Крестьянство Сибири после Великой Отечественной войны (57920)

Посмотреть архив целиком

ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Исторический факультет

Кафедра современной и отечественной истории







КРЕСТЬЯНСТВО СИБИРИ ПОСЛЕ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

(1945-1950 гг)


(Реферат)




Выполнила

студентка 4 курса

331 группы

Самородова И.С.


Научный руководитель

кандидат ист. наук, доцент

Некралов. С.А.



Томск

2007


ПЛАН.


Введение.

Глава 1. Голод 1946-1947 годов в Сибири.

Глава 2. Восстановление и укрепление материально-технической базы.

Заключение.



Введение.


Сегодня Сибирь, ее прошлое, настоящее и будущее привлекают небывалое внимание. Это определяется, прежде всего, ее природными ресурсами, местом в отечественной и мировой экономике. Важным с истории Сибири является послевоенное десятилетие (1945-1950-е г.).

Война нанесла экономике страны, в том числе сельскому хозяйству, огромный ущерб. Убытки, нанесенные колхозам и МТС, равнялись 184,7 млрд. руб. (в государственных ценах 1941 г.). 1 В тяжелом положении оказалось сельское хозяйство Сибири, хотя оно находилось глубоко в тылу. Уровень сельскохозяйственного производства в 1945 г. здесь был значительно ниже предвоенного. При этом многие показатели снизились сильнее, чем в среднем по стране и по ряду экономических регионов. Это объяснялось несколькими причинами, в том числе более заметным преобладанием сельского населения, на которое в годы войны почти не распространялась система бронирования; бурным развитием местной и эвакуированной промышленности, которая отвлекала из сибирских колхозов не менее 300 тыс. человек.2 Отрицательно сказалось на общественном производстве многоземельных сибирских колхозов широкое изъятие для нужд фронта тракторов и автомобилей. Произошло так же значительное отвлечение ресурсов Сибири для восстановления пострадавших от оккупации западных районов страны. Негативные изменения коснулись материально-технической базы сельского хозяйства, животноводства, а так же трудовых ресурсов колхозов.

Таким образом, мы видим, что война нанесла сельскому хозяйству Сибири огромный урон, отбросив его по основным показателям на много лет назад. И в послевоенное десятилетие перед сибирским крестьянством, прежде всего стояла задача восстановления народного хозяйства.


Глава 1.

Голод 1946-1947 годов в Сибири.


Сельское хозяйство Сибири после Великой отечественной войны оказалось в тяжелейшем положении. Из сибирской деревни в военные годы было выжато все до последней капли. Село отдало фронту работников-мужчин, технику, лошадей. В промышленность были мобилизованы тысячи молодых людей. Деревня была обескровлена. Сократились посевные площади, ухудшилось качество обработки почвы, поголовье скота уменьшилось (по сравнению с 1941 г.) примерно в два, лошадей – почти в три раза. Посевные площади в Сибири в 1945 г. уменьшились по сравнению с 1940 г. на 25 %, а валовой сбор зерновых – на 47 %.3

Весенний сев 1946 г. проходил в очень тяжелых условиях. Истощенные женщины, подростки и старики не справлялись с работой. Техники и лошадей было очень мало, семян не хватало. Западные районы СССР охватила жестокая засуха, а в Сибири летом и осенью шли проливные дожди. Убрать урожай имевшимися силами в этих условиях было практически невозможно. Уборочные работы затянулись до зимы, а в колхозах и совхозах Алтайского края, Кемеровской, Новосибирской, Омской областей тысячи гектаров не были убраны вообще. Значительная часть урожая ушла под снег.

По стране в целом урожай в 1946 г. (40 млн. тонн зерна) был ниже, чем в 1945 г., и в два раза меньше чем в 1940 г. (96 млн. тонн). Средняя урожайность зерновых по СССР составляла 4,6 центнеров с гектара.

Но даже тот урожай, который был собран, вследствие недостатка складов и элеваторов, из-за ужасающей бесхозяйственности, бездорожья и отсутствия рабочих рук портился и терялся при перевозке. В Алтайском крае, например, на Овчинниковской базе проросло и превратилось в месиво 200 тонн зерна. На Троицкой базе в силосную яму было сброшено 70 тонн испорченной ржи.

