Подготовка "левого" контрпереворота в Болгарии после поражения сентябрьского восстания 1923 г. (58691)

Посмотреть архив целиком

Министерство образования Республики Беларусь

Белорусский государственный университет

исторический факультет











Реферат на тему:

Подготовка «левого» контрпереворота в Болгарии после поражения сентябрьского восстания 1923 г.


Минск – 2007 г.


Список сокращений


БЗНС – Болгарский земледельческий народный союз

БКП – Болгарская коммунистическая партия

БКФ – Балканская коммунистическая федерация

БСФСР – Балканская советская федеративная социалистическая республика

ВМРО – Внутренняя македонская революционная организация

ВО – Военная организация

ЗК – Заграничный комитет

ЗП – Заграничное представительство

ИККИ – Исполнительный комитет Коммунистического Интернационала

ОГПУ – Объединенное государственное политическое управление

ПБ – Политбюро

РВС – Революционный военный совет

РККА – Рабоче-крестьянская Красная армия

РКП (б) – Российская коммунистическая партия (большевиков)

СССР – Союз советских социалистических республик

ЦК – Центральный комитет



После сентябрьского крестьянского восстания в Болгарии сложилась весьма интересная и специфическая политическая обстановка. В стране и за ее пределами существовало несколько политических сил, чьи планы относительно будущего устройства Болгарии вступали в прямое противоречие между собой. Дадим краткую характеристику этим политическим силам.

I. Политические силы в Болгарии:

I.1. Правительство А. Цанкова в Болгарии, пришедшее к власти в результате переворота 9 июня 1923 г. и представленное во внутриполитической жизни Болгарии партией Демократический сговор (более 100 тыс. членов в 1924 г.). На тот момент позиции правительства Цанкова были достаточно сильны, поскольку оно поддерживалось военными (Военная лига) и действовало в их интересах. Главной его целью было удержание власти в Болгарии.

I.2. БЗНС, потерпевший в ходе переворота 9 июня 1923 г. крупное поражение. В ходе переворота БЗНС утратил власть, многие видные члены партии, в том числе и ее лидер А. Стамболийский, были физически уничтожены или эмигрировали из страны1. После сентябрьского восстания БЗНС раскололся на правое и левое течения. Кроме того, существовало ЗП БЗНС в Праге (Р. Даскалов (убит 26 августа 1923 г.), Ал. Оббов, К Тодоров). И если внутреннее руководство БЗНС не предпринимало никаких решительных мер, то ЗП взяло курс возвращение БЗНС к власти в Болгарии.

I.3. БКП, представлявшая к нач. 20-х гг. XX в. значительную политическую силу (не менее 25 тыс. членов в 1923 г., плюс более 30 тыс. чел. в коммунистических профсоюзах). Партия поддерживала идею борьбы за БСФСР, лозунг самоопределения народов и ориентацию на социалистическую революцию. Однако при этом в нач. 1920-ых гг. БКП, став коминтерновской партией и приняв революционные лозунги, продолжала использовать в своих целях в основном агитационно-пропагандистские методы. После подавления крестьянского восстания 1923 г. в Вене из эмигрировавших коммунистов был образован ЗК БКП (Г. Димитров, В. Коларов). ЦК БКП в самой Болгарии возглавил Хр. Кабакчиев.

II. Политические силы за пределами Болгарии2:

II. 1. СССР, а также идущий в фарватере советской политики Коминтерн. ИККИ и советское правительство к этому времени ориентировались на осуществление мировой революции и установление диктатуры пролетариата и рассматривали Балканы как возможный очаг для разжигания этой революции. Отсюда происходили постоянные и активные попытки заставить БКП повести борьбу революционными методами и поднять вооруженное восстание (очень хорошо это видно на примере сентябрьского восстания 1923 г.). Необходимо отметить, что на внешний центр БКП (Димитров, Коларов) Советскию союз и Коминтерн имел большее влияние, чем на внутренний.

II. 2. Югославия. Югославское правительство было серьезно озабочено приходом после 9 июня 1923 г. к власти в Болгарии военных. Беспокоили ее и постоянные военные нападения отрядов автономистского крыла ВМРО, базировавшихся в Пиринском крае в Болгарии. Поэтому правительство Н. Пашича активно привлекало к себе болгарских эмигрантов (особенно БЗНС) и готово было сделать из Югославии плацдарм для вооруженной борьбы болгарской оппозиции с режимом Цанкова.

III. 3. Западноевропейские государства-члены Версальско-Вашингтонской системы, из которых особой активностью на Балканах отличалась Великобритания, заинтересованы были в сохранении на Балканах вообще и в Болгарии в частности спокойствия и в соблюдении условий послевоенных договоров.

