Концепции социалистического аншлюса и Дунайской Федерации (57874)

Посмотреть архив целиком

Концепции "социалистического аншлюса" и Дунайской Федерации


Крушение Австро-Венгрии и образование на ее территориях новых независимых государств поставило австрийских социалистов перед необходимостью смены идеологических ориентиров в национальном вопросе. Они вынуждены отказаться от защиты идеи целостности Австро-Венгрии, разработав ряд новых концепций, в частности, концепцию "социалистического аншлюса" и концепцию Дунайской федерации.

Еще в начале октября 1918 г., когда приближающееся крушение державы Габсбургов стало реальностью, лидеры австрийской социал-демократии попытались определиться по вопросу о перспективах дальнейшего развития стран и народов этого многонационального государства. Право наций на самоопределение, в данной на Брюннской партийной конференции 1917 г. редакции, стало основным требованием. В. Адлер, К. Зайтц и И. Зедигер выступили в рейхсрате с требованием немедленного заключения мира и преобразования Австро-Венгрии в союз народов на основе принципа права на самоопределение. Чешские депутаты требовали национального освобождения Чехии.

Наднациональные принципы организации монархии Габсбургов не находили защитников в рядах политических партий и организаций Австрии. Социал-демократы выступили одними из главных сторонников идеи национального размежевания. В предложенной Бауэром на заседании парламентского клуба немецко-австрийских социал-демократов 3 октября 1918 г. резолюции указывалось, что "представители немецкого рабочего класса... требуют объединения всех немецких областей Австрии в едином немецко-австрийском государстве... На базе этого принципа мы готовы обсуждать с представителями чешского и югославянского народов возможность преобразования Австрии в федерацию свободных национальных объединений". Оценивая резолюцию 3 октября, Й. Зелигер подчеркивал: "Резолюция немецкой социал-демократии... указывает единственный путь, по которому необходимо двигаться: путь к федеративному государству свободных народов. Каждой нации свободная государственность! Каждой нации полное самоопределение!... К тому же это является нашим ответом попыткам чешского шовинизма причислить немцев в Судетских областях к чешскому государству". Зелигер, таким образом, уже в начале октября отстаивал идею независимости Судет от чехословацкого государства и их безусловную принадлежность Немецкой Австрии, что станет главным идейным лозунгом всех основных судето-немецких политических партий и организаций после провозглашения независимости ЧСР. Зелигер, правда, не указывал при этом конкретных очертаний будущего устройства этих областей.

28 октября 1918 г. в Праге было провозглашено создание независимого Чехословацкого государства, в состав которого планировалось включить и судето-немецкие районы, что было единодушно оценено всеми судето-немецкими депутатами в австрийском рейхсрате как установление чуждого владычества. В условиях фактического распада Австро-Венгрии на национальные государственные объединения немецкие политические партии также были вынуждены консолидироваться, чтобы отстаивать права австрийских немцев.

Лозунг права наций на самоопределение оставался главным идейным знаменем австро-немецких политических партий. Но по вопросу о конкретных путях осуществления этого принципа применительно к немцам Австро-Венгрии на практики единства не было ни у представителей немецко-австрийских политических партий в целом, ни у самих австрийских социалистов. Исходя из тезиса о нежизнеспособности немецко-австрийских земель в отдельности, социал-демократы рассма!ривали в качестве наиболее вероятных две концепции - присоединения (аншлюса) всех территорий Цислейтании с немецким населением к Германии или создания на базе Австро-Венгрии так называемой Дунайской федерации. Разрабатывавшаяся в противовес концепции аншлюса концепция Дунайской федерации предполагала создание на базе Австро-Венгрии федерации из географически привязанных к реке Дунай стран. Концепция Дунайской федерации лежала в канве общей идеологической направленности австрийской социал-демократии на преобразование Австро-Венгрии, выведенной в трудах Бауэра и Реннера довоенного и военного времени. Она также совпадала с идеями о "Срединной'-, "Средней" Европе ряда лидеров германской социал-демократии. Существовало несколько проектов осуществления этого замысла. По одному из них предполагалась федерация в составе Австрии, Венгрии и Чехии. Другой проект предусматривал присоединение к этим странам на конфедеративной основе Италии, Польши, Румынии и югославянских земель.

Заявления О. Бауэра, Й. Зелигера и других лидеров австрийской социал-демократии до второй половины октября 1918 г. в пользу преобразования Австро-Венгрии в "федерацию свободных народов'" могут считаться подтверждением их первоначальной ориентации на создание Дунайской федерации. Даже после декларации аншлюса Временным национальным собранием Немецкой Австрии, социал-демократы не отказывались от идеи Дунайской федерации. Лишь в конце декабря 1918г. аншлюс окончательно был признан официальной партийной пропагандой как "единственный путь".