Возможно, послевоенного голода можно было бы избежать, если бы жители сельской местности имели возможность полнее использовать ресурсы своего личного приусадебного хозяйства. Но Сталин пришел к необоснованному выводу, что размеры личных подворий крестьян слишком велики и это отрывает их от работы на общественных полях. 19 сентября 1946 г. Совет министров СССР и ЦК ВКП (б) приняли постановление « О мерах по ликвидации нарушений Устава сельскохозяйственной артели в колхозах». В соответствии с этим документом размеры приусадебных хозяйств были урезанны. За короткое время Советскому Союзу в целом в «общественную собственность» было возвращено свыше 7 млн. гектаров земли. В Красноярском крае после обмера личных приусадебных участков у крестьян было отрезано и передано колхозам свыше 268 тыс. гектаров земли, в Тюменской области – 33, Читинской – 200, Иркутской – 103, Омской – 50 тыс. гектаров. В Новосибирской области только осенью 1946 г. у крестьян было изъято свыше 28 тыс. гектаров земли.4 Эти земли после того как были отняты у колхозников, не использовались. Они, как говорили сибирские крестьяне, «гуляли», зарастая лебедой, так как у колхозов не было сил для их обработки. Производство продукции в личном подворье крестьян резко упало.

Не смотря на надвигающийся голод, коммунистическое правительство, преследуя идеологические и политические цели, с готовностью отзывалось на просьбы о поставках продовольствия со стороны Франции, Болгарии, Румынии, Польши, Чехословакии. В 1946-1947 гг. в эти страны было отправлено 2,5 млн. тонн зерна. Продолжался экспорт зерна в обмен на промышленное оборудование.

На фоне деградации сельскохозяйственного производства повсеместное изъятие продукции у колхозов и совхозов в ходе государственной заготовительной капании, бесхозяйственность, экспорт хлеба, принудительное сокращение размеров приусадебных участков не могли не привести к голоду, длившемуся с осени 1946 до уборки урожая 1947 г. Так как хлеба на всех не хватало, правительство приняло решение снять с централизованного, карточного снабжения примерно 28 тыс. человек, половину из которых составляли старики и дети. Карточек были лишены так же сельские учителя и врачи. Одновременно были урезаны пайки для многих категорий населения.

Значительно хуже было положение в селе, где не было карточной системы. Выполнив план обязательных хлебозаготовок, сибирская деревня оказалась без хлеба. Люди опухали от голода. Директор Увальского совхоза, что в Барабинском районе Новосибирской области, сообщал в январе 1946 г. в Союзмолтрест (в подчинение которого находился совхоз): «Большинство рабочих не имеют ни грамма картофеля и овощей, многие от физического истощения в связи с недоеданием и голодом не работают и влачат жалкое существование… В совхозе имеются массовые случаи, особенно среди детей опухания, а так же случаи смерти от голода».5 Рабочие совхозов и колхозники были вынуждены вскрывать скотомогильники и употреблять в пищу мясо павших животных. Из деревни в сибирские обкомы и крайкомы потоком шли сообщения, одно страшнее другого: В Первомайском совхозе съедены три трупа павших животных, 47 человек лежат опухшими; в Маслянинском молсовхозеопухло 27 человек; в Ордынском, Вьюнском совхозах опухло 100 человек.6

В Читинской области были зафиксированы случаи массовой дистрофии – здесь в 1947 г. насчитывалось 12 тыс. дистрофиков. Секретарь Хакасского обкома партии Афанасьев сообщал Сталину, что на 1 февраля 1947 г. в автономной республике зарегистрировано 2800 больных дистрофией.

Бичом сибирских крестьян стала септическая ангина – заболевание, регистрируемое только во время катастрофического голода. Тысячи истощенных жителей деревни и небольших городов выходили на поля и собирали лежавшие под снегом колоски. Голодные люди не знали, что лежавшие под снегом зерне прорастает особый вид ядовитых грибков, вызывающий эту страшную болезнь. Ее признаками были горловое кровотечение, распад мягких тканей, судороги, после чего наступала смерть.

