Завоевание Северной Африки (57322)

Посмотреть архив целиком

Завоевание Северной Африки


Разложение Магриба в конце XV века благоприятствовало вторжению иноземцев. Португальцы обосновались на атлантическом побережье, испанцы – на краю приморской полосы Алжира и Туниса, однако их дальнейшие планы разбились о встречные начинания турок.

Первое вторжение европейцев, которых привлекало выгодное географическое положение стран Северной Африки, было направлено на Марокко. В 1415 году португальцы заняли Сеуту и, продвигаясь по побережью Гибралтара, смогли подчинить ряд важнейших населенных пунктов, в том числе в 1471 году Танжер. Закрепившись в завоеванных городах, португальцы время от времени предпринимали набеги в глубь страны, проникая до Маракеша.

Вследствие роста анархии Восточный и Средний Магриб стали как бы политической мозаикой. В Ифрикии с центром в Тунисе правили наследники великого Абу Фариса, но страна в целом была во власти арабских племен. Города и порты Джирида сохраняли свою независимость, выплачивая кочевникам дань. Последние представители династии Абдальвавидов потеряли власть над Средним Магрибом и с трудом удерживались в Западном Алжире. Их государство, разрываемое на части соперничающими дворцовыми кликами или отданное во власть жадных претендентов и высших чиновников, было беззащитно перед нашествием иноземцев. Государства Северной Африки распались в ходе событий на бесчисленное множество княжеств, автономных племен и федераций, марабутских земель и свободных портов с неопределенными границами.

От Джербы до Марокко портовые города образовали своего рода пиратские республики. Тунис, Безерта, Бужи, Алжир, Оран, Хунейн снаряжали галеры, бороздившие воды Средиземного моря. Корсары XV века были не только грабителями, какими стали турки, но и солдатами против христиан. Они думали в первую очередь не о торговле пленниками, а о пленении неверных.

Пиратство, даже по религиозным мотивам, несомненно, наносило ущерб торговле и безопасности христиан, особенно в конце XV века, когда мавры, изгнанные из Испании, придали ему небывалый размах. Не столько дух крестовых походов, сколько потребность уничтожить убежища корсаров вызвала вмешательство испанцев в дела Магриба. Значение религиозных мотивов, лежавших в основе африканского «крестового похода», преувеличено. Хотя нельзя оспаривать религиозные рвения Фердинанда Католика, но материальные интересы скоро выступили на первый план. Испанский король подчинил триумф веры соображениям внутренней и особенно внешней политики, которая не имела ничего общего с торжеством религии, а христианские воины заботились не столько о спасении души, сколько о материальном благополучии.

Разложение Магриба поощряло честолюбивые устремления испанцев. Средний Магриб был более соблазнительной добычей, так как соглашение с Португалией запрещало Испании обосновываться в городах Марокко, кроме Мелильи. Впрочем, после завершения реконкисты (1492 г.) вся активность Испании свелась к оккупации этой крепости (1497 г.). Это продолжалось бы и далее, если бы восстание мавров-горцев в 1501 году в королевстве Транада не выдвинуло на первый план мусульманскую опасность. Фанатики увидели влияние Магриба там, где внезапно прорвалось недовольство народа, доведенного до отчаяния нетерпеливостью кардинала Химе-неса де Сиснероса. Хименес сумел использовать экзальтацию катоменов и, несмотря на сопротивление, добился перенесения войны на африканскую землю, где бежавшие туда мориски разжигали ненависть к Испании, которой угрожала коалиция правителей Магриба и египетского султана.

Начало войны было сплошным триумфом. После нападения корсаров Мерс-аль-Кебира на Аликанте, Эльче и Малугу весной 1505 года испанцы начали военные действия. За полтора месяца испанская армада добилась сдачи Мерс-аль-Кебира, лучшей якорной стоянки алжирского побережья (9 сентября – 23 октября 1505 г.). В 1508 году Педро Наварро захватил Пеньон де Белее в испанской зоне влияния в Марокко, затем Оран (который был предан изменником). В мае 1509 года кардинал казнил там более 4 тыс. человек, освятил мечети в церкви. В январе 1510 года был взят Бужи, который оказал лишь видимость сопротивления. В дополнение к этим успехам Наварро в июле 1510 года взял приступом Триполи. Неудача у Джербы в 1511 году не подорвала престижа испанского оружия. Еще не захваченные испанцами порты опасались, что их постигнет участь Мерсаль-Куберы, Трана и Бужи. Один за другим они заявляли о своем согласии платить дань: Тенес – еще до взятия Орама; Деллис, Шершель, Мостангем – в мае 1511 года.

Педро Наварро получил от Алжира один из островков, который преграждал путь в порт, и построил на нем крепость Пеньон, пушки которой властвовали над городом, отстоявшим от нее на 300 метров. За несколько лет Испания овладела основными пунктами побережья, опираясь на которые она могла завоевать Средний Магриб, но так и не сделала этого. Испанцы довольствовались системой ограниченной оккупации. Они превращали завоеванные порты в хорошо укрепленные крепости с гарнизонами (presidios), предместья которых состояли из туземцев.

