Императрица Елизавета Петровна (57447)

Посмотреть архив целиком












РЕФЕРАТ

по дисциплине «История»

по теме: «Императрица Елизавета Петровна»


Содержание


Введение

1. Восшествие на престол императрицы Елизаветы

2. Внешняя и внутренняя политика императрицы Елизаветы

3. Личная жизнь императрицы Елизаветы

Заключение

Список использованных источников


Введение


Период, который начинается после смерти Петра I в 1725 г. и длится вплоть до 1762 г., т.е. до воцарения Екатерины II, традиционно называется в историографии «эпохой дворцовых переворотов». Высказывались сомнения в целесообразности применения такого понятия (С.М. Троицкий), но вряд ли стоит ломать традицию. Ведь, действительно, в стране за 37 лет сменилось 6 императоров, причем, четверо оказались на престоле в результате переворотов. Смены царствующих особ сопровождались ожесточенной борьбой между различными группировками придворной знати.

Прежде чем переходить к характеристике самих событий, нужно уметь их оценивать в целом. Еще дореволюционный историк В.А. Мякотин разработал концепцию этого периода. Суть ее сводилась к тому, что:

1) широкие народные массы в дворцовых переворотах участия не принимали;

2) в это время происходило неуклонное усиление экономической и политической роли дворянства;

3) причины переворотов и проистекали из укрепившихся позиций дворян.

Пережив экстремизм социал-демократической историографии пред- и послереволюционных лет, эта концепция в несколько видоизмененном виде вошла и в советскую и даже в постсоветсткую историческую литературу.

Непосредственным же поводом для дворцовых переворотов послужило то, что Устав о престолонаследии 1722 г. передавал вопрос о преемнике престола на рассмотрение «правительствующего государя». Но Петр так и не оставил себе наследника. С 1725 по 1727 г. правила «походная жена» Петра – Екатерина I, возведенная на престол «новой» знатью – теми «птенцами гнезда Петрова», которые его волей были вознесены к высотам политической карьеры и богатства. Большую роль в ее возведении сыграла новая сила, которая впервые появилась на авансцене русской истории – гвардия, преображенцы и семеновцы – наследники потешных времен Петра.

При возведении на престол Екатерины пришлось преодолевать сопротивление старой родовитой знати – Голицыных и Долгоруких. Результатом своеобразного компромисса между группировками знати стал Верховный Тайный Совет, созданный в 1720 г. Сенат и коллегии ставились под надзор этого органа. Бесславное правление Екатерины было, впрочем, недолгим. После ее смерти на русском престоле оказался Петр II – сын казненного Петром царевича Алексея. «Старой» знати удалось одержать верх в борьбе, и признанный глава «новой» знати Александр Данилович Меньшиков оказался в ссылке. Князья – Долгорукие и Голицыны хотели укрепить свое положение и женить Петра на княжне Долгорукой, но тут вмешался случай. Петр II простудился на охоте, заболел и умер. Верховный Тайный Совет решает возвести на престол дочь брата Петра I герцогиню курляндскую Анну – Анну Иоанновну.

Началась печально известная «бироновщина». Господствующее положение при дворе заняли иностранцы. Первое место принадлежало Бирону, который официально был только обер-камергером императрицы, но фактически сосредоточил в своих руках все рычаги власти. На ход внешней политики оказывал большое влияние немец Остерман, а во главе русской армии стоял Миних. При дворе процветало взяточничество и казнокрадство. Характерной чертой двора Анны Иоановны была безумная роскошь. На содержание двора тратилась огромная по тому времени сумма – 3 млн. руб. золотом, в то время как на содержание Академии Наук, учрежденной в 1725 г., и Адмиралтейской академии – 47 тыс. руб., а на борьбу с эпидемиями всего 16 тыс. руб.

В октябре 1740 г. Анна умерла. На русском престоле оказался грудной ребенок, родившийся от брака племянницы императрицы Анны Леопольдовны Мекленбургской с герцогом Брауншвейгским. За спинами «брауншвейгской фамилии» маячила фигура могущественного регента Бирона. Но Бирон правил всего 22 дня. Он был свергнут Минихом, который произвел самый «дворцовый» из всех дворцовых переворотов. Ночью его адъютант арестовал Бирона и отправил в Петропавловскую крепость. Но и Миних не мог удержать власть. Путем тонкой интриги его отправил в отставку Остерман. Около года власть была у Остермана, а официально правила Анна Леопольдовна. В это время зрел новый переворот. Возглавила его дочь Петра I – Елизавета.


