Масонство как идеологическая система (58073)

Посмотреть архив целиком


Содержание


Введение

Глава I. Масонство как идеологическая система

Глава II. Н.И. Новиков в домасонский период

Глава III. Новиков и русское масонство

Заключение

Список использованных источников и литературы



Введение


Сегодня в популярной литературе и СМИ появилось много информации на тему тайных обществ и теорий международных заговоров. Эти теории указывают на то, что крупные исторические события управлялись заговорщиками, которые манипулировали ходом событий, влияли на властные структуры государства, оставаясь при этом «за кулисами». Целью тайных организаций является достижение политической и экономической власти. Наиболее известной для широкой аудитории является масонская теория заговора. Утверждается, что все или почти все правители в мире так или иначе подчиняются этой элитной части общества. Однако, ореол таинственности и могущества, созданный вокруг данной организации, не имеет ничего общего с исторической действительностью.

История развития масонского движения на Западе и в России достаточно хорошо изучена. Существует большое количество источников и исследований на эту тему, которые в отличие от публицистических эссе, питаемых мифологическими представлениями, позволяют нам взглянуть на эту проблему с научной точки зрения. Среди материалов по рассматриваемой теме большое значение имеет дело Н.И.Новикова 1792 года - официальная переписка, показания, роспись конфискованных книг, прошения и прочие материалы, связанные с его арестом и заключением, - непосредственно собственные сочинения писателя1.

Важным материалом для исследования является опубликованная в 1915 году Я.Л. Барсковым "Переписка московских масонов XVIII века"2. Большой интерес для историка представляют масонские сочинения (речи, лекции, брошюры).

Основы, определяющие лицо современной историографии масонства в России, были заложены в 1860-е гг., известные как «эпоха великих реформ». Наиболее крупный вклад в ее становление внесли, однако, не историки, а ученые-литературоведы той поры, в особенности академик А.Н. Пыпин3. Только он сумел выйти за узкие пределы 80-х - начала 90-х годов XVIII века. Ему же принадлежит и наибольший вклад среди дореволюционных исследователей масонства в разработку проблемы и обстоятельно составленный на основе архивных данных список масонских лож XVIII - первой четверти XIX веков.

А. Семека в своем исследовании «Русские розенкрейцеры и сочинения императрицы Екатерины II против масонства»4 проследил изменения во взглядах Екатерины II на русское масонство.

Разбирался в данной проблеме также Л.А. Дербов в работе «Общественно-политические и исторические взгляды Н.И. Новикова»5.

Г.П. Макогоненко в монографии «Н.И. Новиков и русское просвещение XVIII века» рассматривает особенности Просвещения в России, выявляет причины внутренних различий между западноевропейским и русским масонством6.

Данная работа ставит своей целью выявить мотивы вступления Н.И. Новикова в масонскую организацию, рассмотреть связь между его масонской и издательской деятельностью, понять причины мировоззренческой противоречивости общественного деятеля.



Глава I. Масонство как идеологическая система


Масонство было пришлым для России явлением. Масонство (в переводе с английского «вольный каменщик») – религиозно-этическое движение, возникшее в начале XVIII века – века крушения феодальных устоев - в Англии (точнее в Шотландии), распространилось в различных странах, в том числе и в России. Заявляя о том, что Бог является «Великим архитектором Вселенной», масоны объявляют себя «каменщиками», возводящими здание во славу Бога (начало масонства связывается с людьми, возводившими пирамиды). Отождествляя себя со средневековыми каменщиками, они так же трудятся над обработкой "дикого камня", стараясь придать ему правильные, совершенные формы. Только камень этот у них символический - душа человека со всеми присущими ей страстями. Так, совместными усилиями "братьев" всех стран по предначертанию Великого архитектора Вселенной работают масоны над сооружением своего символического Храма - Храма Духа, Храма Человечности. Символика масонов отражает эти строительные начала: циркуль, фартук, молоток и т.д.

Впоследствии масонство активно стало распространяться по Европе. Первая ложа в Париже была образована в 1732 году и сразу же была признана англичанами. Несколько раньше, в 1728 году ложи английского образца появились в Мадриде, в 1733 году - в Германии (Гамбург). В 1738 году масонство обосновалось в Пруссии. «За каких-нибудь два десятка лет масонство охватило Европу, как пламя сухой стог сена. На масонском съезде в Вильгельмсбаде в 1782 году вся Европа была разделена на масонские державы или провинции»7.