Много сибиряков погибло и от болезней недостаточного питания – пеллагры и цинги. Смертельными становились многие болезни: ослабленный хроническим недоеданием человеческий организм не в состоянии был сопротивляться даже гриппу. В одном только Новосибирске с января по август 1947 г. число скончавшихся от дизентерии увеличилось в 12 раз.

Только одна социальная группа не узнала всей тяжести голода – партийно-советская номенклатура: работники партии, служащие горисполкомов, горисполкомов, крупные комсомольские, профсоюзные и хозяйственные руководители. В Сибири, как и по всей стране, они обслуживались через специальные «закрытые» магазины по карточкам особого типа. Даже низший слой номенклатуры – секретари райкомов и председатели райисполкомов – получал 16 наименований продуктов питания и промтоваров, включая папиросы, дефицитное в то время мыло.


Глава 2.

Восстановление и укрепление материально-технической базы.


Голод 1946 -1947 гг. наглядно продемонстрировал руководству СССР, что аграрный сектор экономики является самым слабым звеном социалистического хозяйства.

Необходимо было наладить техническую оснащенность сельского хозяйства, которая была сильно подорвана. Основным звеном восстановления в мирных условиях становилось укрепление его машинной техникой. Решающее влияние на усиление технической вооруженности отрасли, как и в целом на развитие сельского хозяйства, оказали крупные финансовые ассигнования государства и самих колхозов. Четвертым пятилетним планом восстановления и развития народного хозяйства СССР на сельскохозяйственное производство предусматривалось выделение значительных денежных сумм – 57,9 млрд. руб. Сельское хозяйство получило значительные денежные средства. За пять лет государственные вложения в эту отрасль составили – 25,1 млрд. руб. и вложения колхозов – 31,2 млрд. руб. Капитальные вложения колхозов ежегодно составляли 6,23 млрд. руб.7

Немалая доля этих средств приходилась на Сибирь, выделяемые для нее суммы постоянно росли. Ассигнования МТС Сибири за период с 1946 по 1950 г. Увеличились с 96 млн. до 767 млн. руб., т.е. в 8 раз, а использование колхозами средств на развитие экономики в целом возросло за это время в 1,4 раза; за пять лет хозяйства израсходовали на эти нужды около 3,1 млрд. руб. – в среднем по 615,4 млн. руб. в год. Одна треть капиталовложений в совхозах и МТС шла на покупку техники, связанной с развитием землевладения, около половины предназначалось на строительные работы. Рост капиталовложений вел к увеличению основных средств производства. В 1945 г. Стоимость средств производства в колхозах Сибири составляла 1990 млн. руб., в 1950 г. Она возросла до 3397 млн. руб., т.е. увеличилась в 1,7 раза.8

Повсюду развернулись работы по укреплению материальной базы сельского хозяйства. К концу восстановительного периода в Сибири было создано 19 новых совхозов, 173 МТС. На предприятиях проводились работы по восстановлению машин и двигателей, помещений производительного и культурно- бытового назначения, в частности ремонтных мастерских, электростанций, скотных дворов, а так же жилых домов. В колхозах увеличивалось количество подсобных производств – мельниц, маслобоек, кирпичных заводов, а так же зернохранилищ, зерносушилок; возросла их вместимость. За годы четвертой пятилетки в сибирских сельхоз артелях было построено почти 13 тыс. животноводческих помещений.

Решая вопрос о послевоенном развитии сельского хозяйства, февральский (1947 г.) пленум ЦК ВКП (б) определил в качестве первоочередной и важнейшей государственной задачи обеспечение его тракторных и комбайновых предприятий. Вместо трех тракторных заводов, работавших до войны, уже в 1950г. действовало семь, десять заводов вместо двух до войны выпускали комбайны. К концу пятилетки около 50 заводов работали над оснащением сельского хозяйства новой техникой. Было освоено и принято к массовому производству свыше 150 типов новых сельскохозяйственных машин.9 Значительная роль в технической вооруженности сельского хозяйства отводилась промышленности Сибири. Алтайский тракторный завод за первую послевоенную пятилетку должен был выпустить 37 тыс. машин, увеличив их производство по сравнению с 1945 г. в четыре раза, а запасных частей к тракторам – в семь раз. Заводу « Алтайсельмаш» предстояло выпустить около 69 тыс. тракторных плугов, обеспечив прирост их производства в 13 раз. Общий обмен товарной продукции должен был здесь возрасти с 15,3 млн. руб. в 1945 г. до 100млн. руб. в 1950 г. – более чем в шесть раз. Новосибирскому заводу «Сибсельмаш» планировалось более чем четырехкратное увеличение выпуска лущильников, культиваторов, сеялок. Красноярскому заводу комбайнов предстояло дать за пятилетку почти 5 тыс. машин, т.е. увеличить выпуск валовой продукции в шесть раз.

