М.Н. Тихомиров (1893-1965) – выдающийся историк-архивист; его труды в области архивоведения в России в 30-60-е годы XX в. (58046)

Посмотреть архив целиком


ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

СИБИРСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИНСТИТУТ ЕСТЕСТВЕННЫХ И ГУМАНИТАРНЫХ НАУК

ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

КАФЕДРА ИСТОРИИ РОССИИ






РЕФЕРАТ

ПО ДИСЦИПЛИНЕ "История архивной мысли России"

По теме: М.Н. Тихомиров (1893-1965) - выдающийся историк-архивист; его труды в области архивоведения в России в 30-60-е годы XX в.




Выполнила:

студент 3 курса гр. и - 32

Муминова Р.Т.

Проверил: ассистент кафедры истории России

Путинцева М.А.






КРАСНОЯРСК 2008


Содержание


Введение

1. Студенческое время, пребывание в Самаре

Возвращение в Москву

3. Сферы деятельности

4. Вклад в развитие археографии и архивоведения

5. Последние годы

Заключение

Список использованной литературы



Введение


Академик Михаил Николаевич Тихомиров родился в 19 мая 1893 года. Крупнейший в середине прошлого века историк России заявил о себе в науке сразу книгой "Псковский мятеж XVII века", написанной в 1917 г. и изданной в 1919 году.

Тихомиров - историк очень широкого диапазона, однако основная сфера его исследовательских интересов - отечественная история с IX по XIX века, история славянских народов и Византии, специальные исторические дисциплины: источниковедение, историческая география, палеография, археография и текстология, историография.

Именно Тихомиров показал, что средневековая Русь была страной высокоразвитой городской жизни, первым обобщил сведения о народных движениях в Древней Руси и о городских восстаниях середины XVII века на северо-западе Руси, написал капитальное исследование по исторической географии "Россия в XVI столетии", характеризующее особенности социально-экономического и политического развития отдельных регионов огромной страны. Много его трудов посвящено деятельности государственных учреждений (земским соборам, приказному делопроизводству), международным связям (особенно с южнославянскими народами), внешней политике России и русским полководцам, происхождению названий "Русь" и "Россия", месту Российского государства во всемирной истории. Видное место в творчестве учёного занимали проблема истории культуры: труды о городской письменной культуре Древней Руси, "Слово о полку Игореве", исследования об Андрее Рублёве, о роли Новгорода и Москвы в развитии мировой культуры, библиотеке московских государей XVI в., о начале книгопечатания на Руси, о М.В. Ломоносове и основании Московского университета, о русских историках (В.Н. Татищеве, В.О. Ключевском, Б.Д. Грекове и др.).

Отличительная черта трудов учёного - сочетание собственного исторического и источниковедческого исследования. Некоторые из них написаны в чисто источниковедческом плане: книга "Исследование о "Русской правде", незавершённая монография о начале русского летописания, многие статьи и предисловия к публикациям памятников письменности.

Многообразная творческая деятельность учёного была высоко оценена. В 1946 г. Тихомиров стал членом-корреспондентом Академии наук СССР, в 1953 г. - академиком. Тогда же его избрали академиком-секретарём Отделения исторических наук и членом президиума Академии. В том же году в "Вестнике Московского университета" (он преподавал в МГУ с 1934 г., в 1946 - 1948 гг. был деканом исторического факультета) опубликован список печатных трудов учёного к 60-летию со дня его рождения. В 1963 г. В академической серии "Материалы к библиографии учёных СССР" вышла книга "Михаил Николаевич Тихомиров" со вступительной статьёй В.И. Шункова. К 70-летию академика Тихомирова были изданы четыре сборника трудов в его честь (единственный случай в отечественной исторической науки!).

Пожалуй ни об одном советском историке не писали так много, как о Тихомирове. И оценка совершённого им не воспринималась бы столь однозначно положительно (конечно, не отдельных выводов и наблюдений, вызывающих споры и несогласия, а направлений и основных результатов творческой деятельности в целом).


1. Студенческое время, пребывание в Самаре


Михаил Николаевич очень рано почувствовал не только радость от непосредственного познания первоисточников исторических знаний, но и испытывал от этого эстетическое наслаждение. И уже пожилым прославленным учёным вспоминал какое незабываемое впечатление произвели на него, 17-летнего, слова Б.Д. Грекова о древнерусской письменности, показанный им альбом древнерусской скорописи; и выпускник коммерческого училища решил твёрдо посвятить себя занятиям историей. В Московском университете он долго и упорно проходил школу изучения источников по истории отечественной и всеобщей, что помогло ему впоследствии подходить к явлениям истории нашей страны в панораме всемирной истории и пользоваться сравнительно-историческим методом в анализе свидетельств о прошлом. Основой его диссертации стало обращение к документам МГАМИД, где он работал несколько месяцев. В студенческие же годы он серьёзно знакомится с многообразной исторической литературой и системой её библиографии, с музеями и визуально со многими памятниками культуры Москвы и Подмосковья, изучает историю русского искусства (особенно иконописи и архитектуры).

