Индия в ранее средневековье (57455)

Посмотреть архив целиком













Реферат

ИНДИЯ В РАННЕЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ















Калининград 2010.


План


Индия в раннее средневековье

Упадок буддизма и торжество индуизма

Политическая ситуация в индии в начале VIII в.

Возникновение раджпутских княжеств, начало раджпутских завоеваний

Борьба гурджара-пратихаров и палов

Вассально-иерархическая система у раджпутов

Типы феодальных владений

Раджпутские княжества в середине X-XII вв.

Государства южной индии и декана в VIII-ХII вв.

Развитие феодализма в южной Индии и на декане

Список литературы



Индия в раннее средневековье


Города

Сюань Цзан сообщает, что в Индии есть около семидесяти царств, или стран. Большая их часть представляла собой вассальные и независимые княжества. Из его сведений выясняется, что основные политические и экономические центры Северной Индии находились в центральной и западной части долины Ганга. Это прежде всего Канаудж, а также Варанаси, Стханешвара, Праяга. Паталипутра же пришла в упадок и лежала в развалинах (под названием Патны она существовала в средние века как третьестепенный город). Разрушены были к другие города Магадхи; возможно, это было связано с только что закончившейся войной Харши и Шашанки. Оставались в руинах многие города Пенджаба, разоренные, очевидно, эфталитами. Большинство же индийских городов благополучно существовало, причем к древним городам прибавился ряд новых. Другие источники этого времени рисуют жизнь процветающих городов, изысканный быт богатых горожан. Упадок городов в некоторых областях в VI - начале VII в. имел преходящие и локальные причины, в целом же продолжался рост городов, сохранялась преемственность традиций городского быта и культуры.


Упадок буддизма и торжество индуизма


Первые века I тысячелетия были временем массового распространения в Индии буддизма, а также джайнизма, занявшего наиболее прочные позиции в Южной Индии. Однако ни одно из течений буддизма, ни джайнизм не могли одержать верх над тем комплексом религиозных воззрений и народных верований, которые для древности мы объединяем под названием брахманизм, а для средних веков - индуизм. Серьезнейшим препятствием для усиления влияния буддизма на широкие народные массы была индийская кастовая община, по самой сути складывавшихся в ней отношений господства-подчинения, основанных на неравенстве каст, на кастовом угнетении, противостоявшая идее равенства людей, лежавшей в основе учения раннего буддизма. Скорее всего проповедь буддизма находила в деревне отклик в основном в среде угнетенных каст - социальных низов общества. Вся история буддизма в Индии как религии - это история бесплодной борьбы с тем образом жизни, который воспроизводила в себе индийская сельская община, включая в первую очередь комплекс социальных и бытовых отношений, а также народные обычаи и верования. Буддизм стремился приспособиться к жизненной реальности и тем самым (в учении махаяны - "Великой колесницы") неуклонно шел по пути сближения с индуизмом. Развитие культа многочисленных будд, бодхисаттв и святых с пышным и сложным ритуалом, поклонение изображениям божеств (преимущественно скульптурным) в богато украшенных храмах, аскетизм архатов и многое другое постепенно вели к тому, что в сознании простых людей, не вникавших в тонкости религиозно-философских доктрин, отличия буддизма махаяны от индуизма постепенно становились все менее заметными.

Необходимо учитывать также и то, что, как и индуизм, буддизм с самого начала основывался на общих для индийской цивилизации принципах миросознания, в особенности на представлениях о перевоплощении душ (сансара), определяемых законом воздаяния (карма) за совершенные в жизни поступки; соблюдение определенных религиозно-этических норм (дхарма) должно было вести к более высокому качеству воплощения души, а при особо праведном поведении, отличном от обычной мирской жизни, цепь перерождений в мире страданий могла оборваться и душа достигнуть желанного освобождения от сансары. Можно сказать в наиболее общей форме, что различия заключались в толковании дхармы и методов осуществления мечты о конечном спасении от мира перевоплощений.