1. Восшествие на престол императрицы Елизаветы


Дворцовый переворот, приведший к восшествию на престол Елизаветы, имел ряд особенностей.

Как показал Е.В.Анисимов, это был один из самых «демократических» переворотов, так как в его подготовке активное участие принимали низы Гвардии. С молодых лет отличавшаяся весьма вольным поведением принцесса Елизавета была в тесном контакте с гвардейцами, дружа с красавцами-гренадерами. Великолепно сложенная, живая, веселая и, как говорят, ослепительно красивая, она пользовалась большой симпатией среди гвардейцев. В годы мрачной бироновщины и засилья иностранцев связи Елизаветы с гвардией крепли. Дворянская гвардия видела в ней наследницу Петра I, символ раскрепощения от господства иностранцев. Число сторонников Елизаветы среди дворян-гвардейцев росло. Правда, это связано не только с позицией Елизаветы, привлекавшей гвардейцев, но и с предшествующей политикой Бирона, который пытался ослабить гвардию, «размывая» ее выходцами из низов.

Другая особенность заговора Елизаветы – активное участие в его подготовке французского и шведского посланников.

Французский посланник Шетарди прибыл в Россию с заданием любыми средствами содействовать войне России и Швеции, кроме того, французская дипломатия пыталась втянуть Турцию в войну с Россией. Франция в войне за «австрийское наследство» была союзницей Пруссии и стремилась укрепить прусский тыл, подогревая реваншистские устремления шведских правителей.

В феврале 1741 г . Шетарди получил задание подготовить «дворцовый переворот» в пользу Елизаветы Петровны.

Интрига с Елизаветой началась с помощью ее придворного лекаря Лестока, который связал ее с Шетарди. Вскоре присоединился и другой партнер, шведский посланник Нолькен. Оба дипломата усиленно делали вид, что из-за Елизаветы готовы объявить войну Швеции с Россией, Швеция выступит защитницей наследия Петра I. Из донесений Шетарди явственно выступает весьма сдержанная линия поведения Елизаветы, которая то и дело «охладевала» к замыслам переворота. Летом 1741 г., когда переговоры подошли к решительной стадии, а Швеция уже объявила войну России, Елизавета стала требовать обещанного ей шведского манифеста, где было бы объявлено, что война идет за освобождение русского престола от иностранцев. Елизавете нужны были и деньги – 15 тыс. червонцев, а Шетарди лишь туманно обещал 2 тысячи. Манифест от имени главнокомандующего действующей армией Левенгаупта был все же издан, однако практического значения он не получил.

Оба дипломата вытягивали из будущей императрицы письменное обещание льгот для Швеции, имея в виду главное – территориальные уступки. Надо сказать, что такового обязательства Елизавета упорно не давала, и переговоры уже шли на убыль. В октябре 1741 г. А.И. Остерман, чувствуя недоброе, уже требовал, чтобы Шетарди был отозван французским правительством. Наконец, в конце ноября 1741 г. сама правительница Анна Леопольдовна имела «крупный» разговор с Елизаветой. Это был тревожный сигнал. Но это было не самое опасное, ибо переговоры с дипломатами и так были бесплодными. Дело в том, что Елизавета с помощью Лестока постепенно приводила в порядок традиционный механизм дворцовых переворотов – придворную гвардию.

И вот наступила главная опасность для предстоящего переворота. 24 ноября был отдан приказ всем гвардейским полкам (около 5 тыс. человек) быть готовыми к выступлению против шведов, чтобы отразить их наступление на Выборг. Ближайшее окружение Елизаветы – М.И. Воронцов, А.Г. Разумовский, П.И. и А.И. Шуваловы и Г. Лесток настаивали на немедленном перевороте.

