Походы Ермака и присоединение сибирских земель к России (58831)

Посмотреть архив целиком

Федеральное агентство по образованию

ГОУ ВПО «Братский государственный университет»



Кафедра истории и политологии




Реферат по истории отечества на тему:


«Походы Ермака и присоединение сибирских земель к России»








Выполнил студент группы К-05


Научный руководитель

кандидат исторических наук



Содержание


Введение

1. Приход Ермака в Сибирь.

1.1. Первые столкновения с сибирскими князьями.

1.2. Генеральное сражение.

1.3. Мирная политика Ермака.

2. Продвижение вглубь Сибири.

2.1. Пленение Маметкула.

2.2. Новые завоевания.

2.3. Весть о завоевании Сибири.

3. Переломный момент.

3.1. Голод и болезни.

3.2. Потеря соратников.

3.3. Гибель атамана.

Заключение


Введение


Присоединение к России огромной и неизведанной Сибири – значительный политический шаг, позволивший государству российскому стать крупнейшей державой в мире. До Ивана Грозного мысль о расширении России за счет присоединения Сибири посещала царей, однако практически претворить в жизнь эту идею не получалось. Необходима была крепкая централизованная власть и те смельчаки, которые в угоду государству не побоялись бы оставить жизнь в этой загадочной стране.

Для Ермака и его сподвижников завоевание Сибири было подвигом, возможностью увековечить свое имя и искупить свои «прегрешения» перед царем. Дружина этого великого атамана почти полностью состояла из неугодных царю опальных казаков. Таким образом, Иван Грозный, посылая Ермака в Сибирь, не терял ничего: с одной стороны, если погибнет кучка «политических преступников», то не жалко, а даже удобно, ибо царь «умыл руки»; с другой стороны, Иоанн понимал, что казакам под силу выполнить высочайший указ, к тому же за гипотетическую реабилитацию.

Каким образом немногочисленной дружине Ермака удалось подчинить столь огромную территорию? Возможно, благодаря невероятному мужеству, мудрости и хитрости, а также потрясающей сплоченности дружины, ведь каждый казак был не просто соратником Ермака, но его другом.

Он положил начало завоеванию Сибири, и хотя не прошел дальше Оби, но сделал первый шаг к великому присоединению этой суровой земли к России. Весть о мужестве и отваге русских землепроходцев впоследствии заставляла многих сибирских князей добровольно складывать оружие.


«Чего хотели одни, что обещали другие, то исполнилось;

атаманы стали грудью за область христианскую.

Неверные трепетали; где показывались, там гибли»

Н.М. Карамзин


Начиная описание подвигов Ермака, скажем, что они, как и все необыкновенное, чрезвычайное, сильно действуя на воображение людей, произвели многие басни, которые смешались в преданиях с истиною и под именем летописаний обманывали самих историков. Так, например, сотни воинов Ермака, подобно Кортецовым или Пизарровым, обратились в тысячи, месяцев действия – в годы, плавание трудное – в чудесное. Оставляя баснословие, следуем в важнейших обстоятельствах грамотам и достовернейшему современному повествованию об этом любопытном описании.

Атаманы плыли четыре дня вверх по реке Чусовой до хребта Уральского и между горами; два дня – рекой Серебряной, и достигли так называемого Сибирского пути; остановились и, не зная, что ожидало их впереди, для своей безопасности сделали земляное укрепление, дав ему имя Кокуя-городка; видели только пустыни и малочисленных мирных жителей и через волок перебрались оттуда до реки Жаравли. Эти места до сих пор славятся памятниками Ермака: скалы, пещеры, следы укреплений называются его именем; его тяжелые ладьи, оставленные им между Серебряною и Баранчою, еще не совсем истлели. Реками Жаравлей и Тагилом вошли атаманы в реку Туру, уже в область Сибирского царства, где в первый раз вступили в завоевательную схватку. На месте нынешнего Туринска стоял городок князя Епанчи, который, повелевал многими татарами и вогуличами, встретил смелых пришельцев тучею стрел с берега (где теперь село Усениново), но бежал, устрашенный громом пушек. Ермак велел разорить этот городок; осталось только название: жители до сих пор называют Туринск Епанчином. Опустошив улусы и селения вниз по Туре, атаманы на устье Тавды взяли в плен сановника Кучума - Таузака, который, спасая жизнь, сообщил им все нужные для них сведения о своей земле и, будучи за это освобожден, известил ее царя, что «предсказание сибирских волхвов сбывается, ибо сии кудесники уже давно, как пишут, вопили на стогнах о неминуемом скором падении его державы от нашествия христиан».[1,620]

Таузак описывал казаков людьми чудесными, воинами неодолимыми, стреляющими огнем и громом смертоносным навылет сквозь латы. Но Кучум, лишенный зрения, имел сильную волю: он мужественно решил защищать свою веру и царство; собрал войско из всех улусов, выслал племянника Маменткула в поле с многочисленной конницей, а сам укрепился на Иртыше, под горой Чувашь, преграждая атаманам путь к Искеру.