В буддизме верный путь спасения требовал разрыва с мирской жизнью и ухода в монахи - бхикшу, миряне же оставались лицом к лицу со всем традиционным укладом жизни, верованиями и обычаями, к которым буддизм в основном относился нейтрально. Неудивительно, что буддисты-миряне в повседневной жизни не могли отрешиться от этого небуддийского наследства и, по существу, совмещали требования своей религии с индуистской практикой.

Глубокий упадок буддизма зафиксирован в эпоху Харшавардханы Сюань Цзаном. Спустя несколько веков эта религия практически полностью исчезает на своей родине, сохраняясь отчасти только в Гималаях (махаяна) и на Цейлоне (в форме хинаяны).

Борьба индуизма с враждебными религиозными течениями шла не только в религиозно-философской сфере (в литературе, в получивших большое распространение ученых диспутах), но принимала общественные и политические формы, отражавшие подчас материальные интересы сторон. Сведения о религиозных столкновениях сообщает, например, Сюань Цзан. Источники рисуют Шашанку, царя Гауды, жестоким гонителем буддизма, Харша же, хотя и был индуистом, но относился к буддизму терпимо и даже покровительствовал ему. Сюань Цзан изображает его преданным поклонником буддизма и объясняет попытку покушения на Харшу недовольством брахманов чрезмерной щедростью царя по отношению к буддистам. В то же время из сочинения Сюань Цзана с очевидностью вытекает, что в большинстве областей Индии буддийских монахов оставалось мало, буддийские монастыри и культовые сооружения были по большей части заброшены или разрушены, а "еретиков"-индусов всюду было множество и храмы их были многочисленны. К этому же примерно времени относятся и первые сохранившиеся до наших дней выдающиеся памятники монументальной храмовой архитектуры индуизма.


Политическая ситуация в индии в начале VIII в.


В Северной Индии к началу VIII в. существовало много независимых княжеств и более мелких владений. В первой половине VIII в. среди других феодальных владений выделяется княжество с центром в бывшей столице Харши - Канаудже, который, по-видимому, сохранил значение крупного экономического центра и благодаря своему положению в сердце Гангской равнины, наиболее населенной и богатой части Северной Индии, имел также и стратегическую ценность. На политическую слабость и раздробленность государств Северной Индии в этот период указывают успешные походы мусульман в долину ниж¬него Инда. Войска Арабского халифата под командованием Мухам-мада ибн Касима в 712-713 гг. захватили индийские княжества в Синде и Мультане и закрепились там. Так впервые часть территории Индии оказалась под владычеством мусульман. Вскоре Синд и Мультан отделились от халифата и там возникли два мусульманских независимых государства. Это были беспокойные соседи индийцев: в VIII в,. они совершали набеги даже на Гуджарат, проникая до района г. Сурата.

На Декане приходило все в больший упадок еще обширное государство Ранних (Западных) Чалукьев, наследников Пулакешина II. Его правители продолжали с переменным успехом воевать с государством Паллавов (Северный Тамилнад), одновременно отражая и нападения арабов из Синда. На крайнем юге Индии продолжало существовать упоминавшееся впервые в надписях Ашоки Маурья (III в. до н. э) тамильское государство Пандья. Был, кроме того, ряд государств, игравших меньшую политическую роль - в Ориссе, в восточной Андхре, в Майсуре, в Керале.

В целом Индия переживала период слабости всех политических образований, обусловленной феодальной раздробленностью.


