Политическая и сословная организация Османской империи (58714)

Посмотреть архив целиком













Реферат по истории Турции

Политическая и сословная организация Османской империи



1 ПОЛИТИЧЕСКИЙ СТРОЙ ГОСУДАРСТВА


Политический строй Османской империи приковывал внимание европейских наблюдателей. Он подвергался описанию и анализу в трудах дипломатов и путешественников, философов и правоведов. Если для одних это была просто абсолютная монархия восточного типа, то для других, без сомнения, это был деспотический режим, как назвал его Макиавелли в знаменитом сочинении «Кушзь», написанном в 1513 г. Несмотря на различия, во всех характеристиках указывается, что власть султана абсолютна, вне зависимости от того, опирается ли она на закон и правосудие или представляет собой дикое самоуправство. Рассматривая те же реалии с другой стороны, можно утверждать, что подчинение подданных было абсолютным. Чиновники на местах целиком находились во власти повелителя и не способны были составить противовес всесильной власти последнего.

Согласиться полностью с такой трактовкой османской власти все-таки нельзя. Султан не мог действовать только по своей прихоти, не мог преступить незыблемых рамок коранического закона, шариата. Это и являлось основным препятствием для его «всемогущества», которое Монтескье не без преувеличения охарактеризовал как деспотизм. (О духе законов, 1748 г.).

Говоря шире, султан зависел от своего рода имперской идеологии, для которой исламская этика была лишь одной из составляющих. Он должен был воплощать собой достоинство, справедливость и щедрость, защищать подданных-мусульман и немусульман, вверенных ему Господом, от произвола властей предержащих, начиная с его собственных наместников. Ахмед I писал, например, в 1609 г. в своем полном упреков послании наместникам: «Вместо того, чтобы карать разбойников и иных смутьянов, вы берете с них подати и позволяете им творить злодеяния. При таком попустительстве они ведут себя дерзко, собираются в шайки, нападают на бедных крестьян, творят над ними насилие и обирают их. Их несчастные жертвы не знают покоя, и им ничего не остается, кроме бегства... Бесчисленные деревни покинуты и разграблены... До моего монаршего слуха дошло, что над крестьянами были совершены бесчинства... Между тем, если вас назначили правителями, то это для того, чтобы вы любили то, что предписано, и ненавидели то, что запрещено».

Султан никогда не ставил под сомнение правила, сложившиеся с незапамятных времен, и то, что стало признанным. Не могущий поддаться собственному капризу, он был связан паутиной норм и условностей, регулирующих его поведение, вплоть до собственных слов.

На практике широкие полномочия султана были делегированы непосредственно его представителям на местах: в центре государства — великому визирю и другим членам имперского Дивана, «опорам государства»; в провинциях— военным правителям, беям, паше и их помощникам. Между тем существует два главных принципа, ограничивающих возможность перехвата власти у султана его полномочными представителями. За исключением духовенства, улемов, имевших, благодаря служению Всевышнему, автономию и особый почитаемый статус, все чиновники и руководители считались рабами (кул) султана. Ему принадлежит и их жизнь, и их имущество.

Разделение компетенции и неуловимое равновесие между различными наместниками султана — другой принцип, позволяющий ему сохранять контроль над своими подчиненными и оставаться хозяином положения. На провинциальном уровне не счесть примеров тщательного разграничения власти юридически-административной и военной и соответствующей профессиональной иерархии.

Таким образом, мы видим, что картина «османского деспотизма», нарисованная многими европейцами, не так проста. На самом деле власть султана не так уж неограниченна и деспотична, как им казалось, а подданные султана не настолько лишены правовой защиты, как утверждалось.

Теоретически, все подданные султана были равны между собой, поскольку ислам, в принципе, не признает ни каст, ни аристократии. В положениях ислама нет ничего общего с разделением людей на патрициев и плебеев в Древнем Риме, ни с выделением класса дворянства в феодальной Европе, ни с предоставлением привилегий пэрам или баронам, которое процветало почти во всех христианских странах. Между тем, хотя и нет наследственных титулов, не говоря о султане, факты свидетельствуют о существовании крупных семей, династий на протяжении всей османской истории. Эти фамилии передают все атрибуты от отца к сыну, как, например, в династии Кёпрюлю, великих визирей конца XVII в., или образуют семейные поколения улемов и ученых, как в семье Карачелебизаде.

