Китай в XIV-XVIII веках (57803)

Посмотреть архив целиком















Реферат

"Китай в XIV-XVIII веках"



Когда в середине XIV века власть монгольских императоров рухнула, в Китае оказалось большое количество оставшихся без дела войск. Чтобы найти себе применение, эти армии не только осаждали города, но и вели непрерывную борьбу Между собой. Поскольку местные военачальники были заняты борьбой между собой, старая правящая династия Ще какое-то время продолжала оставаться у власти. Но когда в Китае появился человек, способный объединить силы и возглавить борьбу за трон, ее участь была решена.

После длившейся несколько лет борьбы на престол взошел новый правитель, поднявшийся на такую высоту из самых низов общества.

Первое время Чжу Юаньчжан не трогал укрепленные твердыни монголов, направив все силы на подавление своих соперников, бесчинствовавших на юго-востоке Китая. В 1366 году он уничтожил последнего из них, оставшись единственным претендентом на престол и признанным лидером китайского сопротивления. Два года, спустя, в 1368 году, Чжу Юаньчжан стал одним из лидеров мессианской секты "мин цзяо" ("Учение Света"), буддо-манихейского характера, ожидавшей прихода мессии — Царя Света (мин ван). Отсюда и название основанной им династии Мин — "светлая", "сияющая", "просвещенная".

После захвата всего восточного побережья от Кантона до Шаньдуна в армии его полководца Су Да насчитывалось около 250 тыс. человек. Монгольский император не стал дожидаться их появления. Он бежал на север, оставив Китай победоносному основателю Мин. Пекин сдался.

В 1372 году генерал Су Да пересек Гоби, сжег столицу Чингисхана Каракорум и дошел до Сибири. Ни одна китайская армия прежде не заходила так далеко на север. В 1381 году монголы были выбиты и из Юннани, где они оставались в изоляции со времени основания династии. Десять лет спустя минская армия заняла Хами в Центральной Азии, чем и завершила воссоединение империи.

Таким образом, впервые со времен Тан границы отодвинулись далеко на север, а в целом минская империя была обширнее любой другой предшествовавшей ей китайской империи. Юго-западные области, лишь частично заселенные при Хань и Тан, стали полноправными частями империи, находящимися под провинциальным контролем. Хотя довольно многочисленное местное население по-прежнему сохраняло там формальную автономию, города и долины начали быстро заселяться китайцами.

Чжу Юаньчжан, отказавшись от внешней политики танской империи, во всех остальных отношениях открыто брал ее за образец. Управление было организовано по танской модели, и даже провинции, насколько позволяли территории и численность населения, были изменены, чтобы соответствовать десяти "дао" Тай-цзуна.

Практический дух административных преобразовании проявился и в другом. Предыдущие династии получали имя в соответствии с древним названием той области, откуда родом был основатель, или же по названию удела, которым он (или его предок) управлял. Основатель Мин, бывший сын бедного крестьянина и главарь разбойников, не мог, как и его предки, похвастаться владением или уделом, поэтому, выбирая название для династии, он порвал с веками освященной "территориальной традицией" и, исходя из своих религиозных взглядов, назвал ее Мин. Справедливости ради следует отметить, что впервые эту традицию нарушили предшественники Мин, монголы, назвавшие свою династию Юань ("Первоначальная", "Первозданная").

Первой столицей династии был Нанкин. Этот город и сегодня такой, каким его перестроил Чжу Юаньчжан. Выбирая столицей Нанкин, первый император Мин хотел, видимо, чтобы управленческий аппарат находился в части Китая, ему наиболее знакомой, из которой он сам был родом.

После падения власти Сун на севере многие тысячи самых влиятельных и образованных людей бежали на юг, и север утратил свою культурную и торговую значимость. Нанкин, располагавшийся на берегу Янцзы, куда легко могли подходить лодки с данью и торговые суда, идеально подходил для управления самой населенной и богатой частью империи, ведь в силу географического положения он был защищен от нападения с севера, и в то же время не столь уж удален от северных провинций.

К сожалению, третий минский император Юнлэ проигнорировал эти соображения, вновь перенеся столицу в Пекин. Это обострило главную проблему новой династии — все усиливающееся расхождение между Севером и Югом, и, как следствие, взаимную ненависть чиновников — выходцев из различных частей империи. Разделение империи на две половины стало более явным, чем когда бы то ни было прежде. Пока Юг не был колонизирован при Тан, а затем обогащен и окультурен при Южной Сун, сколько-нибудь значительного соперничества быть не могло, ибо и культура, и власть, и население концентрировались в северных провинциях. После чжурчжэньских и монгольских завоеваний баланс нарушился. Север был разорен, а юг стал богатым и густонаселенным.