Возникновение раджпутских княжеств, начало раджпутских завоеваний


К началу VIII в. этнически неоднородные племена, говорившие преимущественно на языках индоевропейской семьи, расселявшиеся в Северо-Западной Индии и в Раджастхане в результате эфталитского нашествия, уже в значительной мере ассимилировались в индийской среде. Многие группы этой общности называли себя гурджарами. Память об этом сохранилась в ряде географических названий в Пенджабе: "страной гурджаров" некоторое время называли часть Раджастхана, отсюда же происходит название Гуджарата (совр. штат Индии). Часть племен, осевшая главным образом на территории Раджастхана, стала в VIII в. совершать завоевательные походы на соседние области, в первую очередь на богатую долину Ганга. Кланы этих завоевателей, находившиеся на последней стадии разложения первобытного строя, на стадии "военной демократии", имели начатки государственной организации. Во главе обширного клана-племени стояла более узкая родственная группа - из нее выдвигались наследственные вожди-раджи, возглавлявшие военные походы ополчения клана и обладавшие большой властью, сохранявшей, однако, черты патриархальности. Члены клана находились в отношениях родства с вождем - раджой, так как такое племя-клан действительно обычно возникало вследствие разрастания родственного коллектива. В данном случае о клановой структуре этих племен приходится говорить по той причине, что они, подчинив в Раджастхане и за его пределами исконно обитавшее там население, создали свои государства и образовали обширный по-литически господствующий слой. Впоследствии, даже будучи низведенными до податных общинников во многих областях страны, они сохраняли положение господ-эксплуататоров по отношению к трудовому населению и при этом в течение многих столетий воспроизводили свою клановую структуру и опирались на нее в борьбе за власть. Эти племена стали известны под именем раджпутов (от санскритского "раджпутра" - "сын раджи") - так называли себя представители этих племен, имея в виду родственные отношения каждого члена клана с вождем, превратившимся в феодального правителя. Клановая сплоченность раджпутов вокруг своего главы неоднократно давала в истории Индии примеры поистине героического самопожертвования рядовых раджпутов ради интересов князя.

В начале VIII в. начинается процесс объединения раджпутских кланов под верховенством князей, положивших начало династии Гурджара-Пратихаров. При Ватсарадже (738-790) раджпутское государство достигло значительных размеров и включало обширные завоеванные земли в долине Ганга.


Борьба гурджара-пратихаров и палов


В середине VIII в. на территории Бенгалии и Бихара возникло государство Палов, явившееся наследником государства Гауда. Династия Палов объединила враждовавшие между собой княжества и начала завоевания в более западных областях долины Ганга, где вошла в столкновение с раджпутами.

В затяжную борьбу соперничавших государств вмешивалось еще одно могущественное объединение - держава Раштракутов, также в середине VIII в. захвативших власть на Декане - в Махараштре и Северном Карнатаке у пришедшей в упадок династии Ранних Чалукь-ев. Раштракуты стремились не допустить окончательного торжества кого-либо из соперников, чтобы к северу от их владений не появилось опасного для них соседа. Раштракуты не закрепились в Северной Индии, но их походы приносили им не только политическую выгоду, но и богатую добычу. Первый раз Раштракуты вмешались в войну североиндийских держав в конце 80-х годов VIII в., когда, неожиданно вторгшись с Декана, они разгромили Ватса-раджу, одержавшего верх над бенгальским правителем Дхармапалой (770-810).

В начале IX в. Гурджара-Пратихары вторично разгромили Дхармапалу и вторглись в саму Бенгалию, но в этот момент в Северной Индии вновь появились войска Раштракутов. И снова им сопутство¬вала удача. Пытавшийся отбить их правитель раджпутов потерпел сокрушительное поражение, Дхармапала же признал себя вассалом Раштракутов. Более счастливо сложилась судьба его сына - наиболее выдающегося из пальских государей - Девапалы (810-850), который, несмотря на отдельные неудачи в войсках с раджпутами, на некоторое время овладел большей частью Северной Индии. Ему удалось отбить также и Раштракутов. Однако после смерти Девапалы победу в борьбе за господство над долиной Ганга одержали все-таки раджпуты.

К концу IX в. владения империи Гурджара-Пратихаров простирались от Аравийского моря до границ древней Магадхи. Его столицей стал Канаудж. В войнах с Раштракутами он отстоял свою власть над территориями к северу от гор Виндхья (область Мальва). На рубеже X в. раджпуты одержали новые победы над Палами, вторгались даже в Бенгалию, но конец славы Гурджара-Пратихаров был близок: около 916 г. раштракутские войска вторглись в двуречье Джамны и Ганга (Доаб) и захватили их столицу Канаудж. Вторжения Раштракутов продолжались и позже. Некоторое время Гурджара-Пратихарам еще удавалось сохранять видимость единства империи, однако их власть была подорвана не только военными поражениями, но и особенно усилением вассальных княжеств.

