Историко-политические факторы объединения Германии (57500)

Посмотреть архив целиком

Содержание


Предпосылки объединения Германии

Роль М.С. Горбачева в объединении Германии

Принципы и механизмы объединения. Переговорный процесс

Германия сегодня. 20 лет спустя

Список использованной литературы



Предпосылки объединения Германии


При упоминании слов «Германия» и «немцы» у русского человека возникает такое количество ассоциаций, которое не снилось никакой другой стране и никакому другому народу. Это и традиционное пиво с сосисками, баварские Альпы и долина Рейна со скалой Лорелей. Германия – это знаменитые замки, города-музеи, карнавалы и пивные праздники. Это и надежные автомобили, высочайшего качества техника и станки. Но, прежде всего, это люди, отличительной чертой которых является дружелюбие, бесхитростность, трудолюбие, добросовестность, педантичность и основательность.0 После окончания второй мировой войны на долю этих людей, этой нации выпало немало трудностей, испытаний, связанных, прежде всего с последствиями войны и с принятыми в связи с ними политическими решениями стран-победительниц: СССР, США, Великобритании и Франции.

Германия в 1945 году была разделена на два государства в результате разделения территорий влияния между США, Великобританией, Францией и Советским Союзом. В основе этой политики лежал раздел страны на три оккупационные зоны, раздел Берлина на три части и создание совместного Контрольного совета. В 1961 году в ночь с 12 на 13 августа подразделения Национальной народной армии и народной полиции ГДР возвели на границе с Западным Берлином стену, ставшую на три десятилетия символом раскола Германии и Европы.0

В 1990 году объединению Германии предшествовал глубокий социально-экономический и политический кризис в ГДР, который назревал с 1985 года около четырех лет и привел к стремительному объединению ГДР и ФРГ в течение одного года, с октября 1989 года по октябрь 1990 года, когда на политической карте Европы появилось государство единой Германии с 78-миллионым населением.

Началом революционных перемен в стране стало требование ее граждан открыть границы, которое сопровождалось массовыми демонстрациями немцев, рвавшихся в обеспеченную Западную Германию. В мае 1989 года после открытия венгерско-австрийской границы началось бегство восточных немцев через Венгрию за границу, что грозило обезлюдить страну. В результате этих событий после 18 летнего правления был снят со своего поста председатель Государственного совета и генеральный секретарь СЕПГ Э. Хонеккер. Самой массовой демонстрацией из проходивших в это время в ходе мирных революций в Восточной Европе стала демонстрация в ГДР в ноябре 1989 года. Она привела к удовлетворению требования об открытии границы между Восточной и Западной Германией. В результате правительство полностью потеряло контроль над толпами «экскурсантов», что окончательно размыло экономику ГДР, и без того ослабленную в то время.

Тогда же на повестку дня встает новое, более радикальное требование – объединение с ФРГ. Ответом на эти массовые требования, в условиях невмешательства Москвы в немецкие события, стало выступление канцлера ФРГ Г.Коля в западногерманском Бундестаге с программой из 10 пунктов, посвященной развитию отношений между обоими германскими государствами. Эта программа состояла из перечня постепенно осуществляемых мер укрепления сотрудничества двух немецких государств. Она сопровождалась обещанием немедленной конкретной помощи ГДР в гуманитарной сфере, в частности создания валютного фонда для финансирования поездок восточных немцев к западным. В подтверждение необходимости развивать и углублять сотрудничество с ГДР канцлером было высказано предложение о создании договорного немецкого сообщества с новыми совместными институтами и расширением функций уже имеющихся, а также намерение создать в будущем конфедеративное объединение Германии. Осуществление программы оговаривалось рядом условий: если в ГДР будут в обязательном порядке решены и необратимо начаты «принципиальные перемены политической и экономической системы». Это означало достижение государственным руководством ГДР с оппозиционными группами соглашения об изменении Конституции, о новом демократическом законе, о выборах с участием несоциалистических партий и проч.

Планы «многоразового объединения» обоих государств были выдвинуты и новым премьер-министром ГДР Г. Модровым. Одной из последних инициатив в деле объединения Германии стало предложение аккумулировать все лучшее, что имелось в ГДР и ФРГ; его реализация должна была создать, с наименьшими потерями и более совершенным законодательством, действительно новое государство Германии. Указывалось при этом на положительный опыт системы всеобщей трудовой занятости в ГДР, на достижения в сфере народного образования, беспримерные результаты в спорте и проч. Предполагалось, что переходный период продлится два-три года. Эти планы, находившие понимание у социал-демократов в ФРГ, под напором реальных событий не были осуществлены.0

Состоявшийся 4 ноября 1989 года в центре Берлина на Александрплатц митинг оказался самым крупным за всю историю ГДР, собрав по разным оценкам от 400 тыс. до полумиллиона человек. Он же символизировал собой высшую точку идейного романтизма, освобожденного от оков мертвой доктрины. Раздавались голоса в защиту реформ по советскому образцу, выступавшие требовали и обновления социализма, и нового призыва в СЕПГ (Социалистическая единая партия Германии). Немало было и флагов ФРГ, символизировавших признание успеха западной модели общественного развития. Слово было дано всем «униженным и оскорбленным». Представителю Политбюро ЦК СЕПГ Гюнтеру Шабовскому собравшиеся так и не дали договорить. Главное, что объединяло всех участников митинга 4 ноября в Берлине и аналогичных собраний, проходивших во всей стране, - нежелание оставаться заключенными в собственной стране, отгороженной от Западной Германии и Западного Берлина непреодолимой границей.

