на предприятиях, в учреждениях и организациях, мобилизовывали и сплачивали граждан. Население сохраняло выдержку и дисциплину. «Война против нашей страны, - отмечалось в резолюции рабочих Тираспольского консервного завода им. 1 Мая, - является подлой местью и ненавистью немецких фашистских империалистических разбойников к нашей цветущей родине как стране, которая строит коммунизм.» С призывом оказать Красной Армии всестороннюю помощь выступил депутат Верховного Совета СССР, ветеран бессарабского подполья рабочий из Бендер С.Ф. Ревенялэ. Его воззвание защищать Отечество от иностранной агрессии не могло не найти отклика в народе.

В первый же день войны в военные комиссариаты пришли добровольцы, которые просили о зачислении их в Красную Армию. Это были в основном люди, не подлежавшие мобилизации. «Ежедневно, - сообщалось в тираспольской газете «Красное знамя», - в горвоенкомат приходят крепкие здоровые мужчины и молодые девушки. Все они с разных участков работы - с фабрик, заводов, учреждений, колхозных полей и учебных заведений, но у них общее стремление - идти на фронт громить врага...» Группа студенток Молдавского педагогического училища и восемь работниц консервного завода им. П. Ткаченко, окончивших курсы медицинских сестер, подали заявления с просьбой отправить их на фронт. Среди последних ушла в армию Прасковья Дидык, ставшая разведчицей. В Рыбнице одним из первых добровольцев стал рабочий предприятия «Сахкамень» В. Рыбкин, участник гражданской и советско-финляндской войны 1939-1940 гг.

Для борьбы с десантами противника в Приднестровье, как и в других прифронтовых районах, формировались истребительные батальоны. В Тираспольский истребительный коммунистический батальон (командир - бывший начальник местной заставы офицер-пограничник И.П. Лшин) вступили более трехсот добровольцев: милиционеров, работников районных комитетов КП(б)М и комсомола, рабочих и служащих. 3 июля 1941 г. после выступления по радио И.В. Сталина на предприятиях промышленности и транспорта, в учреждениях и колхозах вновь прошла волна митингов, на которых в ответ на призыв главы государства началась запись в ополчение. Выступивший перед рабочими Бендерского депо секретарь городского комитета КП(б) Молдавии В.П. Лымарь подал личный пример: он сообщил присутствующим, что его сын и жена-врач уже служат в армии и он тоже уходит на фронт.

Большую роль в мобилизации населения сыграла память народа о злодеяниях румынских интервентов в мае 1919 г. во время подавления Бендерского восстания. После одного из митингов, на котором участник этого восстания рабочий Кузнецов напомнил о товарищах, погибших тогда от рук румынских захватчиков у «Черного забора», ставшего местом расстрела защитников города, в ополчение записались 130 рабочих. О своей готовности встать на борьбу за свое Отечество заявили рабочие крупнейших предприятий Тирасполя - заводов им. 1 Мая и им. П. Ткаченко. Сотни добровольцев ушли на фронт с предприятий Рыбницы. Подразделения истребительных батальонов и ополчения формировались и в селах Приднестровья.

Добровольческие отряды состояли в основном из лиц, ранее служивших в армии, многим из них уже приходилось принимать участие в военных действиях, поэтому по боевым качествам эти формирования мало уступали регулярным войскам. Тираспольский и Бендерский истребительные батальоны уже в начале июля успешно сражались с прорвавшимся в советский тыл в районе Чимишлии румынским кавалерийским полком, участвовали в ликвидации немецких десантов. Вооруженные крестьяне с. Малаешты захватили в плен экипаж сбитого румынского бомбардировщика. Добровольцы охраняли мосты через Днестр, железную дорогу. 7 июля 1941 г. истребительные батальоны и отряды ополчения были объединены под общим командованием. Они не только обеспечивали безопасность тыла, но и принимали участие в боях против регулярных войск противника на фронте. Позже они влились в состав Красной Армии.

