Общественно-политическое движение в Украине в начале ХХ века (1900-1914 гг.) (58352)

Посмотреть архив целиком













История

Тема: Общественно-политическое движение в Украине в начале ХХ века (1900-1914 гг.)


План


Введение

1. Возникновение политических партий на Надднепрянщине, социальные движения

2. Активизация политической жизни и рост независимых настроений на западноукраинских землях

Заключение

Литература


Введение


Развитие капитализма породило новый общественный класс - промышленный пролетариат, который был лишен частной собственности на орудия производства. Пролетариат Украины формировался и развивался как часть общероссийского рабочего класса. В его составе было много работников из центральных районов России, которые имели значительный опыт революционной борьбы.

В начале ХХ века развязанная первая мировая война принесла украинскому народу разорение и обострение экономического и политического кризиса как на территориях, находящихся в составе России так и на территориях Восточной Галиции, Северной Буковины и частично Закарпатья. В результате происходит рост общественной активности рабочих масс, происходит развитие различных общественно-политических течений, которые во многом определяли политические события того времени.


1. Возникновение политических партий на Надднепрянщине, социальные движения


Социальные движения:

развитие стачечного движения как следствие углубления социального кризиса;

деятельность в Украине общероссийских политических партий;

создание украинских политических партий;

влияние революции 1905-1907гг. на становление политических сил Украины.

Экономический кризис привел к разорению множества мелких и средних предприятий, росту безработицы и образованию крупных монополистических объединений. Обострились отношения между трудом и капиталом, активизировалась деятельность нелегальных политических организаций, выступавших за свержение царского самодержавия и установление демократической республики. В период кризиса произошли крупные забастовки рабочих в Петербурге, Москве, Харькове, Ростове-на-Дону, Екатеринославе, Одессе и других городах.

В целом можно констатировать, что к началу 1905 г. в обществе назрели как объективные, так и субъективные предпосылки для революции. Нерешенность аграрной проблемы, усиление эксплуатации рабочего класса, объективная заинтересованность буржуазии в привлечении ее к решению важнейших государственных проблем, национальный гнет, отсутствие демократических свобод, поражение царизма в русско-японской войне и пропагандистская деятельность нелегальных политических партий создали благоприятную почву для мощного социального взрыва.

Началом первой в России буржуазно-демократической революции стали события 9 января 1905 г. в Петербурге. В тот воскресный день (его назовут "кровавым воскресеньем") царские войска расстреляли у Зимнего дворца 150-тысячную мирную рабочую демонстрацию, участники которой пытались передать Николаю II петицию о своих нуждах (рабочие еще верили в "доброго царя-батюшку"). Известие о гибели 1200 рабочих и ранении 5 тыс. человек быстро облетело всю страну и вызвало бурю возмущения. Уже в январе в России бастовали 440 тыс. человек, тогда как в предшествующий период в забастовках участвовало примерно 43 тыс. человек в год. Первая фаза революции (январь-октябрь 1905 г) была временем нарастания массовых выступлений, усиления их политического характера; политизации народных масс; активизации процесса самоорганизации общества (образования новых политических партий, советов рабочих и солдатских депутатов, профсоюзов и т.д.); расширения волнений в армии, на флоте и в деревне; переплетения и взаимовлияния рабочего, крестьянского и национально-освободительного движения.

Хотя по своему характеру (по целям и задачам) первая российская революция была буржуазно-демократической, ее главной особенностью стало то, что руководящую роль в ней играла не буржуазия, а пролетариат. По преобладавшим методам борьбы (политическая стачка, вооруженное восстание рабочих) революция имела пролетарскую "окраску". В то же время участие в ней широких масс крестьянства, требовавших отмены выкупных платежей и решения аграрного вопроса, придавали революции явно выраженные крестьянские черты. Наконец, вовлечение в революционные баталии представителей национальных окраин, добивавшихся автономии в составе России, позволяет усматривать в этих событиях признаки национально-освободительного движения.

