Политический портрет Франьо Туджмана (58749)

Посмотреть архив целиком

МІНІСТЕРСТВО ОСВІТИ ТА НАУКИ УКРАЇНИ

ОДЕСЬКИЙ НАЦІОНАЛЬНИЙ УНІВЕРСИТЕТ ИМ. І.І. МЕЧНИКОВА

ІНСТИТУТ СОЦІАЛЬНИХ НАУК

КАФЕДРА МІЖНАРОДНИХ ВІДНОСИН



РЕФЕРАТ


ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ ФРАНЬО ТУДЖМАНА





СТУДЕНТА 5-ГО КУРСУ ВІДДІЛЕННЯ МІЖНАРОДНИХ ВІДНОСИН

ЖАВОРОНКОВА Г.








ОДЕСА-2006


СОДЕРЖАНИЕ

  1. ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ ФРАНЬО ТУДЖМАНА……………………3

  2. СПИСОК ИЗУЧЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ…………………………………...11




















1. ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ ФРАНЬО ТУДЖМАНА


Франьо Туджман, первый президент независимой Хорватии, умер счастливым человеком. В день его смерти 10 декабря 1999 года, партия которую он создал в 1989 все еще была у власти. Всего три недели спустя она потерпела беспрецедентное поражение на парламентских выборах. Туджман никогда не мог подумать, что такое произойдёт; он постоянно говорит, что его Хорватский демократический союз будет править Хорватией еще десятилетия. Те, кто хорошо его знали, утверждали, что если бы он дожил до парламентских выборов, не смог бы выдержать поражения и отказался признать результаты.

Туджман никогда не считался с оппозицией, называя ее лидеров „гусями, затерявшимися в тумане”, „стадом со шкурными интересами”, „иностранными лакеями, которые действуют исключительно против интересов Хорватии за 30 серебряников”1.

Франьо Туджман позиционировал себя как историка, поэтому считал что он, как основатель Хорватского государства, может беспрепятственно ее менять по своему усмотрению. Он получал удовольствие подчеркивать, что именно он и его партия дали почувствовать хорватам, что такое жить в независимом государстве. Это утверждение дало ему право представлять историю хорватского народа с позиции победителя. Благодаря своему президенту хорваты стали одной из самых древних наций на территории Европы, а государственность Хорватии длилась вот уже более чем тысячелетие, основное предназначение которого было остановить исламское вторжение на Запад. С этой точки зрения Хорватия была не чем иным как „вестибюлем христианства”. Из этого утверждения следовало - Хорватия была „пограничной территорией Христианства”, что стало причиной отношения Тужмана к Балканским государствам с презрением. Он утверждал, что Хорватия никогда не принадлежала к ним с точки зрения ее истории, культуры и цивилизации. После укомплектования и модернизирования хорватской армии, он объявил свою страну региональным лидером – что можно было признать в рамках Балкан, но никак не Центральной Европы. Его попытки отделить Хорватию от Югославии и Балкан, привели к тому, что историки начали искать новые доказательства о происхождении хорватов. От ранних теорий, что народ Хорватии - это предки южнославянских племен отказались и, вдруг, их родиной стал Иран2.

Таким же образом Франьо Туджман без колебаний менял свою биографию, гармонично вплетая ее в историю Хорватии созданную им же. Тот факт, что он принадлежал к антифашистскому движению и был партизаном Иосипа Броз Тито, не помешало ему стать одним из наиболее открытых защитников усташей.

В молодости был членом коммунистической партии Югославии, которая в тот период копировала жесткую линию КПСС. После Второй мировой войны он работал в Белградском штабе Югославской народной армии, координируя комплектование личного состава. Такую должность мог занимать только надежный и проверенный член партии. В конце 60-х он был представлен к генеральскому званию, которое также давалось только преданным коммунистам.

В этот период он написал несколько книг, восхваляющих социалистическую революцию и роль коммунистической партии. Кто-нибудь, кто читал те исторические рассуждения, его диссидентские произведения и работы, написанные уже во время президентства с трудом сможет сказать что это написал один и тот же человек. Ортодоксальный коммунист стал радикальным националистом, переключившись с крайне-левых на крайне-правые взгляды за очень короткий период времени.

