Значение войн с Византией для Первого болгарского царства (57386)

Посмотреть архив целиком











Реферат

на тему: «Значение войн с Византией для Первого болгарского царства»




Введение


Можно сказать, что история первого Болгарского царства (679–1018) началась с военных столкновений с одной из самых сильных держав той эпохи и закончилась благодаря им же. Почти вся эпоха Первого болгарского царства прошла под знаком взаимодействия, в основном в виде военных столкновений, Византии и Болгарии. Эти войны имели огромное значение как для уже отживающей свой век Византии, так и для только переживающей становление Болгарии. Именно по этой причине теме отношений двух государств уделялось огромное внимание разными исследователями, в том числе А.П. Кажданом, Г.Г. Литавриным, Н.С. Державиным. Но несмотря на это довольно сложно в полной мере оценить насколько ускорили эти войны падение первого болгарского царства, и оказали ли они столь губительное влияние на Болгарию в целом. В этой связи интересной мне показалась работа Н.С. Державина «Славяне в древности», изданная в 1945 г. В ней он довольно полно рассматривает как прямые, так и косвенные последствия войн с Византией для Первого болгарского царства, хотя по некоторым пунктам другие ученые с ним не согласны.




1. Византия и Первое болгарское царство


Собственно история Первого болгарского царства начинается мирным договором с Византией 679 г. установившим границы болгарского государства. Тем самым Аспарух юридически оформил международное признание возникшего на Византийской территории болгарского государства, как самостоятельной независимой державы. Юстиниан II (685–711) попытался нарушить договор с болгарами и с этой целью предпринял поход против Болгарии, но в одном из балканских проходов был разбит. Свергнутый вскоре после этого с престола он обратился за помощью к преемнику Аспаруха, князю Тервелю (702–719). Он пошел на встречу просьбе Юстиниана и в 705 г. неожиданно для византийского правительства явился со своим войском к стенам византийской столицы. В результате этого военного выступления Тервеля Юстиниан был восстановлен на престоле, Тервель же получил от византийского императора царскую мантию, был провозглашен кесарем, получил титул великого князя (1). Т.о возникшее на византийской территории Болгарское царство своим международным признанием обязано именно победоносному для болгар военному столкновению с Византией. Но не все так просто. Византия хотя и признала Болгар не желала мириться с соседством варваров, проживавших на византийских территориях и еще совершавших грабительские набеги. Византийское правительство не могло мириться с создавшимся положением вещей и посему еще раз попыталось ликвидировать варваров, но и на этот раз болгарам удалось нанести византийцам сокрушительный удар. К тому же в Византии в начале 8 в. наступили внутренние неурядицы, чем воспользовался Тервель, дважды в это время опустошивший византийские владения, и византийское правительство было вынуждено заключить с ним в 716 г. выгодный для Болгарии договор, который оставался в силе в течение всего правления Льва III (717–741) (2). Т.о. благодаря своим военным успехам, болгары получили некоторую передышку и возможность для внутреннего развития. Но до стабильности во внешнем и внутреннем положении было еще довольно далеко, т. к. государство было еще молодым и с 735 по 802 гг. Болгария становится жертвой сложных внутренних неурядиц, чем искусно пользуется византийское правительство, стараясь частью интригами, частью непрерывными военными мероприятиями, максимально ослабить политическую и военную мощь Болгарии (3). Тем самым оно старалось добить своего ненавистного соседа и узурпатора византийской территории, имеющего перед собой огромный резерв славянского населения на полуострове для дальнейшего расширения своих владений и укрепления своего политического влияния и своей мощи, угрожавших самому существованию империи. Но все усилия Византии были тщетными. Болгария продолжала с каждым годом расширять свою территорию на полуострове за счет византийских владений и укреплять политическую и военную мощь.

А тем временем новые территории Болгарии приносили ей немалые выгоды, за счет лишения Византии этих самых выгод. Так новые территориальные приобретения на северо-западе лишали Византию непосредственной сухопутной связи с западом, т.е. наносили серьезный удар по ее экономическим интересам, принося этот интерес Болгарии, что, по-видимому, и явилось главной причиной того, что византийское правительство нарушило свой мирный договор, заключенный императрицей Ириной с предшественником Крума – Кардамом, а новый император Никифор I (802–811) в 807 г. открыл военные действия против Крума (4). Начиная с этого времени болгаро-византийские отношения протекают в обстановке жесточайших военных столкновений последствиями которых, помимо появления новых земель, экономических выгод и богатой военной добычи, были ужасающие взаимоистребления массового мирного населения, кровавые погромы и грабежи. Причем «культурные» византийцы в этом отношении не уступали «варварам» Крума.