Со второй половины января по март 1905 г. забастовочное движение охватило предприятия Бахмутского, Славяносербского и Мариупольского уездов Екатеринославской губернии, а также Таганрогского и Черкасского округов Области Войска Донского, юга Изюмского и Богодуховского уездов Харьковской губернии. В Донбассе в забастовочном движении участвовало 53,6% шахтеров и 91,4% металлистов. В апреле - августе 1905 г. на Украине произошло более 300 стачек, в которых участвовали свыше 110 тыс. рабочих. Особенно массовыми были майские забастовки трудящихся. В Варшаве, Лодзи, Одессе, Риге и других городах дело дошло до вооруженных столкновений между рабочими и царскими войсками. В июне волнения перекинулись в деревню и на флот. Крестьянские бунты были отмечены в 64 из 94 украинских уездов. На Черноморском флоте 14 - 25 июня вспыхнуло восстание на броненосце "Потёмкин", матросы которого расправились с офицерским составом и подняли на мачте красный флаг. Поскольку восстание на "Потемкине" не было поддержано другими кораблями Черноморского флота, броненосец вынужден был уйти в румынский порт Констанца и там сдаться местным властям. [1, с.110]

Широкий резонанс имела октябрьская всероссийская политическая стачка, ставшая кульминацией революции. В одной из листовок Луганской организации РСДРП было написано: "И весь мир увидел невиданное событие. Не идут поезда, не трещит телеграф, не гудит телефонная проволока, не шумят машины, не дымят фабричные трубы, не сияет на улице электричество. Всё замерло. То рабочий восстал, то мускулистый кулак грозит всем живодерам, всем самодержцам".

Октябрьская стачка парализовала действия правительства, расстроила всю хозяйственную жизнь страны, Под натиском революционных масс царь Николай II 17 октября 1905 г. издал Манифест, в котором обещал народу политические свободы: неприкосновенность личности, свободу совести, слова, собраний и союзов. Правительство пообещало созвать законодательную Государственную думу, избираемую всеми слоями общества. Появление этого документа имело очень важные последствия. Манифест 17 октября значительно расширил границы легальной политической и культурной деятельности, заметно ее оживил и разнообразил. Свобода печати дала толчок появлению первых украиноязычных газет и журналов. Активизировался процесс массовой самоорганизации общества: начали возникать партии, советы, кооперативы и т.д.

В период подъема революции в стране стали быстро возникать и распространяться такие массовые пролетарские организации как профсоюзы. Профсоюзное движение приобрело массовый характер в 1906г.

Поскольку начало ХХ века ознаменовалось активизацией крестьянского движения на Украине, возглавить крестьянское движение по всей Российской империи, в том числе и на Украине попыталась созданная в 1901-1902гг. общероссийская партия национал-революционеров (эсеров). Она считала себя прямой наследницей народнического движения на Украине и отстаивала идею "общинного социализма", т.е. общественного обустройства на основе федерации независимых крестьянских общин. Эсеры были приверженцами применения тактики индивидуального террора против царских сановников, проведения "социализации земли" путем передачи ее в полное распоряжение крестьянских общин, которые должны были распределить ее по уравнительно-трудовому принципу. [2, с.38]

Активизировался процесс массовой самоорганизации общества: начали возникать партии, советы, профсоюзы, кооперативы и т.д. Возросла численность левых партий и организаций: российской партии эсеров (социалистов-революционеров), анархистов, анархо-синдикалистов, а также большевиков и меньшевиков.

В 1901 г. различные эсеровские группы слились в Партию социалистов-революционеров России, о чем официально было объявлено в газете "Революционная Россия" в январе 1902 г. В канун революции 1905-1907 гг. эта партия имела на Украине свои филиалы в 10 городах (Киеве, Полтаве, Харькове, Екатеринославе, Чернигове, Волынске, Бердичеве, Елисаветграде, Одессе и Николаеве). В ходе революции количество эсеровских организаций на Украине значительно возросло; одновременно выросло и число членов этой партии (с 1260 до 25 тыс. человек). В 1907 г. образовалась отдельная Украинская партия социалистов-революционеров (УПСР).