В интервью, которые Туджман давал после прихода к власти, его отношение к антифашистскому периоду меняется в зависимости от ситуации. Для внешнего использования он обычно подчеркивал свою роль в антифашистском движении. В Хорватии же он описывал свою роль в антифашистском движении как «ошибку юности». На первом всеобщем конгрессе ХДС, незадолго до первых многопартийных выборов в 1990 году, Туждман положил начало реабилитации усташей, когда заявил что Независимое государство Хорватия «было не только коллаборационистским образованием, но и толчком для хорватского народа к созданию своего государства». Корреспондент хорватского издания Feral Tribune задается вопросом было ли это заявление действительно попыткой исправить «ошибки юности» или это была возвращение долга политическим эмигрантам, во многом благодаря деньгам которых Франьо Туджману удалось прийти к власти. Символика усташей, фотографии их лидера Анте Павелича начали появляться в государственных учреждениях сразу после победы на парламентских выборах ХДС3.

Несмотря на заявления Туджмана что именно роль Хорватского демократического союза была решающей в поражении коммунизма в Югославии, реальность представляется несколько иной. После смерти Иосипа Броз Тито в 1980 год, в Югославии установился один из наиболее либеральных коммунистических режимов. Основной проблемой после Тито был не коммунизм, а сербский национализм вспыхнувший с подачи сербского президента Слободана Милошевича в Белграде. Именно разрушительная политика Милошевича помогла Франьо Туджману создать собственное государство. Обозреватель газеты «Зеркало недели» Максим Череда считает, что покойный президент Хорватии не был по сути причастен к падению коммунизма, тем более что коммунистическое правительство Хорватии после многопартийных выборов в стране мирно передала власть победившему ХДС4.

Во время первых свободных выборов только Ф. Туджман осознал, что к власти можно прийти только путем вооружения идеями ультраправых позиций. Он разжигал пламя национализма, возвращая нацистскую символику и призывая возвращаться политэмигрантов. Хорваты воспринимали эти идеи с энтузиазмом на фоне военных действий с сербскими соединениями. При этом Франьо Туджман тесно сотрудничал с сербским лидером, хотя и сказал часто цитируемую фразу - «ему повезло, что его жена ни сербка, ни еврейка». Так исследователь Романенко С. приводит следующие цифры: за весь период нахождения у власти Слободана Милошевича и Туджмана у власти в качестве глав югославских республик и в лице президентов они встречались 47 раз5.

Навязчивая идея Туджмана о «естественных и исторических границах» не вязалась с тезисом Милошевича, что «все сербы должны жить в одном государстве». Югославия был слишком малой чтобы обеспечить территорией две империалистические концепции. Покойный президент Хорватии мечтал о Хорватии, территория которой будет включать большую часть Боснии, в то время как также ныне покойный президент Югославии Милошевич говорил о «сербских странах». Довольно частые встречи двух одиозных лидеров в начале 90х были посвящены теме расчленения Югославии. Они, будучи главами самых мощных югославских государств, знали это и определяли будущую судьбу Югославии.

Туджман открыто поддерживал идею расчленения Боснии. Он говорил, что многонациональная Босния не выживет как самостоятельное государство и сравнивал ее судьбу с судьбой федеративной Югославии. Для него было вполне логично, что «ненатуральная форма» Хорватии на карте (которая по его словам напоминала рогалик), должна быть заполнена с востока Боснией и Герцеговиной. Франьо Туджман отрицал предупреждения об опасности переговоров с Милошевичем по поводу разделения Боснии. Он инициировал развитие идеи о «гуманном передвижении народов», которая бы давала возможность образовавшимся на территории бывшей Югославии государствам стать «этнически полноценными». Туджман был убежден, что только этнически однородное и компактное государство имеет силы для существования и выживания6.

Исследователь Драго Хелд считает - идея о «гуманном передвижении народов» была невероятной; в конце двадцатого века никто добровольно не покинет свой дом только ради того чтобы быть этнически однородными. Тем не менее другие средства могли бы осуществить такую цель7. Переговоры между двумя лидерами по разделению Боснии не открыли тот факт что интересы Сербии и Хорватии сталкиваются, когда речь идет об концепции этнически компактных государств. «Национальное единение» хорватских сербов, которые составляли 12 процентов от всего населения, привело к созданию сербских административных единиц, которые постепенно срослись в сербские автономные края. Эти административные образования и были главной ведущей силой в вооруженном восстании в 1991 году и создании республики Сербска Краина.

Туджман и не пытался отговаривать хорватских сербов от вооруженного восстания. Он не сделал ничего, чтобы рассеять их исторический страх перед зверствами, от которых пострадали сербы, когда Хорватия была марионеточным государством. Его бездействия привели к тому, что радикальные сербы Хорватии получили поддержку даже тех слоев населения, которые были против вооруженного восстания. Провозглашение независимости Хорватии в июне 1991 стало сигналом воинствующим сербам искать поддержки Милошевича и ЮНА.


Случайные файлы

Файл
58085.rtf
177959.rtf
30210-1.rtf
23374-1.rtf
46175.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.