Тем самым созданный в основном за годы войны сибирский «узел» заводов тракторного и сельскохозяйственного машиностроения включался в борьбу за подъем сельского хозяйства страны.

В целом тракторное и сельскохозяйственное машиностроение страны в четвертой пятилетке по темпам роста опережало все основные отрасли промышленности. В 1950 г. было произведено тракторов в 3,7 раза больше, чем в 1940г., и в 15 раз больше, чем в 1945 г., а зерновых комбайнов – соответственно в 3,6 и 154 раза больше. Всего за 1946-1950 гг. промышленность выпустила 650 тыс. тракторов, 93 тыс. зерновых комбайнов.10

Техническое вооружение колхозов, МТС и совхозов постоянно находилось в центре внимания партийных и советских органов. В 1946-1949 гг. были определены дополнительные меры, направленные на безусловное выполнение планов Алтайского тракторного завода, «Сибсельмаша», Красноярского завода комбайнов. Постоянную помощь заводским коллективам оказывали партийные, профсоюзные комитеты предприятий. Они усилили организаторскую и политическую работу, помогали хозяйственникам в подборе, подготовке и расстановке кадров.

Строились новые, расширялись старые цехи, кузницы и другие объекты, устанавливалось новое оборудование, монтировались поточные линии, развивались рационализация. Алтайский тракторный завод, строительство которого было начато еще в конце 1941 г., к середине 1952 г. достиг 60-процентной проектной мощности. На заводе «Сибсельмаш» шло капитальное переоборудование цехов для выпуска новой техники. За войну и послевоенные годы Красноярский завод комбайнов практически был перестроен.

Несмотря на то, что в первые послевоенные годы значительное количество техники направлялось в районы, подвергшиеся оккупации, большая ее часть поступала и в бывшие тыловые районы. Сельское хозяйство Сибири за годы четвертой пятилетки получило 28 тыс. тракторов, 13,7 тыс зерновых комбайнов, 31,1 тыс. грузовых машин, 112,3 тыс. прицепных орудий.11 Техника поступала новых, более совершенных образцов. В 1950 г. в колхозах совхозах и МТС Сибири работало 110 типов машин и сельхозорудий, из них 80 % выпуска послевоенных лет. В 1950 г. сельское хозяйство Сибири имело 139 тыс. тракторов, вместо 100 тыс. в предвоенном году, 47 тыс. зерноуборочных комбайнов вместо 35 тыс.12

Ощутимые результаты отмечались в электрификации сельского хозяйства. За пять послевоенных лет число электроустановок в стране утроилось, количество электростанций возросло в 2,6 раза, их мощность увеличилась в 4 раза. По степени сельской электрификации и темпам ее проведения Сибирь имела немалые достижения. В РСФСР по этим показателям она уступала только самым развитым Уральскому и Центральному промышленным районам. В 1950 г. В Алтайском крае было электрифицировано 16 % колхозов, 93,4 % МТС и 96,6 % совхозов; в Омской области – соответственно 16,7 96,0 и 100%. 13

Рост технической вооруженности, проведение сельской электрификации позволили поднять уровень механизации сельскохозяйственных работ. Но в решении проблемы технической вооруженности колхозов и МТС оставалось еще много нерешенных задач: чрезмерной была нагрузка на тракторы, комбайны и другие машины, не хватало прицепных орудий, слабое развитие имели механизация животноводства, ремонтная база МТС, сельские электростанции были маломощными.


Заключение.