Программа эсеров включала в себя следующие положения:

осуществление социальной революции установление демократической республики, создание справедливого социалистического общества;

уничтожение национального гнета, установление равенства всех национальностей и предоставление нациям права на самоопределение; признание в качестве неотъемлемых прав граждан свободы совести, слова, печати, собраний, союзов, стачек, неприкосновенности личности и жилища, всеобщего и равного избирательного права для всех граждан, достигших 20-летнего возраста; обобществление труда, собственности и всего хозяйства;

"социализация" земли, т, е. изъятие земли из товарного оборота и передача ее в общенародное достояние без выкупа; уравнительно-трудовое пользование землей с уплатой ренты, идущей на общественные нужды.

Эсеры применяли различные формы классовой борьбы, включая и индивидуальный террор. Последний рассматривался в качестве "возбудителя" революционной активности масс, а также средства устрашения царского правительства и дезорганизации его работы.

В отличие от эсеров и анархистов, социал-демократы (большевики и меньшевики) были противниками тактики индивидуального террора; они выступали за массовые революционные действия пролетариата, справедливо полагая, (что только таким образом можно разрушить существующий монархический строй и установить демократическую республику. По различным оценкам, численность большевиков на Украине в 1905-1907 гг. возросла с 1 тыс. до 4 - 7 тыс. человек. Меньшевиков было еще больше (от 10 до 14 тыс).

Среди центристских общероссийских партий следует выделить конституционно-демократическую партию (кадеты, или "партия народной свободы"), отстаивавшую либеральные идеи и мечтавшую о конституционной монархии. В нее входили представители мелкой и средней буржуазии, интеллигенции и кадровых рабочих. Правее кадетов находились октябристы ("Союз 17 октября"); эта партия объединяла преимущественно крупных предпринимателей, фабрикантов и банкиров, тесно связанных с царским самодержавием. Они не желали ликвидировать монархию, добиваясь от царизма лишь права участвовать в управлении государством.

Правый фланг политического спектра представляли монархические партии. На Украине не было национальных помещичьих партий, но зато активно действовали филиалы общероссийских монархических организаций. Их программы были замешаны на идеях великодержавного шовинизма и антисемитизма.

Еще в 1901 г. в Петербурге была создана общероссийская монархическая организация "Русское собрание"; а в 1903 г. аналогичная структура появилась в Харькове. Затем отделы "Русского собрания" возникли в Киеве и Одессе, где издавались монархические вестники "Русская речь" и "Русский листок". Они были призваны охранять основы российского самодержавия, русской культуры и русского языка на "национальных окраинах".

В период первой российской революции главной помещичьей партией стал Союз русского народа (СРН), учрежденный в ноябре 1905 г. Он насчитывал около 400 тыс. членов. В Екатеринославской губернии действовало 13 отделов СРН общей численностью 17 386 человек (для сравнения: кадеты имели на Екатеринославщине 3 организации и 435 членов, РСДРП - 26 организаций и 6 515 членов обеих фракций). В Киевской губернии насчитывалось 50 отделов СРН общей численностью 8 433 человека. Всего же в украинских филиалах СРН числилось 190 тыс. человек - почти половина всех членов партии.

Устав Союза русского народа от 7 августа 1906 г. провозглашал, что его членами могут быть "лишь природно русские люди" (в это понятие включались великороссы, белорусы и малороссы). В народе членов монархистских организаций называли черносотенцами. Объединяя в своих рядах не только дворян-помещиков, но и реакционные буржуазные элементы, отсталые слои рабочих, лавочников, извозчиков и люмпен-пролетариат, черносотенцы проводили массовые манифестации "в защиту царя и отечества" и нередко устраивали дикие еврейские погромы.