«Масонство представляло собой весьма широкое и неоднородное по своему составу и характеру нравственно-религиозное течение, включавшее в себя различные «системы», разновидности и оттенки и пережившее длительную эволюцию от мирной, либеральной оппозиционности существующим порядкам, проповеди гуманности, равенства и взаимной помощи, с выраженными элементами рационализма и деизма до откровенно мистических и воинствующих реакционных направлений – розенкрейцерство, мартинизм и другие»8.

Масонство создало своеобразные формы объединения людей - специальные организации, именовавшиеся ложами и орденами. Вступление в ложу облекалось в строгие и тайные церемонии, заимствованные из арсенала средневековых объединений ремесленных цехов. Тайные ложи масонов явились первыми организациями, объединявшими единомыслящих людей на началах признания идейной программы и строгого устава. Это обстоятельство объясняет причину особого интереса к масонству многих крупных культурных деятелей эпохи. Такие ордена и ложи подсказывали форму политических объединений.

В своем развитии масонство претерпело множество изменений и «к началу 70-х годов XVIII века разветвилось на множество систем. Это английская, шведско-берлинская, шведская, французская системы и розенкрейцерство»9. Организационная структура ордена определилась к середине XVIII века и предполагала постепенное восхождение братьев к вершинам масонской иерархии по лестнице степеней, в ходе которого они знакомятся с символикой и обрядностью ордена. Едва ли случайно, что масоны всегда берегли ее за тремя замками и за тремя ключами. В сущности говоря, символика и обрядность - это своего рода некий мировой язык масонов, понятный только им самим. Внутренняя природа этого явления была настолько сложна, что «разобраться в противоречиях масонства было трудно даже посвященному в тайны ордена»10.

Несмотря на внешнюю близость некоторых масонских установок к прогрессивным гуманистическим идеалам века, в целом масонство было консервативным и объективно реакционным течением, противостоявшим передовым идеям века Просвещения и препятствовавшим их развитию и внедрению в общественное сознание. «Хотя в масонстве были различные направления, реакционно-мистические тенденции решительно преобладали в нем над либерально-гуманистическими. Масонство являлось одной из разновидностей феодальной идеологии, приспособленной к новым условиям и приобретшей новые черты в обстановке крайнего обострения социальных противоречий»11. Так как в нем сильно сказывались мистические и оккультные черты, то оно выступало прежде всего как реакция против самого передового мировоззрения XVIII столетия – французской материалистической философии, учения энциклопедистов и просветительства вообще, что по сути дела, означало поход против науки, передовых научных теорий, научного знания, рационалистического мышления, с целью подчинить разум вере и заменить науку религиозной мистикой. В основании масонства лежала широкая идеологическая программа, развивавшая христианское учение о всеобщем братстве людей, идеи гуманности и любви к людям, правила нравственного самоусовершенствования и морального перевоспитания испорченного социальными пороками человека. Путь к этому, как пишет А. Семека, масоны видели в «самостоятельном изучении природы и дав в руководители этому изучение Священного Писания. Глубокий самостоятельный анализ и искренняя вера противополагаются здесь скептицизму энциклопедистов»12. Просвещение же рассматривало человека как вместилище и источник разума, утверждало достоинство и величие человека.

В Россию масонское движение проникло, по всей видимости, гораздо ранее восшествия на престол Екатерины II, потому что как указывает А. Семека, «есть указание на существование его в России уже в первой половине прошлого столетия. Вполне достоверная история масонства в России начинается с царствования Елизаветы Петровны. Именно в начале ее царствования майор Алсуфев доносил ей о кружке масонов»13. Широкое распространение масонства в России – одно из следствий наступившей после разгрома пугачевского восстания реакции. В России оно стало бурно развиваться прежде всего в Петербурге и Москве именно в 70-е годы XVIII века. В этих двух городах были созданы десятки тайных лож и орденов различных масонских систем, которые были в ходу в Западной Европе.. В одних «братья-масоны» «упражнялись» в нравственном самоусовершенствовании, в других увлекались мистицизмом, предаваясь алхимическим опытам или с целью выведения «гомункулюса» - искусственного человека, или с целью открытия панацеи – «всеобщего врачества» - лекарства от всех физических и социальных болезней, или, наконец, деланием золота и разысканием философского камня.

