Отступление наваррцев в Элиду. Упадок каталанской компании (58534)

Посмотреть архив целиком

Отступление наваррцев в Элиду. Упадок каталанской компании


Отъезд Рокаберти в Грецию замедлился как потому, что в Испании нелегко было обойтись без этого выдающегося государственного человека, так и потому, что дорогостоящее снаряжение его галер велось с большим нерадением. Афинские и салонские послы давно уже возвратились на родину, а Рокаберти весной 1381 года все еще был в Каталонии. Педро известил о скором приезде вице-короля знатных лиц и общины, неопатрейских синдиков, салонских кастеллянов, графа Митру и албанцев, состоящих на его службе, Хофре Зарровиру, Людовика Фадрике, которому он приказал передать неопатрейскую крепость виконту Рокаберти и принять его отряд в свои укрепления.

Задача, принятая на себя виконтом в этой чужой стране, была очень нелегка: ему предстояло восстановить совершенно расстроенное государство под властью новой Арагонской династии и изгнать наваррцев, которые, правда, очистили Аттику, но держались еще в крепостях Беотии. Король Педро повелел ему успокоить страну всеобщей амнистией, которая должна быть дарована всем жителям. Изменившим отпрыскам рода Фадрике на Эгине возвращаются их поместья, но владельцем этого острова останется пожизненно Людовик Фадрике.

Для победы над наваррцами Педро старался снискать дружбу всех влиятельных больших и малых государств. Вступив в союз с бывшим греческим императором Матвеем Кантакузеном, теперь деспотом Мизитры, он поручил его покровительству свое герцогство Он поручил Рокаберти завязать дружественные сношения с Нерио Аччьяйоли и его тестем Сарацено на Эвбее, с венецианским байльи в Негропонте, с Магдаленой Бондельмонти, вдовой Леонардо I Токко Кефалонийского, с архиепископом Павлом Фоскари Патрасским и гроссмейстером Эредиа в Морее Все эти владетельные лица одинаково видели в наваррской банде врага; Венецианская республика особенно не могла допустить укрепления наваррцев в Беотии, откуда они уже после первых своих завоеваний намеревались напасть на Эвбею. Только из-за своей войны с Генуей Венеция не могла выступить с достаточной энергией против наемников. Педро IV требовал, чтобы негропонтский байльи, Панталеоне Барбо, оказал помощь его викарию Рокаберти и воспрепятствовал маркграфу бодоницкому, герцогу Архипелага и другим вассалам Венеции войти в соглашение с наваррцами Этого он добился. Но самой сильной его опорой был тогдашний повелитель Морей гроссмейстер Эредиа. Если еще в сентябре 1380 года король жаловался ему, что иоанниты притесняют жителей герцогства, то теперь он мог призвать его на помощь против общего врага

Наконец виконт с четырьмя галерами отплыл от берегов Испании и весной или осенью 1381 года прибыл в Афины, где принят со всякими почестями. Здесь он нашел в должности кастелляна

Акрополя Ромео де Беларбре и бывшего викария Кальцерана де Перальта, который уже освободился от плена и, согласно приказу короля, передал новому регйдору (правителю) крепость и город. Таким образом Афины снова стали главным городом герцогства, между тем как Фивы все еще оставались в руках наваррцев. Эта банда держалась еще некоторое время в Ливадии и других бео-тийских городах, хотя, как видно, потеряв надежду на завоевание герцогства для де Бо, она еще до прибытия Рокаберти передвинулась главной своей массой под предводительством Майотто де Кокерель в Морею в расчете овладеть этой страной для своего хозяина. Гроссмейстер Эредиа и его рыцари должны были отступить. Наваррцы же, следуя примеру каталанцев, основали в Эли-де военное государство. Столицей они избрали порт Зонклон, вблизи древнего Пилоса, с крепостью Наварином

Войска, которые Рокаберти привел с собой, были недостаточны для того, чтобы преодолеть остававшиеся в Фивах и Ливадии наваррские гарнизоны Силы герцогства были совершенно истощены, Аттика и Беотия так опустошены и так обезлюдели, что король приказал поселить там греков и албанцев, освободив поселенцев на два года от налогов. Имущественные отношения вследствие нашествия наваррцев, бегства жителей и внутренних раздоров были в совершенном беспорядке. Все это предстояло упорядочить новому правительству. Если оно и должно было только применять уже существующие законы и установления, то Каталанское государство было все-таки раздроблено на большие и малые феодальные владения, с которыми арагонской короне пришлось заключать отдельные договоры.

В ленном регистре из канцелярии Педро IV перечислены важнейшие феодалы испанского герцогства Афины. Вот они:

«Дон Людовик Фадрике де Арагон, граф Сола и владетель Цейтуна.

Граф Митра, имеющий 1550 албанских наемников и, как вассал Арагонии, носящий королевское знамя.

Маркграф бодоницский, ежегодно поставляющий генеральному викарию четырех рыцарей в полном вооружении.

Рыцарь Хофре де Заровира.

Андреа Заваль, капитан неопатрейский.

Фома Депу, зять Рожера Лориа.

