Политическая полиция России в конце XIX – начале XX вв (58717)

Посмотреть архив целиком

Министерство Внутренних Дел Российской Федерации


Белгородский юридический институт


Кафедра: государственно-правовых дисциплин


Дисциплина: История органов внутренних дел.


РЕФЕРАТ


по теме: «Политическая полиция России в конце XIX – начале XX в.»









Подготовил:

Студент 221 группы

Абдулов Э.Э.







Белгород

2008 г.ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПОЛИЦИЯ РОССИИ В КОНЦЕ XIX - НАЧАЛЕ XX в.


Политическая полиция в конце XIX-начале XX в. организационно состояла из Отдельного корпуса жандармов и охранных отделений. В указанный период структура жандармерии определялась Поло­жением об Отдельном корпусе жандармов от 9 сентября 1867 г., в соответствии с которым корпус состоял из Главного управления, управлений Кавказского, Варшавского и Сибирского округов, 56 гу­бернских управлений, 50 уездных управлений Северо-Западного края, наблюдательного состава, петербургского и московского дивизионов, 13 конных команд и полицейских управлений на железных дорогах1.

Основным звеном структуры Отдельного корпуса жандармов были губернские управления. Положение 1867 г. различало жандармские управления Московской губернии и губернские управления первой и второй категории. Различия основывались на размерах губерний, этнографических и экономических условиях и выражались в большей или меньшей штатной численности и сумме добавочного жалованья, выплачивавшегося чинам. В штат губернского управления входили: начальник, помощник начальника, адъютант, секретарь и два писаря.

Наблюдательный состав Отдельного корпуса жандармов, переиме­нованный в 1870 г. в дополнительный штат губернских жандармских управлений, состоял исключительно из унтер-офицеров, в задачу кото­рых входил сбор информации о настроении умов в Империи. Унтер-офицеры размещались в губерниях и уездах в специальных пунктах из расчета по два человека на пункт.

Корпус жандармов комплектовался офицерами и классными чинами переводом офицеров из других частей войск всех родов оружия и классных чинов из запаса армии или отставки. Нижними чинами Корпус пополнялся по ежегодным распределениям новобранцев Глав­ным штабом или переводом их из других частей войск. Унтер-офицеры принимались на сверхсрочную службу в жандармерию из запаса или отставки. В жандармские дивизионы принимались только кавалерий­ские офицеры, прослужившие в строю не менее двух лет.

К переводу в Отдельный Корпус жандармов допускались офицеры, имевшие звание не выше капитана или ротмистра армии. Изъятия из этого правила могли быть сделаны только командиром Корпуса "в видах особой, ожидаемой для службы пользы"2. Безусловно не при­нимались в Корпус офицеры, бывшие в штрафах по суду или имевшие долги.

Желавший поступить на службу в Корпус офицер подавал на имя начальника штаба докладную записку с приложением кратких сведе­ний о своей службе. Так как докладные записки подавались через начальников местных жандармских управлений, последние, представ­ляя их в штаб, обязаны были приложить к ним послужные списки, а также сведения о нравственных качествах и способностях офицера, его репутации и отношении к службе. Те офицеры, которые удовлет­воряли условиям, требуемым для службы в жандармерии, подвергались экзаменам при штабе Корпуса. Экзаменационная комиссия под председательством начальника штаба Корпуса состояла из генерала или штаб-офицера для особых поручений при главном управлении Корпуса жандармов, чинов штаба и представителей Департамента полиции. Экзамен проходил в два этапа - сначала письменный, состоявший в написании работы на заданную тему, а затем устный, причем комиссия должна была удостовериться в знакомстве офицера с иностранными языками, если о знании их было заявлено при подаче докладной записки. Офицеры, сдавшие экзамен, вносились в список кандидатов на прикомандирование к штабу Корпуса. С появлением вакансий старшие по времени внесения в список кандидатов офицеры, с разрешения командира Корпуса, прикомандировывались к штабу, где проходили специальную подготовку к будущей службе в жандармерии. Затем прикомандированные к штабу офицеры сдавали экзамен по преподававшейся им программе. Те, кто проходил это испытание успешно, назначались командиром корпуса на вакантные должности.