Патриотическая сплоченность народа и четкая работа государственной администрации сумели в полном объеме обеспечить призыв военнообязанных. По собранным впоследствии румынскими оккупационными властями данным, только в Сло-бодзейском районе в Красную Армию ушло 5% населения. 677 бойцов - личный состав для целого батальона - прибыли из молдавского села Чобручи, из Карагаша ушли на фронт 156 призывников, из Слободзеи (молдавской и русской) - 584, из Гли-ного - 197, Коротного - 76, Незавертайловки - 274.

1 июля 1941 г. на участке фронта от Унген до Липкан перешла в наступление П-я немецкая армия. Советские войска оказали упорное сопротивление, но быстрое продвижение соединений противника по Украине угрожало им окружением. В связи с необходимостью отвода частей Красной Армии из Молдавии руководство республики приняло запоздалое решение об эвакуации населения и материальных ценностей. В совместном постановлении правительства МССР и ЦК КП(б)М от 4 июля особое внимание обращалось на эвакуацию инженеров и квалифицированных рабочих, которые должны были сопровождать промышленное оборудование.

Несмотря на нехватку времени и транспортных средств, из Тирасполя все же успели отправить на восток часть станков, силовых установок, электрооборудования механического завода им. Кирова, консервных заводов им. 1 Мая и им. П. Ткаченко. Из Рыбницы было эвакуировано оборудование крупнейшего на юго-западе СССР сахарного завода, а из Бендер - частично консервного, маслобойного и лесотарного заводов. Оборудование крупного консервного завода в с. Глиное было демонтировано.

Техника и ремонтная база 50 машинно-тракторных станций, перемещенных к началу июля на левый берег Днестра из бессарабских районов, использовались колхозами во время уборки урожая. Это помогло к 23 июля собрать 48,4% посевов колосовых культур. Однако выход немецко-румынских войск к Днестру вынудил местные власти приступить к эвакуации сельскохозяйственной техники и из Приднестровья. 7-8 августа у переправы через р, Буг у г. Акмечеть бблыная ее часть попала в руки немецких войск. Чтобы техника, оставшаяся на оккупированной территории, не досталась захватчикам, колхозники уничтожили 50 гусеничных и 66 колесных тракторов.

В первые дни войны некоторые жители, особенно в селах, питали иллюзии в отношении характера предстоящей оккупации. Крестьяне порой высказывались против эвакуации, надеясь на то, что Гитлер «не так страшен, как его малюют», что он вернет им сады, виноградники и они станут жить лучше. Однако по мере приближения фронта желание покинуть родные земли охватывало все большее число людей. В июле 1941 г. десятки тысяч служащих, рабочих, крестьян Приднестровья с семьями осаждали поезда, отправлялись на восток гужевым транспортом и пешком. Но время было упущено: многие беженцы, настигнутые войсками противника у переправ через Буг и Днепр, вынуждены были возвратиться. Тем не менее из левобережья Молдавии в восточные районы страны успели эвакуироваться 12 тыс. семей.

В результате мобилизации в Красную Армию и эвакуационных мероприятий Приднестровье покинула шестая часть населения. Особенно сильно сократилась численность горожан, не связанных хозяйством и лучше информированных о характере будущей оккупации. Из Тирасполя убыли почти 30 тыс. человек - 60% жителей, население Бендер сократилось с 26,2 до 15,1 тыс., а Рыбницы - более чем вдвое. Эвакуация осложнила противнику использование людских ресурсов региона. «Большинство населения, - отмечал в августе 1941 г. шеф румынской полиции Бендер, - женщины и дети.» Даже в июле 1943 г., когда значительная часть беженцев, застигнутых оккупацией в Украине, возвратилась домой, префект Тираспольского уезда сетовал, что в селах отсутствуют 50% мужчин, которые либо были призваны в армию, либо эвакуировались.


Случайные файлы

Файл
131700.rtf
17889.rtf
37241.rtf
167966.doc
48349.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.