Если исламские нормы, с одной стороны, отвергают привилегии, то, с другой — напротив, допускают неравенство, даже настаивая на нем. Законом установлены и регламентируются два вида неравенства: мусульманина и немусульманина, господина и слуги.

В данной главе будут освещены следующие пять аспектов:

статус подданных,

институты и отправление власти,

правосудие,

финансы,

военная власть.


2 СТАТУС ЛИЧНОСТИ ПОДДАННЫХ


Подданные султана

Османская империя в период расцвета являет собой антипод государству-нации: речь идет об империи, состоящей из разнородных элементов. Территории отличаются большим разнообразием природных условий. Население состоит из множества этносов: турки, татары, арабы, персы, курды, цыгане, берберы, копты, греки, армяне, славяне, албанцы, венгры... Многочисленные религии живут здесь бок о бок: преобладает ислам суннитского толка, но шиизм и различные неортодоксальные верования присутствуют также. Христианство тоже представлено в разных формах: греческое православное, армянское, католическое... К иудаизму принадлежат романиоты, караиты, сефарды, ашкенази.

Но, пожалуй, больше, чем по этнической и религиозной принадлежности, подданные различаются скорее по правовой и идеологической, чем по социологической шкале, делясь на две категории: аскеры и реайя.

Аскеры: «солдаты» в широком смысле слова; сюда включаются не только собственно солдаты, но и, более широко, все служивое население государства (солдаты, чиновники, придворные чины), которые за свою службу освобождаются от налогов в обмен на их службу. Султан обладает всей полнотой власти над своим служивым населением и их имуществом. Хотя большинство из них сохраняло свои чины до своей естественной смерти и оставляло наследство согласно правилам Корана (по шариату), конфискация собственности, которая сопровождалась разжалованием, ссылкой, а то и смертной казнью, была часто применявшейся мерой наказания.

Реайя (в ед. ч. райя): буквально «пасомые», означает stricto sensu* сельские подданные (мусульмане или немусульмане), указанные в списках переписей как земледельцы. Это определение, хотя и верное, но не совсем точное, поскольку исключает горожан. Но есть более широкое определение, defacto, применявшееся в документации: «все производители «подданные султана», которые поддерживают государство уплатой налогов за свою работу». Эта категория включает в себя, таким образом, крестьян, горожан, кочевников, как мусульман, так и не мусульман; но не рабов. Она представляет собой политическую, а неэкономическую категорию, что объясняет сильное неравенство. В XV в. большинство богатых торговцев Бурсы относятся к реайя, так же, как и купцы из Алеппо и Каира в XV—XVII вв. Между тем в большинстве своем реайя состоят из крестьян со скромными доходами, если судить по описи их имущества. В от ношении своей личности, имущества, наследства они пользуются защитой просто по своему фискаль ному статусу (налогоплательщиков. — Прим. ред.).

Помимо налогов и трудовой повинности, реайя обязаны оказывать государству содействие в военном отношении, которое может иметь разные формы: служба гребцами на султанских галерах, поставка продовольствия, чрезвычайные денежные взносы. Султан может своими указами полностью или частично освобождать их от уплаты налогов в обмен на оказанные услуги (охрана опасных переходов, ремонт мостов, работа в шахтах и т.д.). Подданные, пожалованные таким указом, занимают промежуточное положение между аскерами и простыми реайя и называютя муаф ее мюслим реайя, т.е. реайя, «свободные и избавленные».

Для того чтобы турок мусульманин из реайя был принят на постоянную военную службу, необходимо, чтобы он доказал свою храбрость в походах и военных кампаниях, участвуя в них на добровольной основе (гепюллю), и получил тимар по имперскому указу.

Таким образом, можно отметить, что в Османской империи общественное положение подданных зависит от конкретно выполняемой службы и от возложенных функций в рамках государства. Согласно османской концепции государства, мир и согласие в обществе могут быть достигнуты, если каждый человек занимает свое место в той группе общества, к которой принадлежит. Отметим, что категория реайя была официально упразднена лишь в 1839 г. (по Гюль-ханейскому хатт- и шерифу). С тех пор все османские подданные получили равные права.

Немусульманское население

Османская империя, по определению, сложилась в результате объединения разнородных элементов; серьезные противоречия здесь (такова была эпоха) проявляются на религиозной основе при полном игнорировании культурных, языковых и, главное, этнических особенностей. Со второй половины XV в. османская администрация делила подданных немусульман на три больших религиозных группы:


Случайные файлы

Файл
11914.rtf
14066.rtf
15692-1.rtf
89956.rtf
22632.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.