Омортаг или Мартагон (815–831) еще больше расширил границы Болгарии за счет византийской территории. Заключив с Византией тридцатилетний мирный договор, Омортаг обратил свое внимание на северо-запад и северо-восток своих владений. Ему пришлось отказаться от части своих владений на крайнем северо-западе, в Посавской Паннонии, удержав, однако за собою города Сирмиум и Сингидунум (Белград). Эти районы оставались во владении Болгарии до 1018 г., когда т.н. Первое болгарское царство, сломленное, наконец, Византией, прекратило свое существование и было превращено в византийское наместничество (5).

С именем князя Бориса связывается крупнейшее событие в истории болгарского народа, которое внесло существенные изменения во внутреннюю жизнь болгарского общества и в международное положение Болгарии и заложило основы ее новой культурной жизни и новых политических отношений. Этим событием было принятие Борисом христианской веры по византийскому обряду. Принятие христианства довольно значительно изменило развитие Болгарии, по сути, она становилась в зависимость от Византии, повторяла ее достижения, ставила ее образцом. По мнению Державина христианство было принято в результате того, что Византия неожиданно в 863 г., предприняла наступление против Бориса, вынудив его просить мира. В 865 г. Борис принял христианство от Византии, объявив его государственной религией: этого требовали, прежде всего, внешние интересы болгарского князя. Но Каждан и Литаврин оспаривают подобную точку зрения, считая, что военное столкновение не сыграло существенной роли при принятии решения о вере. Они говорят о том, что, скорее это был определенный предлог, а к принятию христианства подталкивали внутренние причины экономического, политического и социального характера (6). Они отмечают, что известные круги славянского населения в значительной своей части формально уже были христианами, т.е. культурно, а стало быть, и политически уже были втянуты в сферу византийского влияния. Акт принятия Болгарией в 9 в. христианства от Византии определял собою дальнейшее направление и характер ее культурно-политического развития. Как в организации внутреннего управления, так и в быту, в искусстве и литературе, особенно господствующих классов, правящая Болгария имела для себя высшим образцом и непререкаемым авторитетом Византию. К этому образцу она тянулась, ему она подражала, его она воспроизводила в мелочах для того, чтобы, сравнявшись с ним, состязаться с ним в борьбе за первенство власти.

Наибольшее количество столкновений с Византией приходится на время правления Симеона. Он повел непримиримую, агрессивную политику против своего учителя Византии. Все устремления внешней политики Симеона были направлены в основном к захвату Константинополя и византийского престола. Действуя как искусный полководец и тонкий дипломат, Симеон ведет непрерывные войны с Византией (894, 896,904,913, 920–924), значительно расширяет границы старой болгарской державы. Они доходят теперь на юго-востоке почти до самых стен Константинополя, что имеет для развития Болгарии немаловажное значение, прежде всего в экономическом плане. Но занять византийский престол Симеону так и не удалось, но свои военные и политические успехи он завершил провозглашением себя в 925 г. «Вазилевсом». Немаловажное значение войны с Византией имели и для внутренней политики Болгарии, поскольку она строилась прежде всего в зависимости от внешних целей, по крайней мере при Симеоне. Внутрення политика Симеона вытекала из его основного стремления к захвату Византии. Он на всех уровнях пытался максимально приблизить положение дел в Болгарии к положению Византии (7). Т.о. в начале 10 в. Болгария по своему государственному, политическому и социальному строю, а также и по культуре господствующих классов, представляла собою приближение к Византии. По мере того, как крепла мощь господствующих классов и официальная Болгария все более и более превращалась в маленькую Византию с большими претензиями занять место разлагавшейся и умиравшей большой Византии, все более и более росла и углублялась пропасть между высшими правящими классами и народом, между официальными государственностью и церковностью, с одной стороны, и народным сознанием – с другой. Это непримиримое противоречие послужило основою, на которой развилось и вспыхнуло в Болгарии в ее народных низах при ближайшем преемнике Симеона – Петре (927–969) богомильство. И в конечном счете можно сделать вывод о том, что это непримиримое противоречие было одной из главных причин падения Первого болгарского царства.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.