Зарождение и развитие благотворительности в Киевской Руси (57359)

Посмотреть архив целиком



СОДЕРЖАНИЕ



Введение 3

1. Христианство и его роль в развитии благотворительной деятельности 4

2. Зарождение и развитие благотворительности в Киевской Руси 10

Выводы 17
Список использованных источников 19


Введение

Благотворительность - это многоаспектная человеческая деятельность, социальный, психологический и экономический феномен, который имеет свою давнюю историю. Первичная форма благотворительности в виде подаяния милостыни нищему, встречается уже в самые отдаленные времена и впоследствии возводится в религиозную обязанность. Милосердие - основа религиозной морали и служит обоснованием различных видов благотворительности.

Зарождение благотворительности в Киевской Руси связывается c принятием христианства. Киевский князь Владимир Уставом 996 г. официально вменил в обязанность духовенству заниматься общественным призрением, определив десятину на содержание монастырей, церквей, богаделен и больниц. В течение многих веков церковь и монастыри оставались средоточием социальной помощи старым, убогим и больным. Сам князь Владимир служил для народа образцом сострадания и был "истинным отцом бедных". Преемники князя следовали его примеру. Владимир Мономах так изложил обязанности князя по отношению к бедным: "Будьте отцами сирот; не оставляйте сильным губить слабых; не оставляйте больных без помощи".

Благотворительность, как социальное явление российской действительности имеет многовековые традиции. Сострадательное отношение к бедным и увечным, различные простейшие формы благотворительности входили в обычаи восточных славян еще в VII-VIII вв. Среди основных направлений социальной помощи в Киевской Руси в IX в. значительное место принадлежало княжеской благотворительности. Летописи отмечают такие «богоугодные деяния» князей как раздача милостыни, кормление нуждавшихся на княжеском дворе, устройство приютов для калек.

В целях упорядочения благотворительности в 996 году Великий князь Владимир Святой издал Устав, согласно которому социальное призрение отдавалось под покровительство церкви.

В Древней Руси при всякой приходской церкви имелась богадельня, а при некоторых монастырях образовались целые слободы нищих. Помощь бедным была делом отдельных лиц и не включалась в круг государственных обязанностей. Отличительной чертой благотворительности этого периода была «слепая» раздача милостыни, при которой какие-либо расследования о нищих, расспросы не производились.

Но уже в эподу Ивана Грозного, Стоглавый Собор (1551 г.) констатирует страшное развитие нищенства и при этом указывает на отсутствие надлежащих мер призрения. Собор рекомендовал: «всех прокаженных и престаревших переписать по всем городам и в каждом устроить богадельни мужские и женские». Содержание призреваемых полагалось осуществить за счет частной милостыни. Заботы правительства о надлежащей организации богаделен были до конца XVIII века весьма слабы.1 Необходимо отметить, что, несмотря на дальнейшее развитие благотворительности в Росси, расцвет её пришелся на времена Киевской Руси и Великого князя Владимира Святого, которого за его многочисленные благие дела канонизировала православная церковь.

Тема этой работы «Княжеская благотворительность в Киевской Руси».

В ходе работы мы рассмотрим роль христианства и церкви на развитие благотворительности в Киевской Руси, проанализируем причины благотворительных деяний Великого князя Владимира Святого и других князей и великих людей того времени.


1. Христианство и его роль в развитии благотворительной деятельности


Частная благотворительность имеет глубокие исторические корни в России, практические навыки такой деятельности воспитывались в старину. Древнерусское общество, принимая христианство, с пониманием восприняло вторую из основных заповедей – о любви к ближнему. Свое выражение она получила в раздаче милостыни. Идея милостыни лежала в основании практического нравоучения, потребность в этом воспитывалась всеми тогдашними средствами духовно-нравственной педагогики.