Момент был критический, и Елизавета решилась. В первом часу ночи Елизавета поехала на легких санях к гвардейским казармам Преображенского полка. Войдя туда в сопровождении преданных ей гвардейцев, Елизавета обратилась к ним с речью, содержание которой нетрудно угадать. Около 200 присутствующих здесь гвардейцев присягнули Елизавете. Полки в течение часа были собраны на дворцовой площади. Тем временем с большой группой гвардейцев Елизавета направилась к Зимнему дворцу. Отдельные отряды были посланы для ареста А.И. Остермана, Б.Х. Миниха, М.Г. Головкина, барона Х.В. Миниха, генерал-майора Альбрехта, обер-гофмаршала Левенвольде и генерал-комиссара Лопухина, шуринов Остермана братьев Стрешневых и др. Главный отряд стремительно направился в кордегардию Зимнего дворца, неся будущую императрицу на руках. Охрана дворца, за исключением четырех офицеров, перешла на сторону Елизаветы. Легко и быстро произошел арест четы Брауншвейгской – сонные люди не оказали сопротивления. Главным арестантом стал несчастный младенец, которому был 1 год 3 месяца.

Переворот совершился. Был собран совет, где приняли участие канцлер, князь A.M. Черкасский, тайный советник Бреверн, фельдмаршал И.Ю. Трубецкой, адмирал Н.Ф. Головин, генерал-прокурор Сената Н.Ю. Трубецкой, вернувшийся из ссылки А.П. Бестужев, обер-шталмейстер Куракин.

Как видно из списка, здесь были и бывшие подручные Бирона и люди, не стоявшие близко к новой императрице. Подлинные сотрудники Елизаветы были еще в тени. Совет принял текст присяги. На другой день царица вступила во дворец и началось приведение гвардейских полков к присяге. Фельдмаршал Б.Х. Миних, барон Менгден, граф А.И. Остерман и граф М.Г. Головкин были заключены в Шлиссельбург.

Что же касается низвергнутого младенца-императора, то он пробыл в Холмогорах в полном одиночестве под надзором некоего майора Миллера до 1756 г. Затем внезапно Иван Антонович был тайно переведен в Шлиссельбургскую крепость. Долгие годы мальчик-узник рос в невыносимых условиях. По инструкции надзирателю – гвардейскому капитану и его сменщику – прапорщику предписывалось постоянно быть в «казарме» с арестантом. «Акроме ж вас и прапорщика, – говорилось в инструкции, – в эту казарму никому ни для чего не входить.... когда ж для убирания в казарме всякой нечистоты кто впущен, будет, тогда арестанту быть за ширмами, чтоб его видеть не могли». Нетрудно понять, что в этих условиях юноша вырос физически и морально надломленным, человеком с расшатанной, болезненной психикой. Офицерская охрана еще к тому же постоянно издевалась над ним. Так продолжалось долгие годы, вплоть до 1764 г., когда при попытке Мировича освободить Ивана Антоновича, последний был убит охраной, выполнявшей инструкцию.

Итак, 28 ноября был издан манифест, обосновавший все права на престол новой императрицы.

Новая государыня раздавала милости направо и налево. А.Г. Разумовский, П.И. и А.И. Шуваловы, М.И. Воронцов были сделаны камергерами. Гвардейские офицеры всех полков и офицеры Ингерман-ландского и Астраханского полков получили желаемое – треть годового жалованья, щедро одарены были и солдаты. Гренадерская рота преображенцев была отмечена особо – получила звание «лейбкомпании», а капитаном ее стала сама царица. Всем им пожаловано было потомственное дворянство и деревни (каждый рядовой лейбкомпании получил по 29 душ крепостных). Механизм, исправно сработавший, был, так сказать, вознагражден.


2. Внешняя и внутренняя политика императрицы Елизаветы


Внутренняя политика Елизаветы подразделяется историками на два периода. Первый приходится на 40-е, а второй – на 50-е годы. Начало правления Елизаветы, проходившее под лозунгами возврата к политике отца, характеризуется стремлением пересмотреть и отменить все то, что было сделано после смерти Петра. Кабинет министров был уничтожен, а Сенат восстановлен в своем прежнем значении. Были восстановлены коллегии и городовые магистраты. Все иностранцы, окружавшие Анну Леопольдовну, были разосланы. Реформы, предпринятые в основном во второй период царствования Елизаветы, носили продворянский характер. Связаны они с именами П.И. и И.И.Шуваловых. Среди этих реформ надо отметить отмену внутренних таможен, что создавало значительные преимущества для дворянской торговли; создание Медного банка, который предоставлял дворянам-предпринимателям ссуды под выгодные проценты и ряд других мер.