В России с масонством были связаны Новиков, Кречетов, Дмитревский, Баженов, Грибоедов, Чаадаев, участники ранних декабристских организаций – П.И. Пестель, К.Ф. Рылеев, С.П. Трубецкой, С.Г. Волконский, Н.И. Тургенев и др.

Характерно, что научный интерес исследователей XIX века сосредотачивался почти исключительно на масонстве второй половины XVIII века. Дело в том, что просветительская и филантропическая деятельность московских мартинистов XVIII века, преследование, арест и заключение в крепость Н.И. Новикова - это наиболее яркая страница в истории русского масонства.


Глава II. Н.И. Новиков в домасонский период


Литературная деятельность Новикова периода 1769-1774 г.г. явилась периодом наивысшего развития его творчества. Он в эту пору пишет много, в разных жанрах и областях, выступая и как писатель, и как историк, и как критик. С 1769 г. Новиков стал издавать еженедельный сатирический журнал «Трутень», в 1772 г. он выступил с новым сатирическим журналом — «Живописцем», лучшим периодическим изданием XVIII века. Кроме этого, выходят издания «Пустомеля», «Кошелек, «Опыт исторического словаря о российских писателях» и т.д.

В журналах Новиков смело вступал в полемику с Екатериной, редактировавшей «Всякую всячину». Издание Екатерины хотя и считалось сатирическим, но ограничивало свою задачу критикой человеческих слабостей. Напротив, журналы Новикова изобличали пороки, порожденные самодержавно-крепостническим строем, и поэтому имели политическое звучание.

Перед читателями новиковских журналов проходила галерея крепостников. Одни из них прославились истязанием крестьян, другие - взиманием непосильных оброков, третьи уподобляли крепостных крестьян скоту. Новиков осмеивал закоренелые предрассудки, не щадил невежество помещиков. В дальнейшем он поднялся до обобщения – от критики личности и отдельных примеров до критики системы: причиной всех пороков являлось крепостное право, унижавшее человеческое достоинство крестьян и растлевавшее господ своей безнаказанностью. Обсуждение крестьянского вопроса охватило обширную аудиторию. Он осмеивал взяточничество, казнокрадство, административный и судебный произвол, писал о невозможности простому человеку добиться справедливого решения. Виной всех пороков являлся деспотизм, отсутствие свобод. Новиков высказался за равенство всех людей, был противником сословного строя. Ему принадлежит изречение: «Крестьяне такие же люди, как и дворяне».

В отличие от французских просветителей, преклонявшихся перед Екатериной и видевших в ней идеального монарха, Новиков был свободен от ее идеализации и не обольщался относительно ее умения поддерживать в себе репутацию философа на троне.

Несмотря на яростное желание перемен в существующей ситуации, Новиков, как и многие другие деятели российского Просвещения, был значительно сильнее в критике социально-политических порядков, чем в определении путей достижения идеального общественного строя. Здесь он находился в плену ложных представлений о том, что достаточно убедить монарха и помещиков в аморальности крепостничества и деспотизма, как те путем реформ сверху установят справедливые порядки. Г.П. Макогоненко писал: «Как истый просветитель, он исповедовал убеждение, что «истина всегда согласна с разумом», что «пишучи правду» можно найти «себе таких читателей, которым оне будет приятно». Именно в этом заключалась слабая сторона новиковских воззрений эпохи «Трутня». Весь талантливый сатирический материал «Трутня» таил в себе трагический разрыв между художником, сатириком, увидевшим звериный лик русского помещика и чиновника, и проповедником моральных сентенций, наивно обращавшимся к этим же тиранам и мучителям с призывами к моральному воскрешению»14.

Вторая половина 70-х годов потребовала от Новикова больших усилий по организации в условиях реакции после разгрома пугачевского восстания просветительского объединения, по созданию материальной базы русского просвещения. Организовав в Москве просветительский центр сначала с одной, а затем и с тремя типографиями, развернув подготовку и издание сотен книг, организовав несколько периодических журналов, которые укомплектовал сотрудниками и редакторами, реформировав «Московские ведомости», превратил их в политическую газету.