Союз русского народа пользовался всемерной поддержкой со стороны царского правительства. Николай II объявил его "надежной опорой законности и порядка в отечестве нашем". Черносотенцы создавали боевые дружины, артели штрейкбрехеров, издавали свои газеты, вели агитацию в разных слоях общества, в том числе и среди студентов. В августе 1908 г. в Киеве была образована студенческая монархическая организация "Двуглавый орел". Тогда же помещик П. Балашов, журналист В. Шульгин и сахарозаводчик В. Бобринский создали Партию националистов, преобразованную в январе 1910 г. во Всероссийский национальный союз; их печатным органом была газета "Киевлянин".

Хотя по своему характеру (по целям и задачам) первая российская революция была буржуазно-демократической, ее главной особенностью стало то, что руководящую роль в ней играла не буржуазия, а пролетариат. По преобладавшим методам борьбы (политическая стачка, вооруженное восстание рабочих) революция имела пролетарскую "окраску".

В то же время участие в ней широких масс крестьянства, требопавших отмены выкупных платежей и решения аграрного вопроса, придавали революции явно выраженные крестьянские черты. Наконец, вовлечение в революционные баталии представителей национальных окраин, добивавшихся автономии в составе России, позволяет усматривать в этих событиях признаки национально-освободительного движения. [3, с.167]


2. Активизация политической жизни и рост независимых настроений на западно-украинских землях


Активизация политической жизни и рост независимых настроений на западно-украинских землях:

борьба за автономию Восточной Украины; вечевое движение;

пространство Галичины и Буковины как арена политической деятельности политэмигрантов из Надднепрянщины.

В конце ХIX века надежды многих образованных украинцев в Галичине сосредоточились на России, поэтому наибольшее распространение получили русофильские течения и народовцы в общественно-политической жизни.

Однако с развитием идеологий, ростом организационной инфраструктуры и все более настоятельной потребностью в согласованном участии в парламентской системе сложились условия для появления политических партий, которые пришли бы на смену слабым народовским и русофильским группировкам. В отличие от небольших радикально настроенных подпольных партий российской Украины партии в Галичине развивались открыто и легально. Стремясь завоевать как можно больше голосов избирателей, они придерживались в целом умеренного тона. Еще одно отличие между восточно- и западно-украинскими партиями заключалось в подходе к национальному вопросу. Если первые буквально агонизировали в попытках увязать его с социально-экономическими проблемами, вторые, даже самые ярые социалисты среди них, ясно давали понять, что являются членами единой украинской нации, требовали глашали своей главной целью государственную независимость. Требование независимости не было чем-то неожиданным: другие народы империи Габсбургов уже давно заявляли о подобных устремлениях. Учитывая рост воинственности украинцев в отстаивании своих интересов, выдвижение таких требований становилось лишь вопросом времени. В 1896 г., молодой радикал Юлиян Бачинский впервые открыто выступил с призывом к объединению всех украинцев в едином независимом государстве, издав книгу "Ukraina irredenta" ("Украина подневольная"), которая произвела электризующий эффект на национально сознательных украинцев.

Формально первыми объединились в политическую организацию радикалы, что дает им основание считаться первой украинской политической партией. Следуя идеям Драгоманова и во главе с Франко и Павлыком, они проповедовали идеи "научного социализма", заняли критические позиции в отношении греко-католического духовенства из-за его социального консерватизма и выступали за сотрудничество с польскими рабочими и крестьянами. В 1895 г. они "национализировали" свою программу, заявив, что в далекой перспективе социализм наилучшим образом можно реализовать в независимом государстве, а в более близкой - в полностью автономной украинской провинции Австро-Венгрии. Однако враждебность духовенства, блокировавшего радикалам доступ к селу, малочисленность украинского пролетариата, зависимость от польских социалистов и фракционность не позволили этой динамичной новаторской партии завоевать широкую поддержку в галицком обществе.