В годы правления Елизаветы был основан Московский университет, и сделал свои открытия великий Ломоносов. В эпоху ее правления был введен мораторий на смертную казнь.

У императрицы были достижения и в области архитектуры. Изустным указом 10 августа 1741 г. Елизавета Петровна повелела на месте бывшего двора лесоторговца купца Д. Лукьянова: «В новом доме, что у Аничкова мосту, строить каменное и деревянное строение от архитектора М. Земцова прожектам». Но Коронационные торжества надолго отодвинули начало строительства дворца. В 1742 и 1743 гг. ещё не была начата кладка фундамента и стен. С 1747 по 1751 гг. завершено строительство и отделка интерьеров Аничкова дворца архитектором Ф.Б. Растрелли. К 1754 г. все строительные работы в усадьбе закончили. Дворец строили более 15 лет.

После завершения строительства, еще до того, как был подарен графу А.Г. Разумовскому, дворец сдавали в наем частным лицам для проведения балов и маскарадов. При ней строился, но не был закончен Зимний Дворец.

После восшествия на престол Елизаветы, духовенство надеялось на реставрацию при ней старых допетровских порядков. Однако надежды эти, оживавшие и раньше – вскоре после смерти Петра I и особенно при Петре II, оказались по большей части тщетны. Императрица или, вернее, ее доверенные лица не могли решиться на реставрацию ни в государственной, ни в церковной политике. Церковная политика была продолжением петровской, и представленные императрице духовенством проекты контрреформ были отвергнуты. Но личное отношение императрицы к духовенству отличалось почтительностью, благодаря чему епископы пользовались в ее царствование большим уважением. Учрежденный ею придворный правительственный орган – Конференция Ее Величества (1756–1761) не вмешивался в церковные дела. Но, как и во времена Петра Великого, решение различных церковных вопросов брал на себя Сенат, который являлся решающей инстанцией во внутренних делах.

Дворяне при Елизавете получили монопольное право душевладения и землевладения. Естественно, что оборотной стороной всех этих мероприятий было усиление эксплуатации крепостного крестьянства. Именно в правление Елизаветы в общественном сознании складывается то представление, которое наложило страшную печать на морально-этическое состояние русского общества в XVIII, да и в XIX столетии, то, против чего боролись декабристы и другие представители революционной и либерально-демократической мысли, лучшие из дворян и интеллигенции – представление о прирожденном праве дворян не только на рабочую силу, но из самую личность крепостных крестьян. Именно в это время развернулись «деятельность» пресловутой Салтычихи, загубившей не менее ста душ.

Про внешнюю политику императрицы Елизаветы великий русский историк Ключевский пишет: «казалось, Елизавета со своей 300-тысячной армией могла стать вершительницей европейских судеб; карта Европы лежала перед ней в ее распоряжении, но она так редко на нее заглядывала, что до конца жизни была уверена в возможности проехать в Англию сухим путем... Ленивая и капризная, пугавшаяся всякой серьезной мысли, питавшая отвращение ко всякому деловому занятию, Елизавета не могла войти в сложные международные отношения тогдашней Европы и понять дипломатические хитросплетения своего канцлера Бестужева-Рюмина.»

В 40-е годы русское дипломатическое ведомство во главе с канцлером А.П. Бестужевым-Рюминым стремится цепью сложных усилий укрепить внешнеполитическое значение России путем расширения союзных связей с государствами, находившимися во враждебных отношениях с Пруссией. Наметилось сближение с Австрией и Англией. Однако изменившееся соотношение сил между союзными державами в середине XVIII в. привело к неожиданным перегруппировкам между ними. В январе 1756 г. в Лондоне было подписано Вестминстерское соглашение между Англией и Пруссией. Параллельно происходило сближение Франции и Австрии, приведшее к заключению в мае 1756 г. Версальского договора. Из такого расклада сил и интересов в Европе и родилась «странная» для России Семилетняя война (1756-1762 гг).

