Первая гражданская война английской революции и ее итоги (58581)

Посмотреть архив целиком







Реферат на тему:

«ПЕРВАЯ ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА АНГЛИЙСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ И ЕЁ ИТОГИ»





















2008.


Как правило, ученые-историки первую граждан­скую войну (1642—1646) делят на два этапа:

1) с 1642 до лета 1644 г., когда парламент преиму­щественно занимал оборонительную позицию, а воен­ная инициатива находилась в основном в руках ко­роля;

2) с лета 1644 по 1646 г., когда инициатива в воен­ных действиях была полностью на стороне парла­мента.

Первое крупное сражение парламентских сил «круглоголовых» с «кавалерами» произошло 23 ок­тября 1642 г. при Эджгилле. Парламентское ополче­ние было близко к тому, чтобы нанести поражение королевским вооруженным силам, однако главноко­мандующий парламентской армией граф Эссекс наме­ренно давал возможность роялистам выходить из боя без значительных потерь. Он проявил явное нежела­ние нанести королю решительный удар, хотя для этого имелись все возможности. В результате король укре­пился в Оксфорде — всего в 50 милях от Лондона.

В этом же сражении было обнаружено превосход­ство роялистов в решающем тогда роде войск — кавалерии.

А вот как описывали сражение при Эджгилле его очевидцы, приверженцы короля «В субботу, 23 октября 1642 г., его величество дал приказ потребовать сдачи Бенбери и в случае отказа осадить этот город с 4000 пехотинцев и 4 пушками. Но в этот вечер было принесено известие, что мятежники решили оставить город; однако это не было настолько достоверно, чтобы вызвать какое-либо изменение прежних приказов. Но в воскресенье в 3 часа утра поступило определенное сообщение, что туда направ­ляется со всей поспешностью вся армия мятежников, которая расположилась в Кейнтоне в трех милях от Эджгилла. Вследствие этого король дал немедленный приказ всей своей армии со всей поспешностью дви­нуться к Эджгиллу, находившемуся в 4 милях от бли­жайшего расположения (королевского войска)... Как только мы вступили на вершину Эджгилла, с которой открывается вид на Кейнтон, мы увидели армию мя­тежников, которая строилась в ряды и приводила себя в боевой порядок. Вслед за этим королевская конница спустилась с горы и привела себя в боевой порядок; так же сделала и пехота, получив приказа­ние сойти к подножию горы; но прежде чем это было сделано, и прибыла королевская артиллерия, было уже больше двух часов пополудни...

Артиллерия обеих сторон работала очень энергич­но; первыми открыли огонь мятежники. Стычка нача­лась между двумя крыльями конницы; конница мя­тежников не выдержала нашего нападения и четверти часа и обратилась в бегство; наши люди преследовали и истребляли противника на расстоянии трех миль... В то время, как это происходило, пехота противника в центре встретилась с полками королевской гвардии и предприняла на них атаку. У нас был при этом за­хвачен королевский штандарт (его знаменосец был убит) и были взяты в плен лорд Уиллогби и его отец... После того, как левая сторона нашей пехоты была приведена в расстройство, поколебалась и остальная часть армии. К этому времени правое крыло нашей конницы возвратилось с преследования мятежников, будучи в некотором беспорядке после этого пресле­дования... Наша конница остановилась, быстро при­вела себя в порядок и двинулась вперед... К этому времени стало так темно, что наше главное командо­вание не решилось предпринять атаку из боязни при­нять друзей за врагов. Мы отступили на вершину холма, откуда пришли, вследствие преимущества этого места: мятежники — в деревню, где они стояли в предшествующую ночь...

Мятежники потеряли в сражении свыше 70 человек офицерского состава — корнетов и офицеров; мы по­теряли 16 офицеров, но ни одного корнета. Наша конница вернула обратно не только штандарт, но и несколько наших офицеров. Число убитых с обеих сторон точно неизвестно, но несомненно, что мы убили пять на одного...

На следующий день после сражения граф Эссекс, найдя свою армию крайне ослабленной и потерявшей мужество вследствие сильного удара, который она получила от армии его величества, уехал в замок Уорвик. В ту же ночь остальная часть его сил также частным порядком направилась туда же в сильно расстроенном виде. Получив об этом известие, принц "уперт на следующее утро предпринял их преследо­вание, но они все вошли в Уорвик или рассеялись, прежде чем он их настиг. Однако его высочество взял 55 подвод и экипажей мятежников, нагруженных амуницией, медикаментами и прочей поклажей, часть которых он увез, а остальное сжег...».

Главной причиной слабости парламентской армии было то, что она состояла преимущественно из наемников, которые за деньги были готовы служить кому угодно.

Это понял Оливер Кромвель, сражавшийся под Эджгиллем во главе им самим набранного отряда в несколько десятков крестьян-кавалеристов.