Мисили (т. е. Мелиссенос) де Новелле, владетель замка Эста-ньоль.

Гальцеран Пюигпарадин и его брат Франческо, владетели Карденицы и Каландри (Аталанте). Антонио де Лориа и брат его Рожер.

Рожер де Лориа и брат его Николай, сыновья Хуана де Лориа.

Вильгельм Фустер. Вильгельм де Вита.

Педро де Баллестер, владетель Кабрены и Патриции Беренгар де Родайа и другие знатные мужи города Аф ин. Петруцо Хуанес, сын рыцаря Гонсальво Хуанеса. Рыцарь Андреа».

Кроме маркграфа бодоницского, происходившего из венецианского рода Джиорджи, самого сомнительного из всех арагонских вассалов, и графа Митра, в этом списке имеются лишь две старые каталанские фамилии, действительно выдающиеся — Фадрике и Лориа. Все остальные — владельцы небольших замков или их ка-стелляны.

Людовик Фадрике, передав звание генерального викария виконту, удалился в свое графство Салону. Здесь он умер во второй половине 1382 года. С ним исчез последний выдающийся человек каталанских Афин и угас его славный род. От супруги своей Елены Кантакузен он имел лишь одну дочь Марию, наследницу Салоны и Цейтуна. Судьба графства, важнейшего лены в герцогстве, зависела таким образом от брака этой девушки. Виконт Рокабер-ти желал сделать Салону достоянием своего рода и таким образом доставить ему главенство, которым пользовались Фадрике. Еще при жизни дона Людовика он просил руки Марии для сына своего Бернадуха, и молодые люди были действительно помолвлены с согласия короля Педро. И вот, когда Елена сообщила королю о смерти мужа, поручая его покровительству свою страну и права своей дочери, он обещал исполнить ее просьбу и утвердил за наследницей замок Сидерокастрон, но под условием, чтобы она вышла замуж за сына Рокаберти

Самого виконта в это время уже не было в Греции. Это было повторением того же невнимания к значению наместника в герцогстве, которое так было пагубно во времена частых отлучек Монка-ды. Педро IV нуждался в услугах Рокаберти в Испании и в разбитой на партии Сицилии, управление которой он в 1380 году поручил своему второму сыну, Мартину, графу Эксерика и Луна. А здесь предметом соперничества баронов и иноземных государей, добивавшихся ее руки, была инфанта Мария, наследница Фредерика III. Юной принцессе, законной королеве Сицилии и герцогине афинской, грозила судьба несчастной Матильды Геннегау. Первоначально она была поручена покровительству великого юс-тициария дона Артале де Алагона, графа Мистретта, который по завещанию Фредерика был назначен генеральным викарием Сицилии и опекуном Марии

Но в 1379 г. Вильгельм Рамон Монкада, граф Агоста, один из приверженцев Педро, похитил инфанту и увез ее в замок Агосту, который вслед затем осадил Артале. Рокаберти оставил Афины до лета 1382 года, передав свою должность рыцарю Рамону де Вилланова. Со своими четыремя галерами он отплыл сперва в Сиракузы и, подкрепившись в Сардинии, возвратился в Сицилию. Здесь он заставил Артале отступить от Агосты, откуда он взял инфанту с собой в Кальяри. Впоследствии король Педро женил на ней своего внука Мартина.

Как видно, после отъезда Рокаберти Рамону де Вилланову удалось окончательно водворить мир в герцогстве Афинском и освободить его от последних остатков неприятельских войск. Очистив Фивы и Ливадию, наваррцы направили все силы на создание своего государства в Элиде. Условия времени были для этого весьма благоприятны. Распадение неаполитанской монархии давало им возможность завоевать большую часть Ахайи. Королева Иоанна 2 мая 1382 года была умерщвлена по приказанию Карла III Дураццо, а этот новый неаполитанский король имел более важные заботы, чем освобождение Морей от этой банды наемников. В июле 1383 года умер также Иаков де Бо, последний франкский государь, носивший титул греческого императора. Своим наследником он назначил Людовика Анжуйского из дома Валуа; но и этот принц вскоре умер, и таким образом окончилось господство франков в Морее.

Теперь Майотто де Кокерель, бывший байльи дома де Бо, не имел над собой никакой власти; поэтому он завладел вместе со своими солдатами этой чужой землей, так же, как это когда-то сделали каталанцы с Аттикой и Беотией. Как последние опирались на связь с королевской Арагонской династией, так и наварр-ские наемники могли бы найти в короле наваррском некоторую опору, если бы он был могущественным государем. Но они отрешились от связи с родиной; их глава, Майотто, продолжал основывать свою узурпированную в Морее власть на прежнем законном своем титуле. Он именовал себя императорским байльи княжества Ахайского и города Лепанто, а следующие за ним по значению начальники, Пьетро Бур до де С. Суперан и Берардо Варвасса, присвоили себе зйание императорских капитанов того же княжества. Таким образом наваррцы заняли прежнее место французского ленного дворянства, а также захватили ахайские поместья Аччьяйоли.


Случайные файлы

Файл
181405.rtf
169193.rtf
19666-1.rtf
129983.rtf
24954-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.