Любить ближнего – это, прежде всего, накормить голодного, напоить жаждущего, посетить заключенного в темнице. Благотворительность была не столько вспомогательным средством общественного благоустройства, сколько необходимым условием личного нравственного здоровья. Древнерусский благотворитель менее помышлял о том, чтобы добрым делом поднять уровень общественного благосостояния, а более о том, чтобы возвысить уровень собственного духовного совершенствования. Древняя Русь понимала и ценила только личную, непосредственную благотворительность, подаваемую из руки в руку, втайне от постороннего взгляда. “В рай входят святой милостыней, – говорили в старину, – нищий богатым питается, а богатый нищего молитвой спасается”.2 Благотворителю нужно было воочию видеть людскую нужду, которую он облегчал, чтобы получить душевную пользу; нуждающийся должен был видеть своего благодетеля, чтобы знать, за кого молиться. Как и повсюду в Европе, в Древней Руси дело призрения бедных находилось в руках Церкви и особенно монастырей, располагавших обширными фондами (в том числе благодаря обычаю князей давать Церкви “десятину” – одну десятую со всех княжеских доходов). Именно при монастырях возникали богадельни, бесплатные больницы. Через Церковь, куда передавали свои пожертвования доброхоты, благотворительность осуществлялась фактически до конца XVII в.

Древнерусские цари накануне больших праздников, рано по утрам, делали тайные выходы в тюрьмы и богадельни, где из собственных рук раздавали милостыню арестантам и призреваемым, также посещали и отдельно живших убогих людей.

Нищенство считалось в Древней Руси не экономическим бременем для народа, не язвой общественного порядка, а одним из средств нравственного воспитания народа. Как живое орудие душевного спасения, нищий нужен был древнерусскому человеку во все важные минуты его личной и семейной жизни, особенно в минуты печальные. Трудно сказать, в какой степени такой взгляд на благотворительность содействовал улучшению древнерусского общества.

Причины столь сложного в экономическом отношении явления, как нищенство, не могут быть исчерпаны несколькими словами: оно требует целого исследования. Но, не касаясь общих причин нищеты, присущих любой стране и любому времени, обходя причины, породившие исключительно русское нищенство, я позволю себе указать на то, что характер самой древнерусской, допетровской благотворительности способствовал развитию нищеты: благотворительная помощь оказывалась, главным образом, в виде "ручной" милостыни, наивреднейшей формы благотворительности, носящей в себе элементы случайности и безразборчивости и неминуемо влекущей за собою появление профессионального и притворного нищенства; трудовая помощь почти не применялась; предупредительная благотворительность была развита слабо; репрессивные меры отсутствовали; наконец, не было столь необходимого объединительного органа в благотворительной деятельности. Словом древнерусскую благотворительность можно охарактеризовать такими же выражениями, в каких английский писатель ХVII века Фуллер в своей Church History (1656 г.) отзывается о средневековых аббатствах: "их гостеприимство было ложным милосердием", они "кормили тех бедных, которых они сами же создавали".

Никакими методами социологического изучения нельзя вычислить, какое количество добра вливала в людские отношения эта ежедневная, молчаливая тысячерукая милостыня, насколько она приучила людей любить человека и отучала бедняка ненавидеть богатого. Явственнее всего обнаруживалось значение такой личной милостыни, когда нужда в благотворительной помощи вызывалась не горем отдельных несчастливых людей, а народным бедствием. Природа нашей страны издавна становилась доброй, но иногда бывала своенравной матерью своего народа, который, может быть, сам же и вызывал ее своенравие своим неумением обращаться с ней. Недороды и неурожаи были нередки в Древней Руси. Недостаток экономического общения и административной распорядительности превращал местные недоборы продовольствия в голодные бедствия.

Благотворительность есть неотъемлемая часть природы человеческой, являясь одним из важнейших условий выживания человека разумного. В дошедших из глубины веков мифах и сказаниях практически всех народов Земли присутствуют мотивы бескорыстной помощи ближнему, взаимовыручки, сочувствия, сопереживания. В основных моноистических религиях - иудаизме, христианстве, исламе - в той или иной форме проповедуется гуманистическое отношение к обездоленным, попавшим в беду людям.