В продолжавшейся полемике принимали участие и другие журналы, разделившиеся на два лагеря. После пугачевского восстания императрица особенно настойчиво повела борьбу с независимым общественным мнением.

Борьба, однако, была неравная, «Трутень» сначала должен был умерить тон, совершенно отказаться от обсуждения крестьянского вопроса, а затем Новиков, получив намек о возможном закрытии журнала в 1771 году перестает его издавать. Скоро «Живописец» вынужден был изменить тон, заменив живую сатиру на современные нравы серьёзными статьями отвлеченного содержания, а затем и совершенно прекратился в 1773 г.


Глава III. Новиков и русское масонство


В изучении описываемых событий исследователи особое внимание уделяют вопросу связи масонства с литературной и издательской деятельностью Н.И. Новикова. Согласно мнению А.М. Пыпина, не стоит отделять эти две сферы его жизни, скорее всего «между двумя этими периодами не было резкого и глубокого различия, напротив, один весьма последовательно развивался в другой»15. Вступление Новикова в масонскую организацию произошло в 1775 году. Он был принят в одну из петербургских лож так называемой «елагинской системы» (английское масонство). Несмотря на то, что он вступил в масонство «не по собственному исканию или побуждению, но по приглашению»16, все же масонское учение какими-то своими сторонами было близко Новикову, соответствовало его собственным воззрениям. Что привлекало его во взглядах и деятельности масонов? «Причины эти следует искать прежде всего в общей обстановке, создавшейся в стране после подавления крестьянской войны 1773-1775 гг. и установления потемкинской диктатуры, когда значительные слои дворянской интеллигенции, напуганные пугачевским движением, начали искать выхода в мирной проповеди «нравственного самоусовершенствования», в масонском учении о «познании самого себя»17. Борясь против крепостного рабства и царского деспотизма средствами сатирической публицистики, Новиков отрицательно относился к тем методам разрешения социальных споров, к которым прибегали крестьяне, не мог сочувствовать им. Оказавшись, по его собственному признанию на «распутьи между вольтерьянством и религией», в поисках «точки опоры или краеугольного камня, на котором мог бы основать душевное спокойствие», Новиков сделался масоном. Вероятно, что именно эта его душевная раздвоенность, колебания, страстные поиски нравственного идеала и новых форм общественной деятельности, без чего он не мыслил сознательной жизни, и были одной из существенных причин, приведших его к масонству.

Масонство, несмотря на расплывчатость и неопределенность своих идейных установок, казалось, давало Новикову возможность выхода из духовных противоречий. В письме к Рейхелю он пишет, что в масонстве «решился терпеливо упражняться в нравственности, самопознании и исправлении себя».18 Оно привлекало его вниманием к человеку, проповедью взаимной любви и взаимопомощи, призывами к нравственному обновлению, к освобождению от жизненных пороков, и недостатков, к веротерпимости, благотворительности, поискам идеала. Многое во взглядах Новикова не выходило за рамки утопических доктрин масонства, не противоречило им. С другой стороны, многие положения масонов в основном соответствовали взглядам и иллюзиям Новикова как дворянского просветителя и утописта.

Таким образом, Новикова к масонству привели его идеалистические взгляды на общество, на его переустройство путем воспитания, просвещения, морального самоусовершенствования людей нравоучительной пропагандой человеческих добродетелей. Кроме того, будучи человеком религиозным, Новиков не мог не отреагировать на призывы мартинистов к действенной «любви к ближнему», это соответствовало и его филантропической деятельности. Именно в то время, «когда русское общество жило особо интенсивно политической жизнью, Новиков считал важным всячески способствовать быстро растущему самосознанию русских людей»19.

Не последнюю роль в обращении Новикова к этой организации сыграли отношения личной дружбы со многими видными деятелями масонства, общие литературные и общественные интересы. Знакомству с М.М. Херасковым он был обязан получением в аренду типографии Московского университета. Переехав в Москву, «здесь он сблизился с энергичнейшим масоном «строгого наблюдения» профессором И.Е. Шварцем. Вдвоем они быстро организовали и «дружеское общество», и «Педагогическую семинарию», и книгоиздательство, и масонский круг – наступило памятное десятилетие в истории русского просвещения, которое Ключевский назвал «новиковским»20. В развернувшейся книгоиздательской, книготорговой и благотворительной деятельности в Москве он также постоянно опирался на помощь, содействие и сотрудничество масонов, участников «Дружеского ученого общества» и «Типографической компании».