В середине X в. эти княжества стали фактически самостоятельными. Именно феодальный сепаратизм стал главной причиной развала военной империи Гурджара-Пратихаров. Точно так же пришло в упадок в это время и государство Палов, хотя оно сохранило свою основную территорию в Бенгалии и Бихаре и в X в. не имело опасного противника.


Вассально-иерархическая система у раджпутов


Вассальные княжества внутри империи Гурджара-Пратихаров создавались наиболее активными и выдвинувшимися в ходе завоеваний и длительных войн кланами. Вожди некоторых кланов начали формирование своих владений-княжеств еще в период возникновения самой империи. Например, известно, что князь из рода Томаров в 736 г. основал г. Дхиллику (Дели) и владел окружающей областью. По мере роста империи усложнялась ее политическая структура, в основном соответствовавшая уже сложившейся ранее в Индии системе феодальных владений.

Верхнюю прослойку феодального класса в империи Гурджара - Пратихаров составляла знать кланов - вожди-раджи и их ближайшие родственники, с которыми верхушка господствующего клана Пратихаров делила власть и влияние. Военачальники из этих кланов захватывали и получали во владение от своих государей - верховных правителей и князей - целые области, из которых и формировались крупные и более мелкие княжества. В свою очередь эти новые владетели раздавали пожалования своим приближенным по их заслугам и влиянию, а также передавали отдельные области им в управление. Они распределяли владения и среди рядовых членов клана, награждали лиц, отличившихся на войне, представителей управленческого аппарата, многие из которых были брахманами, давали пожалования в знак милости, совершали религиозные дарения брахманам и храмам" Словом, феодальные владения получали отнюдь не только члены клана князя, но и служилые люди из других кланов.

Таким образом, создалась сложная система соподчинения феодальных владений разных рангов. Подобный порядок, когда родственные (семейные, клановые) связи играли важную роль в организации феодального класса, но одновременно в действие вступали иные факторы, определявшие место феодалов в иерархии, - личные заслуги, политические соображения правителей, реальное могущество отдельных феодалов, необходимость содержания служащих неродственного происхождения и т.д., - был характерен и для других государств Индии этой эпохи. У раджпутов роль клановой организации была более явственной и хорошо известна благодаря тому, что она устойчиво сохранялась в областях, где раджпутам удалось в течение почти всего средневековья отстаивать свою государственную независимость. В VIII-XII вв. в Северной Индии и на Декане вассально-иерархическая структура государства получила полное развитие. В собственном владении верховных правителей в качестве домена оставались очень, небольшие территории. Так, после распада в середине X в. огромной империи Гурджара-Пратихаров под их управлением оказались домениальные владения, охватывавшие только центральную область долины Ганга вокруг городов Канаудж и Варанаси; правда, это была богатая и стратегически важная область. Сложилось представление, что рангу владений и титулу соответствует определенная численность войск: например, в одном источнике говорится, что император (маха-раджадхираджа) имеет армию в миллион человек, махараджа - в сто тысяч, раджа - в десять тысяч. Цифры эти, разумеется, чисто условны и крайне преувеличены.

Здесь важно, что вассал мыслился не иначе как обладателем большого собственного войска, а поскольку почти вся территория государства находилась в руках вассалов, реальная власть верховного правителя определялась его личными качествами политика и полководца, военными успехами, возможностями заинтересовать феодалов богатой добычей и захватом соседних территорий.

Бывало, что государь, задумавший начать войну, вынужден был, как повествует другой источник, пригласив вассалов на роскошный пир и задобрив их подарками, уговаривать пойти в поход.

Такая структура государства и взаимоотношений феодалов очень похожа на порядки, существовавшие в Европе в период феодальной раздробленности. Отличием, однако, является то, что основой индийского общества оставалась не менявшая своей сути общинная система со всем присущим ей комплексом социально-экономических отношений.


Типы феодальных владений


Преобладающим типом феодальных владений в раннее средневековье было наследственное, обеспеченное иммунитетными правами служебное держание. Обычным условием такого держания была военная вассальная служба сеньору, если воспользоваться европейской терминологией. Такие вассальные владения, как уже сказано, были разных рангов и от их величины зависела примерная численность военного отряда, обычно конного, который должен был приводить вассал (саманта) своему государю.