Германские и австрийские социал-демократы подчеркивали, что идея аншлюса, создания Великонемецкой республики появилась в самом начале организованного рабочего и социалистического движения, связывали ее с именами К. Маркса, Ф. Энгельса, В. Либкнехта, А. Бебеля. Основоположники марксизма еще накануне европейских революций 1848-1849 гг. выдвинули лозунг единой и неделимой германской республики. Однако в период II Интернационала, до начала Первой мировой войны, великогерман-ские амбиции немецких социалистов проявлялись весьма неотчетливо.

В ходе первой мировой войны были установлены тесные контакты между представителями немецко-австрийской и германской социал-демократии. Начиная с осени 1914 г. делегации и отдельные представители германской и немецко-австрийской социал-демократии наносили друг другу регулярные визиты, ведя переговоры об установлении единства действий и достижения германо-австрийского сближения. В январе 1916 г. в Берлине между руководителями германской и австрийской социал-демократии имели место консультации относительно общих программных установок. На этих переговорах речь шла о потребностях экономического сближения Германии и Австро-Венгрии. От имени своих делегаций К. Реннер и Г. Кунов отметили важность и актуальность идей "средней Европы", консолидации стран Центральной Европы на базе Австро-Венгрии и Германии.

Особую активность контакты между германскими и австрийскими социал-демократами приобрели в первой половины 1917 г. В апреле 1917 г. австрийские и венгерские социалисты обсуждали со своими германскими товарищами возможности мирного урегулирования. Австрийские социал-демократы были вынуждены считаться с расколом в лагере германской социал-демократии и выделении так называемой Независимой социал-демократической партии Германии (НСДПГ), стоявшей на центристских позициях. Левая оппозиция в партии австрийской социал-демократии симпатизировала НСДПГ, но партийное руководство раскола, аналогичного германскому, не допустило. При этом в апреле 1917 г. представители австрийской партии на равных вели диалог с обеими социал-демократическими организациями Германии. Стокгольмская конференция (так называемая Ш конференция Циммервальдского объединения), состоявшаяся в начале сентября 1917 г. положила начало более тесному сотрудничеству между немецко-австрийскими и германскими социал-демократами. И, хотя в 1914-V917 гг. вопрос о конкретных формах аншлюса еще не ставился, ряд германских социалистов выступал за создание Великогерманской республики. Однако при этом нельзя не иметь в виду, что на протяжении практически всей войны мы практически не встречаем примеров массовой агитации и пропаганды в пользу единого государства всех немцев, исключая разве что появлявшиеся с 1918 г. призывы не допустить повторения событий 1848 г., когда было упущено объединение всех немцев. Используя неясный принцип права наций на самоопределение в качестве официального лозунга преобразования Австро-Венгрии, который можно было трактовать как в пользу аншлюса, так и в пользу Дунайской федерации, немецко-австрийская социал-демократия выжидала до тех пор, пока распад Австро-Венгерской монархии не стал свершившимся фактом.

С начала 1918 г. межнациональные противоречия в Австрии и будущее государства становятся едва ли не главным предметом обсуждения в широких кругах австрийской социал-демократии. Толчком к дискуссии стала уже упоминавшаяся Национальная программа левых. Полемизируя с авторами программы, К. Реннер указывал что внутреннее развитие Австрии напрямую зависит от того, кто победит в Германии: немецкий империализм или немецкая демократия. Немецко-австрийские социал-демократы, таким образом, еще задолго до крушения монархии Габсбургов связывали будущее Австрии с будущим Германии.

Главным идеологом «социалистического аншлюса» был О. Бауэр. Рисуя перспективы послевоенного устройства Австро-Венгрии, на первое место Бауэр ставил возможность отпадения Венгрии; из собственно австрийских районов наибольшую угрозу сепаратизма Бауэр видел в польских и итальянских областях. Отделение чешских областей видилось Бауэру куда менее вероятным. Исходя из тезиса о том, что индустриальные районы нежизнеспособны в отдельности от сельскохозяйственных регионов, Бауэр полагал, что чехи, которые сами располагают значительной индустрией и, следовательно, нуждаются в большой экономической области будут вынуждены сохранить единство с немецко-австрийскими районами.


Случайные файлы

Файл
14427.rtf
BILL1.DOC
56110.rtf
157327.rtf
46299.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.