В годы пребывания в Самаре (1919 - 1923) Тихомиров спасал, выявлял, описывал, изучал памятники письменности, начал преподавать в высшей школе, продолжал овладевать навыками углубленного изучения древней письменности, обучаясь у академика В.Н. Перетца и В.П. Адриановой-Перетц.


Возвращение в Москву


После закрытия в Самаре университета учёный возвращается в Москву и работает в средних учебных заведениях преподавателем географии и обществоведения. Он интенсивно включается в краеведческую работу и начинает последовательно изучать и описывать старинный рукописи, прежде всего летописи, хранившиеся в Историческом музее.

М.Н. Тихомиров открывает в хранилищах Москвы много ранее неизвестных или малоизвестных памятников письменности, описывает их, готовит к печати (изредка удаётся что-то публиковать), начинает составлять свод сведений о летописных произведениях. Такая научная работа продолжалась без оплаты несколько лет. Талант и преданность делу археографии были замечены крупнейшими в ту пору знатоками памятников древнерусской письменности академиками А.И. Соболевским и М.Н. Сперанским (а ранее и В.Н. Перетцем), и сам Тихомиров вскоре входит в сонм этих знатоков. А затем учёного пригласили уже на штатную должность; несколько лет он заведовал отделом рукописей Исторического музея. Там Тихомиров существенно обогащает знания о первопечатной книге и затем на протяжении десятилетий будет публиковать исследования о начале русского книгопечатания. Так, Тихомиров ещё в 1920-е годы углубляется в проблемы описательной археографии, развитие которой он возглавит в нашей стране через 30 лет. Ещё тогда вырабатывалась и методика овладения специальными историко-филологическими дисциплинами, прежде всего палеографией, которая затем найдёт воплощение в педагогической практике учёного и в его учебных пособиях.

Для Тихомирова история прошлого не столько концепция исторического процесса, сколько конкретная событийность и каждодневность и сама методика исторического исследования. Тихомиров уклонялся от теоретических дискуссий, особенно по поводу того или иного слова в сочинениях теоретиков марксизма-ленинизма не только потому, что первоначально для него это могло быть и небезопасно (младший брат Борис - погиб в годы сталинского террора), но прежде всего от того, что не имел вкуса к такого рода размышлениям. Он не был историком-эмпириком, но мыслил - и в трудах широкомасштабных, обобщающего типа, и в близких к краеведческой тематике - всегда конкретно, учитывая воздействие не только определяющего фактора развития, но и сочетание частных обстоятельств, характерных именно для данного времени и места, данного исторического деятеля. И выявление подобных обстоятельств доставляло учёному наибольшую радость. И это своё мастерство, так же как умение быстро датировать рукопись по палеографическим признакам, определять по немногим деталям стиль архитектурного здания, имитировать язык приказного документа, он сам особенно ценил. Такое отношение как бы отражало меткое выражение А.П. Чехова: профессионализм - это главное качество интеллигентного человека.

С середины 1930-х годов учёный старается прежде всего обобщить и продолжить научные изыскания предшествовавших десятилетий в книгах и монографического типа статьях. Однако когда академик Б.Д. Греков привлёк его к подготовке академического издания Русской правды, то он подготовил к печати не только около половины сохранившихся списков этого памятника, но также статьи, учебное пособие по нему и докторскую диссертацию.


3. Сферы деятельности


Для всех сфер творчества Тихомирова-исследователя, профессора, организатора науки характерна особая просветительская направленность. Это обусловлено, видимо, не только демократическими традициями русской науки, литературы и искусства, близкими душе его, но и опытом близкой служебной деятельности: в музее, библиотеке, средней школе. Тихомиров всегда имел в виду интересы и возможности восприятия широкой аудитории, её возрастающую потребность узнать о первоисточниках знаний и о приёмах выявления такой информации.

Возможно, именно потому Тихомиров в своих трудах старался отвечать не только на вопросы "где, когда, что произошло? Кто в этом участвовал?", но и каким путём это узнано, насколько можно доверять привлечённым им данным, и соответственно направить мысль воспринимающих его слово, подтолкнуть их к самостоятельным дальнейшим изысканиям и связать с ранее известным.