Так и христианство, пришедшее в Киевскую Русь на рубеже первого и второго тысячелетия, завоевало сердца людские в первую очередь своими догматами, гласившими о человеколюбии, справедливости, порядочности, скромности, о спасении души, совпадшими с принципами народной духовности. Христианство сыграло свою позитивную роль, в том числе и в возвышении уже существовавшего в Киевской Руси обычая помогать ближнему. Если б этого не было, если б гуманистические идеи новой религии не оказались так созвучны мыслестрою большинства, то, несмотря на безусловную выгодность нововведений для администрации ("Один Бог на небе - один князь на земле"), вряд ли христианство было бы внедрено даже силовым методом.

Внедряя христианство, князь Владимир в первую очередь предпринимал обращение к душе человека, делая акцент именно на милосердии новой религии, противоставляя ее жестокости прежних богов. Призывал заботиться о ближних своих, говоря: "Блаженны милосердные, ибо помилованы будут", "Просящему у тебя дай, и от жаждущего занять от щедрости твоей не отворачивайся". Согласно летописям, велел князь: "Всякому нищему и больному приходить на двор княжий, брать еду и питье и деньги из казны княжеской". А так как многие искалеченные и больные физически не могли добраться до княжеского подворья, повелел князь Владимир изготовить телеги, куда загружали хлеб, мясо, овощи, рыбу, мед и квас в бочках и возили по Киеву, спрашивая: "Где больные, где нищие, что ходить не могут?". Желая максимально развивать принципы благотворительности, князь Владимир в 996 году издал Устав, в котором ввел специальный налог - "десятину", предназначенный именно на содержание благотворительных учреждений: приютов и лечебниц, училищ для малоимущих... кроме того, ввел специальные народные праздники, во время которых осуществлялись "угощения" вдов, нищих, сирот, бездомных, подача им милостыни.

Наследники мудрого князя следовали по его стопам, благотворительность в Киевской Руси все более принимала характер организованной государственной помощи малоимущим. Князь Ярослав Владимирович основал сиротское училище, в которое ежегодно принималось на полный пансион около 300 подростков. При поддержке князей Изяслава и Всеволода Ярославивичей епископ Переяславский Ефрем построил бесплатные лечебницы для больных и сирот, обеспечив постоянное дежурство врачей и медперсонала, питание, набор лекарств.

При князе Владимире Мономахе сфера благотворительности еще более расширилась. Процитируем строки из "Духовной" - завещания своим детям: "Когда поедете по землям своим, не давайте обижать ни в селе, ни в поле, чтоб не проклинали вас потом. Куда поедете, там станьте, напоите, накормите бедных..."

Именно воспитанное в поколениях стремление делать добро, стремление к взаимовыручке, благотворительности и спасло народ в период разгрома Киевской Руси и последующего за ним ига.



2. Зарождение и развитие благотворительности в Киевской Руси.


Безработные, бомжи, инвалиды с протянутой рукой, беспризорные дети, попрошайки и прочие - отнюдь не примета только нашего времени. Так было в России всегда. В разные исторические периоды общество по-своему решало эту проблему.

Отзывчивость на чужую беду у русского народа в крови. Это с удивлением отмечали и отмечают иностранцы. Корни и традиции ее уходят в незапамятные времена. Общество Древней Руси руководствовалось христианскими заповедями: «Призирайте на нужды ближнего своего... Призирайте нищих, оденьте нагих, напитайте алчущих... Бог призревал сирот...» Призреть - отнестись с участием.

Исследователи единодушны: благотворительность - не только вспомогательное средство благоустройства общества, но и условие личного нравственного здоровья. Милостыня нужна более «нищелюбцу», чем самому нищему. «Нищий богатым питается, а богатый нищего молитвой спасается», - такова аксиома, бытовавшая на Руси много веков кряду. Для благотворителя нищий был духовным благодетелем, лучшим богомольцем. Отличительная черта благотворительности той эпохи - «слепая» раздача милостыни. Подающий не интересовался, почему нищий в ней нуждается. Просит человек - значит, надо ему подать, не приставая с расспросами. Этот принцип имел далеко идущие последствия, о которых ниже.

