Музей воды и история водоснабжения Москвы (58158)

Посмотреть архив целиком

Введение


Ничего себе – тема для разговора, скажете Вы. Что о воде говорить – течет себе из крана в любом количестве! Да еще музей воды придумали!

Люди быстро привыкают ко всему хорошему, что появляется в их жизни: автомобиль, телевизор, видеомагнитофон, компьютер с интернетом, мобильный телефон… Те, кому только что исполнилось 10–12 лет, не представляют себе – как можно жить безо всего этого?

А разве можно жить без воды? С таким пренебрежением к этому безвкусному, бесцветному и одновременно бесценному! веществу могут относиться лишь жители больших городов. Те, кто вырос в деревне, знают, как тяжело достается питьевая вода… А скажите что-либо в таком пренебрежительном тоне жителю пустыни… Ведь и о кислороде мы не думаем, пока нам легко дышится. А стоит лишиться его, как мы готовы отдать все, что у нас есть за глоток чистого, свежего воздуха. Задумались? Вот теперь мы и поговорим о ВОДЕ.

Давайте представим, каково жилось в Москве 200 лет тому назад, когда этого самого водопровода и в помине не было?

Вообще-то во времена, когда на берегах Москвы-реки только начинали селиться люди, проблемы с чистой питьевой водой не было. Еще полтысячелетия назад лесисто-болотистая территория современной Москвы и ближайших ее окрестностей была испещрена долинами рек и ручьев, которых насчитывалось несколько сот! Увы! В результате бездумного отношения человека к природе, эта гидросистема практически утрачена. Тем не менее – помимо трех главных рек – Москвы-реки, Яузы и Неглинной, практически скрытой под толщами «культурного» слоя, в современной Москве насчитываются более 50! малых рек. Самые известные из них – Сетунь, Очаковка, Самородинка, Раменка, Чечера, Котловка, Битца, Чертановка, Гвоздянка, Сходня, Лихоборка, Городня… Но в большинстве своем память о них осталась лишь в сети оврагов и балок, прорезающих сегодня московские пустыри и парки, да в московских топонимах.

Улица Неглинная, Трубная площадь, Самотека и Кузнецкий Мост – все, что осталось от Неглинки. В районе Садовой-Черногрязской пересекала когда-то Садовое кольцо речка Черная Грязь, а по дну глубокой долины Чертолья протекал ручей Черторый. Улицы Пресня и Пресненский Вал пролегают сейчас на месте реки Пресни. По Сивцеву Вражку когда-то протекала речка Сивка. Название Фили и Ходынское поле уже мало кому напоминают о протекавших здесь Фильке и Ходынке. А музей, о котором речь пойдет дальше, находится на Саринском проезде – память о небольшой речке Саре, огибавшей когда-то Крутицкий холм.




История водопровода Москвы


Сколько же лет московскому водопроводу?

Вплоть до 1804 года (заметьте, в этом году исполняется 200 лет) москвичи пили воду из Москвы-реки, Неглинки и других речек, протекающих по территории города. Однако, сказать, что до этого времени в Москве не было системы водоснабжения было бы неправильно. Люди богатые выкапывали во дворах своих городских усадеб колодцы и целые пруды, запасаясь водой и для питья, и для хозяйственных нужд. Вода Пресненских прудов, например, считалась когда-то самой лучшей в Москве и шла для стола самого царя Алексея Михайловича!

Но из речек не только пили. Воды рек крутили колеса мельниц, перемалывающих привезенное в Москву зерно в муку. На берегах рек и прудов строились бани, так любимые русским народом… В реках купались, стирали белье, в них же попадали бытовые стоки, отработанные воды ремесленных производств. Постепенно водоемы превращались в грязные канавы. И, наконец, разрастающемуся городу чистой воды стало просто не хватать.

А если вспомнить, что в старину Москва была преимущественно городом деревянным, и всегда страдала от пожаров? Не раз случалось, что маленькое пламя порождало большой пожар, становившийся бедствием для большого города! 80 раз сгорала Москва дотла, зачастую это случалось от нехватки воды. Лишь в конце XIX века, по всей городской части трассы московского водопровода через каждые 100 метров были установлены пожарные краны, предназначенные для экстренных ситуаций в городе.

А первый в нашем городе водопровод был сооружен еще в 1491 году по приказу великого князя Ивана Васильевича III. Водопровод обслуживал исключительно Кремль и предназначался на случай вражеского нашествия или, как указывала летопись, «осадного ради сидения». Источником воды был родник в подземелье Собакиной башни (ныне это угловая Арсенальная), от которой вода самотеком поступала по кирпичной трубе по направлению к Троицкой башне.