Тихомиров-учёный не находился в полной зависимости от архивных и печатных материалов, не был учёным кабинетного склада или склонным к построениям концепционных конструкций ради красоты архитектуры самой концепции. Тихомиров испытывал потребность визуально ознакомиться с "историческими местностями" в современной жизни, место его в современных эстетических и этических представлениях. Потому-то, наконец, он предъявлял и к самому себе, и к другим требование писать понятно, а не для "немногих": его книги отличают доступность изложения, чёткость построения и формулировки постановки вопроса задачи исследования. Одним из первых он стал выступать со статьями по истории допетровской Руси в массовых изданиях - газетах, литературно-художественных журналах.

Книги 1940-х годов утвердили место Тихомирова как "лучшего источниковеда из всех советских историков". Это положение было затем закреплено его дальнейшими трудами, особенно по изучению русских летописей, законодательных памятников, старопечатных книг. Такое признание заслуг Тихомирова, значения проблематики и методики его трудов, занимаемое им положение в мире науки и культуры во многом способствовали утверждению новых представлений о месте самого источниковедения в системе исторических знаний и при подготовке историков в высшей школе.

К "культуре источниковедения" Тихомиров умело и увлечённо стремился приобщить студентов своих семинаров ещё на первом курсе, где несколько месяцев на исторических факультетах МГУ и МИФЛИ комментировали Русскую правду, а затем готовились доклады в источниковедческом ключе, с упором на изучение именно основных источников темы, а не исторической литературы. Ещё заметнее это в написанных под его научным руководством дипломных сочинениях и особенно диссертациях. Некоторые из них стимулировали затем и публикацию исторических источников. О задачах преподавания студентам и руководства аспирантами учёный считал необходимым сказать в печати. Об этом немало уже написано и его учениками, прошедшими "школу Тихомирова".

Тихомиров упорно старался внедрить в сознание представление о том, что изучение источников является основой исторического исследования и вообще исторических знаний, и соответственно, источниковедение должно стать обязательно необходимой учебной дисциплиной при подготовке историка, и особенно историка-архивиста, имеющего дело непосредственно с документальными памятниками, первоисточниками исторической информации.

Для Тихомирова была очевидна теснейшая взаимозависимость уровня развития источниковедения и примыкающих к нему дисциплин (палеографии и других) и собственно архивных дисциплин (археографии, архивоведения) и необходимость комплексного освоения всего этого историками. В этом учёный видел способ овладения приёмами исследования и дальнейшего совершенствования ремесла историка. В середине 1950-х годов, выступая с академическим докладом, он говорил, что "важнейшей задачей исторической науки является публикация источников, открытие их и описание" и тогда же заметил: "Если вы разовьёте вкус у молодёжи к архивам и публикации источников, то это скажется позже. Если сейчас молодые учёные по молодости не будут заниматься такими темами, то всё равно к ним они вернутся и будут работать позже. Нельзя держаться только на стариках, должны быть люди, которые будут учиться, как и я учился у крупнейших специалистов".


4. Вклад в развитие археографии и архивоведения


Михаил Николаевич Тихомиров оказался среди тех, кто вносил вслед за А.С. Лаппо-Данилевским, А.А. Шахматовым, С.Ф. Платоновым источниковедческое начало в предмет археографии, в архивное дело. Об этом немало написано (С.В. Чирковым и другими). Написано также и о его огромном вкладе в развитие археографии. Первым это сделал ещё при жизни учёного С.Н. Валк в статье "Археографическая деятельность академика М.Н. Тихомирова", напечатанной в "Археографическом ежегоднике за 1962 год" и перепечатанной в книге избранных трудов патриарха нашей археографии.

Тихомиров в едином контексте рассматривал проблемы выявления, описания, публикации и изучения памятников письменности и вообще исторических источников. И не относил к сфере настоящей науки попытки теоретизировать по вопросам археографии, отрывая теорию от практики. В его представлении археограф - это, прежде всего знаток и самих памятников, и приёмов их выявления, описания и публикации. И в соответствии с традициями отечественной науки в его понимании археография, это специальная научная дисциплина, разрабатывающая вопросы собирания, описания и публикации документальных памятников. При этом вполне допускал он признание в архивной практике издательской деятельности как самостоятельной или даже основной. Вообще Тихомиров не склонен был к теоретическим спорам о дефиниции, видел смысл в них только в том, что они делают достоянием современников наследие предшественников, приближая его к нашему пониманию, и языковыми уточнениями терминологии облегчают взаимопонимание учёных.