В результате этих процессов началась масштабная миграция самого "культурного" населения. На юге нашли место все известные ученые кланы, на протяжении столетий управлявшие империей. Надо сказать, что ко времени воцарения Мин различия между двумя половинами империи стали уже слишком очевидными. Выходцы с юга занимали все высшие места на государственных экзаменах, в то время как северяне не были даже представлены на них пропорционально количеству населения. Хотя императоры и закрепили за северянами одну треть всех мест, вне зависимости от уровня знаний, но даже эта пропорция сама по себе весьма показательна.

Перенос столицы в Пекин еще более усилил это соперничество. Юнлэ сделал это потому, что здесь находились его владения до того, как он вступил на трон, и здесь же он находил опору и поддержку. Однако Пекин был плохим местом для столицы. Он расположен на песчаной и достаточно сухой равнине и не связан водными путями с производящими провинциями. К тому же, он находится всего в сорока милях от проходов в Великой стене, по которым кочевники во все времена просачивались в Китай.

К тому времени, как военная мощь империи иссякла, столица оказалась открытой для нападения. Кочевникам не нужно было совершать длительный поход в глубь Китая. Достаточно было простого пограничного набега, чтобы составить угрозу для двора и дезорганизовать управление. Поэтому минский двор был всецело поглощен пограничными проблемами в ущерб подлинным интересам империи. Деньги и войска, которые требовались на охрану незащищенной столицы, могли бы лучше пойти на надзор за провинциями. Двор, изолированный на северо-востоке, утратил понимание чувств и нужд юга и запада, которые с течением времени становились все более и более безразличны к судьбам минской династии. Положение столицы явилось одной из главных слабостей империи и главной причиной ее падения.

Чжу Юаньчжан, основатель династии, умер в 1398 году после тридцати лет царствования, характеризовавшихся внутренней стабильностью и успешными внешними походами и увенчавшихся долгим миром. К сожалению его старший сын и наследник умер, так и не взойдя на трон, поэтому престол перешел к его внуку Хуэйди, которому было лишь 16 лет. Однако власть молодого императора немедленно оспорил его могущественный дядя, принц Янь, командовавший войсками севера и правивший в Пекине. В итоге, спустя всего поколение после основания династии, империя оказалась ввергнута в долгую и разрушительную междоусобную войну.

После какого-то времени, когда борьба шла с переменным успехом, императорские войска прекратили сопротивление, и в 1402 году войска яньского принца заняли Нанкин.

Во время правления Чэнцзу недостатки Пекина как столицы были еще не столь очевидны. Сам император — опытный и способный воин — долгие годы воевал с монголами. Он всегда был готов лично принять командование, если со стороны кочевников возникала какая-нибудь угроза, и совершил немало походов во Внешнюю Монголию, дойдя до Сибири. При нем вопрос о возможности вторжения кочевников в Китай попросту не стоял, ибо китайская военная мощь оставалась непревзойденной.

Система управления минской династии строилась по танскому образцу и после переноса столицы, однако в некоторых отношениях она не достигла танского уровня. То, что люди обращались за примерами к Тан, а не к Сун — последней великой китайской династии, вообще характерно для Мин. Династия Сун оставалась мирной, и ее невоинственная политика позволила варварам завоевать Китай. Тан, напротив, была державой-покорительницей, утверждавшей свою власть далеко за пределами Китая. Первые минские императоры, сами воины, не любили правивших сунской империей пацифистов, оставлявших в руках завоевателей исконно китайские земли. К сожалению, минские правители отказались не только от сунского миролюбия, но и от тех ограничений, что характеризовали внутреннее управление при Сун.

Император Чэнцзу умер в 1425 году, возвращаясь из похода во Внешнюю Монголию. Его сын и преемник Жэньцзун был болен и умер в том же году, процарствовав всего десять месяцев. Трон перешел к внуку Чэнцзу, Сюаньцзуну, правившему 11 лет. Всего двенадцать лет спустя после смерти Чэнцзу на престол взошел его правнук Инцзун, которому было лишь восемь лет. Такая быстрая смена правителей ни Династии, ни Китаю не принесла ничего хорошего. Череда краткосрочных правлений всегда опасна для автократического государства, ибо препятствует постоянству политики, если же она еще усугубляется регентством при малолетнем императоре, то напастей не избежать. Регентство при Инцзуне осуществляла императрица, и евнухи не замедлили напомнить о себе.


Случайные файлы

Файл
bykovina.doc
24178.rtf
15127-1.rtf
43358.rtf
27381.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.