Великая отечественная война нанесла огромный урон сельскому хозяйству. Первые послевоенные годы для сибирского крестьянства явились очень трудными, приходилось восстанавливать хозяйство, бороться с голодом. Несмотря на то, что наметился определенный сдвиг к лучшему в сибирском селе, принципы взаимоотношений между государством и крестьянами не изменились. Коммунистическое правительство по-прежнему рассматривало деревню как неисчерпаемый источник ресурсов для развития индустрии и военнопромышленного комплекса. Государство по очень низким закупочным ценам изымало практически всю продукцию, произведенную в «общественном» секторе. Кроме того, колхозы должны были расплачиваться продукцией за работу МТС, а колхозники выполнять налоговые обязательства за право пользования личным приусадебным участком. В 1948 г. ставки сельхозналога были существенно увеличены.

В ответ на бесконечные повышения налогов крестьяне были вынуждены сворачивать личное приусадебное хозяйство, выращивать меньше картофеля и овощей. В Новосибирской области с 1 июля 1948 г. по 1 января 1949 г. поголовье коров сократилось на 29 тыс., свиней – на 10 тыс.14

Хлеборобы по-прежнему почти бесплатно трудились на общественных полях, влача полунищенское существование. В год колхозник зарабатывал столько же, сколько городской рабочий в месяц. В 1950г. сельский труженик мог приобрести непродовольственных товаров ( в среднем на человека) на 3 рубля в месяц.15

Крестьяне фактически были прекрепленны к земле. Паспорта им не выдавались. Колхозник не мог покинуть колхоз без разрешения. Но тысячи людей находили способы, чтобы уехать. В 1946 – 1950 гг. в города и рабочие поселки Сибири приехало более 3 млн. новоселов, главным образом из села.16 В результате оттока жителей из села численность рабочих рук в колхозах и совхозах Сибири быстро сокращалась. Государству чаще приходилось привлекать к уборке урожая горожан – рабочих, служащих и студентов.

Оставшиеся в колхозах и совхозах стремились уклониться от неоплачиваемой работы. Это тормозило рост сельскохозяйственного производства. Земля обрабатывалась плохо, урожаи были низкими. Посевные площади, поголовье скота росли медленно. Продовольственная проблема послевоенные годы так и не была решена. В колхозах Алтайского края, житнице Сибири, в 1950 г. мяса, молока и шерсти производилось меньше, чем в предвоенном 1940 г. В 1953 г., к моменту смерти Сталина, сельское хозяйство Сибири находилось в состоянии глубокого застоя.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


1. Исупов В.А. Кузнецов И. С. История Сибири. Часть 3. Сибирь 20 век. Новосибирск. 2000.

2. Крестьянство в Сибири в период упрочнения и развития социализма. Новосибирск. 1985.

3. Олех. Л. Г. История Сибири. Ростов н/Д. Новосибирск. 2005

1 Крестьянство в Сибири в период упрочнения и развития социализма. Новосибирск. 1985 С. 210


2 Там же. С. 211.

3 Исупов В.А. Кузнецов И. С. История Сибири. Часть 3. Сибирь 20 век. Новосибирск. 2000. С. 232.

4 Исупов В.А. Кузнецов И. С. История Сибири. Часть 3. Сибирь 20 век. Новосибирск. 2000. С. 233

5 Исупов В.А. Кузнецов И. С. История Сибири. Часть 3. Сибирь 20 век. Новосибирск. 2000. С. 235

6 Там же. С. 245

7 Крестьянство в Сибири в период упрочнения и развития социализма. Новосибирск. 1985 С. 214.

8 Олех. Л. Г. История Сибири. Ростов н/Д. Новосибирск. 2005. С.304

9 Крестьянство в Сибири в период упрочнения и развития социализма. Новосибирск. 1985 С. 217.

10 Олех. Л. Г. История Сибири. Ростов н/Д. Новосибирск. 2005. С.307.



11 Крестьянство в Сибири в период упрочнения и развития социализма. Новосибирск. 1985 С. 216.

12 Там же. С. 221.

13 Там же. С. 223.

14 Исупов В.А. Кузнецов И. С. История Сибири. Часть 3. Сибирь 20 век. Новосибирск. 2000. С. 239

15 Олех. Л. Г. История Сибири. Ростов н/Д. Новосибирск. 2005. С.301.

16 Там же. С. 304.


Случайные файлы

Файл
114908.rtf
118029.rtf
12201-1.rtf
16042-1.rtf
164426.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.