Согласно § 46 Положения 1867 г. к переводу в Корпус жандармов допускались лишь офицеры, "которые окончили курс наук не ниже средних учебных заведений и прослужили в войсках во фронте не менее пяти лет"3. Однако со временем срок необходимой выслуги уменьшился до двух лет, а в 1906 г. шеф жандармов Дурново хода­тайствовал не только о полной его отмене, но и об отказе от образовательного ценза. В представлении в Военное министерство от 15 июня 1906 г. он писал, что "в настоящее время встречается крайнее затруднение в комплектовании офицерами частей и подразделений От­дельного корпуса жандармов"^19 и что вследствие этого к переводу в корпус нужно допустить всех офицеров независимо от их образования и выслуги в войсках. Тем не менее непрестижность службы в жан­дармерии приводила к все большему некомплекту в Корпусе, особенно обер-офицеров. Так, в 1916 г. в России насчитывалось 76 губернских жандармских управлений и только в шести из них были заняты должности адъютантов, причем даже в столичных управлениях, где штатами предусматривалось по две должности адъютантов, в Москве вакантными были обе, а в Петербурге одна4.

Состав нижних чинов дополнительного штата губернских, област­ных и уездных жандармских управлений и крепостных жандармских команд комплектовался исключительно унтер-офицерами всех родов войск, принимавшимися на сверхурочную службу в Корпус из запаса армии или отставки. Зачисление на сверхсрочную службу произво­дилось распоряжениями начальников управлений и командиров жан­дармских дивизионов. О каждом принимавшемся в Корпус унтер-офицере собирались подробные сведения относительно благонадеж­ности, прежнем прохождении службы и личных качествах. В соот­ветствии с § 53 Положения о Корпусе жандармов 1867 г. поступивший на службу унтер-офицер должен был дать подписку о том, что он обязуется прослужить в жандармерии не менее пяти лет5.

Объем дисциплинарной власти начальников жандармских частей определялся армейским дисциплинарным уставом. Согласно § 10 По­ложения о Корпусе жандармов 1867 г. шеф жандармов, а с 1882 г. ко­мандир корпуса обладал правами командующего войсками военного округа. Это означало, что в отношении личного состава он имел право: объявлять замечания и выговоры устно или в приказе, подвергать штаб и обер-офицеров аресту домашнему или на гауптвахте до 30 су­ток, удалять от должности любого чина Корпуса и разрешать уволь­нение в запас или в отставку. Начальники округов пользовались правами командиров дивизий, что означало право объявления замечаний и выговоров устно или в приказе подведомственным чинам вплоть до генералов и гражданских чиновников соответствующих классов, право ареста штаб-офицеров на 14 и обер-офицеров на 30 суток, право снимать с должностей начальников подведомственных частей и право отказывать в назначениях и представлениях к званиям. Начальники губернских управлений и командиры дивизионов имели права коман­диров полков и могли объявлять замечания и выговоры устно и в приказе, подвергать аресту штаб-офицеров до трех и обер-офицеров до семи суток и входить с представлением по команде о служебном несоответствии подведомственных им чинов6.

Судебная реформа 1864 г. оказала существенное влияние и на функции жандармерии. Новые Судебные уставы о жандармах вообще не упоминали, и корпус оказался в нелепом положении, так как не было понятно каким нормативным актом регулируется его деятель­ность. Эта ситуация была исправлена 19 мая 1871 г. принятием "Правил о порядке действий чинов Корпуса жандармов по исследованию преступлений"7. Этот акт вводил жандармерию в число участников у головного процесса, предоставив ей право производства дознаний по государственным и уголовным преступлениям, причем жандармам вменялось в обязанность содействовать прокуратуре и полиции в обнаружении уголовных преступлений. Жандармы были обязаны сооб­щать в прокуратуру и полицию о всех замеченных преступлениях и проступках, подсудных общим судебным установлениям. В тех случаях, когда до прибытия полиции следы преступления могли уничтожиться, а подозреваемый скрыться, жандармы были обязаны принять меры к сохранению следов и задержанию подозреваемого. Прокурор имел право, с согласия начальника губернского жандармского управления, назначать жандарма для проведения дознания по уголовному преступ­лению, причем последний в таком случае действовал в полном объеме предоставленных законом прав, не стесняясь присутствием чинов общей полиции.

Специальный раздел Правил 19 мая 1871 г. определял порядок производства дознаний по государственным преступлениям, в ходе ко­торых жандармы имели право совершать ряд следственных действий -осмотры, освидетельствования, обыски и выемки.

Причин неэффективности полиции в годы правительственного кризиса 70-х - начала 80-х годов XIX в. было множество. Главной же из них, на наш взгляд, были недостатки в оперативно-розыскной дея­тельности, а точнее — ее негибкость и даже косность. Дело в том, что во второй половине XIX в. полиция продолжала искать врагов госу­дарства вблизи трона, прямо прозевав этап революционного движения, на котором в борьбу с самодержавием включились разночинцы. Образно говоря, агентурные сети были расставлены слишком высоко, и дичь проскальзывала под ними.


Случайные файлы

Файл
OBUCHEN.DOC
125562.rtf
138683.rtf
63507.rtf
116417.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.