Менее распространенной формой феодального владения было временное, дававшееся на время исполнения службы.

В некоторые периоды раннего средневековья держания этого типа были, по-видимому, более распространенными, в другие - встречались относительно редко. Можно предполагать, что в начальный период формирования вассально-иерархической системы сильные государи старались раздавать феодальные пожалования на условиях сохранения над ними своего жесткого контроля с тем, чтобы держать вассала под угрозой лишения владений. Но со временем в результате длительного фактического владения феодал и его наследники добивались юридического признания их наследственных прав. Мы можем выявить существование временных и весьма ограниченных по правам феодала форм владения, но в большинстве случаев в рассматриваемую эпоху вассалы обладали наследственными правами.

У раджпутов захваченная территория распределялась как и всякая военная добыча: каждый член клана получал свою долю - грас (что означает "глоток", "кусок, который можно проглотить") в зависимости от того, в какой степени родства с главой клана - князем он состоял. Доли представителей верхушки клана составляли десятки, а иногда и сотни деревень, рядовым же раджпутам доставались в качестве граса иногда деревня, иногда - половина деревни, а то и того меньше. Грас был наследственным служебным владением (каждый член клана должен был выступить по первому требованию своего вождя, а грас обеспечивал его существование, военную экипировку, приобретение коней).

Но, как мы видели, таким разделом захваченной территории по ге-неалогическому принципу дело не ограничивалось и пожалования от государя (императора или князя) получали также люди, не являвшиеся членами клана, чаще всего на условиях временного служебного держания, называвшегося патта (изначальный смысл термина - "грамота", отсюда - "владение, полученное по грамоте"). Но ведь и особые заслуги членов клана должны были вознаграждаться князем помимо твердого порядка раздела добычи по генеалогическому принципу. Очевидно, в таких случаях также жаловалась патта. В силу общей тенденции временные владения должны были рано или поздно становиться наследственными.

Раджпутские правители во всем стремились следовать порядку, сложившемуся в Индии до их появления на исторической арене. В частности, они, так же как и другие индийские государи, щедро раздавали религиозные пожалования брахманам (брахмадейя) и храмам (девадана).

Наследственные владения феодалов могли отчуждаться, их часть можно было пожаловать тоже в качестве религиозного дара (а иногда и продать). Владения, полученные в виде религиозного пожалования или подаренные государем в знак милости, были наследственными и обычно безусловными. Последний тип наследственных безусловных владений составлял, как правило, небольшую долю общего числа феодальных владений, размеры их редко превышали одну-две деревни.

Наиболее крупными феодалами, имевшими безусловные права держания, были храмы, концентрировавшие постепенно пожалования девадана в результате актов религиозных пожертвований многих государей и частных лиц.


Раджпутские княжества в середине X-XII вв.


В результате распада империи Гурджара-Пратихаров возникло несколько крупных и мелких княжеств. Каждое из крупных княжеств сравнимо по величине и численности населения с крупнейшими странами средневековой Западной Европы, например с Францией. Самым недолговечным из них оказалось владение Пратихаров, императорский титул которых номинально признавался другими раджпутскими владыками.

В конце X в. возникло обширное тюркское мусульманское государство, при Махмуде Газневи (998-1030) превратившееся в огромную империю, включившую в свои границы Среднюю Азию, Иран, часть Закавказья. Столицей Махмуда был г. Газни в Восточном Афганистане (отсюда и его прозвище - Газневи, газнийский). После ожесточенной борьбы Махмуд завоевал индийское государство Шахи (в долине р. Кабул в Северном Пенджабе), захватил мусульманские княжества в Мультане и Синде и начал почти каждый год совершать грабительские набеги на внутренние области Индии. Раджпутские князья оказались не в состоянии оградить свои земли от стремительной конницы Махмуда Газневи. В 1018 г., потерпев поражение от Махмуда, пратихарский князь, трусливо бросив свою столицу Канаудж, бежал, и этот огромный город был разграблен и опустошен так, что в последующие века не играл уже заметной роли. Пратихары сошли с исторической арены. На месте их прежнего домена и княжества в конце XI в. сложилось сильное раджпутское княжество Гахадавалов. Наследники Махмуда Газневи - Газневиды - не сумели сохранить свои владения в неприкосновенности, но осуществили несколько удачных набегов на долину Ганга и даже Мальву. Угроза со стороны турушков - так индийцы называли тюрок-мусульман - стала постоянной проблемой для североиндийских правителей.