В масонстве Новиков искал не только нравственную теорию. Оно было для него удобной организацией для широкой просветительской работы и благотворительности. «Материальные средства масонов он использовал для этих целей, в самых широких масштабах и с максимальной эффективностью»21. Помимо этого он опирался на организационную базу масонов. Спустя несколько лет после вступления Новикова в это движение, его книгоиздательская, журнальная, культурно-просветительская и филантропическая деятельность приобрела грандиозный размах. Он устраивал, улучшал и распространял университетскую типографию. Развивал торговлю книгами в обширных размерах не только в Москве, но и других городах. Хотя он и печатал в своих типографиях мистические книги «Познание самого себя» Иоанна Масона, программное масонское сочинение «Хризомандер» и многие другие издания мартинистов, он не ограничился узкими рамками мистико-нравоучительной литературы. В его огромной книжной и журнальной продукции 80-х годов безраздельно господствовали гражданские, просветительские тенденции и мотивы. Новиков мало уделял внимания масонским делам, в чем сам не раз признавался: «По приезде моем в Москву 1779-го года упражнен я был и совершенно занят типографскими делами, а масонством совсем не занимался»22. Его время больше занимали издание самых передовых философских, литературных и общественно-политических произведений эпохи Просвещения: сатиры и повести Вольтера, печатает в «Пустомеле» вольнодумное произведение Фонвизина «Послание к слугам», в «Московском издании» помещает статью Дидро «Философ» из «Энциклопедии», излагает идеи Локка.

Такая активная общественная деятельность стала внушать подозрения, так как мистика тесно сплелась с политикой: если раньше в своих журналах деятели новиковского кружка считали мораль частной политикой, то сейчас политика провозглашалась общественной моралью. Екатерина не могла проглядеть подобную трансформацию взглядов и не проглядела ее. «Императрица считала уже масонство элементом вредным не только для отдельных лиц русского общества, но и для всего государства, теперь она находит, что не только надо над ним смеяться, но следует карать его приверженцев за успешную пропаганду вредного учения, несходного с общим установлением»23.

В 1789 году началась Великая французская революция, знаменовавшей крушение феодально-крепостнического строя в ряде стран Европы. Ее идеи и лозунги распространялись все шире и оказывали огромное влияние на обострение социальных противоречий и критики существующего строя разных стран. В этих условиях деятельность новиковского кружка стала опасной для существующего строя. Борьба с революцией, с ее влиянием становилась центральным звеном во внутренней политике российского самодержавия. Екатерина II резко усилила репрессии против передовых деятелей русской культуры, любых проявлений свободомыслия, критики абсолютизма и крепостничества. В первую очередь эти репрессии обрушились и на Н.И. Новикова.

Все книги, изданные Новиковым, по приказу Екатерины II проверял митрополит Платон. Университету было запрещено продлевать Новикову аренду типографии. В 1791 г. основанная Новиковым Типографическая компания была закрыта. Типография и десятки тысяч напечатанных книг конфисковали. В 1792 году Новикова арестовали, а затем без суда по указу Екатерины заключили в каземат Шлиссельбурга.



Заключение


Противоречия во взглядах Новикова, особенно усилившиеся в последний период его жизни, явились причиной его душевной раздвоенности, отсутствием стройного мировоззрения. Свои сомнения он унес с собой в могилу. В этом была духовная трагедия Новикова.

Но, несмотря на все колебания и непоследовательность Новикова, на тяжелый груз масонский влияний, его яркие просветительские выступления в защиту народа, бескорыстное и самоотверженное служение делу просвещения, благородный патриотизм и освободительные стремления составляли главные черты его богато одаренной натуры, были главным делом его жизни. Все это намного перекрывало его идейные ошибки и заблуждения.

Преодолевая реакционно-мистические влияния масонства, он шел своим путем передового русского общественного деятеля и мыслителя, ищущего правды жизни и стремящегося быть полезным своему народу.