Второй по времени кремлевский водопровод появился уже при первом царе из рода Романовых, Михаиле, в 1633 году. Он был весьма совершенен по конструкции и представлял собой водопровод «напорного типа». Вода из Москвы-реки по этому водопроводу поступала самотеком в выложенный белым камнем колодец глубиной около 9 и диаметром в 5 метров, сооруженный в Свибловой (Водовзводной) башне Кремля. Около колодца стояла «водоподъемная машина», которая «взводила» воду в специальный, выложенный свинцом резервуар, сооруженный на верхотуре башни. И уже оттуда москворецкая водичка поступала по свинцовым трубам в царские кремлевские «дворы» – Сытный, Хлебный, Кормовой, Конюшенный, а также в некоторые дворцы и верхний дворцовый сад. Этот водопровод сооружался русскими мастерами под руководством англичанина Христофора Галовея, числившегося в царских ведомостях «часовым и водовзводных дел мастером». Работать этот водопровод прекратил в начале XVIII века. Из-за того, что Водовзводную башню после этого дважды отстраивали почти заново, следов водопровода не сохранилось…


Мытищинский водопровод


Однако уже к тому времени город вырос за пределы Кремля. И большая часть населения продолжала брать воду из изрядно засоренных рек. Это, конечно способствовало быстрому распространению болезней, эпидемий чумы и холеры да и просто не доставляло эстетических наслаждений жителям города. Одна из таких эпидемий навалилась на Москву в 1771 году и унесла жизни почти половины горожан.

Москва тогда была уже провинцией, однако именно здесь Екатерина II, любившая, впрочем Москву гораздо больше Петра I, повелела строить здесь первый в империи городской водопровод, выделив на него 1 млн. 100 тыс. рублей и 400 солдат для работ на строительстве ежедневно. В городе на Неве водопровод появился лишь спустя много лет после строительства нынешнего юбиляра – Мытищинского водопровода.

Поручила императрица столь ответственное дело талантливому инженеру генерал-поручику Фридриху Вильгельму Бауэру (в России его звали Федор Васильевич), возглавлявшему гидравлический корпус.

Изыскательские работы возглавляемая им комиссия проводила несколько лет и закончила лишь к 1779 году. Члены комиссии обследовали многие родники в Москве и ее окрестностях. Решено было остановиться на ключах близ села Большие Мытищи к северу от города. Вода в них была отменного качества, частью бившая наружу из земли, а частью добываемая из не слишком глубоких колодцев. Было принято во внимание и то, что рельеф местности позволял мытищинской воде достигнуть места предназначения самотеком…

Строительство водопровода в Москве начал тоже Бауэр. Но, несмотря на царские Указы, сооружение водопровода шло медленно – больше 25 лет! Один раз оно и вовсе было прервано почти на 10 лет: Россия воевала с Турцией, и все солдаты-строители были отправлены в действующую армию. К тому же и с деньгами у государства стало не густо – война дело дорогое… Закончить постройку Бауэр не успел, и начатое им дело завершили другие. Однако генерал-поручик остался в истории России как первый строитель городского водопровода.

За это время успел умереть не только генерал-поручик Бауэр. Закончился блистательный «век Екатерины», пролетело короткое царствование ее сына Павла Петровича, а на престоле утвердился император Александр Павлович, по прозвищу Благословенный… Но к чести всех правителей России, они не только подтверждали очередным Указом необходимость окончания строительства Московского водопровода, но и давали на это деньги. В 1797 году Павел I (хотя и не любил маменькиных начинаний) отпустил «на водопровод» 400 тыс. рублей, а в 1802–1803 годах Александр I добавил на «окончание работ» еще 200 тыс.

Заканчивал строительство водопровода (с 1783 года) инженер И.К. Герард – полковник Генштаба, отец знакомого жителям Юго-Запада Москвы владельца усадьбы Большое Голубино.

Для сбора ключевых и грунтовых вод в Мытищах было устроено 43 бассейна глубиной около 2 м, огражденных кирпичными стенами и покрытых деревянными крышами. Вода текла до города самотеком по кирпичной галерее длиной 19 верст (1 верста – 1,067 м), шириной 3 фута (около 1 м) и высотой 4,5 фута (1,5 м).

Водопровод проходил мимо села Алексеевское, где в то время стояли еще руины путевого дворца царя Алексея Михайловича, через Сокольническую рощу, Каланчевское поле, а оттуда – к Трубной площади, где был построен специальный водоприемный бассейн. От него чугунные трубы доставляли мытищинскую водичку к водоразборным колодцам. Дважды водопровод пересекал русло реки Яузы. Один раз это было сделано с помощью чугунных труб, уложенных по дну реки, а во втором случае в районе села Ростокино (в конце нынешнего проспекта Мира) был построен специальный мост-акведук. Мытищинская вода «перетекала» Яузу по кирпичному лотку, выложенному свинцом и устроенному в верхней части акведука. Любопытно, что в те времена Ростокинским акведуком этот мост называли только в официальных документах, а в народе он получил название Миллионного моста. Получилось так потому, что сумма, потраченная на строительство Мытищинского водопровода и акведука в том числе, поражала воображение тогдашних москвичей: почти 2 млн. рублей! Этот мост, сохранившийся до наших дней, очень красив и напоминает сооружения, дошедшие до нас из времен Древнего Рима: он имеет 21 арку, его длина 356 метров. Сейчас это лишь памятник архитектуры и истории.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.