Кромвель говорил в те дни полковнику парламент­ской армии Гемпдену: «Ваши отряды состоят большей частью из старых, дряхлых военных служак и пьяниц, а их (т. е. королевские) отряды — из сыновей джентль­менов... Неужели вы думаете, что эти низкие и подлые люди когда-либо будут в состоянии померяться си­лами с джентльменами?»

Кромвель утверждал, что без революционного воодушевления войск парламент не сможет одержать решающей победы, и в этом с ним нельзя было не согласиться.

Если же говорить об отношении к этой граждан­ской войне пресвитериан, то его достаточно красноре­чиво характеризует письмо парламентского генерала Уоллера к роялисту Хоптону, которое было написано накануне предстоящего между ними сражения.

«Мое расположение к вам,— говорилось в письме пресвитерианского военачальника,— остается столь неизменным, что даже линия фронта не может pазрушить мои дружественные чувства к вам. Великий бог ведает, с каким отвращением я шел на эту службу и с какой ненавистью я смотрю на эту войну без врага».

Конечно, настроения подобные этому, не могли не отражаться пагубно на состоянии парламентских войск. В конечном итоге они могли привести к гибели дело революции.

Действительно, уже к лету 1643 г. положение пар­ламента приблизилось к критической черте. Парла­ментская армия Эссекса, с трудом продвигаясь к Оксфорду, резиденции короля, таяла на глазах от дезертирства и эпидемий.

В то же время король Карл I продолжал наращи­вать свои силы. Уехавшая в 1642 г. во Францию, ко­ролева возвратилась обратно с людьми, снаряже­нием и значительными денежными суммами. Парла­ментская армия Уоллера, которая блокировала роя­листов на Западе, оказалась почти полностью уничто­женной.

26 июля 1643 г. роялисты заняли второй по ве­личине порт Англии — Бристоль.

На Севере армии короля удалось нанести круп­ное поражение парламентским силам, находившимся под командованием Фердинанда и Томаса Ферфаксов. В руках «кавалеров» оказался весь Йоркшир.

К осени 1643 г. у короля созрел план концентри­ческой атаки Лондона с трех направлений. Так, с се­вера должна была наступать армия герцога Ньюкас-ля, в центре — войска, которыми командовал племян­ник короля принц Руперт, а с запада — корнуолль-ские отряды.

В это время во многом решалась судьба револю­ции. И тут в который раз на помощь пришли народные массы. Лондонская милиция, которая состояла в основном из столичного плебса, с невероятной быст­ротой проделала марш через все королевство на за­пад, придя на помощь осажденному роялистами Глостеру. Город был спасен.

25 октября, на обратном пути в битве при Ньюбери стойкие ополченцы смогли выстоять перед роялист­ской кавалерией под началом принца Руперта, в то время как парламентская кавалерия была сметена ее сокрушительным ударом.

«Около этого времени,— писал современник,— судьба парламента казалась столь печальной вслед­ствие огромных потерь как на западе, так и на севере и вследствие большой убыли армии его превосходи­тельства от болезней, что ничто, кроме благословения божьего, не могло выправить ее... Глостер подвергал­ся осаде большой и храброй армии. Его превосходи­тельство находился в это время в 80 милях оттуда с истощенной и почти ничтожной армией; каждый день приходили ложные известия, что город взят, чтобы ли­шить его мужества идти к нему на помощь... Мы по­шли в Ньюбери, и когда приблизились на расстояние Двух миль от города, то могли рассмотреть на холме силы противника; вся их армия, предупредив нас, вошла в Ньюбери и завладела городом. Но на сле­дующий день с рассветом был дан приказ, чтобы мы шли на холм вблизи Ньюбери, называемый Бигмхилл. Когда его превосходительство увидал, что эта верши­на занята уже войсками неприятеля, он предпринял яростную атаку на него во главе своего полка, выбил противника с холма и удержал его весь день, скорее расширяя, чем утрачивая свои позиции. Около этого времени подошли два лондонских полка городского ополчения, которые с бесстрашной решимостью про­тивостояли атакам конницы и пехоты».

В этой битве было захвачено три знамени королев­ской армии. Одно из них представляло из себя арфу с королевской короной, на другом был изображен ангел с пылающим мечом, поражающий дракона, и надпись: «Никто, кроме Бога». На третьем было французское изречение: «Мужество во имя дела».

С наступлением ночи конница и пехота короля выстроились, готовые в любой момент начать атаку. Готовилась к бою и артиллерия. Однако под утро король отступил.

В то же время в так называемой Восточной ассо­циации (объединение пяти восточных графств — Норфолка, Сеффолка, Эссекса, Кембриджа, Герт-форда, возникшее в конце 1642 г.) в схватках с «кава­лерами» отличились йомены-кавалеристы, которых возглавлял Кромвель. 11 октября 1643 г. они одержа­ли значительную победу в сражении под Уинсби, сначала отразив угрозу вторжения «кавалеров» в пределы ассоциации, а затем перейдя в наступление, в результате чего от роялистов вскоре был освобожден весь Линкольншир.


Случайные файлы

Файл
101568.rtf
93599.rtf
123465.rtf
112495.rtf
15477.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.