В 1899 г. обновленные народовцы во главе с Евгеном Левицким и Володимиром Охримовичем (к ним присоединились Грушевский и Франко, оставивший враждующих друг с другом радикалов) создали "Національно-демократичну партію". Сформулировав свою программу таким образом, чтобы привлечь и недовольных радикалов, и разочаровавшихся русофилов, национал-демократы также провозгласили своей стратегической задачей национальную независимость. Целью более близкой они считали достижение автономии при сохранении верноподданности Габсбургам. Во всех иных отношениях партия стояла на типично либеральной платформе, избегая противоречивых социальных проблем. Ее умеренность и поддержка такой популярной организации, как "Просвіта", вскоре превратили национал-демократов в крупнейшую украинскую партию в Галичине.

На противоположных полюсах идеологического спектра появились две другие партии. В 1899 г. марксисты Микола Ганкевич и Семен Витык основали "Соціал-демократичну партію", представлявшую интересы украинских рабочих. В том же году отдельные представители духовенства основали "Католицький русинський союз". Впрочем, обе эти партии не добились заметных успехов, поскольку социальная база первой была слишком узка, а вторая мало привлекала своим консерватизмом молодое украинофильское духовенство, увлекавшееся откровенно национальными лозунгами национал-демократов.

Стремясь заполучить поддержку крестьянства, все партии созывали веча - публичные сходки в селах, где обсуждались волнующие всех проблемы. Нередко в них участвовали большие массы крестьян. Например, во время избирательной кампании 1905-1906гг. на вече, организованное национал-демократами, собралось около 20 тыс. человек - это было красноречивым подтверждением растущей политической сознательности крестьянства.

С ростом организованности и политическим усилением украинофилов влияние русофилов сошло на нет. Для младшего поколения украинской интеллигенции и даже для полуобразованных крестьян "язычие" было слишком неестественным, отождествление с русскими - чересчур надуманным, социальный консерватизм русофилов - чрезмерно реакционным, а их зависимость от иностранной поддержки - предельно унизительной. Попытки русофилов конкурировать с украинофилами в организационной области принесли мизерные результаты: в 1914 г. их общество им. Качковского имело 300 читален, в то время как "Просвіта" - 3 тыс.; если в "Центральну спілку українських кооперативів" входило свыше 900 организаций, то в аналогичное объединение русофилов - 106. В политической области дела обстояли не лучшим образом. В 1913 г. в галицкий сейм прошло 30 депутатов от украинофилов и только один - от русофилов.

Надеясь остановить свой упадок, молодое, более агрессивное поколение русофилов в 1900 г. приняло "новый курс", направленный на полное самоотождествление с Россией. Они создали Русскую национальную партию, субсидирование которой царским правительством еще более возросло, и вели агитацию за обращение галицких украинцев в православие. Польская аристократия Галичины, стремясь посеять разброд среди украинцев и содействовать сохранению консерватизма среди них, начала поддерживать русофилов. В результате русофильский лагерь был спасен от полного развала - во многом именно благодаря поддержке царизма и польских помещиков.

В 1907 г. известный польско-еврейский либерал Вильгельм Фельдман писал: "Двадцатое столетие видело многие народы, восставшие из пепла, однако немногие возродились столь стремительно и энергично, как украинцы Австрии... их неожиданный и бурный подъем - результат веры в свои силы и упорства в достижении целей". Хотя Фельдман и не считал, что западные украинцы преодолели все свои проблемы (они оставались в числе беднейших и политически наиболее бесправных народов империи), он все же явно подчеркивал тот факт, что они уже становятся на ноги и превращаются в серьезную силу. Расцвет украинских организаций показал, что западные украинцы наконец взяли дела в свои руки и что их национальное движение является многосторонним феноменом с широкой социальной базой. В общем, было ясно, что как только представится возможность достичь государственной независимости, западные украинцы будут готовы воспользоваться ею.

