Период абсолютизма в России (58637)

Посмотреть архив целиком

Содержание


Введение 3

1. Истоки самодержавия 4

2. Начало императорского времени 6

3. Просвещённый абсолютизм 9

Заключение 12

Список литературы 13




Введение


Абсолютизм (абсолютная монархия), форма феодального государства, при которой монарху принадлежит неограниченная верховная власть. При абсолютизме государство достигает наивысшей степени централизации, создаются разветвленный бюрократический аппарат, постоянная армия и полиция; деятельность органов сословного представительства, как правило, прекращается. Расцвет абсолютизма в странах Западной Европы приходится на 17–18 века. В России абсолютизм существовал в 18 – начале 20 веков.

Народ не принимал никакого участия в государственных делах. Попытки вмешательства в политику самодержавия отдельных лиц или либерально настроенных групп общества немедленно пресекались. Знаменитый российский мыслитель середины XIX в. А.И. Герцен в связи с этим писал: «У нас лицо всегда было подавлено, поглощено… Свободное слово у нас всегда считалось за дерзость, самобытность – за крамолу; человек пропадал в государстве… Чем сильнее становилось государство, тем слабее лицо».

В данной работе мы рассмотрим абсолютизм в России.




1. Истоки самодержавия


С давних пор история российского абсолютизма вызывает много споров. Один из нерешённых вопросов – время его возникновения. Большинство историков признают, что предпосылки абсолютной монархии в России появились в обстановке острейшей политической борьбы второй половины XVI в. – в правление Ивана IV. Великий князь Иван Васильевич первым в истории России венчался на царство, сделав звание «царя всея Руси» официальным титулом главы государства. Иван IV использовал саму историю как инструмент в борьбе за единовластие. При нём было создано огромное по объёму историческое произведение «Лицевой летописный свод», основной идеей которого было обоснование исконности и закономерности русского «самодержавства». Неограниченная власть монарха более других государственных форм соответствовала политическим и экономическим условиям того времени. Опорой «государьской воли» Грозного стала опричнина (особая территория, где полновластие царя не знало никаких границ), значительно укрепившая централизованный административный и военный аппарат самодержавия. Иван IV понимал самодержавие как самовластие, о чём не раз высказывался: «Земля правится Божиим милосердием, а последнее нами, государи своими, а не воеводы и судьи», «Жаловать своих холопей мы вольны, а казнити вольны же».

Система единовластия Ивана Грозного получила своё продолжение в годы правления новой династии. В середине XVII в. царь Алексей Михайлович Романов предпринял дальнейшие шаги по ограничению сословно-представительных органов: всё реже стали созываться земские соборы (совещательный орган при государе; появился в середине XVI в.), угасала роль Боярской думы (аристократического совета при государе). В Соборном Уложении (своде законов) 1б49 г. её функции определялись так: «Сидети в палате и по государеву указу всякие дела делати». Влияние Боярской думы на большую политику было гораздо значительнее в XV–XVI вв.

Стремясь укрепить царскую власть, Алексей Михаилович объявил тягчайшим государственным преступлением даже умысел на здоровье, честь и жизнь монарха. Ответственность за антиправительственные преступления была законодательно закреплена в Уложении 1649 г., в составлении и утверждении которого участвовал сам царь. Правонарушения против государства, т.е. самодержца, назывались с той поры «словом и делом государевым». «Слово» – злонамеренность, «дело» – само злоумышленное действие. Преступников безжалостно карали смертной казнью, причём границы между «словом» и «делом» не существовало. Члены семьи «изменников», включая и малолетних детей, также подлежали лишению жизни, если они не доносили о заговоре, не пытались предотвратить «дело». Этот страшный и жестокий закон вызвал шквал доносов и нередко служил средством сведения личных счётов, несмотря на то что и доносителей часто подвергали пыткам: вдруг не всё об измене поведали!

Глубоко религиозный, Алексей Михайлович тем не менее не считал грехом вмешательство во внутренние дела Православной церкви. Один из его современников свидетельствовал: «У нас государь царь благочестивый. Ереси никоторые не любит. И во всей его государьской земле ереси нет. У печати сидят книги правят избранные люди и безпрестанно над тем делом следят. А над теми людьми надзирают по государеву указу кому государь укажет».

При Тишайшем, как называли самодержца, произошло окончательное закрепощение крестьян.

«Вполне самодержавный властелин», по определению выдающегося русского историка В.О. Ключевского (1841–1911), Алексей Михайлович имел «беспредельную власть… над народом», его преобразования в области внутренней и внешней политики сформировали основы российского абсолютизма. Его старшие дети продолжили отцовские реформы. Фёдор Алексеевич (1676–1682 гг.) уничтожил местничество (древнюю наследственную служебную лестницу дворянства); пытался создать государственную систему социального призрения и благотворительности; опираясь на опыт «еуропских стран», готовил реформы в области финансов, а также науки и образования.