30 августа 1757 г. у д. Гросс-Егерсдорф русская армия под командованием Апраксина наносит серьезное поражение прусской армии. Но затем начинается, на первый взгляд, необъяснимое. Вместо того чтобы развивать успех, Апраксин ведет себя крайне нерешительно. Елизавета назначает нового командующего – Фермора. В августе 1758 г. при Цорндорфе разыгралось второе крупное сражение войны. Это сражение закончилось вничью. Фермор также потерял свой пост. 1 августа 1759 г. у д. Кунерсдорф, близ Франкфурта-на-Одере прусские войска были наголову разбиты русскими под командованием Салтыкова – последнего в этой войне и самого талантливого полководца. В 1760 г. русский корпус вступил на улицы Берлина. В декабре 1761 г. генералу П.А. Румянцеву удалось взять хорошо укрепленную крепость Кольберг.

Следует иметь в виду, что все загадки этой войны разрешаются, если учесть раскладку сил при дворе. Елизавета готова была вести войну до победного конца или, как она сама говорила, до той поры, когда ей придется продать свое последнее платье. Но был еще «молодой» двор Петра Федоровича, который был известен своими пруссофильскими настроениями. Естественно, что все главнокомандующие русской армии, в основном – опытные политики, внимательно следили за тем, что делалось в Петербурге. Отсюда и их нерешительность.

Война чуть было не завершилась трагикомедией. После смерти Елизаветы Петровны Петр заключает с Пруссией сепаратный мир. По этому, договору 1762 г. все занятые русской армией территории были возвращены Пруссии, а русская армия чуть было не была отправлена в поход на союзную России Данию, с которой у Петра были личные счеты.


3. Личная жизнь императрицы Елизаветы


Елизавета жила и царствовала в золоченой нищете; она оставила после себя в гардеробе более 15 тысяч платьев, два сундука шелковых чулок, кучу неоплаченных счетов и недостроенный Зимний дворец. Жилые комнаты, куда дворцовые обитатели уходили из пышных зал, поражали теснотой, убожеством обстановки, неряшеством: двери не затворялись, в окна дуло; вода текла по стенным обшивкам, комнаты были чрезвычайно сыры; у великой княгини Екатерины в спальне в печи зияли огромные щели; близ этой спальни в небольшой каморе теснилось 17 человек прислуги; меблировка была так скудна, что зеркала, постели, столы и стулья по надобности перевозили из дворца во дворец, даже из Петербурга в Москву, ломали, били и в таком виде расставляли по временным местам. Французские галантерейные магазины иногда отказывались отпускать во дворец новомодные товары в кредит.

Новая императрица окружала себя атмосферой беспрерывных маскарадов, оперных и комических спектаклей. Она любила наряжаться, особенно в мужское платье, любила сама наряжать актеров, особенно молодых людей. Русский двор теперь не видел грубых и жестоких развлечений, должность шута Елизавета устранила вскоре вовсе.

В своих внутренних покоях она создала себе особое политическое окружение из приживалок и рассказчиц, сплетниц, во главе которых стоял интимный солидарный кабинет, где премьером была Мавра Егоровна Шувалова, жена известного изобретателя и прожектера, а членами состояли Анна Карловна Воронцова, урожденная Скавронская, родственница императрицы, и какая-то просто Елизавета Ивановна, которую так и звали министром иностранных дел.

«Все дела через нее государыне подавали», – замечает современник. Предметами занятий этого кабинета были россказни, сплетни, наушничества, всякие каверзы и травля придворных друг против друга, доставлявшая Елизавете великое удовольствие. Это и были «сферы» того времени; отсюда раздавались важные чины и хлебные места; здесь вершились крупные правительственные дела. Эти кабинетные занятия чередовались с празднествами.

Фаворитизм как закономерное явление эволюции дворянского государства неизбежно развивался и при Елизавете.

Фаворитом номер один был Алексей Григорьевич Разумовский. До него, правда, у Елизаветы также были фавориты (А.Б. Бутурлин, гофмейстер С.К. Нарышкин, гвардейский сержант Шубин), но певчий императорской капеллы, обладавший могучим басом и не менее могучей фигурой, надолго завоевал сердце Елизаветы. Простой черниговский казак привлек внимание Елизаветы задолго до ее восшествия на трон, сделавшись вследствие этого управителем ее имений. Фавор Разумовского был долгим – до самой смерти Елизаветы. Некоторые историки потратили немало сил для доказательства тайного брака Елизаветы и Разумовского. Немало мифов и о детях от этого брака.