Расцвет национального движения в Галичине оказал большое влияние на взаимоотношения между западными и восточными украинцами. Именно восточные украинцы, прежде всего Антонович, Кониский, Кулиш и позднее - Драгоманов и Грушевский, первыми поняли и оценили возможности Галичины в качестве "Пьемонта" - базы национального подъема. Еще с начала 1860-х годов они сотрудничали с галицкими изданиями и оказывали финансовую помощь западно-украинским культурным учреждениям. С ростом этих изданий и организаций росло и участие в них восточных украинцев.

В начале XX в. немало восточных украинцев были авторами и подписчиками галицкой прессы, ученые и литераторы из обоих регионов часто сотрудничали в рамках "Наукового товариства ім. Т.Г. Шевченка", студенты из российской Украины нередко приезжали на летние курсы в Галичину, а восточно-украинские политические эмигранты, особенно после 1905 г., находили убежище и создавали свои штаб-квартиры во Львове. Наблюдая за жизнью украинцев на западе, угнетенная украинская интеллигенция Российской империи видела, что в Галичине реальностью становится то, о чем она могла только мечтать. [4, с.420]

Трагедия украинского народа заключалась в том, что он вопреки собственной воле был втянут в войну, а его земли стали объектом экспансии воюющих сторон. Захватывание украинских земель было неотъемлемой частью агрессивных планов основных участников враждующих блоков. Если Австро-Венгрия претендовала на Подолье и Волынь, то Германия вынашивала более масштабные планы. Об этом свидетельствуют слова "стального короля" Августа Тиссена, что прозвучали в начале Первой мировой войны: "Россия должна отдать нам прибалтийские провинции, часть Польши и Донецкий бассейн с Одессой, Крымом и Приазовьем". Не меньшими были аппетиты и у российского самодержавия. Прикрываясь идеей "объединения всех русских земель" под властью российского царя, самодержавие планировало акцию присоединения Галичины, Буковины и Закарпатья.

Война обусловила глубокий раскол национального движения, которое произошло в двух плоскостях: как между украинцами воюющих сторон, так и в пределах Российской и Австро-Венгерской империй - на сторонников и противников войны до победы. Откровенно проавстрийские позиции занял созданный в августе 1914 г. во Львове Главный Украинский Совет, который был межпартийным блоком, в состав которого входили радикальная, социал-демократическая и национал-демократическая партии. Во главе этого объединения стал К. Левицкий. В то же время с образованием Главного Украинского Совета группа эмигрантов из Восточной Украины (Д. Донцов, В. Дорошенко, А. Жук, О. Скоропис-Йолтуховский и др.) учредили в Вене свою организацию - Союз освобождения Украины (СВУ).

Программной целью СВУ было образование самостоятельного Украинского Государства, установления конституционной монархии, учреждение демократического уклада, предоставления равных прав и свобод представителям всех национальностей, обеспечение самостоятельности украинской церкви. СВУ вел активную пропагандистскую и агитационную работу, добился, чтобы украинские пленные в Австрии и Германии были выделены в отдельные лагеря. Он получал материальную помощь от стран Четверного союза, которая засчитывалась как государственный долг будущей самостоятельной Украины.

Оборонительную, пророссийскую позицию в Украине Надднепрянщины сначала заняло Товарищество украинских поступовцев (ТУП), их газета "Совет" в начале войны призывала украинцев стать на защиту Российского государства.

В начале войны эмигранти-москвофилы Западной Украины образовали в Киеве "Карпато-русский освободительный комитет", который призывал галичан встречать российскую армию как освободительницу. В то же время значительная часть украинских социал-демократов при участии В. Винниченко занимала антивоенные позиции под лозунгами "Долой войну! Да здравствует автономия Украины!"

Постепенно официальная австрийская власть отходит от собственных заявлений начального периода войны относительно целесообразности образования независимой Украины. Уменьшается материальная поддержка деятельности СВУ, сужается сфера ее деятельности, планируется перенесение штаб-квартиры этой организации из Вены в нейтральную зону страны. Обвиненное в русофильстве украинское население Галичины массово попадает в концентрационные лагеря в Талергофи, Терезиенштадти, Гнави и др., где содержатся без суда и следствия в ужасных условиях.