В летописях содержатся многочисленные факты благотворительности князей, духовенства и знатных людей. Вне сомнения, добрыми делами занимался и простой народ, да ему в анналах не нашлось места. Одним из наиболее известных «нищелюбцев» был великий князь Владимир Мономах (1053-1125). По свидетельствам современников, он раздавал предметы первой необходимости, пищу и деньги обеими руками. В «Поучении» детям он говорит: «Всего же паче убогих не забывайте, по сколько вам возможно, по силе своей кормите». Сестра его, Анна Всеволодовна, основала в Киеве училище для девиц, в котором их обучали грамоте и ремеслам. Это первое на Руси учебное заведение содержалось на средства княгини. Сын Мономаха Ростислав раздал бедным все имущество, унаследованное от дяди Вячеслава.

Но все они следовали примеру великого князя Владимира Святого (?-1015), который позволял всякому нищему и убогому приходить на княжий двор, дабы покормиться. Для тех же, кто по болезни приходить не мог, князь отправлял повозки с хлебом, мясом, рыбой, овощами, квасом и медом. По случаю избавления от печенежской угрозы Владимир на празднике в Васильеве раздал бедным много хлеба, меду и 200 гривен серебра из своей казны.

  Вот что пишет о нем в статье «Св. Великий Князь Владимир - Отец Русской Культуры» А. В. Карташев: «Владимир после крещения является чрезвычайно благодушным. Проникнутый духом христианской любви, он не хотел даже казнить злодеев и, хотя сначала согласился было на увещания корсунских духовных, находившихся около него в Киеве, но потом, с совета бояр и городских старцев, установил наказывать преступников только денежною пенею - вирою, по старым обычаям, рассуждая при этом, что такого рода наказание будет способствовать умножению средств для содержания войска».

Сохраняя племенную славянскую веселость, Владимир примирял ее с требованиями христианского благочестия. Он любил пиры и празднества, но пировал не с одними своими боярами, а хотел делиться своими утехами со всем народом - и со старыми и малыми; он отправлял пиршества преимущественно в большие церковные праздники или по случаю освящения церквей (что в то время было памятным событием). Он созывал народ отовсюду, кормил, поил всех пришедших, раздавал неимущим потребное и, даже заботясь о тех, которые почему-нибудь сами не в состоянии были явиться на княжий двор, приказывал развозить по городу пищу и питье. Но такое мирное препровождение времени не мешало ему, однако, воевать против врагов.3

            

Далее у А.В. Карташева читаем:4 «Святой князь потряс сердца современников и, что особенно знаменательно, сердца простого народа своим щедрым гостеприимством, своим нищелюбием. Что это? Княжеский обычай баловать свою дружину, пережиток языческого разгула, личная щедродательность, широкая русская натура? Может, всего есть по-немножку. Но это неинтересно и не объясняет главного, как неинтересны вообще убого-трезвые, якобы единственно научные объяснения явлений духовных. "Душевный человек не приемлет того, что есть от Духа Божия." Главное в этом явлении не от плоти и внешних причин, а от Духа Божия, Который по драгоценнейшему для нас свидетельству преподобного Нестора чудесным путем привел кн. Владимира к святой купели и, "отрясши в ней слепоту душевную вкупе и телесную" св. Владимир, по слову митрополита Илариона, "возгорелся духом и возжелал сердцем быть христианином и обратить всю землю в христианство».

В чем необычность дел св. Владимира? Митрополит Иларион так похваляет его: "Радуйся, учитель наш и наставник благоверия! Ты был облечен правдой, препоясан крепостью, венчан смыслом и украшен милостыней, как гривной и утварью златой. Ибо ты, честная глава, был одеждой нагим, ты был питателем алчущих, был прохладой для жаждущих, ты был помощником вдовицам, ты был успокоителем странников, ты был покровом не имеющим крова, ты был заступником обидимых, обогатителем убогих".