2. Начало императорского времени


Однако самый серьёзный вклад в развитие абсолютизма как системы внёс Пётр I. В 1721 г. сенат присвоил ему титул императора, и Россия стала именоваться империей. Пётр сосредоточил в своих руках всю полноту власти, отстранив от участия в государственных делах и патриарха (главу Русской Православной церкви), и Боярскую думу, которые могли так или иначе противодействовать единовластию царя. Во времена его правления абсолютная монархия впервые получила законодательное оформление. В Воинском уставе 1716 г. один из артикулов (от лат. articulus – «статья») гласил: «Его величество есть самовластный монарх, который никому на свете о своих делах ответу дать не должен, но силу и власть имеет свои государства и земли, яко христианский государь, по своей воле и благомнению, управлять». А в Духовном регламенте 1721 г. для Церкви было записано: «Император всероссийский есть монарх самодержавный и неограниченный. Повиноваться его верховной власти не токмо за страх, но и за совесть сам Бог повелевает».

Пётр Великий много внимания уделял общественному мнению. По высочайшему указанию издавались переводы иностранных книг и составлялись произведения отечественных мыслителей о целесообразности и закономерности неограниченной монархии, укрепления империи, борьбы с несогласными. Трактат «Правда воли монаршей», написанный Феофаном Прокоповичем, напечатали в десятках тысяч экземпляров и распространили среди грамотного населения. В «Правде» доказывалось, что абсолютная верховная власть дарована императору свыше для блага подданных и отечества, а все его деяния оправданы, кроме «вредных».

Стремясь ввести Россию в семью европейских государств, Пётр и его сподвижники укрепляли её могущество, расширяли территорию, добивались выхода к Балтийскому и южным морям. Для успеха в военных баталиях нужны были новая, хорошо вооружённая регулярная (постоянная) армия и сильный флот. Для их строительства и содержания требовались огромные средства, которые выкачивали из населения с помощью государственной системы налогов. Абсолютизм оказался весьма «дорогим» государственным строем.

В.О. Ключевский писал о Петре I: «Вся преобразовательная его деятельность направлялась мыслью о необходимости и всемогуществе властного принуждения; он надеялся только силой навязать народу недостающие ему блага и, следовательно, верил в возможность своротить народную жизнь с её исторического русла и вогнать в новые берега»,

Известные дикие нравы Петровской эпохи и самого императора во многом были следствием его убеждения, будто людей можно образумить только «жесточью». Пётр говаривал: «Правды в людях мало, а коварства много». Не удивляет создание разветвленной системы полицейских органов, в том числе для специального расследования политических преступлений. По словам Ключевского, «страшные казни грозили всякому, кто хоть тайно, хоть наедине или во хмелю задумался бы: к добру ли ведёт нас царь, и не напрасны ли все эти муки, не приведут ли они к мукам злейшим на многие сотни лет? Но думать, даже чувствовать что-либо, кроме покорности, было воспрещено».

Абсолютная монархия не могла обойтись без укрепления экономического могущества страны. Развитие государства не мыслилось без промышленного прогресса, строительства мануфактур, развития горнозаводского дела. Пётр поощрял предпринимательство и торговлю, те отрасли сельского хозяйства, которые обеспечивали сырьём промышленность, армию и флот. По заданию императора учёные и сановники занимались картографией, поисками и описанием месторождений полезных ископаемых, изучали водные богатства империи.

Власть была инициатором открытия учебных заведений, Академии наук, музеев и библиотек. Появились новые для России учреждения социальной помощи: инвалидные дома, госпитали для «зазорных младенцев» (незаконнорождённых и подкидышей), военные госпитали, приюты для русских солдат, вернувшихся из плена, и для «немцев» (как тогда называли помимо самих немцев ещё и шведов, голландцев и некоторых других европейцев).

Пётр Великий, который «уздой железной Россию поднял на дыбы», как писал А.С. Пушкин, сумел с помощью соратников всемерно укрепить своё «абсолютство» во внутренней и внешней политике, превзойдя на этом пути всех своих предшественников. Недаром революционер Николай Шелгунов говорил: «Мне совсем не нравится Пётр как царь, но я преклоняюсь перед ним как перед диктатором. В чём была сила его? В том, что он разбил старые формы Московской Руси и ускорил естественный ход вещей, в двадцать лет сделав то, что московские цари тяпали да ляпали целых двести».


Случайные файлы

Файл
95382.rtf
126182.rtf
PDA-0214.DOC
95565.doc
79491.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.