Отделить Н.И.Новикова - мистика и масона от Н.И.Новикова - просветителя трудно, да очевидно, и не нужно. Гораздо важнее здесь другое. Объективное содержание деятельности Н.И.Новикова и его кружка намного переросло первоначально отведенные им сравнительно узкие масонские рамки и немало способствовало росту общественного самосознания и пробуждению умственных интересов русских людей. В этом, собственно, и состоит историческое значение его деятельности.

Он был талантливым писателем-публицистом, выдающимся просветителем, замечательным деятелем освободительного движения в России. Просветитель всегда брал в нем верх. Об этом со всей убедительностью свидетельствуют его общественно-политические и исторические взгляды. Герцен, оценивая именно эту огромную по масштабу, разностороннюю и плодотворную, антикрепостническую по своему существу, деятельность в течение почти трех десятилетий, писал: «Новиков – один из тех великих людей в истории, которые делают чудеса на сцене, неизбежно остающиеся во мраке, - один из тех подпольных идейных руководителей, работа которых проявляется только к моменту огласки»24.



Список использованных источников и литературы


  1. Барсков Я.Л. Переписка московских масонов XVII века. М., 1915.

  2. Дербов Л.А. Общественно-политические взгляды Н.И. Новикова. Саратов, 1977.

  3. Макогоненко Г.П. Н.И. Новиков и русское просвещение XVIII века. М., 1951.

  4. Новиков Н.И. Избранное. М.; Л., 1951.

  5. Пыпин А.Н. Русское масонство XVIII-первой четверти XIX века. Пг., 1916.

  6. Семека А. «Русские розенкрейцеры и сочинения императрицы Екатерины II против масонства» // Журнал министерства народного просвещения. 1902. №2.


1 Новиков Н.И. Избранное. М.; Л., 1951.

2 Барсков Я.Л. Переписка московских масонов XVIII века. М., 1915.

3 Пыпин А.Н. Русское масонство XVIII-первой четверти XIX века. Пг., 1916.

4 Семека А. «Русские розенкрейцеры и сочинения императрицы Екатерины II против масонства» // Журнал министерства народного просвещения. 1902. №2.

5 Дербов Л.А. Общественно-политические и исторические взгляды Н.И. Новикова. Саратов, 1977.

6 Макогоненко Г.П. Н.И. Новиков и русское просвещение XVIII века. М., 1951.

7 Макогоненко Г.П. Н.И. Новиков и русское просвещение XVIII века. М., 1951. С. 32.

8 Дербов Л.А. Общественно-политические взгляды Н.И. Новикова. Саратов, 1977. С. 147.

9 Барсков Я.Л. Переписка московских масонов XVII века. М., 1915. С. 14.

10 Там же.

11 Дербов Л.А. Общественно-политические взгляды Н.И. Новикова. Саратов, 1977. С. 139..

12 Семека А. «Русские розенкрейцеры и сочинения императрицы Екатерины II против масонства» // Журнал
министерства народного просвещения. 1902. №2. С. 349.

13 Семека А. «Русские розенкрейцеры и сочинения императрицы Екатерины II против масонства» // Журнал министерства народного просвещения. 1902. №2. С. 345.

14 Макогоненко Г.П. Н.И. Новиков и русское Просвещение XVIII века. М.;Л., 1951. С.198-199.

15 Пыпин А.Н. Русское масонство XVIII-первой четверти XIX века. Пг., 1916. С. 173.

16 Дербов Л.А. Общественно-политические и исторические взгляды Н.И. Новикова. Саратов, 1977. С. 157.

17 Там же. С. 158.

18 Барсков Я.Л. Переписка московских масонов XVII века. М., 1915. С. 16.

19 Макогоненко Г.П. Н.И. Новиков и русское Просвещение XVIII века. М.;Л., 1951. С. 360.

20 Там же. С. 17.

21 Дербов Л.А. Общественно-политические и исторические взгляды Н.И. Новикова. Саратов, 1977. С. 93.

22 Там же. С. 164.

23 Семека А. «Русские розенкрейцеры и сочинения императрицы Екатерины II против масонства» // Журнал министерства народного просвещения. 1902. №2. С. 395.

24 Дербов Л.А. Общественно-политические и исторические взгляды Н.И. Новикова. Саратов, 1977. С. 142.