Слова эти могли бы показаться и просто похвальной риторикой, если бы не углублялись и не освещались другими данными. Характерно и тут поставление "милостыни" или филантропии св. князя в ряду его княжеских, а не просто личных добродетелей: "правды и крепости". А филантропия уподобляется княжеским регалиям - гривнам и эмблемам, украшающим грудь властителя и выражающим идеальные задачи его служения, по-нынешнему - его правительственную программу.

Действительно, то, о чем говорит летопись, - не личная только благотворительность князя. Это социальная помощь в государственном масштабе. "Повеле, - читаем в летописи, - всякому нищему и убогому приходити на двор княж и взимати всяку потребу - питье и яденье и от скотьниць кунами (т.е. из казначейства денежную пенсию). Устрой же и се рек: "яко немощнии и больнии не могут долести двора моего," - повеле пристроити кола и вскладаще хлебы, мяса, рыбы, овощь различный, мед в бчелках, а в другых квас, возити по городу, вопрощающим, где больний и нищ, не могы ходити? Тем раздаваху на потребу".

Чтобы не оставалось у нас сомнения, что эта княжеская филантропия ограничивалась столицей или пределами дворцовых имений, мних Иаков, касаясь этого вопроса, определенно поясняет. Владимир установил это как систему решительно во всем государстве до деревенских захолустьев включительно. "Боле всего бяше милостыню творя князь Володимер: иже немощнии и старей не можаху дойти княжа двора и потреб взяти, то и в двор им посылаше: немощным и старым всяку потребу блаженный князь Володимер даяще. И не могу сказати многия его милостыня; не токмо в дому своему милостыню творяще, но и по всему граду, не в Киеве едином, но и по всей земле русской, и в градех в селех, везде милостыню творяще, нагия одевая, алчныя кормя и жадныя напаяя, странныя покоя милостию; нищая и сироты и вдовицы и слепыя и хромыя и трудоватыя вся милуя и одевая накормя и напаяя."

Исторические свидетели передают не только о широте этого опыта христианского решения социального вопроса сверху, в рамках целого государства, волей христианского монарха, но и о мотивах его. То же сообщает летопись и о кн. Владимире: "Бе бо любя словеса книжная; слыша бо единою евангелье чтомо: блажени милостивии, яко ти помиловани будут; и паки: продайте имения ваша и дадите нищим; и паки... Си слышав, повеле всякому нищему и убогому," - и т.д., что мы приводили уже выше. To же самое говорит и митрополит Иларион, что св. князь "не до слышания стави глаголанное, по делом сконча слышанное", т.е. не хотел слова Евангелия оставлять просто для услаждения слуха, но решил осуществить их на деле. Можно себе представить, как должен был поразить воображение языческого народа этот неслыханный опыт - во всем государстве утолить всякую нужду! Недаром предание и былины запомнили щедроты "ласкового князя - Красного Солнышка." "Твоя бо щедроты и милостыня, - говорит митрополит Иларион, - и ныне в человецех поминаеми суть."

Тот же митрополит Иларион сообщает нам, что св. Владимир, "часто собираясь с новыми отцами, нашими епископами, с великим смирением советовался с ними, как установить закон сей среди людей, недавно познавших Господа.

Ряд частных сторон государственного, правового и социального строя древней России отразил на себе влияние образцов и идей византийской церковности. Блестящий анализ этой материи в применении к домонгольскому периоду дал Ключевский, показавший, как преобразовывалось по Номоканону наше право - уголовное, гражданское, имущественное, обязательственное, семейное, брачное, - как возвышалась женщина, как таяла холопская неволя, обуздывалась кабала ростовщичества и т.п. Анализ Ключевского применим в известной мере и ко всей старорусской эпохе: и к Судебнику Иванов III и IV, и даже к Уложению царя Алексея Михайловича. Правда, в этой полосе византийских влияний есть и обратная сторона, например, внесение к нам карательной жестокости вместо прежнего битья по карману. Все знают, как епископы убеждали "ласкового князя" Владимира ввести смертную казнь для уголовных.5

Другие князья также следовали примеру Владимира. Так Андрей Боголюбский (не ранее 1100 - 1174) также приказывал развозить по улицам и дорогам жизненные припасы и раздавать их бедным. Дмитрий Донской (1350-1389) кормил страждущих из своих рук. Князь Роман Мстиславич (?-1205) все раздал нищим, а сам умер в нищете.