Спустя пять дней тот же Шабовский на пресс-конференции, транслировавшейся в прямом эфире, зачитал проект закона о свободном выезде граждан ГДР за пределы страны. На вопрос журналистов о том, когда закон вступит в силу, он ответил: «немедленно». Это моментально накалило страсти, толпы жителей Восточного Берлина стали собираться у пограничных переходов, боясь пропустить долгожданный момент открытия границы. Телевидение ФРГ всю ночь вело прямой репортаж от берлинской стены, мобилизую население на активные действия. Не выдержав напора толпы, пограничники ГДР около полуночи открыли шлагбаумы. С падением берлинской стены история революционных завоеваний пополнилась еще одним символом, не уступавшим по своему значению взятию Бастилии или штурму Зимнего дворца. Улицы западной части города превратились в спонтанный карнавал, слезы смешивались с шампанским, люди с общей судьбой, но разными паспортами смотрели друг на друга и не находили слов, чтобы выразить свои чувства. За одну ночь и следующий день, 10 ноября, в Западный Берлин «сходило» около миллиона жителей ГДР.0

Очень интересно мнение германского ученого Оскара Ференбаха относительно истинных предпосылок объединения двух Германий: «Сейчас, когда пытаются разгадать тайну «чуда объединения», редко кто вспоминает о концепции Аденауэра, суть которой заключалась в развитии страны по «интернациональному» пути в тесном сотрудничестве с Западом. Долгое время считалось, что она вредит делу объединения и таит в себе, в силу своей конфликтности большую опасность. Однако, жизнь показала, насколько мудрым и продуманным был данный подход.

Об этом необходимо помнить, прежде всего, потому, что в большинстве статей и книг, посвященных объединению, замалчиваются его истинные предпосылки либо по причине близорукости, либо из-за пристрастного отношения. Многие не могут допустить, что неуступчивость, упорство и бескомпромиссность способны стать ключом к успеху. Именно это и имело место в случае с первым бундесканцлером: безоговорочная интеграция с Западом, вхождение в атлантическую систему безопасности, абсолютная верность союзническим обязательствам, никаких уступок Кремлю, достижение материального превосходства свободного общества, экономическое истощение СССР в ходе конкурентной борьбы – все это по прогнозам Аденауэра в долгосрочной перспективе должно было ослабить Советы и вынудить их отказаться от претензий на Восточную Германию.

В те времена такая его позиция подвергалась уничтожающей критике, но сегодня совершенно очевидно, что она была провидческой. Это дает все основания называть Конрада Аденауэра прародителем объединения. Только его и никого другого. Такую оценку разделяют во всех политических лагерях, в том числе и его прежние противники».0


Роль М.С. Горбачева в объединении Германии. Принципы и механизмы объединения. Переговорный процесс


Подлинное знание о том, что и как произошло, невозможно без всестороннего осмысления роли М.С. Горбачева. Само значение его вклада в воссоединение Германии вроде бы никто не отрицает. Однако трактуют его неоднозначно. И речь не обязательно идет о политических противниках Горбачева, о тех, для кого все, что он делал, имеет лишь один знак – минус. Непонимание истинных мотивов Горбачева, неверная трактовка конкретных эпизодов переговорного процесса иногда настолько глубоки, что полностью искажают смысл не только роли Горбачева, но и всего произошедшего.

Правильно понять и оценить политику Горбачева в германском вопросе можно только в том случае, если вписать ее в более общий контекст: оценку им мировой ситуации, решительный выбор в пользу прекращения «холодной войны», приведшей человечество на грань самоуничтожения, развития событий в самом Советском Союзе. Решение германского вопроса призвано было стать фактором демонтажа фронтального противостояния систем. В середине 80-х годов германская проблема выступала для советского руководства в двух ипостасях. Существовали два немецких государства и две советско-германские политики. Общим было то, что и та и другая нуждались, как минимум, в корректировке и обновлении. Отношения и с ГДР, и с ФРГ сложились исторически, в них накопилось много иррационального, идеологически оторванного от реальности. Вопрос воссоединения Германии первоначально практически не ставился, хотя многим специалистам в Советском Союзе было очевидно, что рано или поздно оно произойдет. В ГДР, как и в самом Советском Союзе, назрели перемены. В этих условиях напрашивались два возможных, но исключающих друг друга подхода. Первый – навязать ГДР перестройку по образцу проводимой в Советском Союзе, то есть «инициировать» реформы извне. Второй – уважая независимость и суверенитет ГДР, следовать курсу невмешательства в ее дела, рассчитывая на перемены лишь под влиянием собственного, «перестроечного» примера. Исторически сложившийся характер отношений с социалистическими союзниками толкал руководство СССР к использованию первого подхода. Но лично для Горбачева, взявшего курс на глубокие преобразования во всем, это было абсолютно неприемлемо, ибо лишало отношения между СССР и странами Восточной Европы какой-либо перспективы. Уже на встрече с лидерами стран Организации Варшавского Договора (ОВД) в дни похорон своего предшественника Константина Черненко Горбачев заявил им, что советское руководство будет строго следовать принципу невмешательства в дела союзников.


Случайные файлы

Файл
докладик.doc
125392.rtf
157381.rtf
118206.rtf
5404.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.