И задачи организованной по его почину и под его руководством в 1956 г. Археографической комиссии и печатного органа комиссии "Археографического ежегодника" он сформулировал в соответствии с широким пониманием предмета археографии. Более того, восстановив наименование учреждения, возглавлявшего почти столетие (1834 - 1929 гг.) работу по собиранию, описанию и публикации исторических документов, Тихомиров придал ей уже иной характер, сосредоточив внимание на описании рукописей и разработке приёмов описания разных видов документов, источниковедческом изучении памятников письменности и подготовке публикации лишь немногих уникальных памятников. Археографической комиссии он доверил осуществление грандиозного начинания - работу по составлению Сводного каталога славяно-русских рукописных книг, хранящихся в нашей стране, охватывающего сведения обо всех рукописных книгах и их фрагментах XI - XVI вв.

Неправильно было бы думать, что Тихомиров заботился преимущественно о сохранении и описании памятников древнего происхождения или создававшихся в русле старинных традиций (как у старообрядцев). Он много делал для организации работы по выявлению, сохранению, описанию и даже публикации памятников нового и новейшего времени. Привлёк специалистов по материалам этого периода истории к плановым изданиям Археографической комиссии, не раз выступал по этому поводу и как академик-секретарь на заседаниях Отделения исторических наук Академии наук, в широкой прессе.


5. Последние годы


В последние годы жизни учёному становилось всё труднее работать в хранилищах рукописей. И он занялся описанием составленного им в послевоенные годы собирания рукописей, которое ещё при жизни его стали называть тихомиро. В его представлении археограф - это прежде всего знаток и самих памятников, и приёмов их выявления, описания и публикации. веским". Ему помогали ученики и более всех Н.Н. Покровский. Под его редакцией и вышла книга уже в 1968 г. "Описание Тихомировского собрания рукописей", включающая значительную часть коллекции, переданной Сибирскому отделению Академии наук. В книге - сведения о 500 рукописях, среди которых памятники XIV - XV вв.; в приложении - публикации малоизвестных сочинений. Но у Михаила Николаевича начало сильно ухудшаться зрение. Ему становилось всё труднее читать: он фактически уже лишён был привычной радости описания старинных рукописей.

Тихомиров остаётся в памяти не только знавших его, тем более обязанных ему, но прежде всего в его трудах. Снова подтверждается мудрое наблюдение Гоголя: "В литературном мире нет смерти, и мертвецы также вмешиваются в дела наши, как живые".

Наследуя тихомировские традиции, нельзя, однако, останавливаться на том, что сделано Тихомировым, надо продолжать его дела. Ибо только тот является учителем, кто воспитал учеников - не подражателей, а последователей. Память о большом учёном - это не только память о том, что он сделал, но и продолжение того, чему он отдал жизнь.


Заключение


Михаил Николаевич Тихомиров был не только крупнейшим учёным, но и многогранным незаурядным человеком. Общественное воздействие деятельности и личности М.Н. Тихомирова было очень велико - само сознание того, что существует Михаил Николаевич, как бы предостерегало от конъюнктурщины, легковесности научных выводов, забвения приёмов источниковедческой критики, неуважения к культурным традициям.

Михаил Николаевич как бы воплощал в себе традиции передовой русской демократической интеллигенции. Он постоянно жил интересами своего народа. И в последний свой час Михаил Николаевич тоже думал об этом.

Неутомимый первооткрыватель, знаток и защитник рукописных ценностей М.Н. Тихомиров собрал уникальную личную коллекцию рукописей и старопечатных книг. Коллекцию эту Михаил Николаевич ещё при жизни передал в дар Сибирскому отделению Академии наук СССР в Новосибирске. Библиотеку свою М.Н. Тихомиров завещал Дальневосточному университету во Владивостоке, занятия в котором открывал своими лекциями. Михаилу Николаевичу хотелось, чтобы в этих молодых центрах культуры поскорее оформилась, так сказать, материальная база для плодотворных занятий гуманитарными науками. Эти благородные поступки достойно венчают жизненный путь учёного-патриота.

Михаил Николаевич не любил высоких слов, не умел ни писать их, ни произносить. Ни к чему подыскивать такие слова для характеристики этого учёного, да и трудно найти слова для выражения благодарности Михаилу Николаевичу Тихомирову за всё то, что он сделал для нашей науки, для отечественной культуры. Михаил Николаевич всегда думал о будущем нашей науки, глубоко верил в него. Нет сомнения в том, что трудам его суждена долгая жизнь.


Список использованной литературы


1. Рыбаков Б.А. М.Н. Тихомиров. Археографический ежегодник. 1965 г.

2. Шмидт С.О. К 100-летию со дня рождения Тихомирова // Отечественные архивы. 1993г. №3.

3. Шмидт С.О. Путь историка.



Случайные файлы

Файл
898.doc
ДЗ.doc
905-1.rtf
122676.rtf
151096.rtf