Не отставало и духовенство. Первые на Руси больницы для неимущих, в которых их бесплатно лечили и кормили, были основаны в 1091 г. в Киеве переяславским епископом, впоследствии Киевским митрополитом Ефремом. «Сирых и убогих» бесплатно кормили во всех монастырях. Церковным уставом 996 г. духовенство было обязано выделять на благотворительные нужды десятую часть доходов.

Благотворительность не ограничивалась раздачей еды и одежды (деньги раздавались реже, ибо денежное обращение было слабо развито), но и включала постройку жилищ, выкуп пленных, лечение раненых, обучение ремеслам, помощь вдовам, уход за престарелыми и пр. Но потрясения и стихийные бедствия, которыми так богато наше прошлое, количество нуждающихся не уменьшали. В конце концов это превратилось в государственную проблему.

В Poccии христианская проповедь благотворительности нашла восприимчивую почву в славянском гостеприимстве. Владимир Святой, подавший пример к принятию Христианства, служил для народа образцом сострадания и был "истинным отцом бедных".6

Преемники Владимира следовали его примеру. Владимир Мономах в следующих словах излагает обязанности князя по отношению к бедным: "будьте отцами сирот; не оставляйте сильным губить слабых; не оставляйте больных без помощи". Известия о благотворительности московских князей и княгинь с Иоанна Калиты до Анастасии, первой супруги Грозного, собраны в статье И. М. Снегирева, напечатаны в книге "Литературный вечер" (М., 1844). Вообще можно сказать, что благотворительность наших князей равнялась только их щедрости в наделении церквей и монастырей и их расположению к дружине. По этим трем сторонам жили князья наши; по этим трем сторонам судили о них летописцы. Княжеская милостыня должна была иметь великое влияние на развитие и поддержание благотворительности бояр и других лиц народа.

В общем же дело призрения бедных сосредоточено было в древней Руси в руках церкви и в частности монастырей, которые располагали для этого обширными средствами, благодаря появившемуся с самого принятия Христианства обычаю князей давать церкви десятину со всех княжеских доходов и развившемуся вместе с тем, по примеру князей, особенно в период монгольский, обычаю частных лиц оставлять церкви имущество по душе. Но способ призрения, принятый церковью и монастырями, и частная благотворительность развивали тунеядство и создавали нищенский промысел. Только по отношению к монастырям Западной России имеются известия, что там монахини имели главным предназначением воспитание бедных сирот, хождение за больными в. госпиталях и богадельнях, во всей же России церковь и монастыри без особого разбора принимали под свое покровительство нищих и убогих под именем церковных и богадельных людей; около монастырей и церквей возникали целые нищенские слободы, количество нищих по профессии увеличивалось искусственно. Таким приемам церкви соответствовал и обычай князей и богатых горожан, делавших пиры и устраивавших по случаям разных семейных торжеств, общие трапезы для нищих и убогих.

Уже на Стоглавом соборе признано было необходимым принимать меры против нищих-промышленников. Указ 30 ноября 1691 г., стремясь к искоренению нищенского промысла, велит нищих по профессии наказывать кнутом и ссылать в дальние сибирские города. Петр I, продолжая эту же систему преследования нищенства, подобно современным ему законодательствам, воспрещает частную благотворительность и подачу милостыни облагает штрафом в пять рублей.




Выводы.

Многовековые традиции благотворительности на Руси, социальной помощи и поддержки нуждающихся способствовали созданию прочной государственной системы социального обеспечения.

Сегодня, действующая структура и организация социальной защиты населения области представляет собой многофункциональную систему, которая в последнее время значительно выросла, существенно расширив свои функции.