В сложившейся ситуации ЗП БЗНС усиленно искало союзников в борьбе. В начале октября 1923 г. в местечке Лапово состоялась первая встреча Оббова и Тодорова с неле­гально пересекшими болгаро-югославскую границу Коларовым и Димитровым, на которой обсуждались планы совместной вооружен­ной борьбы. На встрече также поднимались вопросы о создании общего эмигрантского правительства и Революционного заграничного комитета. Повод для высту­пления эмиграции связывался с очередным возможным осложнени­ем взаимоотношений между Болгарией и Югославией, хотя такое развитие событий могло повлечь за собою вторжение вооруженных сил Югославии на болгарскую территорию.

Наиболее интересным моментов в этой ситуации является то, что еще совсем недавно БКП и БЗНС являлись врагами. Для коммунистов целью являлось, исходя из коминтерновских рекомен­даций, установление рабоче-крестьянского правительства, для ЗП БЗНС – восстановление самостоятельного правления БЗНС, о чем вначале открыто не говорилось.

В ноябре к сотрудничеству активно подключился К. Тодоров. 7 ноября 1923 г. в Вене произошла его встреча с Димитровым, на которой Тодоров предложил предпринять выступление в марте 1924 г., используя болгарских эмигрантов в Югославии и югославскую помощь: 30 тыс. винтовок, 200 пулеметов, 30 орудий и 2-3 самолета. После встречи Димитров попросил Коларова прощупать обстановку в Москве и запросить помощи у СССР.

Советское правительство потребовало, чтобы раньше, чем предостав­лять запрошенную материальную помощь, вопросы совместных действий были обсуждены на переговорах четырех сторон: предста­вителей обоих эмигрантских центров БКП и БЗНС и обоих их вну­тренних центров3. В Москву прибыли лишь представители эмигрантских центров (К. Тодоров и Ст. Цанов от БЗНС и Г. Ди­митров и В. Коларов от БКП). 20 февраля 1924 г. в результате встречи было подписано соглашение о подготовке нового вооруженного восстания. Поводом к нему должны были послужить возможные военные осложнения между Болгарией и Югославией, в этом случае предусматривалась возможная интервенция югославских войск в Болгарию. Характер будущего прави­тельства не фиксировался, но в ходе переговоров затрагивался воп­рос о распределении министерских постов между БКП и БЗНС. Важным моментом соглашения являлось упоминание о возможно­сти восстания в очень близкое время.

Данный план базировался, прежде всего, на учете напряженного состояния болгаро-югославских отно­шений – в течение полугода после прихода к власти правительства Цанкова они пережили три кризисных обострения, сопровождав­шихся концентрацией югославских войск на болгарской границе и угрозой их вторжения. В дека­бре 1923 г. министр иностранных дел Югославии М. Нинчич потребовал у правительства Цанкова пресечь действия македонских четников в Пиринском крае. К тому же в январе 1924 г. было заключено итало-югославское соглашение по вопросу о Фиуме. Таким образом, «западный фронт» Югославии был закрыт. Это давало ей возможность полностью сосредоточиться на восточном – на разреше­нии больного для нее вопроса о ВМРО. Кроме того, деятелям ЗП БЗНС удалось узнать, что на середину марта 1924 г. Югославия планировала против Болгарии некие меры военного характера.

Именно с этим временем и связывал свое выступление Оббов, делая при этом ставку, по всей видимости, на действия соб­ственными силами – без коммунистов. Неудовлетво­ренный условиями соглашения 20 февраля 1924 г., к тому же не получив от Москвы запрошенной финан­совой помощи, он вскоре прекратил связи с ЗК БКП. Планировалось провести восстание своими силами, подняв в начале население северо-западной пограничной области и вооружив его оружием, предоставленным Югославией.

На ухудшение болгаро-югославских отношений в это время рас­считывали и коммунисты. Волна слухов о предстоящем весной 1924 г. восстании в Македонии, подготовлен­ном якобы ВМРО, подпитывала и их представления о возможном скором вооруженном выступлении.

3 марта руководимый Димитровым Президиум БКФ, которая объединяла компартии Болга­рии, Югославии, Румынии и Греции и располагалась в Вене, предло­жил ЦК БКП в случае восстания или же попытки восстания в Ма­кедонии, которое сопровождалось бы военной интервенцией и окку­пацией части Болгарии со стороны Югославии, поднять трудящие­ся массы на восстание против режима Цанкова в целях образования рабоче-крестьянского правительства, освобождения страны от ок­купации и восстановления мирных отношений с соседними государ­ствами4. В заседании Президиума БКФ, принявшего это постанов­ление, участвовал представитель Коминтерна В.П. Милютин.

Однако планы БЗНС, как, впрочем, и БКП, были сорваны. Обеспокоившись сложившейся обстановкой, Белград выдвинул Софии ультиматум – по­ложить конец набегам ВМРО, пригрозив при этом вторжением территорию Болгарии. 3 марта 1924 г. правительство Цанкова провело ряд арестов автономистов. Югославские власти в свою очередь занялись перемещением болгарских эмигрантов подальше от приграничной зоны. Деятельность автономистской организации была частично парали­зована. 4 марта Милютин сообщил в Москву, что автономисты отложили намеченное выступление.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.