Во время войны в трудном положении очутилось население Галичины и Буковины. "С одной стороны, - отмечает современный историк Т. Гунчак, - его мордовали россияне, пытаясь выбить из него чувство национального сознания и самопочтения; с другого - над ним издевались австрийцы и мадьяры, обвиняя в русофильстве". В начале войны галицкие и буковинские земли были завоеваны российскими войсками. Основной целью российской администрации было уничтожение основного центра украинского национального движения, которое сосредоточивалось в этих землях, и создание предпосылок для органического их включения в состав Российской империи. Именно на выполнение этих заданий и были направлены основные "мероприятия" новоназначенного генерал-губернатора Галичины графа О. Бобрин-ского: закрытие "Просветительства", украинских учреждений, библиотек, школ; насильственная русификация; репрессии против местной интеллигенции; гонение на греко-католиков; массовые депортации населения (из Галичины было выселено свыше 12 тыс. чел., обвиненных в неблагонадежности).

Война принесла украинским землям разрушение хозяйства, торможения поступательного развития, деформацию структуры производства, усиление зависимости от иностранного капитала. Таким образом, суть трагедии украинского народа, связанной с началом Первой мировой войны, заключается в том, что война преобразовала украинские земли в объект экспансии, арену военных действий, а их жителей - в участников братоубийственного противостояния. Кроме того, война обусловила и другие негативные тенденции и процессы в общественном развитии этих земель: раскол национального движения, утрату легальных возможностей политической и культурной деятельности, подавление оппозиционных сил, применение имперскими государственными органами репрессивных акций, разрушение народного хозяйства, деформацию структуры производства, усиление зависимости от иностранного капитала. [5, с.315] В то же время украинцы Галичины также ощущали благотворные последствия притока первоклассных интеллектуалов с востока, а главное - их воодушевляло чувство, что они являются не изолированным, всего лишь 4-миллионным народом, а членами большой 25-миллионной нации. Итак, благодаря правам, гарантированным австрийской конституцией, необходимости организовываться перед лицом конкуренции со стороны поляков и при морально-интеллектуальной поддержке восточных украинцев маленькая, нищая и отсталая Галичина превратилась в оплот украинского национального движения.


Заключение


Таким образом, на Украине в начале ХХ века активизируется общественно-политическое движение, базирующееся на национально-освободительных принципах. Затяжной характер войны, ухудшение состояния на фронтах, усложнение внутренних проблем привели к усилению жесткости режимов обоих империй, сведению на нет возможности политической деятельности, придушению оппозиции, многочисленным репрессивным акциям. Однако украинская интеллигенция Галичины и Буковины достигла большего прогресса в деле создания украинской самоидентификации, чем их восточные собратья. В то время как на территории Украины, находящейся в составе Российской империи крепнут политические силы большевиков, развиваются различные политические силы, между которыми в конечном итоге идет острая борьба и национальное движение здесь теряет свою остроту, на первый план в вопросах сохранения национального самосознания выходит западная Украина. Именно в этих землях происходит сохранение украинского самосознания, результат западно-украинского опыта показал: устремления и надежды украинцев в деле национального развития не были просто мечтами интеллигентов-идеалистов, а могли быть преобразованы в реальность.


Литература


1. История Украинской ССР. Под ред.Ю. Ю. Кондуфор. в 10-ти т, т.5. К.: Н. д., 1983

2. Коваль М.В., Кульчицкий С.В. и др. История Украины. К.: 1991

3. Губарев В.К. История Украины: конспект лекций для студентов и преподавателей. Д.: БАО, 2004. - 384с.

4. Субтельний О. Україна: історія. - К.6 Либідь, 1994. - 736с.

5. Бойко О.Д. Історія України. К.: Академвидав, 2004. - 656с.