Одной из причин военной слабости индийских князей была феодальная раздробленность их государства; они не смогли объединиться даже для отражения нападения сильного противника. По существу, все их усилия были направлены на то, чтобы не допустить возвышения кого-либо из соседей-соперников.

В середине XII в. выделилось княжество Чауханов. Его противник

Притхвираджа III захватил княжество Томаров, которые владели землями от р. Сетледж до Дели. Это была область, всегда имевшая большое стратегическое значение, потому что только через нее большие армии могли вторгнуться в долину Ганга, так как здесь было достаточно воды и корма для коней. Таким образом, Притхвираджа III взял на себя ответственность за оборону долины Ганга от мусульман, с которыми ему пришлось вести многолетнюю борьбу. В это время государство Газневидов было завоевано Мухаммедом Гури, который начал угрожать раджпутским княжествам. В 1191 г. при Тараине, небольшом городке к северу от Дели, Притхвираджа III наголову разгромил Мухаммеда Гури. В этой битве участвовали войска ряда ин¬дийских князей, которых Притхвирадже удалось уговорить дать совместный отпор захватчикам.

Но такая блестящая победа испугала союзников, опасавшихся чрезмерного возвышения государства Чауханов. В следующем, 1192 г. в решающей битве - снова при Тараине - Притхвирадже пришлось выступить только со своим собственным войском,

князья отказались ему помочь. Индийцы потерпели поражение, их вождь попал в плен и был потом убит, но в народной памяти остался как герой борьбы индийцев против иноземных захватчиков.

Конница Мухаммеда Гури одну за другой захватывала индийские области. Мусульмане после грабежа не ушли обратно, а стали закрепляться в долине Ганга. Так владычество мусульман с северо-западных окраин начало распространяться на основные территории Индийского субконтинента.


Государства южной индии и декана в VIII-ХII вв.


Самым могущественным государством на Деканском полуострове в VIII-X вв. была держава Раштракутов, вышедших из возвысившихся общинных вождей (раштракутов). Представители этой династии,, очевидно, гордились своим происхождением и сделали этот общинный титул династийным именем.

Наивысшей славы Раштракуты достигли при Говинде III (793 - 814), когда практически вся полуостровная часть Индии оказалась под их властью. Однако, как и все феодальные империи этой эпохи, их государство не обладало внутренней прочностью. Усобицы ослабили его, чем воспользовались главные противники на юге - тамильские государства Паллавов и Пандьев. Восстановив независимость, эти государства вступили в длительную борьбу, в которой приняли участие Цейлон и Чолы - вассальные князья Паллавов. В благоприятный момент Чолы в 898 г. разгромили Паллавов и захватили их государство (Северный Тамилнад). Раштракуты, несмотря на ряд успехов в войнах на Севере и Юге в X в., были в 973 г. свергнуты своими вассалами из рода Чалукьев, к власти пришла династия Поздних Чалукьев.

В конце X в. стало усиливаться Чольское государство. Ко времени вступления на престол Раджендры I (1015-1044) были захвачены государство Пандья, юг Кералы, север Цейлона, Мальдивские острова. Раджендра завоевал весь Цейлон, кроме малонаселенного юга, совершил поход через Ориссу до Нижнего Ганга, развязал войну и заставил признать вассальную зависимость государство Шривиджайя, владения которого были расположены на Малаккском полуострове, Суматре и Яве. Весь юг и юго-восток Деканского полуострова были подвластны Чолам почти до середины XII в., только Цейлону удалось освободиться от их ига. Все это время происходили ожесточенные столкновения с естественным соперником Чолов - государством Поздних Чалукьев, не принесшие решительного успеха ни одной из сторон. Но положение Чалукьев, пожалуй, было менее выгодным, так как им приходилось отражать нападения с севера - со стороны раджпутов (Па-рамаров) и Калачуриев. К началу XIII в. оба великих государства Декана и Южной Индии приходят в упадок, их вассалы становятся фактически независимыми, воюют между собой и, наконец, вытесняют с исторической арены своих бывших сюзеренов.