Так или иначе, фаворит имел немногих и недолгих соперников. Простой казак был удостоен звания фельдмаршала, ни разу не командуя даже полком. По свидетельству современников, А.Г. Разумовский обладал большой трезвостью ума, и многое воспринимал с иронией. Не скрывая своего происхождения, он навещал своих родных и принимал их в Петербурге. Младший брат его после отбытия срока обучения в Берлине и Геттингене еще совсем юношей был заботливо устроен президентом Академии наук. Фаворит был сыном своего времени – богатство его было сказочным, но это был не Бирон. Наоборот, внешнее бескорыстие его было на устах современников.

Под неустанной опекой Елизаветы находился наследник престола, будущий Петр III Федорович. Императрица сиживала над ним часами во время его болезней, потом стремительными темпами стала искать ему достойную невесту. При этом сущность будущего императора России она видела. Императрица порою чисто по-женски приходила в отчаяние. Однажды в беседе с австрийским послом Эстергази Елизавета жаловалась на слабость рассудка великого князя.

Так или иначе, но со смертью Елизаветы, наступившей 22 декабря 1761 г., императором стал Петр III.


Заключение


Личность императрицы Елизаветы во многом противоречива. Елизавета попала между двумя встречными культурными течениями, воспиталась среди новых европейских веяний и преданий благочестивой отечественной старины. То и другое влияние оставило на ней свой отпечаток, и она умела совместить в себе понятия и вкусы обоих.

Религиозное настроение сочеталось в ней эстетическим чувством. Невеста всевозможных женихов на свете, от французского короля до собственного племянника, при императрице Анне спасенная Бироном от монастыря и герцогской саксен-кобургмейнингенской трущобы, она отдала свое сердце придворному певчему из черниговских казаков. Елизавета до конца жизни была уверена в возможности проехать в Англию сухим путем; и она же основала первый настоящий университет в России – Московский.

Наиболее законная из всех преемников и преемниц Петра I, но поднятая на престол мятежными гвардейскими штыками, она наследовала энергию своего великого отца, строила дворцы в двадцать четыре часа и вдвое суток проезжала тогдашний путь от Москвы до Петербурга, исправно платя за каждую загнанную лошадь. Мирная и беззаботная, она была вынуждена воевать чуть не половину своего царствования, побеждала первого стратега того времени Фридриха Великого, брала Берлин, уложила пропасть солдат на полях Цорндорфа и Кунерсдорфа.

Ключевский отмечает, что с правления царевны Софьи никогда на Руси не жилось так легко, и ни одно царствование до 1762 г. не оставляло по себе такого приятного воспоминания. В ней, где-то там глубоко под толстой корой предрассудков, дурных привычек и испорченных вкусов еще жил человек, порой прорывавшийся наружу то в обете перед захватом престола никого не казнить смертью и в осуществившем этот обет указе 17 мая 1744 г., фактически отменившем смертную казнь в России, то в неутверждении свирепой уголовной части Уложения, составленной в Комиссии 1754 г. и уже одобренной Сенатом, с изысканными видами смертной казни, то в недопущении непристойных ходатайств Синода о необходимости отказаться от данного императрицей обета, то, наконец, в способности плакать от несправедливого решения, вырванного происками того же Синода.

Елизавета была умная и добрая, но беспорядочная и своенравная русская барыня XVIII в., которую по русскому обычаю многие бранили при жизни и тоже по русскому обычаю все оплакали по смерти.


Список использованных источников


  1. Анисимова С.В. Россия в середине XVII в. – Борьба за наследие Петра. М., 1986.

  2. Боханов А.Н. Горинов М.М. История России с древнейших времен до конца XX в. Т. 2. М., 2000.

  3. Елизавета Петровна.// Вопросы истории. 1993. №3.

  4. История России с древнейших времен до начала XX в.// Учебник под ред. Фроянова И.Я. М., 2001.

  5. Ключевский В.О. Исторические портреты. М., 1991.



Случайные файлы

Файл
153820.rtf
157228.rtf
109149.rtf
166565.rtf
30159.rtf