Завоевание Сибири во многих отношениях сходствует с завоеванием Мексики и Перу: так же незначительное количество людей, стреляя из пушек, побеждала тысячи вооруженных стрелами и копьями: северные монголы и татары не умели пользоваться порохом и в конце XVI века действовали оружием времен Чингисхана. Каждый богатырь Ермака шел на толпу неприятелей. Так, в первой битве на берегу Тобола, в Бабасане, Ермак, стоя в окопе, несколькими залпами остановил более тысяч всадников Маметкула: он сам ударил на них, и довершив победу, открыл себе путь к устью Тобола, хотя и не совсем безопасный: жители, заняв крутой берег реки Долгий Яр, стрелами осыпали казаков.

Второе, менее важное, сражение было в шестнадцати километрах от Иртыша, где властвовал князь, царский думский советник Карача. Ермак «взял его улус и в нем богатую добычу, запасы и множество кадей царского меду»[1,623].

Третья битва, на Иртыше, жаркая, упорная, стоила жизни некоторому числу соратников Ермака. Его противники, доказав, что независимость отечества мила и варварам, изъявили неустрашимость и твердость; к вечеру Казаки начали одерживать победу. Слепой Кучум вышел из укреплений и стал на горе Чувашей: Маметкул расположился в тылу, и казаки, в тот же вечер, заняв городок Атик-Мурзы, не смыкали глаз ночью, опасаясь нападения.

Количество людей в дружине Ермака заметно сократилось; кроме убитых, многие были ранены.

«Ночью атаманы советовались с товарищами, что делать,– и голос слабых раздался. «Мы удовлетворили мести,– сказали они,– время идти назад. Всякая новая битва для нас опасна: ибо скоро некому будет побеждать». Но атаманы ответствовали: «Нет, братья: нам путь только вперед»! Уже реки покрываются льдом: обратив тыл, замерзнем в глубоких снегах; а если и достигнем Руси, то с пятном клятвопреступников, обещав смирить Кучума или великодушную смертью загладить наши вины пред государством. Мы долго жили худою славою: умрем же с доброю! Бог дает победу, кому хочет: нередко слабым мимо сильных, да святится имя его!» Дружина сказала: «Аминь!»– и с первыми лучами солнца, 23 октября, устремилась к засеке, воскликнув: «С нами бог!»[1].

Армия Кучума упорно оборонялась и, в трех местах сам разломав заслоны, кинулась в рукопашный бой, невыгодный для поредевшей дружины Ермака; действовали сабли и копья: люди падали с обеих сторон; но казаки, немецкие и литовские воины стояли единодушнее. Ермак, Иван Кольцо выступали впереди, повторяя громкое восклицание: «С нами бог!», а слепой Кучум стоял на горе с имамами, обращаясь к Магомету для спасения правоверных. К счастью россиян, к ужасу неприятелей, раненый Маметкул был вынужден остановить битву: мурзы увезли его в лодке на другую сторону Иртыша, и войско без предводителя начало падать духом. Слыша, что знамена Ермака уже развеваются рядом, Кучум искал бежал в Ишимские степи, успев взять только часть своей казны в сибирской столице. Эта главная, кровопролитная битва, подчинила территорию от Урала до Оби и Тобола России.

26 октября Ермак, уже знаменитый для истории, отпев молебен, торжественно вступил в Искер, или в город Сибирь, который стоял на берегу Иртыша, укрепленный с одной стороны сопкой и глубоким оврагом, а с другой – тройным валом и рвом. Там победители нашли великое богатство, если верить летописцу: множество золота и серебра, азиатской парчи, драгоценных камней, мехов, и все братски разделили между собою. Город был пуст: овладев царством, дружинники Ермака еще ни разу не сталкивались с мирными жителями.

30 октября явились к ним остатки прежде доблестной армии во главе с князем Боаром, с дарами и запасами; клялись в верности, требовали милосердия и покровительства. Скоро явилось и множество татар с женами и с детьми, которых Ермак отпустил в их прежние юрты, обложив легкой данью. Бывший атаман разбойников, показав себя неустрашимым героем, искусным вождем, показал себя умелым политиком, вселив в сибиряков доверие к новой власти и строгостью усмиряя своих буйных сподвижников, которые, преодолев столько опасностей, в земле, завоеванной ими, на краю света, не имели права тронуть ни одного мирного жителя. «Пишут, что грозный, неумолимый Ермак, жалея воинов христианских в битве, не жалел их в случае преступления и казнил за всякое ослушание, за всякое дело судное: ибо требовал от дружины не только повиновения, но и чистоты душевной, чтобы угодить вместе и царю земному и царю небесному; он думал, что бог даст ему победу скорее с малым числом добродетельных воинов, нежели с большим закоснелых грешков, и казаки его, по сказанию тобольского летописца, и в пути и в столице сибирской вели жизнь целомудренную: сражались и молились!»[1, 624].






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.