Развитие феодализма в южной Индии и на декане


Полуостровная часть Индии вступила в эпоху средневековья с более молодой государственностью, чем Север. Многие племена только в период раннего средневековья начали переход от стадии военной демократии к классовому обществу. Огромные территории, населенные первобытными племенами, продолжали оставаться неосвоенными. Общества, достигшие классового уровня, стойко сохраняли многочисленные архаические традиции. Декан в плане социальных порядков и особенностей культуры представлял собой переходное звено между североиндийской цивилизацией и Югом, где ее влияние сказалось в наиболее слабой форме, а местная самобытность сохранилась в малоискаженном виде. Тем не менее в самых общих чертах социальная эволюция проходила в этом регионе примерно так же, как на Севере, хотя с некоторым отставанием.

Здесь сложился уже известный нам тип индийской общины. Особенностью было долгое сохранение широкого самоуправления областных общин, притом часто очень крупных общинных организаций, охватывавших десятки, а иногда и сотни деревень. В условиях длительного переживания ранних форм государственности существовало как бы "двоевластие" этих общин и феодальной власти, представленной наместниками и чиновниками верховного правителя или местными (надобщинными) феодалами. Расслоение господствующего слоя полноправных общинников вело к феодализации общинной верхушки. Таким образом, община противостояла уже сформировавшемуся государству и как новая особая форма нарождающейся государственности. Как и на Севере, общинные вожди нередко выбивались в политически господствующий слой феодалов, обычно сохраняя связь со своей исконной почвой. Общины боролись, нередко с применением военной силы за свои права, против произвола царской администрации и феодалов. На стенах южноиндийских храмов сохранилось много записей договоров между противоборствующими сторонами о справедливых нормах налогообложения и соблюдения старых порядков. Но в XI-XII вв. большая часть областных общин все-таки потеряла былую самостоятельность и стала рассматриваться в качестве административных округов. Победа закономерно осталась за феодальным государством.

В связи с этнической пестротой виды феодальных владений назывались в этом регионе по-разному, да и на самом деле имели много особенностей, но в принципе мы видим знакомые наследственные владения. Большинство феодалов держали населенные земли на условии службы или уплаты части податей государю. Многие наместники и управители округов проходили обычный в условиях феодального государства путь, закрепляясь на подвластных им территориях в качестве наследственных владетелей. Немало было и владений, пожалованных в форме религиозных даров брахманам и храмам, но здесь эти дарения чаще делали общинам брахманов; эти брахманские общины и храмы нередко были обязаны платить определенные налоги государству.

Чольские правители распределяли захваченные земли между вое-начальниками и воинами, по-видимому, эта практика имела сходство с разделом добычи на грасы у раджпутов. Причем и здесь в основе лежали клановые отношения. Вообще, роль кланов на Декане и Юге была, очевидно, очень велика и на общинном уровне, и в организации господствующего феодального слоя. Именно существованием прочных и многочисленных кланов, вождями которых были правители, можно объяснить необыкновенную стойкость ряда династий, снова и снова восстанавливавших свою власть, несмотря ни на какие самые жестокие испытания. Вероятно, клан, во главе которого стоял царский род, выдвигал на место погибших вождей новых своих членов. В этом плане привлекает особое внимание постоянно возрождавшаяся династия Пандья.

Особенно заметного прогресса южноиндийское общество достигло в IX-XII вв. - по основным показателям оно приблизилось за это время к стадиальному уровню североиндийских народов.


Список литературы


  1. История стран Азии и Африки в средние века. Ч.1. М.: Издательство Московского университета. 1987.



Случайные файлы

Файл
77721.doc
29142.rtf
71699-1.rtf
79011.rtf
177844.rtf