Существенная особенность сегодняшнего дня - расширение круга лиц, представляющих уязвимые слои общества. Сюда входят престарелые и старики, безработные, мигранты, инвалиды, хронически больные, лица, находящиеся за чертой бедности, нищие и др. Увеличение численности таких лиц неблагоприятно сказывается на всем обществе, нанося ему экономический, физический, моральный ущерб. Поэтому важно, чтобы общество осознало практическую ценность благотворительности как средства социальной реабилитации истинно нуждающихся граждан и уменьшения остроты медицинских проблем. Через милосердие и сострадание восстанавливается больная ткань человеческих взаимоотношений.

Сегодня полезно было бы обратиться к опыту наших предшественников, благотворительная деятельность которых диктовалась осознанием общечеловеческой солидарности, стремлением устранить опасность, связанную с наличием в обществе нуждающегося населения.

Благотворительность в настоящее время - одна из форм поиска компромисса между бизнесом и обществом, между властью, бизнесом и некоммерческим сектором, между различными социальными группами, которая постоянно расширяется. Благотворительность и милосердие конкретного человека - это способность творить благо для других по милости собственного сердца.

Федеральный закон "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях" от 11.08.1995 г. № 135 - ФЗ гласит "Благотворительность - добровольная деятельность граждан и юридических лиц по бескорыстной (безвозмездной или на льготных условиях) передаче гражданам или юридическим лицам имущества, в том числе денежных средств, бескорыстному выполнению работ, предоставлению услуг, оказанию иной помощи".

Затем похожие законы были приняты в субъектах Федерации (в регионах - краях, областях, республиках). Однако до настоящего времени системности в благотворительной деятельности нет.




СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ


  1. Благотворительность./ Под общ. ред. Минервина И.Г.; сост. Р.Б. Автономов, Е.П. Балюк - Южно-Сахалинск, 2000. - 56 с.

  2. Бадя Л. Благотворительность и меценатство в России: краткий исторический очерк. М. 1993.

  3. Св. Великий Князь Владимир - Отец Русской Культуры А. В. Карташев

  4. Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая Степь. М. 1993.

  5. Нещеретный П.И. Исторические корни и традиции развития благотворительности в Росcии. М. Союз. 1993.

  6. Розанов В.В. Черта характера древней Руси//В.В.Розанов. Собрание сочинений в 2-х тт. Т.1. М. 1990.

  7. Рыбаков Б.А. Киевская Русь и русские княжества. М. 1982.

  8. Соловьев С.М. История России с древнейших времен// С.М.Соловьев. Сочинения В 18 кн. Кн.1. Т.1-2. М. 1988.

  9. Федеральный закон "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях" от 11.08.1995 г. № 135 - ФЗ.

  10. Братусь Б.С. и др. Начало христианской психологии. М., 1995.

  11. Прот.Ф.Вансер Воорт. Практика и богословие благотворительности в Русской Православной Церкви//Путь православия. 1993. №2.

  12. Концевич И.М. Стяжание Духа Святого в путях Древней Руси. М., 1993.

  13. Трофимов А. Святые жены Руси. М., 1994.

  14. Человенко Т.Г., Кононова Е.С. Благотворительность в истории Русской Православной Церкви. Учебное пособие. Орел, изд. Социально-Образовательного Центра, 1997.

1 Бадя Л. Благотворительность и меценатство в России: краткий исторический очерк. М. 1993

2 Розанов В.В. Черта характера древней Руси// В.В. Розанов. Собрание сочинений в 2-х тт. Т.1. М. 1990

3 Н.И. Костомаров. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. Отдел 1. Глава 1. Владимир Святой



4 Св. Великий Князь Владимир - Отец Русской Культуры А. В. Карташев

5 Св. Великий Князь Владимир - Отец Русской Культуры А. В. Карташев

6 Соловьев С.М. История России с древнейших времен// С.М.Соловьев. Сочинения В 18 кн. Кн.1. Т.1-2. М. 1988.

7





Случайные файлы

Файл
97410.rtf
17327-1.rtf
164293.rtf
138101.rtf
142622.rtf