В течение всего времени испанской оккупации пресидиос находились в состоянии осады. Жизнь солдат была крайне тяжелой, так как питались они плохо и нерегулярно получали жалованье. Гарнизонам и городам часто угрожал голод. Неожиданное выступление турок не только ухудшило положение пресидиос, но и повлекло за собой провал испанской политики в Африке. Инициатива, исходившая из Алжира, изменила весь ход африканской истории. Город этот имел достаточно скромную историю и являлся своеобразной самоуправляемой республикой. Его порт активно посещали корабли, а сами жители занимались пиратством. Приток морисков из Гранады увеличил его население до 20 тыс., неимоверная озлобленность которых активизировала деятельность пиратов. Чтобы предотвратить их нападения, Педро Наварро направил на город пушки Пеньона. Но жители обратились за помощью к турецкому корсару Аруджу, который с 1514 года хозяйничал в Джиджели.

Братья Барбаросса («Рыжебородые»), которых по привычке объединяют под этим прозвищем, относящимся собственно лишь к одному Хайраддину, были сыновьями тимариота из Митилены. В 1504–1510 годах, нападая на корабли христиан в Западном Средиземноморье, а также перевозя тысячи морисков в Берберию, Арудж завоевал большой авторитет среди мусульман. С этого времени под его знамена стали стекаться тысячи авантюристов, которые жаждали добычи. Хафсидский султан, заинтересованный в прибылях, предоставил им право запасаться всем необходимым в его портах, а также управление островом Джерба (Жельв), который стал базой для эскадры.

Оказавшись в опасности, ислам обратился за помощью к пиратам. В 1512 году по призыву харсидского наместника Арудж хотел захватить Бужи, но не смог вести штурм, так как был ранен. Два года спустя он снова потерпел неудачу. В 1514 году он обратился к Джиджелли и получил в 1516 году помощь.

Весть о смерти Фердинанда Католика взволновала все порты Магриба. Жители Алжира считали, что это освобождает их от присяги, но, будучи слабыми, они поторопили своего шейха Садима аб-Туми обратиться за помощью в освобождении к Аруджу. Корсар сперва занял порт Шершель, который находился под властью турецкого авантюриста, и с триумфом вошел в Алжир. Горожане, которые рассчитывали на быстрое избавление от пушек Пеньона, стали проявлять беспокойство. Был составлен заговор для того, чтобы отделаться от корсаров. Но Арудж быстро пресек его, убив шейха Селима, и в 1516 году провозгласил себя султаном.

Испанцы, занятые европейскими делами, не могли уделять достаточного внимания Северной Африке, и первое наступление на Алжир в сентябре 1516 года под командованием Диего де Вера окончилось поражением. Арудж воспользовался слабостью султана Тенеса, чтобы захватить Тенес, Милиану и Медесу. Жители Тлеменсена обратились к нему за помощью против своего государя, который в 1511 году принял испанский сюзеренитет. Арудж незамедлительно проuнал его, затем обосновался в Мешуаре на месте претендента, которому он обещал трон. Новый государь начал строить крепости, покорил племя бану снассен и начал переговоры с ваттасидским султаном Феса. Однако его триумф был недолог. В 1518 году он был вынужден бежать от испанской экспедиции из Алжира, затем Мешуара, но был настигнут и убит после отчаянного сопротивления.

Аруджем были завоеваны Митуджа, долина Шелифа, Титтери, Дахра, Уарсенис, Тлеменсен. Однако объединение разрозненных земель в единую могущественную державу было бы обречено на гибель, если бы его не продолжил родной брат Аруджа Хайраддин. Именно он стал подлинным основателем Алжирского регентства, а впоследствии организатором и великим адмиралом Османского флота.

Поражение брата поставило его в сложную ситуацию. Жители Тенеса, Шершеля и Алжира, кабилы Куко, сторонники свергнутого государя Тлеменсена – все стремились освободиться от власти корсара. Один Хайраддин был бы раздавлен своими многочисленными врагами. Но он обратился за поддержкой к Османской империи и получил военную и финансовую помощь. Это вынудило Хайраддина принести клятву верности султану Селиму I, который дал ему титул паши и назначил эмиром эмиров (бейлербей). Более того, он получил из Стамбула 2 тыс. человек с артиллерией, затем еще 4 тыс. добровольцев, занявших привилегированное положение янычар.

Подкрепление прибыло вовремя, чтобы потопить в крови заговор алжирцев и племен и отразить в 1519 году новый поход испанцев под командованием Уго де Монкады. Но затем, вследствие предательства войск Куко на поле боя, Хайраддин был Разбит в Кабильне хафсудской армией и вынужден покинуть Алжир, чтобы укрыться в Джиджелли, где вернулся к карьере пирата (1520–1525).


Случайные файлы

Файл
19960.rtf
91857.rtf
177679.rtf
29816.rtf
113118.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.